Бескомпромиссные испытания -Агротехника и технологии
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Бескомпромиссные испытания
Дария Харитонова
Агротехника и технологии
сентябрь 2014
Зачем нужны независимые испытания сельхозмашин, и какую роль играют российские машиноиспытательные станции в производстве техники.
Фото: «Поволжская МИС»

Правительство РФ обещало поддержку российским МИС, которые, несмотря на финансовые трудности и отставание в техническом оснащении, продолжают формировать информационный банк, основанный на собственных независимых испытаниях. Чем занимаются сегодня машиноиспытательные станции, какова их роль в улучшении качес­тва поставляемой на поля сельхозтехники и, главное, как сельхозпроизводители могут использовать предоставляемые ими услуги, разбирался корреспондент «АТт».

По словам председателя совета директоров Ассоциации испытателей сельскохозяйственной техники и технологий (АИСТ) Вадима Пронина, история аграрного испытательского движения в нашей стране имеет более чем столетнюю историю. Так, первые испытания сельхозтехники в России были проведены еще в конце ХIХ века, а в 1900 году уже появилась постоянно действующая станция для проверки сельхозмашин и орудий при Киевском политехническом институте.

Официально днем создания современной системы МИС признан день принятия Постановления Совета Министров СССР от 11 июня 1948 года № 2046 «О порядке проведения работ по проектированию, изготовлению опытных образцов и испытанию новых сельскохозяйственных машин, машин для механизации животноводческих ферм и лесного хозяйства», в соответствии с которым организованы первые 16 МИС в различных почвенно-климатических зонах страны. Их число в дальнейшем увеличилось до 31. Кроме того, были созданы два НИИ, занимающиеся испытаниями техники.

После развала СССР система машиноиспытательных станций понесла существенный урон: из существовавших в РСФСР 13 МИСов осталось лишь 10, констатирует заместитель директора ФГБУ «Государственный испытательный центр» (ГИЦ) Анатолий Бицоев.

Тем не менее, МИСы востребованы и работают, существуя, как и их зарубежные аналоги, в основном на бюджетные средства. Более того, государство не только продолжает финансировать их деятельность, но и, по словам Вадима Пронина, в начале этого года объявило о намерении развивать и укреплять систему испытаний, что подразумевает проведение технического переоснащения и установку современного испытательного оборудования и средств измерений.

Правительством РФ уже направлено поручение Минфину, Минсельхозу и Минпромторгу России подготовить предложения по развитию системы государственных машиноиспытательных станций в Российской Федерации, повышению уровня их оснащенности и расширению практики проведения сравнительных испытаний продолжает Пронин.

Это очень важное решение, не сомневается он, ведь, по сути, российская государственная система машиноиспытаний является сейчас единственным независимым экспертным органом по оценке качества и проверке заявленных характеристик поступающей на отечественный рынок сельскохозяйственной техники.

Не рекламные картинки

При наличии обширной линейки сельхозмашин, предоставляемой аграриям изготовителями российских и зарубежных заводов, сделать правильный выбор зачастую очень сложно, говорит директор ФГУ «Северо-Западная Государственная зональная машиноиспытательная станция» Виктор Конюхов. Дилеры техники буквально «бомбардируют» сельхозтоваропроизводителей рек­ламными буклетами, в которых расписаны показатели, не всегда подтверждающиеся на практике.

Более того, нередки случаи приобретения крестьянами дорогостоящей сельхозтехники, не подходящей для их региона по почвенно-климатическим особенностям. Эксплуатация таких агрегатов и машин не имеет экономической эффективности, поэтому техника не окупается в течение долгих лет, предупреждает Конюхов.

К примеру, в Ленинградской области было несколько случаев приобретения мощных зерноуборочных комбайнов с роторным двигателем, говорят эксперты. Такие машины рассчитаны на урожайность не менее 40−60 ц/га, и их применение не оправдывается на местной (порядка 22 ц/га) урожайности. Тогда как использование менее мощного комбайна, стоящего на 15−20% дешевле, в условиях Северо-Западного региона было бы экономически оправданным.

В России множество почвенно-климатических зон, и для каждой из них необходимо адаптировать технику, поясняет директор Центрально-Черноземной МИС Михаил Жердев. Когда представители некоторых заводов пытаются склонить аграриев к покупке «универсальной» машины, они намеренно лукавят, не сомневается эксперт: «универсальность» таких агрегатов выльется покупателю в снижение показателей качества и повышение эксплуатационных затрат (быстрый износ орудий, повышенный расход ГСМ и т. д.).

Например, среднегодовая норма осадков в Германии и Самарской области различаются почти в три раза, соответственно, глубина посева (разность залегания влажного слоя) также не может быть одинаковой, объясняет Вадим Пронин. А значит и посевные орудия не могут быть одинаковыми для этих зон — при более глубокой заделке семян возникает другое тяговое сопротивление и возрастает нагрузка на рабочий орган, то есть машина для самарских полей должна быть принципиально изменена.

Экономика для машин, работающих в разных климатических зонах, тоже не может быть одинаковой, продолжает Виктор Конюхов. Зачастую в рекламных проспектах зарубежных компаний заявлены результаты испытаний, проходивших в стране компании-производителя, обращает он внимание. Но ведь урожайность, контурность, засоренность полей на Северо-Западе нашей страны и, предположим, в Западной Европе принципиально различаются. Соответственно, комбайны, с успехом оправдывающие свою стоимость в южных областях России, не будут окупаться в Ленобласти.

Некоторые аграрии, зная о вышеописанных подводных камнях, встречающихся при выборе техники, предпочитают рассматривать только те модели, которые прошли испытания на отечественных МИС.

«К нам приходят сотни дилеров с рекламными картинками, — рассказывает заместитель генерального директора по производству «Племзавода Пламя» (Ленинградская область; разведение КРС, продажа зерновой продукции и картофеля) Игорь Кутейников. — Я их всегда отправляю на испытания в МИС: возвращайтесь с протоколами испытаний, с конкретными рекомендациями, и тогда мы будем выстраивать конструктивный диалог». Аграрий убежден, что при таком большом количестве новой техники и непроверенных данных, предоставляемых изготовителями, без помощи МИС работать серьезно просто не получится.

Поверьте на слово

Работа с предприятиями-производителями сельхозтехники в системе испытаний подразделяется на нес­колько направлений: приемочные испытания новинок, периодические (контрольные) испытания серийно выпускаемой техники и испытания для сертификации машин, идущих в серийное производство.

Сертификация машин, в свою очередь, подразделяется на обязательную и добровольную. Обязательной сертификации ГОСТ Р, подтверждающей безопасность использования техники, подлежат тракторы и сложные сельхозмашины, выходящие на российский рынок. А доб­ровольная сертификация сельхозтехники по показателям назначения (СДС СХТ ПН) подтверждает соответствие машин эксплуатационными технологическим параметрам, современным агротехническим требованиям и другим нормативам.

Сертификация техники является одним из источников внебюджетных средств, зарабатываемых МИСами. Но, увы, далеко не все производители проходят даже обязательные испытания: многие стараются обойти МИС и «подтвердить» способность работы на российских полях своих машин в абсолютно не приспособленных для адекватной оценки подобной техники «конторах», сожалеет Вадим Пронин. Таких примеров достаточно много, в подтверждение того заместитель министра сельского хозяйства России Петриков направил соответствующее письмо в Минпромторг, констатирует эксперт.

Но если производители сельхозтехники «уклоняются» от обязательной сертификации, то тем более будут игнорировать и добровольную. Безусловно, во многом это связано с их ограниченными финансовыми возможностями.

К примеру, заместитель генерального директора «Завода имени Медведева» (Орловская область) Виктор Митраков убежден, что добровольная сертификация — слишком затратное мероприятие, и наличия сертификата безопасности, который завод регулярно получает на приемочных испытаниях в Центрально-Черноземной МИС, вполне достаточно, чтобы реализовывать продукцию. К тому же покупатели сами в состоянии оценить особеннос­ти своих климатических условий и подобрать соответствующую технику при изложенных производителем параметрах, убежден специалист.

Современная история «свободного рынка» говорит об обратном: покупатель не может разобраться сам, не согласен Вадим Пронин. В качестве аргумента эксперт приводит закредитованность большинства крупных хозяйств. «В крупных холдингах это миллиарды рублей и, что самое печальное, это, как правило, государственные бюджетные средства.

И весомая доля этих долгов приходится как раз на техническое оснащение, так как приобреталась техника вслепую, зачастую по «бизнес-планам», разработанным самими производителями техники», — объясняет Пронин. По его словам, в развитых странах для этих целей существует институт независимых экспертов, который не могут заменить производители продукции, как это часто бывает у нас: «лучший консультант» по удобрениям — тот, кто их производит, по тракторам — тот, кто их продает и т. д.

Что же касается стоимости испытаний, то, по словам Пронина, она составляет «несущественную долю, чаще от 1 до 10% стоимости образца продаваемой техники». «Я уже не говорю, какую долю это составляет от партии, например, в 100 единиц, — восклицает председатель совета директоров АИСТа. — Кроме того, в России расценки на испытания иногда в 10 раз ниже, чем в Европе».

Причина отказов, по мнению Пронина, кроется не в стоимости, а в опасении, что после квалифицированных методически систематизированных испытаний на соответствие принятым стандартам и сравнения с аналогами показатели машины могут существенно отличаться от заявленных производителями в рекламных прос­пектах и не в лучшую сторону.

Однако точка зрения производителей не всегда совпадает с суждениями эксперта. Например, по словам генерального директора «ЛЕМКЕН-РУС» Павла Алтухова в его компании предпочитают испытывать технику собственными силами на базе различных хозяйств, поскольку испытания на МИСах дополнительных аргументов в подтверждении качества сельхозмашин не дают.

Устарело, но не заржавело

Впрочем, есть и другие причины. Иногда зарубежные компании не хотят работать с российскими МИСами по причине недоверия к уровню их материально-технической базы.

Действительно, модернизация на многих станциях не проводилась с девяностых годов, и им необходимы новые технологии, отвечающие современным запросам. Тем не менее, это не отражается на качестве работы МИС, утверждают специалисты. Так, по словам инженера-конструктора компании John Deerе Ильи Кузнецова, на большинстве российских станций, с которыми сотрудничала его компания, работают профессионалы своего дела, к компетенции которых претензий нет.

И все же на данный момент компания предпочитает проводить добровольную сертификацию по основным показателям собственными силами, отмечает его коллега, специалист по зерноуборочным комбайнам компании John Deer Валерий Казанцев. Испытания проходят на российских полях в различных
зонах, рассказывает он, и предложения по адаптивной модернизации, появляющиеся в результате таких исследований, предлагаются к внедрению в производство на завод в Германии.

«Безусловно, это накладывает дополнительные расходы, но они необходимы, поскольку в основном испытаниям подвергаются новые модели, информацию о которых мы из соображений конфиденциальности не хотим выносить за пределы завода, — объясняет Казанцев. — Но в тоже время наша компания инициировала испытания зерноуборочного комбайна John Deere S660 фирмы «Джон Дир Русь» сотрудниками Новокубанского филиала ФГБНУ «Росинформагротех» (КубНИИТиМ) с целью оценки вписываемости его в зональную технологию уборки, определения эксплуатационно-технологических, агротехнических и экономических показателей.

Испытание проводилось в 2012 году в Тамбовской области, и мы остались очень довольны работой с КубНИИТиМ: команда показала высокий профессионализм, у них имеется большое количество различных методик оценки комбайна. Поэтому в наших планах и дальнейшее сотрудничество с этой организацией».

Как уже было сказано, некоторые иностранные производители не доверяют МИСам, поскольку по техничес­кому оснащению они уступают аналогичным зарубежным станциям. «Но ведь методики и процедуры испытания сельхозтехники у нас с иностранными коллегами практически одинаковы, — обращает внимание Вадим Пронин. — Более того, часть стендового и измерительного оборудования у нас вообще одних и тех же производителей».

Так, в компании DEUTZ-FAHR при проведении испытаний трактора АТМ-3180 «Террион» усомнились в данных российских испытателей, но после того как повторили их на своем оборудовании, выявили совпадения с результатами испытаний на Поволжской МИС на 99,7%, вспоминает эксперт. Поэтому даже те зарубежные компании, которые не доверяют «российской постановке испытаний», тем не менее проявляют интерес к адаптационной работе с российским заказчиком и готовность к проведению совместных испытаний, утверждает Пронин.

К тому же проводить испытания своими силами не очень уж выгодно — они увеличивают себестоимость продукции, продолжает он. «По этой причине John Deerе, осознавая потребность серьезного развития бизнеса на российском рынке, в конце 2013 года объявила о готовности сов­местной работы с нашими и немецкими МИС, — рассказывает эксперт. — Затем в течение полугода была проведена большая работа по гармонизации процедур, однако последние политические события затормозили процесс начала полевых испытаний».

Кроме того, по сведениям Вадима Пронина, на сегодняшний день практически подписан договор о проведении совместных тестирований навозного разбрасывателя в Бельгии с немецкими инженерами-испытателями. Испытания намечены на октябрь 2014 года. Для этих целей туда будет командирован представитель ФГБУ «Поволжская МИС».

Хочешь работать — адаптируйся

Многие иностранные компании, а особенно те, которые имеют в России производство с высокой степенью локализации, стараются плотно работать с российскими МИС и проводят регулярные испытания по показателям назначения своих новых моделей.

По результатам проверок производители учитывают выявленные слабые места, проводят ряд адаптационных мер по использованию своей техники с учетом зонально-климатических условий местности и вносят рекомендованные испытателями предложения.

По мнению Вадима Пронина, в испытаниях на МИС со стороны машиностроителей заинтересованы, как правило, солидные производители, поскольку они используют полученные данные для повышения технического уровня своей продукции и ее продвижения на рынке. Например, российское производство Amazone — компания «Евротехника» — уже более 15 лет тесно сотрудничает с ФГБУ «Поволжская МИС», совместно с которой, по словам эксперта, было проведено более 70 испытаний образцов техники по показателям назначения.

Кроме того, компания «Евротехника» регулярно проводит на «Поволжской МИС» сравнительные испытания нескольких модификаций одной сельхозмашины. Так, в прошлом году были испытаны различные варианты конструкционных изменений одной из самых популярных на российском рынке сеялок Amazone — универсальной сеялки DMС, подтверждает генеральный директор компании «Евротехника» Вадим Смирнов.

По его словам, подобные испытания проводятся в России в первую очередь для адаптации сельхозмашин к российским условиям. Поэтому как российские, так и немецкие конструкторы с большим вниманием относятся к результатам испытаний МИС.

«Учитывая наши рекомендации, компания «Евротехника» модернизировала популярную сеялку DMC-6 Primera, оснастив ее бункером с функцией одновременного посева и удоб­рения почвы, — констатирует Пронин. — Теперь эта модель успешно внедрена в серийное производство».
Регулярно проводит испытания всех своих новых моделей и компания «Ростсельмаш», а также белорусские заводы «Гомсельмаш», «Лидаг­ропроммаш» и другие.

Представители этих заводов-изготовителей сельскохозяйственной техники работают в тесном контакте с испытателями над вопросами устранения недостатков, выявленных в ходе испытаний своей продукции, отмечает Михаил Жердев.

Так, по его свидетельству, при испытаниях зерноуборочного комбайна КЗС-1218 специалистами Центрально-Черноземной МИС было выявлено 29 замечаний, в результате чего в конструкцию этого комбайна были внесены изменения. Также подверглась изменению и конструкция зерноуборочного комбайна «Лида-1600» (прежде всего, по расходу топлива и качеству уборки зерновых культур).

В компании Grimme-Русь, имеющей производство в Калуге, тоже проводят испытания всей линейки производимой сельскохозяйственной техники на ФГБУ «Поволжская МИС». По сведениям Пронина, испытания прошли уже около 20 образцов техники.

Для анализа конкурентов

Существуют также сравнительные испытания между машинами разных компаний, которые заказывают МИС производители сельхозтехники в целях улучшения конкурентоспособности своих машин. В числе практикующих такой подход компания John Deere, сотрудничающая по этим вопросам с Сибирской МИС. По мнению Валерия Казанцева, независимый анализ конкурентных моделей позволяет беспристрастно оценить технический уровень и качественные показатели машины.

Несмотря на то, что информация по добровольной сертификации закрыта для пользователей и предназначена лишь для внутреннего использования конструкторам завода-изготовителя, многие компании, уверенные в своих силах, умело используют добровольную сертификацию.

Компания CLAAS как раз из числа тех производителей, кто несколько раз в год проводит испытания своей техники на базе различных МИС. Например, в августе прошлого года на «Северо-Кавказской государственной зональной МИС» в городе Зернограде Ростовской области компанией были проведены испытания линейки собранных на Краснодарском заводе тракторов AXION 850, AXION 930, AXION 940 и XERION 4500.

По словам руководителя отдела по техническому развитию продукта Ральфа Хенке, в задачу входило составление полной характеристики эксплуатации этих моделей тракторов на разных видах работ, в том числе при агрегатировании с различными навесными орудиями, и доказательство их пригодность к использованию на российских полях.

«Получив результаты на руки, мы решили использовать эти данные не только для внутреннего пользования, но и поделиться ими с нашими существующими и потенциальными клиентами, — говорит Хенке. — Ведь сельхозпроизводителю нужно знать, что это не просто испытания, проведенные самой компанией-производителем, а экспертная независимая оценка специалистов МИС. Это повышает доверие аграриев, убеждает и стимулирует к тому, чтобы сделать выбор именно в пользу техники нашей компании».

В корпорации CNH Industrial также в последние три года плотно работают с испытателями. В частности, в 2012 году тестировались тракторы New Holland 8-й, 9-й серии, а также зерноуборочные комбайны серии CX. По словам руководителя отдела маркетинга продуктов CNH Industrial Александра Макарова, в этом году компания планирует провести серию испытаний посевной и почвообрабатывающей техники, которую предполагается начать с Северо-Кавказской МИС.

В первую очередь будут проведены испытания новейших моделей посевных комплексов и почвообрабатывающих орудий CASE IH для ознакомления потенциальных покупателей с современными энергосберегающими технологиями, а также для подтверждения показателей качества посева и обработки почвы, заявляет Макаров.

По его словам, в настоящий момент CNH Industrial расценивает испытания не как возможность проверить, насколько техника соответствует особенностям эксплуатации, а скорее как предмет диалога с клиентами, поскольку в случае со сложным технологическим оборудованием обсуждение начинается, когда создана достаточная научная база, подтверждающая возможность применения предлагаемых к внедрению агротехнологий.

Купим только «через» МИС

Интересно, что некоторые хозяйства сами стали инициировать через МИС испытания сельхозтехники с целью более грамотного подхода к дорогостоящей покупке.

Например, племзавод «Ленинский Путь» (Ленинградская область), призвал Северо-Западную МИС в качестве независимого эксперта для проведения сравнительной оценки работы зерноуборочных самоходных комбайнов компаний DEUTZ-FAHR и CLAAS.

«Наше хозяйство нуждалось в приобретении зерноуборочных комбайнов, — рассказывает управляющий партнер «Ленинского Пути» Олег Лампель. — Понятно, что при стоимости комбайна 12−14 млн руб. необходимо подходить к выбору техники максимально серьезно, поэтому мы решили на практике проверить рациональность своих вложений».

По словам Лампеля, ему было важно сравнить комбайн DEUTZ FAHR 6095HTS, который только недавно вышел на рынок Северо-Западного региона, с TUCANO 450, который давно уже здесь доминировал.

«Мне удалось договориться с пос­тавщиком взять на условиях аренды этот комбайн на уборочную», — делится впечатлениями глава «Ленинского Пути». В результате наблюдений за производительностью и качеством обмолота в хозяйстве увидели превосходство DEUTZ-FAHR по этим показателям. Но основное преимущество нового комбайна, по словам Лампеля, проявилось во второй половине уборочной, когда вечером стали выпадать сильные росы: продолжительность работы новинки в смену была на 40−60 минут дольше, чем TUCANO, что для Северо-Запада является значимым показателем.

«Чтобы уйти от собственных эмоций, с одной стороны, а с другой — перепроверить свои наблюдения, мне пришла в голову мысль: произвести сравнительные испытания машин с привлечением нейтральной стороны для анализа их характеристик, — продолжает Лампель. — Выбор пал на Северо-Западную МИС. Результаты испытаний подтвердили наши наблюдения». Кстати, услуги по испытанию техники были проведены за счет дилеров компаний-производителей, обращает внимание аграрий.

По мнению Олега Лампеля, компании пошли на это, увидев непредвзятость его намерений, а также вдохновленные нестандартностью подхода. «А может, просто почувствовали во мне будущего партнера: в конечном итоге испытываемый комбайн мы выкупили, а на следующий год приобрели еще два DEUTZ-FAHR, один из которых — с девяти метровой жаткой», — поясняет аграрий.

Тем не менее не все компании сог­лашаются проводить испытания, инициированные хозяйствами, отмечает Виктор Конюхов из Северо-Западной МИС. «Обычно мы испытываем уже купленные аграриями модели, чтобы помочь им выстроить дальнейшую стратегию приобретений или пополнить свой информационный банк, — говорит эксперт. — И все же в нашем регионе такие прецеденты не единичны. Например, дилеры компании Schulte (Канада) провели испытания камнеуборочных машин с валкоукладчиком SRW 1400 и JUMBO RS 320, инициированные племзаводом «Пламя».

Испытаниями камнеуборочной машины Игорь Кутейников остался доволен, но ценовые условия его не устроили. В результате племзавод выбрал более дешевый российский аналог. Но, основываясь на результатах этих испытаний, три машины Schulte приобрел племзавод «Приневское». По словам заместителя директора по производству «Приневского» Михаила Романова, выбор техники себя оправдал.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще