Технология или инвестиция? -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Технология или инвестиция?
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
октябрь 2014
Доильные роботы — интересное решение, но не всегда подходящее для крупных ферм
Фото: Ю. ЭЙВАЗОВА

За семь лет использования в России роботизированное доение не стало массовым решением на крупных фермах. И неизвестно, станет ли: роботы там могут не окупиться. Пока выбор этого оборудования скорее исключение — например, для регионов с нехваткой персонала и для компаний, которым покупку роботов субсидируют областные бюджеты.

В декабре прошлого года «Калужская Нива» («ЭкоНива АПК Холдинг») открыла очередной животноводческий комплекс. Проект позиционируется как крупнейшая в стране роботизированная ферма. После выхода предприятия на плановую мощность 1,8 тыс. коров будут обслуживать 32 роботизированных бокса. Инвестиции превысили 650 млн руб.

Поскольку одно из подразделений группы, «ЭкоНива Техника», является дилером оборудования GEA FarmTechnologies Rus, то комп­лекс стал еще и демонстрационной площадкой технологии добровольного доения. «К тому же в регионе действует программа «100 роботизированных ферм», — напоминает исполнительный директор «Калужской Нивы» Владимир Кавин. — Было бы неправильным не участвовать в ней, но продавать оборудование другим».

Президент холдинга Штефан Дюрр говорит, что на решение создать роботизированный комплекс повлияло несколько факторов. Во-первых, в области очень сложно найти персонал — приходится конкурировать с заводом Volkswagen, куда люди идут намного охотнее, чем на ферму. Во-вторых, из областного бюджета компенсировали часть стоимости оборудования: в прошлом году субсидия составляла 60%, в этом — 40%.

По его словам, помогла решиться и моральная поддержка губернатора и министра сельского хозяйства региона. «Но, наверное, всего этого было бы недостаточно, если бы не любопытство и желание понять, а можно ли вообще работать с роботами на большой ферме, — добавляет Дюрр. — Крупных роботизированных предприятий не так много, и везде есть какие-то проблемы. Я хотел доказать, что можно получать хороший результат».

Спрос растет

В 2007 году колхоз «Племзавод Родина» (Вологодская область) первым в стране приобрел три установки добровольного доения DeLaval. С этого времени, по мнению независимого эксперта молочного рынка Татьяны Рыбаловой, в России началась эра роботов.

На данном этапе развития рынка роботы наиболее востребованы фермами на 100−120 коров, оценивает руководитель отдела технологии роботизированного доения Lely Rus Альберт Фатхутдинов. По его словам, популярность роботов в России растет и в первую очередь реализуются проекты небольших комплексов до 250−300 коров. «В классических фермерских хозяйствах, где владелец является и инвестором, и работником, использование роботов гораздо удобнее, чем доильных залов, — поясняет он. — Они позволяют снизить трудозатраты».

Это фермерское решение, эффективное на стаде максимум до 300 коров, соглашается замгендиректора консалтинговой компании «Диагенис» Роман Костюк. «Все мои клиенты предпочитают или модернизировать привязное содержание, или ставить «Карусель» / «Европараллель», — делится он. — Роботы — это экзотика. Они будут иметь свою нишу, но в ближайшие лет десять эта технология не станет массовой».

Спрос на роботов растет, не соглашается директор по маркетингу DeLaval Виктор Бутранов, другое дело, что это решение довольно новое и опыта работы на больших фермах пока недостаточно для качественного анализа результатов. «Возможно, через 10 лет оценка их эффективности будет другой, но сейчас стадо более 2 тыс. коров целесообразнее доить на индустриальной «Карусели»», — считает он.

Количество крупных роботизированных ферм в России можно сосчитать по пальцам, говорит менеджер проектов GEA FarmTechnologies Rus Павел Жадобин. По его словам, использование роботов стало активно развиваться всего три-четыре года назад, до этого в хозяйствах работали единичные экземпляры. «Изначально сами поставщики позиционировали их как оборудование для фермеров, и то, что сейчас есть крупные роботизированные комплексы, — это локальные попытки развить тему», — добавляет он. Жадобин тоже считает, что наиболее эффективно доить на роботах максимум 300 коров.

Инвесторы часто рассматривают вариант установки роботов на мегафермах, но, как правило, это долгосрочные и дорогие проекты. Рыночная конъюнктура в последние годы была недостаточно благоприятной для подобных вложений в молочное животноводство, поэтому компании не спешат тратить деньги на реализацию планов, рассказывает Фатхутдинов. «За четыре года работы в России мы подготовили не один проект крупной фермы, их запуск — это только вопрос времени», — добавляет он.

В чем интерес

Бутранов видит несколько причин заинтересованности крупных компаний в роботах. Во-первых, это желание инвестировать в активную часть производственных фондов, что более эффективно, поскольку они участвуют в генерировании прибыли. В этом случае вложения в строительство минимальны, а в оборудование — максимальны.

Такой выбор, например, подойдет тем, кто рассматривает вопрос реконструкции и поэтапного расширения комплекса. Также покупка доильных роботов будет выходом в регионе, где нет достаточных трудовых ресурсов. Наличие высокопродуктивного здорового стада также важный критерий: на роботизированных фермах благодаря бережной технологии доения больше шансов продлить продуктивное долголетие скота. «Это требование холдингов топового уровня», — уточняет Бутранов.

Жадобин уверен, что основное обоснование инвес­торов для выбора роботов на мегафермы — высокие субсидии. Когда регион компенсирует часть стоимости оборудования, вложения закономерны. «Если бы был выбор — возмещение половины стоимости «Каруселей» или роботов, то все бы приобретали «Карусели», — думает он. — Та же «ЭкоНива» не ставит роботов в других регионах, потому что там нет специализированных областных программ».

Дюрр поясняет, что, например, в Воронежской области намного проще найти людей для работы. «Но, конечно, без компенсации части затрат проект в Калужской области был бы непривлекательным», — признает он. Жадобин считает искусственное продвижение технологии роботизированного доения с помощью господдержки не очень рациональным решением.

Племзавод «Красноармейский» (Ленинградская область) более двух лет использует роботов GEA FarmTechnologies. На ферме работают четыре трехбоксовых установки, которые обслуживают 500 коров. Общее стадо насчитывает 900 животных. Директор предприятия Сергей Дорощук говорит, что выбрал роботов для решения вопроса трудозатрат: в компании были кад­ровые проблемы.

К тому же роботы позволяют получить более чистое по показателям бакобсемененности и количеству соматических клеток молоко. «С точки зрения функциональности доения, робот четко выполняет все необходимые операции», — говорит Дорощук.

Кроме субсидирования процентной ставки по кредитам, хозяйство не получало господдержки на проект. Нет специальных программ и в Вологодской области. В этом году «Племзавод Родина» запустил там уже пятую роботизированную ферму. Всего работает 12 установок, на которых доится 720 коров из двух тысяч, рассказывает председатель колхоза Геннадий Шиловский.

Также на ферме есть доильные залы и линейные дойки. Причина выбора роботов та же, что и в «Красноармейском» — нет людей. «Эта технология позволяет нам не сокращать стадо и производство, уменьшая трудозатраты, — комментирует он. — Плюс она дает возможность получать молоко высшего качества и снизить заболеваемость маститами».

Дороже залов

Технология добровольного доения, бесспорно, хорошая, роботы могут справляться с большим стадом, но с точки зрения экономики много вопросов, обращает внимание Роман Костюк. Цена, пожалуй, главный недостаток роботов, подтверждает Рыбалова. «Роботы — дорогое удовольствие», — соглашается Шиловский. «Племзавод Родина» тратит около €348 тыс. за комплект их двух роботов, в который кроме доильных установок входят две кормовые станции, танк-охладитель, поилки и чесалки на весь двор, а также монтаж, рассказывает он. Установка роботов обошлась в шесть-семь раз дороже, чем можно было заплатить за другое оборудование, сравнивает Сергей Дорощук. Компания вложила в проект 65 млн руб.

Роботы обойдутся минимум в два-три раза дороже, чем доильные залы, отмечает представитель консалтинговой компании «Фермы Ясногорья» Симеон Кривуля. И это, по его мнению, главное, что останавливает инвесторов. Реализовывать такие проекты намного проще, если государство субсидирует часть затрат на приобретение роботизированных установок. «В период эксплуатации первоначальные затраты окупаются за счет снижения операционных», — добавляет он.

Если оценивать стоимость оборудования, то из расчета на одну корову технология роботизированного доения в четыре раза дороже классической, подчитывает Жадобин. «Условно говоря, за €300 тыс. вы купите двухбоксового робота в полной комплектации, который будет доить 120 коров. Или «Елочку» 2×14, тоже в максимальном исполнении, которая сможет обслуживать 400−500 животных, — рассказывает он. — То есть за одну и ту же сумму вы сможете доить в три-четыре раза большее стадо». Даже с учетом областных субсидий роботы в расчете на одно доильное место обошлись на 20−30% дороже «Карусели», подсчитывает Дюрр. «Если ферма с доильным залом окупается у нас за шесть-восемь лет, то здесь срок увеличится до девяти-десяти лет», — отмечает он.

При сравнении только стоимости оборудования преимущество будет за доильными залами, но если оценивать инвестиции с учетом стройки, то разница будет в значительной степени нивелирована, считает Бутранов. Работая с роботами, вы привязаны к технологии и должны максимально автоматизировать все процессы на ферме, иначе вложения не имеют смысла, не соглашается Жадобин. Это значит, что сэкономить не получится. При этом кредиты на проекты в молочном животноводстве и так непросто получить, добавляет он.

Фактор персонала

«Другое оборудование можно купить дешевле, но где взять людей? — настаивает Шиловский. — Коллектив стареет, молодежь не идет работать на ферму. Сейчас у меня 12 операторов машинного доения, если бы не было роботов, то понадобилось раза в три больше сотрудников». В «Красноармейском» после установки роботов общее количество персонала на комплексе снизилось с 72 до 34 человек. В «Калужской Ниве» после пуска всех установок будет работать 25 человек. «С другими системами на такое стадо нам понадобилось бы 50−60 сотрудников, в том числе 15 операторов доения, — сравнивает Кавин. — Возможно, где-нибудь в Сиб­и­­ри, где проще с кадрами и не такие высокие зарплаты, в роботах нет необходимости, но если людей нет, то деваться некуда».

Несмотря на то, что количество персонала уменьшается, экономия на зарплатах не позволит окупить такую существенную переплату за оборудование, уверен Жадобин. «Это не ключевой фактор, никто не будет тратить лишние деньги вместо того, чтобы нанять дополнительно несколько доярок. «Их зарплата мизерна по сравнению с огромными капиталовложениями, — говорит он. — Экономия на персонале довольно абстрактна». В том, что людей для работы на ферме просто невозможно найти, он сомневается: почему есть те, кто готов мыть туалеты, но нет желающих доить коров?

Использование роботов дает возможность решить важный на сегодня вопрос кадров на селе, считает Рыбалова. Два квалифицированных сотрудника способны заменить бригаду дояров, а сокращение численности персонала помогает снизить затраты на решение социальных вопросов — строительство жилья и необходимой инфраструктуры. Правда, поиск специалистов тоже сложная задача, замечает эксперт. Для работы с современным оборудованием простого гастарбайтера с улицы не возьмешь, соглашается Шиловский. Чтобы пользоваться роботами, необязательно иметь высшее образование, думает Кавин. «Наши скотники и доярки уже во всем разобрались и знают, что, если робот остановился, его нужно перезагрузить», — рассказывает он.

«Крупный роботизированный комплекс — это сложная инженерная сеть. Мы решаем проблему операторов машинного доения, но возникает другая — наличие инженерного состава», — указывает Роман Костюк. Неправильная подготовка персонала — основной риск подобных проектов, считает Фатхутдинов, а сходу обучить людей может быть непросто. Кроме того, подобным фермам нужен опытный управляющий. «Чем больше стадо, тем сильнее на работоспособность предприятия влияет фактор менеджмента», — говорит он. На крупных фермах на руководителя ложится большая ответственность, соглашается Симеон Кривуля. «Но проблем с управлением роботизированным обордованием нет», — уточняет он.

Установка роботов на мегаферме в большинстве случаев требует грамотного менеджмента и профессиональной компетенции: как переводить коров из одной технологической группы в другую, где и как организовать раздой и т. д. «Если в хозяйстве 60 животных и один робот, то все понятно и прозрачно, а когда стоит 32 робота, и у вас целая молочная фабрика, то подходы меняются, — рассказывает Бутранов. — Система управления такими комплексами еще не отработана и, скорее всего, процесс ее освоения будет сопровождаться пробами и ошибками, индивидуальными в каждом конкретном случае».

Правда, когда-то такого рода вопросы возникали и с доильными залами, а сейчас есть четкое понимание, как с ними работать. Когда будет накоплен достаточный опыт, установка роботов на большом стаде перестанет вызывать вопросы, уверен он. К тому же со временем роботы должны стать дешевле, как в свое время это произошло с компьютерами, и тогда они будут более распространенными, надеется Дюрр. По мере развития технологии, к ней будет приходить все больше предприятий, солидарен Кавин.

Не только доение

У роботов есть немало достоинств и преимуществ по сравнению с другими доильными системами. Одно то, что на производство молока не влияет человеческий фактор, позволяет получать продукцию более хорошего качества. «Нет уверенности, что доярка всегда подмоет и обработает вымя, сдоит первые струйки, а робот обязательно проведет все необходимые операции.

Если корова собьет аппарат, не факт, что оператор подцепит его снова, чтобы завершить доение, а робот точно это сделает», — рассказывает Кавин. Бережное и комфортное доение снижает риск возникновения маститов. У роботов не бывает выходных и понедельников, они не забывают ни одного технологического процесса, добавляет Рыбалова.

Благодаря тому, что робот обеспечивает физиологически правильное доение, увеличивается количество и качество молока, обращает внимание Сергей Дорощук.

В «Красноармейском» продуктивность на роботах выросла примерно на 20%, поэтому руководитель считает абсолютно оправданным их использование на крупных фермах. «Никому не нужно бояться этой технологии, — убежден он. — Ни один наемный работник не будет относиться к скоту так, как хозяин, а хозяин не может самостоятельно подоить большое стадо. А роботы выполняют эту работу отменно». В три раза надои, конечно, не повысятся, но прибавку 10−15% и улучшение качества молока на роботах можно получить, подтверждает Жадобин.

Роботы позволяют добиваться хорошего качества молока без лишних трудозатрат, солидарен Симеон Кривуля. Добровольное доение позволяет снизить стрессы у животных, они содержатся в более естественных условиях, поэтому рост продуктивности вполне закономерен. «В плане маститов, если в среднем по России содержание соматических клеток на фермах около 500−700 тыс./мл, то на роботизированных комплексах этот показатель может быть в районе 100 тыс./мл, — сравнивает он. — Заболеваемость мас­титами снижается с 10−15% до 2−3% в стаде».

Благодаря роботам можно в разы повысить эффективность работы фермы; рассматривать их лишь как доильную установку неправильно, считает Фатхутдинов. Это совсем другой уровень контроля здоровья животных. «При каждом доении робот получает от коровы множество данных: изменение веса, соматики, проводимости молока и т. д., — перечисляет он. — Анализируя эти отчеты, фермер может на самых ранних стадиях заметить какие-то отклонения в состоянии животного и быстро принять необходимые меры».

Это позволяет предотвращать серьезные проблемы и держать стадо в идеальном состоянии. Поэтому роботизированное доение может продлить продуктивное долголетие коров и получать максимальные надои без ущерба для их здоровья. «Все это благоприятно сказывается и на финансовом положении предприятия», — резюмирует Фатхутдинов.

Нужен сервис

Тем не менее эти достоинства практически нивелируются высоким ценником, настаивает Жадобин. «Любой, кто составляет бизнес-план, видит, что изначально на покупку доильного оборудования потребуются инвестиции в четыре раза больше, чем при классической технологии, — говорит он. — На «Карусели» при должном уровне менеджмента и соблюдении технологий тоже без проблем получается молоко высшего сор­та».

К тому же сейчас роботизированная технология еще на стадии развития: есть недоработки, возникают сбои и ошибки, возможен отказ техники, признает он. «Уровень автоматизации при нынешней стоимости для массовых вариантов еще не созрел», — делает вывод Жадобин.

Любое оборудование может выйти из строя, отмечает Симеон Кривуля. «За 20 лет надежность роботизированных установок стала превосходить традиционные «Елочки» и «Параллели»», — отмечает он.

По его словам, проблемы чаще возникают из-за перебоев с электричеством, но для подстраховки хозяйства устанавливают дизельные генераторы. «Мы рассматривали риски отказа и выхода роботов из строя, поэтому взяли трехбоксовые установки: если один аппарат остановится, два других справятся с доением стада», — рассказывает Сергей Дорощук. Поломки за два года, конечно, случались, но сервисная служба быстро их устраняла. «Испортить можно любое оборудование, если работать в неподходящих условиях», — добавляет руководитель.

У «Племзавода Родина» за семь лет роботы тоже ломались, но, по словам Шиловского, специалисты службы сервиса приезжали и устраняли проблемы в течение двух часов.

«Калужская Нива» вызывала службу сервиса два раза, говорил Кавин в конце августа: специалисты устраняли неполадки буквально в течение часа. Если нужно заменить какую-то плату и она есть в хозяй­стве, то с этим без проблем справляется инженер-механик предприятия. «Вообще, какое бы оборудование вы не ставили, если в регионе нет сервиса — будут проблемы, — уверен он. — Поэтому при выборе доильной системы в первую очередь нужно обратить внимание на этот фактор».

Конечно, на старте проекта были опасения, что роботы будут ломаться и коровы останутся недоеными, делится Кавин. Дюрр говорит, что не разочаровался в технологии: опасался, что будет сложнее. «Сначала было трудно, — признает он. — В процессе отладки оборудования возникали чисто технические проблемы, поэтому случались перебои в работе. Но сейчас в целом все получается. Уверен, что еще через год все вообще будет хорошо».

Новое решение
Если компания хочет роботизировать ферму, то сейчас есть хорошая альтернатива боксам и модулям из нескольких установок — роботизированный доильный зал, рассказывает Татьяна Рыбалова.
Каждое дойное место классической «Карусели» оснащено рукой-манипулятором и камерой. «Это шаг в более правильном направлении для промышленных ферм», — считает Павел Жадобин. Ноу-хау было представлено в 2012 год на Eurotier, два года шло тестирование и отладка технологии. Первые продажи оборудования начнутся в ноябре этого года. По оценке Жадобина, такой доильный зал будет в 2−2,5 раза дороже классического, но все же он обойдется вдвое дешевле оснащения фермы индивидуальными роботами. Геннадий Шиловский говорит, что узнал о роботизированной «Карусели» этой осенью и теперь планирует поехать в Германию посмотреть на это решение.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще