СГЦ без денег и генетики -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

СГЦ без денег и генетики
Елена Исаева
Агроинвестор
3 октября 2016
В ближайшие два года на создание селекционно-генетических центров в животноводстве и селекционно-семеноводческих в растениеводстве предполагается направить 4 млрд руб. Объемы господдержки несопоставимы с масштабами проектов, поэтому деньги могут быть израсходованы нерационально, тем более что в стране нужно восстанавливать научный потенциал в области генетики, а это дорого и долго
Госинвестиции не помогут решить проблему зависимости животноводства от импортного племенного материала
Фото: Pixabay

Вопрос интенсивного развития племенного животноводства и семеноводства последние 25 лет не был приоритетным для государства. «В СССР племенные заводы входили в производственное объединение „Союзплемзавод“, которое было на особом положении в вопросах финансирования и материально-технического обеспечения. Руководители рядовых хозяйств даже говорили, что племзаводы снабжаются во вторую очередь после космической отрасли», — рассказывает независимый эксперт по свиноводству Александр Подгурский. После распада Союза в 1990-е годы сельхозпредприятия, которые занимались разведением отечественных экстенсивных пород животных, оказались невостребованными, потеряв рынок сбыта племенной продукции и проиграв в конкуренции с зарубежным компаниям.

Старая новая модель

После введения в России эмбарго на поставку продовольствия правительство объявило о включении в агрогоспрограмму подпрограммы развития племенной базы, о модернизации материально-технической составляющей сектора и организации новых селекционно-генетических центров (СГЦ). В прошлом году из федерального бюджета на ее реализацию планировалось выделить около 7,2 млрд руб. Из них 1 млрд руб. должен был пойти на строительство и кредитование развития СГЦ. По факту израсходовали примерно 6,6 млрд руб., отчитывался Минсельхоз. 65% этой суммы пошло на развитие племенной базы мясного и молочного скотоводства, а вот инвестиционных проектов создания СГЦ не было представлено, и деньги остались невостребованными. На этот год комиссия ведомства одобрила десять проектов строительства селекционно-генетических и селекционно-семеноводческих центров, на которые планируется выделить 378,6 млн руб. субсидий. В течение ближайших пяти лет министерство рассчитывает создать три селекционно-генетических центра по молочному скотоводству, четыре по птицеводству и пять по свиноводству.

Точно спрогнозировать вероятность реализации всех планов Минсельхоза сложно, отмечает исполнительный директор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. «Во-первых, неизвестно, как будет сокращен бюджет на поддержку отрасли. Например, в молочном секторе в 2015 году она уменьшилась более чем на треть по сравнению с 2013-м, — комментирует он. — Во-вторых, сейчас у ведомства огромное количество нерассмотренных проектов, претендующих на субсидирование процентной ставки по инвесткредитам и возмещение капитальных затрат — то есть фактически накапливаются долги перед десятками сельхозпроизводителей на сотни миллионов рублей».

Председатель правления Ассоциации производителей крупного рогатого скота голштинской породы Мария Петухова говорит, что предложение государства создать селекционно-генетические центры сложно назвать новаторским. В России такие проекты функционируют уже более десяти лет, и практика показала их низкую эффективность. «СГЦ начала 2000-х не смогли (да и не имели шансов) обеспечить необходимые для прогресса базовые условия: создание единой системы идентификации и оценки качеств животных, ведение племенных книг, свободный, не подверженный административному давлению рынок племенного материала», — перечисляет она.

Кроме того, госпрограмма по созданию СГЦ не соответствует актуальной модели, сформировавшейся в международной практике. «Нигде в мире государственных центров нет», — утверждает президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев.

Шанс на замещение импорта

Одна из глобальных целей создания СГЦ — эффективное замещение импорта в животноводстве. Результаты последних лет говорят об успехах в этом направлении. По данным Минсельхоза, в 2015 году по сравнению с 2014-м было зафиксировано снижение ввоза племенного КРС на 21,1%, племенных свиней — на 65,2%, инкубационного яйца сельскохозяйственной птицы яичного направления — на 4%.

Белов подтверждает, что за последние два года объем поставок зарубежного племенного материала КРС снизился, однако существенных изменений на рынке не произошло. «В первую очередь эта тенденция обусловлена резким сокращением числа реализуемых инвестпроектов. Для новых крупных хозяйств ввозился именно импортный скот, тогда как действующие предприятия традиционно закупают животных внутри страны», — поясняет эксперт. Кроме того, их стоимость на мировом рынке была очень высокой — до €4 тыс. за голову. Сейчас цена на скот упала до €2 тыс. и менее, приводит данные Белов. По его оценке, доля импортного племматериала в отрасли сейчас составляет 30-35%. Если инвестиционная активность в молочном секторе будет стагнировать, то в среднесрочной перспективе показатель останется на этом же уровне. Если же она увеличится, то мы увидим увеличение ввоза скота и семени до 50%, предполагает он.

Зависимость российского свиноводства от импортных поставок также ощутима, хотя и меньше, чем в нулевые годы, констатирует Подгурский. Без завоза хряков из головных нуклеусов зарубежных компаний для передачи генетического прогресса отечественные селекционно-генетические центры способны работать лишь ограниченное время. «Некоторые СГЦ могут вести самостоятельную работу только по основной материнской породе — крупной белой, у них нет материнского стада для производства хряков породы ландрас и терминальных. Их приходится импортировать», — говорит эксперт. По его словам, из-за этого в отрасли возникла кризисная ситуация после введения Россией в 2014 году эмбарго на поставки продовольственных товаров, включая живых свиней, из США, Канады и стран ЕС. В прошлом году Национальному союзу свиноводов удалось решить с Россельхознадзором вопрос завоза племенных животных из Северной Америки. А вот Европа до сих пор закрыта из-за африканской чумы свиней.

Важным фактором, влияющим на планы по созданию СГЦ в России, является то, что в мире сектор сельскохозяйственной генетики сильно консолидирован. Сейчас более 90% российского рынка приходится на долю всего пяти зарубежных генетических компаний: Hendrix Genetics, EW Group, Genus, Groupe Grimaud и Cogent. «В западных странах селекционно-генетическую работу ведут исключительно коммерческие структуры в условиях жесточайшей конкуренции, прародительские формы, а тем более исходные линии, практически невозможно приобрести со стороны», — рассказывает Давлеев. По его словам, чтобы вывести высокопродуктивный промышленный кросс птицы «с нуля», потребуется восемь-десять лет работы с репродуктивной базой, несколько десятков ферм и мощных лабораторий, достаточное число профессиональных и опытных (со стажем более 15-20 лет) специалистов по физиологии, анатомии, кормлению и поведению птицы.

До 2020 года в различных регионах страны планируется создать несколько крупных селекционно-генетических центров: по бройлерному птицеводству — на базе «Племптицы» в Сергиевом Посаде Московской области; по индейководсту — на «Северо-Кавказской зональной опытной станции по птицеводству» в Ставропольском крае; по яичной птице — на ППЗ «Свердловский»; по гусям — на «Племптицезаводе Благоварский» (Башкортостан). Давлеев оценивает стоимость такого комплекса в «сотни миллионов долларов». Госпрограмма развития АПК в 2016—2017 годы предполагает выделение 4 млрд руб. на создание селекционно-генетических центров в животноводстве и селекционно-семеноводческих в растениеводстве. «Этих денег едва может хватить лишь на один центр, а их нужно четыре», — констатирует эксперт.

По расчетам Минсельхоза и Росптицесоюза, средний объем инвестиций в один птицеводческий СГЦ составляет 5 млрд руб., включая расходы на приобретение племенного материала — исходных линий и прародительских форм, а также современного и технологичного лабораторного оборудования. С учетом этих реалий Россия может лишь закупать прародителей за рубежом и с их помощью улучшать существующие российские кроссы, которые, по словам Давлеева, также являются потомками ранее приобретенного иностранного генетического материала. «Создание СГЦ в нашей стране — необходимая мера для поддержки научного потенциала отрасли в целом, но проблему полного замещения импорта на уровне собственного прародительского стада высокопродуктивных кроссов это не решит, — резюмирует эксперт. — Да это и не нужно: даже геномная селекция сегодня требует обмена разными качествами птицы от различных линий, что осуществимо только в международной кооперации».

Подгурский тоже считает, что деньги на развитие СГЦ используются нерационально. «В сельском хозяйстве и без того много проблем, которые требуют бюджетных субсидий, — говорит он. — Скромные ассигнования — особенно по сравнению с объемами средств, выделяемыми на АПК в странах Евросоюза — нужно использовать более эффективно».

Коммерческий интерес — драйвер прогресса

Мощным двигателем селекционно-генетического прогресса является коммерческий интерес к выращиванию высокопородного скота, птицы, получению качественных семян, а значит — высоких показателей по урожаю и объему производства животноводческой продукции. Несмотря на утраченный научный потенциал и низкую конкурентоспособность российских генетических компаний, ряд крупных российских агрохолдингов — «Мираторг», «Русагро», «Агро-Белогорье» — чувствуют себя уверенно. Они создали собственные СГЦ и племрепродукторы, рассчитанные на удовлетворение своих потребностей в ремонтном молодняке и его частичную продажу генетическим компаниям и другим участникам рынка.

Генетический центр «Агро-Белогорья» по производству чистопородных свинок и хряков действует пять лет. Сейчас в нем функционирует пять производственных площадок. «Официальный статус СГЦ мы получили в 2014 году. Это позволяет распространять генетический материал на всей территории страны как для товарных, так и для племенных предприятий», — рассказывает гендиректор центра Анатолий Некрасов. В 2014-м было реализовано около 4,8 тыс. племенных животных, по итогам 2015-го — уже более 5 тыс. «Наш СГЦ полностью закрывает потребности холдинга в племенных свиньях, излишки реализуются сторонним предприятиям», — добавляет он.

По словам Подгурского, восемь агрохолдингов, включая «Черкизово», «Мираторг», «Русагро», «Агроэко» и другие, в ближайшие четыре года планируют увеличить объемы производства свинины с 1,18 млн т до 2,3 млн т, вложив суммарно около 218 млрд руб. Практически все крупнейшие предприятия сотрудничают с одной или несколькими западными генетическими компаниями. Так, «Мираторг» работает с PIC, DanBred International и Hermitage Genetics. «Камский бекон» (Татарстан) — с Topigs Norsvin. «Знаменский генетический центр» — с Hypor. «Агро-Белогорье», «Черкизово» и «Дружба» (Брянская область, входит в холдинг «Охотно») — с PIC. «Единственный отечественный СГЦ, который работает на достаточно высоком уровне не под контролем иностранной компании, — „Вишневский“ (Оренбургская область). Он сотрудничал с генетическим филиалом Nucléus французской компании Cooperl, но затем порвал эту связь и занялся селекцией по собственной программе, привлекая к процессу российских ученых», — знает Подгурский.

Самостоятельно племенное направление развивают крупные производители в сегменте молочного скотоводства. Компании «ЭкоНива», племзавод «Трудовой» в Саратовской области и «Детскосельский» в Ленинградской ремонтируют стадо собственным молодняком, таким образом минимизируя объемы закупки скота, говорит Белов.

 «ЭкоНива» занимается племенной работой как в молочном, так и мясном скотоводстве с 2006 года. Около десяти объектов — племенных репродукторов и заводов — расположено в Воронежской, Курской, Калужской и Новосибирской областях. Семя быков закупается в Европе, США и Канаде. «В этом году предприятие вышло на полную мощность за счет использования сексированного семени. Лишний племенной молодняк мы продаем», — комментирует руководитель отдела племенной работы холдинга Валерия Серебренникова. Компания сотрудничает с хозяйствами из Тульской, Липецкой, Рязанской, Московской областей, Краснодарского края, а также из Казахстана.

Иностранцы спасут госбюджет

Сразу несколько важных задач могло бы решить формирование благоприятных условий для государственно-частного партнерства в области генетики. Во-первых, это позволит значительно сэкономить время и усилия для создания собственных генетических линий в России. Во-вторых, наша страна сможет стать резервной площадкой для воспроизводства здоровых животных и птицы. Это предотвратит возможные срывы поставок зарубежного племенного материала из-за различных болезней, в том числе гриппа птиц. «Мотивировав международные высокотехнологичные компании работать в России, мы получим новый толчок в развитии, повысив конкуренцию на рынке, который сегодня значительно монополизирован», — полагает Белов.

Государственно-частное партнерство с ведущими международными селекционно-генетическими компаниям способно объединить интересы поставщиков исходного материала, российского мультипликатора или совместного оператора прародительских форм, солидарен с ним Давлеев. Но пока этому препятствуют серьезные ограничения нормативно-правового характера. «Зарубежные компании продают в России семя и животных, но не могут локализовать производство и получать господдержку. У инвесторов также нет ни субсидий, ни капексов, ни льготных инвесткредитов, — перечисляет Белов. — При этом для получения статуса племенной организации необходимо проработать на рынке многие годы. В такой ситуации западным компаниям проще и выгоднее импортировать скот, а не создавать СП с российскими предприятиями».

Говорить о новой реальности, которая может наступить с массовым вводом в эксплуатацию новых и модернизированных селекционно-генетических центров, пока рано. Перспективы очень туманны, а конечные цели правительством не конкретизированы. Самое главное, чтобы отечественные СГЦ работали на снижение зависимости от импортного племенного материала и выдержали конкуренцию с ведущими генетическими компаниями международного уровня.

Новые проекты СГЦ
В этом году в России уже запущено несколько селекционно-генетических центров по свиноводству. Так, первый в Уральском федеральном округе СГЦ «Велес» был открыт в сентябре в Курганской области. Центр полностью автоматизирован и будет работать по канадской технологии выращивания свиней, с замкнутым циклом содержания животных, с внедрением передового опыта откорма и улучшения генетики. СГЦ создан на базе свинокомплекса мощностью 1,2 тыс. товарных свиней в месяц.

Воронежская «Агроэко» открыла племенной репродуктор в Бутурлиновском районе области. Племрепродуктор предназначен для разведения свиней породы йоркшир датской генетики, которая является базовой в трехпородном скрещивании. Репродуктор стал очередным объектом третьей очереди инвестиционного проекта компании, реализуемого в регионе. Бутурлиновский комплекс в совокупности со станцией искусственного осеменения и карантинной площадкой будет составлять селекционно-генетический центр «Агроэко». Планируемые объемы реализации — 2,5 тыс. чистопородных свинок в год.

В перспективе СГЦ может появится и на Дальнем Востоке. На Восточном экономическом форуме «Корпорация развития Сахалинской области» и производитель свинины «Мерси Агро Сахалин» подписали соглашение о создании селекционно-генетического центра по свиноводству мощностью 38 тыс. животных в год, а также комплекса по глубокой переработке до 650 т мяса в месяц. Общая сумма инвестиций оценивается в 6,2 млрд руб.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама