Нерентабельный лен -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Нерентабельный лен
Иван Лягушкин
Агротехника и технологии
август 2009
По данным Минсельхоза, в 2008 году льном-долгунцом было засеяно 79 тыс. га земли. В 2009 году ведомственная программа развития льняного комплекса России предполагает увеличение посевов еще на 30 тыс. га. Однако рентабельность выращивания этой культуры для большинства специалистов сомнительна, а аграрии постоянно сталкиваются с проблемой нехватки надежных рынков сбыта.
Фото: www. flickr.com

Борис Карпунин, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского и проектно-технологического института механизации льноводства (ВНИПТИМЛ, Тверская область), утверждает, что пашни, занятые льном, последовательно сокращаются в течение последних десятилетий. Действий, способных остановить этот процесс, он не видит. «Отрасль в том виде, в котором она существует сегодня, неэффективна даже при недавно установленном немалом уровне субсидирования. Льноводство прошло «точку невозврата» и опустилось в экономическую яму, из которой ему самому, без мощной и взвешенной поддержки государства, не выбраться», — считает эксперт и подчеркивает, что если не принять срочных мер, то через два-три года отрасль вообще перестанет существовать.

Такая плачевная ситуация наблюдается несмотря на то, что производству этой культуры на всех стадиях оказывается государственная поддержка. Директор ВНИИ льна Владимир Понажев объясняет, что за каждую тонну произведенного волокна предусмотрена выплата дотации из федерального бюджета в размере 3 тыс. руб. Федеральные дотации также выплачиваются за производство семян маточной элиты, элиты и суперэлиты. Кроме того, волокно и элитные семена субсидируются из бюджетов льносеющих регионов. Согласно ведомственной целевой Программе «Развитие льняного комплекса России в 2008—2010 годах» ряду льноперерабатывающих заводов выделены средства в объеме более 200 млн руб. на модернизацию технологических линий. И все же этих денег не достаточно.

Рентабельно ли производить?

Любой бизнес начинается со сбыта. Для льна эта проблема стоит довольно остро. Дело в том, что эта культура в течение веков проигрывает своему главному конкуренту — хлопчатнику, объясняет Карпунин. «Действительно, свойства волокна льна уникальны, и хлопок не всегда может его заменить, — рассуждает эксперт. — Но по сравнению с ним лен очень трудоемок в обработке, к тому же при существующей технологии качество получаемой продукции зачастую невозможно предсказать».

Главный минус существующей технологии возделывания льна Карпунин видит в том, что, с одной стороны, она не является специализированной для производства семян, а с другой — для производства тресты и волокна. «Европейские аграрии успешно применяют эту технологию, так как в Европе длинное лето: лен успевает дать урожай и семян, и хорошей тресты. А за наш короткий летний сезон можно получить либо семена, либо тресту, но вырастить и то, и другое удается редко», — объясняет эксперт. При этом он утверждает, что перей- ти на дифференцированные технологии выращивания тресты и семян можно практически без затрат. «Все дело в привычке, которую выработали десять лет пропаганды европейского подхода», — подводит итог Карпухин.

Опыт компании «Велижлен» (Смоленская область, выращивание и первичная обработка льна) показывает, что не только переработка, но и само производство этой культуры связано с серьезными рисками. «Раньше мы выращивали лен-долгунец на 800 га, но однажды он нас разорил, — с горечью вспоминает исполнительный директор хозяйства Валентина Петрова. — В 2005 году произошло стихийное бедствие: Смоленскую область залило дождями и весь наш урожай погиб. Предприятие понесло убытков на 12 млн руб., мы начали постепенно разоряться и до сих пор находимся в состоянии банкротства».

Тем не менее, эксперты утверждают, что до кризиса спрос на лен существовал: потенциальная потребность в этой культуре на мировом рынке составляла до 400−410 тыс. т ежегодно. Но осенью 2008 года ситуация изменилась. С нарастанием кризисных явлений сбыт волокна стал затруднен даже у фирм с мировым именем. К апрелю 2009 года товарные запасы длинного волокна в компании «Волокно и семена Ван де Билта» (Нидерланды) составили около сотни тонн, а до кризиса льноволокно на складах долго не лежало, приводит данные Карпунин. «Спрос на текстильный лен вообще сильно подвержен колебаниям в зависимости от тенденций мировой моды, а во время кризиса низкокачественное отечественное волокно тем более продается очень плохо», — сожалеет эксперт.

Производители льноволокна последствия кризисных явлений ощущают довольно болезненно. В частности, начальник торгового отдела предприятия «Обской Лен» (г. Новосибирск, выращивание и переработка льна) Лариса Байстрикова рассказывает, что главными покупателями длинного волокна традиционно являются текстильные комбинаты Тверской и Ивановской областей. «Но в последнее время они значительно сократили закупочные цены, хотят получать сырье фактически бесплатно, и для нас это большой удар», — расстроена Байстрикова. Единственным спасением для «Обского Льна» оказался частичный переход на производство строительных материалов из льна, таких как льняной войлок, ленточная пакля, веревка-каболка и др.

Кто спасет лен?

Понажев из ВНИИ льна считает, что отрасль может возродить только серьезный госзаказ. «Сейчас в армии для большинства нужд используют хлопчатобумажную ткань, но можно же использовать и льняную», — уверяет эксперт. Ведь льняные ткани имеют множество преимуществ: они экологически чистые и обладают большей носкостью, чем хлопчатобумажные. К тому же лен-долгунец возделывается не в средней Азии, а в России. «Если использовать льняные ткани для нужд обороны или МЧС, ликвидность льна повысится в разы», — утверждает Понажев. По его словам, лен можно использовать даже в космической отрасли, ведь ткани из него защищают от легкого и среднего ионного излучения.

Карпунин из ВНИПТИМЛ предлагает иное решение проблемы. Он видит выход в организации внутреннего спроса на льноволокно (и это главное!) и развитии новых способов использования льносырья. «Лен можно применять в композитных материалах, нанотехнологиях, в производстве взрывчатых веществ, — перечисляет эксперт. — Но беда в том, что в России это развивается очень медленно, так как отсутствуют экономические механизмы стимулирования инновационной деятельности бизнеса».

По словам Карпунина, в странах Европы проблемы со сбытом льна понимают и эффективно поддерживают льноводство, особенно в трудные периоды. Являясь экспертом по льну в международной организации FAO/ESCORENA, он констатирует, что мировое льняное сообщество с успехом ищет пути применения льнопродукции, в то время как Россия из международного процесса фактически вычеркнута. «Особенно неприятно, что в настоящее время у нас нет материальных возможностей участвовать в международных совещаниях по льну, которые проходят несколько раз в год», — сожалеет эксперт, — а ведь 2009 год объявлен FAO годом натуральных волокон».

Сельхозтехника

Также довольно большие трудности состоят в том, чтобы подобрать качественную технику для эффективного выращивания льна. Иностранные высокопроизводительные агрегаты стоят очень дорого, в наших условиях часто не окупаются, к тому же возникают проблемы с сервисным обслуживанием. Отечественные машины традиционно дешевле, но менее эффективны и зачастую не способны удовлетворить потребности аграриев.

Понажев из ВНИИ льна рассказывает, что в России есть два предприятия, которые производят специализированную сельхозтехнику для работы со льном. Оба завода — «Тверьсельмаш» и «Бежецксельмаш» — находятся в Тверской области. Эксперт утверждает, что продукция, которую выпускают эти предприятия, вполне удовлетворяет потребностям аграриев. «Однако далеко не все хозяйства имеют финансовую возможность приобрести полный спектр сельхозтехники для выращивания льна. Например, льноуборочный комбайн производства этих заводов стоит около 800 тыс. руб., а весь технологический комплекс — 6 млн руб. Но несмотря на то, что цена отечественной техники в несколько раз ниже импортной, на эти машины нет спроса, от чего страдают обе стороны», — описывает непростую ситуацию в отрасли Понажев.

Вполне лоялен к отечественным агрегатам и Карпунин. По его словам, российские машины выполняют те же технологические операции, что и европейские, но они дешевле, проще в обслуживании, а также поддерживаются крупной сервисной сетью. «О качестве отечественных машин говорит тот факт, что в Европе до сих пор работают старенькие льнокомбайны ЛК-4», — приводит пример эксперт. Он утверждает, что в сочетании с невысокой ценой российские машины составляют достойную конкуренцию европейской технике, самое главное — правильно организовать технологическую линию. Карпунин объясняет, что для эффективной уборки вполне подходят оте-чественные льнокомбайны («Русич» и новый гидрофицированный комбайн ГЛК), пресс-подборщики в различных модификациях завода «Тверьсельмаш», а также недавно испытанный оборачиватель ЛК-4А, который производит на заказ завод «Бежецксельмаш». «При наличии заказа и открытом финансировании изготовление и поставка техники не является проблемой», — уверен эксперт.

Слабое место в отечественном производстве — оборачиватели. Российской работоспособной машины этого типа, по словам Карпунина, не существует, поэтому эксперт советует приобретать европейскую или белорусскую технику. Также сложности могут возникнуть с российскими сеялками. Илья Царьков, торговый представитель по ЦФО компании «Amazone

Евротехника» (г. Самара, производитель сельскохозяйственной техники), объясняет, что технология производства льна имеет ряд особенностей. Одна из них — определенные условия при посеве. Эту культуру высевают с небольшим междурядьем (около 6 см), а также на небольшую глубину (±2см). Для этого необходимы специальные сеялки, в то время как основная масса посевных машин на нашем рынке, по словам Царькова, поставляется для производства зерновых и кормовых культур и имеет междурядье более 10 см.

А вот в покупке дорогостоящего западного оборудования для переработки тресты в волокно Карпунин не видит смысла. По его мнению, «Завод имени Королева» (Ивановская область) делает очень хорошее оборудование. «Это показали сравнительные испытания у нас и в Белоруссии. Опять же не стоит забывать про сервис!» — напоминает эксперт.

Однако не все поддерживают мнение Карпунина. Байстрикова из компании «Обской Лен» рассказывает, что производственный комплекс ее предприятия состоит из трех льнозаводов, на которых установлено пять мяльно-трепальных агрегатов, два из которых бельгийского производства. «Техника фирмы «Депортер» была куплена нами в 2008 году. Европейское оборудование привлекло нас прежде всего своей производительностью, которая значительно превосходит аналогичные показатели агрегатов, выпущенных на «Заводе имени Королева», да и качество волокна на европейском оборудовании лучше, что очень важно для текстильной промышленности», — поясняет Байстрикова.

По-разному оценивая эффективность использования импортной техники, эксперты сходятся на том, что ее доля в российских хозяйствах, выращивающих лен, невелика. Царьков из Amazone оценивает импорт сельхозтехники для возделывания льна в 50−60%. Карпунин отмечает, что наиболее крупными европейскими производителями являются компании Union (Бельгия) и Dehondt (Франция), но случаи покупки машин этих предприятий российскими хозяйствами единичны.

История вопроса
Эксперты объясняют, что в начале 1990-х годов в России вследствие экономического кризиса была нарушена часть технологии производства льнопродукции: система промышленного семеноводства и приготовление тресты на льнозаводах — тепловая мочка, которая давала возможность произвести семена и качественную льносолому в одном посеве. С этого момента, по словам Бориса Карпунина, ведущего научного сотрудника Всероссийского научно-исследовательского и проектно-технологического института механизации льноводства, все попытки получить одновременно семена льна и тресту при росяной мочке неизменно оканчивались неудачами.
Именно такая организация производства льнопродукции явилась основной причиной стагнации отрасли даже в благоприятные для сбыта льна 2000-е годы. Сейчас, по мнению эксперта, крестьяне не могут вырастить и собрать хороший урожай тресты и семян одновременно, какие бы ресурсы ни использовались, в том числе отличная европейская льно-уборочная техника и современные трактора, лучшие сорта и грамотные кадры.
Однако решение проблемы все же найдено, рассказывает Карпунин. Всероссийский научно-исследовательский и проектно-технологический институт механизации льноводства и Российский центр сельскохозяйственного консультирования при Минсельхозе Р. Ф. предложили простой организационно-технологический вариант: дифференциацию (адаптацию) технологий возделывания льна на семеноводческие (только для производства семян в традиционных районах льносеяния и южных регионах РФ) и товарные (только для выращивания тресты и волокна в загущенных посевах). Карпунин убежден, что сегодня это единственный выход для отрасли, однако предложение не находит должного понимания в Минсельхозе и сельскохозяйственных департаментах в субъектах Федерации. По словам эксперта, бюджетные деньги тратятся по многим направлениям, однако на реорганизацию системы льноводства, которая способна резко поднять эффективность отрасли, средств не выделяется.
Семена льна
Директор ВНИИ льна Владимир Понажев рассказывает, что в настоящее время в государственном реестре более 40 отечественных сортов льна. Наибольшей популярностью пользуются сорта Зарянка, Тверской, Альфа, Росинка, А 93, Ленок и др., все они созданы за последние семь лет. Единственным зарубежным сортом в реестре является Мерилин (Голландия). Это позднеспелый сорт, он созревает на 10−15 дней позднее, чем большинство отечественных сортов и предполагает позднюю уборку, что не позволяет получать качественный посевной материал.
Борис Карпунин, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского и проектно-технологического института механизации льноводства, отмечает некоторые проблемы, связанные с семенами льна. Он, в частности, указывает на то, что свободно купить многие сорта непросто, так как их семена существуют в ограниченном количестве. Вторая сложность, по мнению Карпунина, состоит в том, что в течение многих десятилетий отечественные селекционеры загоняли себя в угол, занимаясь селекцией раннеспелых и среднеспелых сортов. В 1980-х годах российские сорта были лучшими в мире, а теперь, когда появились высокоурожайные, устойчивые к полеганию, качественные позднеспелые европейские сорта, мы остались позади. Раннеспелые сорта, как оказалось, в производстве не нужны, производство предпочитает урожайность и качество, а не раннеспелость. Поэтому эксперт советует аграриям использовать позднеспелые сорта европейского и отечественного производства.
Лен на масло
Компания «Лен» (Нижегородская область) специализируется на производстве пищевого и технического льняного масла. По словам директора Ивана Сорокина, на предприятии, которое было построено в 1994 году, сегодня ежемесячно перерабатывается 250 т сырья.
Компания работает с льном-кудряшом, семена которого обладают высокой маслянистостью. Из них производят как пищевое, так и техническое масло. Природные условия не позволяют выращивать лен-кудряш в Нижегородской области, так как затраты на его сушку будут превышать стоимость транспортировки. Поэтому «Лен» закупает сырье в южных регионах России (своих полей у компании нет).
Предприятие распространяет свою продукцию по всей России и по странам СНГ. С наступлением экономического кризиса объемы пищевого производства сократились незначительно, в то время как объемы закупок технического масла и олифы сильно упали, замечает Сорокин.
Показать еще
Рекомендации
Реклама