Экспертная оценка

Мнение рынка о Стратегии нельзя назвать единодушным. В то время как одни компании-производители сельхозтехники дали Стратегии весьма лояльную оценку, другие наотрез отказались комментировать документ. А независимые эксперты и вовсе вынесли ему весьма жесткий вердикт.

По их мнению, в Стратегии никаким образом не упоминается отечественный рынок сельхозтехники, а также механизмы взаимодействия экспортных программ и потребностей внутреннего спроса. А ведь парк техники РФ за последние десять лет сократился вдвое. При этом 60% машин давно перешагнули порог предела своей эксплуатации. В результате нагрузка на технику превышает нормативную в 2−3 раза. Текущие же поставки могут обеспечить выбытие только на 65−70%. Таким образом, игнорируется возможный конфликт интересов между растущим неудовлетворенным спросом внутри российского рынка сельхозтехники и необходимостью наращивания экспортных поставок.

Кроме того, аналитики рынка отмечают, что в документе отсутствует ассортиментный анализ. Группы техники, предлагаемые на экспорт, указаны слишком обобщенно. К примеру, зерноуборочные комбайны имеют 7 классов производительности и 3 версии по типу МСУ, тракторы различаются по мощностным группам, типам рамы, приводу и т. д. Все эти аспекты имеют кардинальное значение при выходе на конкретные рынки. Также в Стратегии отсутствует детальный сравнительный анализ с аналогами конкурентов, без которого понимание технических и потребительских конкурентных преимуществ, обеспечивающих успешное конкурирование, сформировать невозможно. А приводимые в документе конкурентные преимущества по группам техники не описывают базу сравнения и количественные характеристики.

Таким образом, приведенные в документе прогнозы, по мнению экспертов отрасли, не учитывают базового состояния глобального рынка и не подкреплены фактами, что подвергает сомнению их статистическую значимость и вероятность реализации.

В июле Правительство окончательно утвердило стратегию развития сельхозмашиностроения до 2030 года. Еще на этапе проекта документ вызвал массу вопросов со стороны иностранных производителей техники, имеющих производства в России. Свою «ноту протеста» в Минпромторг направляли компании Claas и John Deere, активно лоббировала пересмотр ключевых пунктов Ассоциация производителей сельхозтехники Германии. Сейчас, когда основные ориентиры развития для сельхозмашиностроительных компаний в России официально закреплены, корреспонденты журнала «Агротехники и технологий» решили выяснить, изменилось ли мнение участников рынка об этом документе.

Евгений Жилкин, генеральный директор «Vaderstad»

По сути, Стратегия решает две основные задачи: продление программы по Постановлению 1432 и развитие программы бюджетных ассигнований на поддержку экспорта. Заявленным целям она соответствует слабо. Конкретика есть только в этих вопросах, в остальных — лишь декларации.

Особенно актуальными мне кажутся поднятые в Стратегии вопросы необходимости развития образовательных программ и кадров для машиностроения, а также необходимости развития компонентной базы. Это действительно факторы, сильно сдерживающие развитие отечественного машиностроения. Но есть и подводные камни, например, в п. VII сказано, что «…должно осуществляться последовательное расширение обязательного перечня базовых технологических операций, осуществляемых на территории Российской Федерации…», т. е. по замыслу разработчиков необходимо регламентирование процесса производства, что есть прямой путь к снижению его конкурентоспособности. В каких-то случаях это может означать прямой запрет на инновации.

Вообще, стратегия очень сильно противопоставляет российское машиностроение машиностроению мировому и носит ярко выраженный изоляционистский характер. По моему мнению, документу недостает пунктов, направленных на обмен передовым опытом, накопленным отраслью в мире. Одна из целей Стратегии — это «…обеспечение модернизации сельского хозяйства страны…». Но для осуществления этой задачи необходимо дополнить Стратегию мерами по стимулированию трансфера знаний и компетенций.

Ральф Бендиш, генеральный директор завода «КЛААС»:

Следует отметить, что окончательный утвержденный вариант Стратегии имеет ряд существенных отличий от проекта, представленного на публичное обсуждение. В частности, в нем нашли отражение предложения и дополнения, подготовленные участниками рынка на площадке Российского союза промышленников и предпринимателей. Для меня очень важен тот факт, что Правительство слышит позицию бизнеса. На сегодняшний момент, во-первых, Стратегия уже содержит конкретный поэтапный план мероприятий по разработке и принятию новых нормативных актов, способствующих локализации продукции сельхозмашиностроения. Нужно отметить, что впервые в официальном документе зашла речь о развитии в России компонентной базы для сельскохозяйственной техники. Отсутствие в России поставщиков некоторых компонентов зерноуборочных комбайнов вынуждает нас как участника СПИК самостоятельно инвестировать в те направления, которые мы планировали отдать на аутсорсинг поставщикам.

Целиком поддерживая этот тезис Стратегии, позволю себе заметить, что эта работа станет продуктивнее, если в ней будут непосредственно участвовать предприятия, которые локализуют свою продукцию в России, а государственные планы и программы развития поставщиков будет верстаться с учетом программ развития производителей техники. На мой взгляд, для успешной работы этой системы стоимость выхода на рынок должна быть достаточной низкой и ограничиваться преимущественно сборочными операциями при условии постепенного наращивания уровня производственных компетенций и перехода к полному технологическому циклу. При этом не имеет значения, будет ли такое предприятие производить компоненты или узлы самостоятельно или же будет закупать их у предприятий, которые выпускают их на территории России — в любом случае это будет работать на укрепление промышленного потенциала.

Во-вторых, Стратегия содержит целевые показатели, такие как соотношение экспорта и отгрузок на внутреннем рынке, объем расходов на разработку новых продуктов, доля иностранных компонентов в себестоимости продукции и др., степень достижения которых для каждого отдельно взятого предприятия будет учитываться при распределении господдержки. Это прозрачные правила, в отличие от существующих, когда распределение субсидий между участниками в некоторых случаях осуществляется на основании спорных показателей. Тезисы Стратегии направлены на долгосрочное планирование, в том числе размера государственной поддержки, выделяемой предприятиям сельхозмашиностроения. Это очень важно, поскольку предприятие должно четко понимать на какой размер поддержки можно рассчитывать, и исходя из этого формировать собственные производственные и инвестиционные планы. Сейчас в реальности получается обратная ситуация.

Касаясь непосредственно реализации стратегии, хочу сказать, что многое будет зависеть от тех решений, которые будут приняты для ее исполнения. И здесь, как мне представляется, значимым является как можно более широкое вовлечение всех заинтересованных сторон (представителей бизнеса, экспертов, научного сообщества) в процесс выработки таких решений. Для нас как предприятия, проделавшего длинный путь в процессе локализации собственного производства в России, важно передать имеющийся опыт и поделиться своими наработками.

Прохор Дармов, директор по маркетингу компании «Ростсельмаш»

Мы поддерживаем эту стратегию и готовы содействовать ее реализации по мере сил. Лишних пунктов, по нашему мнению, в Стратегии нет. Но поскольку в ней, как и в любом другом документе, есть спорные моменты, которые требуют более глубокой проработки и уточнений, мы готовы принять прямое участие в работе по детализации этого документа.

Также мы заинтересованы в скорейшем уточнении подробностей отдельных разделов документа, содержащих неоднозначные предложения.

Михаил Мизин, координатор по работе со странами Евразийского Экономического Союза (Ассоциация производителей сельхозтехники Германии)

Мы считаем, что принятая Стратегия скорее консервирует рынок, чем служит задачам развития сельхозмашиностроения в России. Сегодня многие ведущие мировые бренды стремятся повысить процент локализации в России, но Стратегия не учитывает этот фактор, она не предлагает механизмов стимулирования локализации, да и в принципе такая цель — привлечь мировые бренды к созданию производств в России — ­не ставится.

Если мы говорим о развитии сельхозмашиностроения, то важно учитывать два аспекта: потребность исконно российских предприятий, стремящихся нарастить свои объемы, в поддержке государства, и необходимость привлечения мировых брендов к созданию производств в России. Мировые рынки сегодня не развиваются изолированно, они формируются в жесткой привязке к производственным цепочкам, которые могут располагаться на разных континентах. Поэтому ошибочно утверждать, что железный занавес будет стимулом для развития. Сегодня ведущие мировые производители сельхозтехники инвестируют колоссальные деньги в НИОКР, и международное сотрудничество позволит привлечь в страну современные разработки, технические решения, продукты и технологии. Это устоявшаяся практика в мире.

Считаем важным то, что Стратегия предполагает сохранение и дальнейшее развитие собственных компетенций в сфере сельхозмашиностроения, но очевидно, что наибольшей эффективности можно добиться, обеспечив трансфер технологий, а об этом в документе ничего не говорится. Также нет детального анализа результатов предыдущей Стратегии развития сельхозмашиностроения на период до 2020 года.

Что же касается перспектив выхода российской техники на экспорт, то они, на мой взгляд, вполне осуществимы. Рыночная статистика показывает, что российские компании серьезно нарастили экспорт и на многих рынках успешно конкурируют с азиатскими брендами. Плюс, государство сейчас принимает меры поддержки для экспортеров. Так что это вполне выполнимая задача для российских компаний.

В целом же западные компании считают, что Стратегия 2030 увеличивает непредсказуемость российского рынка для инвесторов при планировании производства в России.

Роберт Цизак, генеральный директор «Квернеланд Груп СНГ» и «Квернеланд Груп Манюфактюринг Липецк»

Эта Стратегия правильная, она поддерживает российского производителя и стимулирует инвестиции. Но для того, чтобы получать субсидии и рассчитывать на государственную поддержку, необходимо понимать, каким критериям следует четко соответствовать. Наша компания готова поддержать документ. По моему мнению, положительным моментом является то, что планируется вкладывать деньги в развитие качества поставщиков. Однако необходимо определить четкие критерии, что такое «российское производство», чего в документе не прописано. Кроме того, не дается понимания, по каким критериям будут распределяться финансовые потоки инвестиций среди производителей.