Фуражное царство. Гонка за урожайностью принимает в России катастрофический оборот -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Фуражное царство. Гонка за урожайностью принимает в России катастрофический оборот
Евгения Чернышова
Агротехника и технологии
22 марта 2018
Производители пшеницы, работающие по интенсивным технологиям, сегодня могут получить прибавку урожая только за счет новых высокопродуктивных сортов. С помощью химии (особенно в южных регионах) повышения урожайности не добиться — там уже и так применяют все, что только можно. Однако сельхозпроизводители, использующие новые сорта, забывают о важных нюансах, например, о качестве получаемого зерна
Фото: «Сингента»

В результате в последние годы в России наблюдается производство избыточного количества фуражного зерна и дефицит пшеницы 1 и 2 класса. Кроме того, одновременно с рекордными урожаями зерновых возросло количество кредитов и аграриев, не способных погасить свои долги перед банками. В том, на что сделать упор, чтобы выращивание пшеницы было выгодным, разбирался корреспондент журнала «Агротехника и технологии».

Сегодня около 80 % посевных площадей озимой пшеницы в стране занимают сорта шести ведущих селекционных центров: Краснодарского НИИСХ, Московского НИИСХ «Немчиновка», Воронежского НИИ зерновых культур, Самарского НИИСХ, Ставропольского НИИСХ и Донского НИИСХ. В 2017 году в государственном реестре находилось 320 сортов озимой мягкой пшеницы, около 80 из них принадлежат селекции Краснодарского НИИСХ. Но, несмотря на большой объем селекционных достижений кубанских ученых, следует отметить, что большинство из их сортов районированы в одном-двух регионах, то есть созданы исключительно для условий Юга страны. Впрочем, это объяснимо: каждый семенной центр старается выводить сорта, максимально адаптированные к условиям своего региона. Так, основные регионы-покупатели сортов «Немчиновки» — Центральный, Волго-Вятский и Центрально-Черноземный. Есть сортовая специализация и у других НИИСХ.

Интенсивная или не очень

Пожалуй, 70 % всех высокоинтенсивных сортов сегодня производит Краснодарский НИИСХ, рассказывает Анатолий Таракановский, менеджер по кампаниям на зерновых культурах компании «Сингента». Разработки других НИИ нацелены на создание более экстенсивных сортов, поскольку в остальных регионах России они пользуются большим спросом. «Аграриям, которые работают с более экстенсивными сортами, неинтересно сортообновление, — объясняет специалист. — У них технологии экстенсивные, а значит, им требуется пшеница, способная давать приемлемое качество и урожай без высокого агрофона и необходимости применять химические средства защиты растений. А сейчас просто нет таких новых сортов в том количестве, чтобы засеять всю Сибирь. Этим практически никто не занимается. А вот на Юге, где выращивают пшеницу по интенсивной технологии, сортосмена идет каждый год».

В условиях Центрального Черноземья и Поволжья получить качественное продовольственное зерно всегда было крайне тяжело, потому работающие там селекционеры нацелены в первую очередь на выведение сортов, дающих высокое качество зерна. А такая пшеница по определению не будет высокоурожайной. Качественные показатели и продуктивность пока совместить в одном сорте не удалось никому.

Еще одна проблема современной селекции — погоня за количеством новых сортов, которых требует растущий рынок, работающий по интенсивным технологиям. «Вопрос, в какой степени селекционеры удовлетворяют потребности отрасли в новых сортах в количественном и качественном отношении, остается отрытым, — говорит Сергей Гончаров, профессор кафедры селекции и семеноводства Воронежского ГАУ. — Но есть и другой вопрос: насколько этому процессу помогут планы Минсельхоза по созданию в России 150 селекционно-семеноводческих центров к 2020 году на фоне тотального сокращения кафедр селекции и семеноводства аграрных вузов? Тиражирование не доказавшей своей эффективности модели без широкого обсуждения в профессиональных кругах не предполагает гарантированного результата».

Между тем, пшеница является, наверное, единственной культурой, семена которой в России почти на 100 % отечественной селекции. «В реестре есть и импортные сорта, — не отрицает Рамин Мамедов, заведующий лабораторией селекции озимой пшеницы Московского НИИСХ «Немчиновка», — но, к счастью, у аграриев они не пользуются популярностью. У иностранных коллег отлично отлажена реклама, и они умеют продавать свои сорта. С одной стороны, для нас как для селекционеров, это даже неплохо, потому что здоровая конкуренция всегда необходима. Но в моей практике были случаи, когда аграрии жаловались, что закупили действительно хорошие районированные семена иностранной селекции, и на следующий год вся пшеница вымерзла».

В России запрещена гибридная пшеница и использование нерайонированных сортов, дополняет коллегу Таракановский. Логично, что государство таким образом в какой-то мере сохраняет монополию на семеноводство колосовых, ведь это имеет отношение к продовольственной безопасности страны. И еще немаловажно то, что в наших условиях все европейские высокоурожайные сорта озимой пшеницы действительно вымерзают. А яровую пшеницу я не вижу смысла везти из-за рубежа, потому что у нас отечественные яровые сорта мягкой пшеницы прекрасно себя показывают, дают устойчивый хороший урожай и стоят на порядок дешевле. Кроме того, любые сорта иностранной селекции в обязательном порядке потребуют применения фунгицидов и инсектицидов, поскольку они более интенсивные, замечает специалист.

По наблюдениям Мамедова, разница в урожайности семян импортной селекции на следующий год может быть и при хорошей перезимовке. «В 2014—2016 годах мы проводили в институте исследования — брали в работу семена венгерской селекции, — вспоминает эксперт. — Первый год были поражены результатом, но на второй год и близко не было такого эффекта. За руку не держал, но могу предположить, что иностранные производители помимо использования протравителей проводят еще какую-то обработку семян, возможно, стимуляторами роста».

Площади озимой пшеницы

Урожайность в приоритете

В хозяйстве, где работают по экстенсивным технологиям, есть возможность повысить урожайность сорта за счет применения новых фунгицидов или увеличения количества обработок. Но в таком случае это уже будет новой технологией. «Некоторые просто «бросают» семена в землю, а потом приезжают на комбайне, чтобы убрать урожай, — констатирует Мамедов из «Немчиновки». — Один фермер из Брянской области рассказывал мне как-то про Московскую-39. У него нет возможности применять удобрения и СЗР, так он посеял этот сорт и забыл о нем на все лето, а потом приехал, убрал и сдал 3 класс. Урожайность, конечно, была невысокая, около 35 ц/га, но при этом он ни копейки не вкладывал. Ведь такие сорта, как правило, устойчивы к местным возбудителям заболеваний и вредителям».

Отзывчивость сортов на технологию — еще одно тонкое место в любом сельхозпроизводстве. При обработке разных сортов одним препаратом каждый будет давать различную прибавку урожая, и разница эта часто бывает очень существенной. Отсюда могут развиваться и рекомендации: на одних сортах препарат имеет смысл применять, на других это делать бессмысленно, а на третьих и вовсе ничего применять не нужно, поскольку разницы в прибавке не будет. По словам Таракановского, для сельхозпроизводителей сегодня самой важной является именно информация о сортоотзывчивости. То есть аграриев интересует, будет ли прибавка урожая, если провести обработку средствами защиты или усилить агрофон.

Подобные исследования обязательно проводят все оригинаторы сортов. Как правило, в каждом институте семеноводства помимо лаборатории селекции есть лаборатория сортовых технологий, которая и занимается этой работой. «Существуют три технологии возделывания, — рассказывает Мамедов, — базовая, интенсивная и высокоинтенсивная. Наши ученые проводят исследования отзывчивости сортов по всем трем технологиям. Мы можем по договору о сотрудничестве эту информацию предоставить, хотя аграрии должны понимать, что условия могут отличаться даже в пределах 30 км, потому полевые результаты могут быть другими».

В хороших хозяйствах агрономы сами проводят полевые испытания новых сортов, делится наблюдениями Таракановский. Высевают понемногу разной пшеницы, и те сорта, которые показали наибольший сохраненный урожай, закупают на следующий год в больших объемах. Сельхозпроизводитель, которому дорог его будущий урожай, все проверяет сам и никогда не купит 5 грузовиков чего-то непроверенного.

Что же касается сортов, отзывчивых на применение минеральных удобрений, то они действительно могут давать урожайность в производственных условиях до 100 ц/га, продолжает Мамедов, но при этом качественные показатели зерна (белок и клейковина) не всегда соответствуют продовольственной пшенице 3 или 4 класса. Впрочем, обычно сельхозпроизводители выходят из положения просто, говорит эксперт. Такое зерно можно «улучшить» пшеницей с меньшей урожайностью, но более высокими показателями качества: если их смешать, получится качественная товарная партия зерна. Но следует также отметить, что более интенсивная технология возделывания подразумевает значительное увеличение применения удобрений и СЗР, что в свою очередь негативно влияет на экологическую составляющую, замечает эксперт.

Восприимчивость сорта к препаратам защиты растений опосредована и зависит от того, насколько сорт склонен к поражению тем или иным заболеванием. Если он восприимчив к поражению, то и отзывчивость на обработку будет выше, и это обеспечит прибавку урожая. Прорыва в этой области селекции пока не произошло, отмечают специалисты, и сортов, полностью устойчивых к комплексу вредных объектов, не выведено. В результате они показывают низкую урожайность и аграриям неинтересны. Но если у агрария, работающего по интенсивной технологии, появляется возможность купить сорт, хотя и сильно восприимчивый к болезням и вредителям, но намного более урожайный, он купит его, несмотря на риск, не сомневаются эксперты. Ведь зона интенсивного земледелия — это, как минимум, две фунгицидные обработки, так что игра стоит свеч.

Кубанская практика
В агрохолдинге «Кубань» (Краснодарский край; растениеводство, животноводство) сортообновление происходит ежегодно. Предприятие покупает семена только у оригинатора или выращивает совместно в питомниках размножения. На сортосмену в компанию поступает один-два новых сорта в год. Так, в 2016 году это были Алексеич, Безостая 100, Антонина. Часть урожая 2017 года — это сорта Веха, Жива. В этом году свой потенциал продемонстрируют сорта Граф, Степь, Караван.
«Таким образом, практически вся площадь под озимую пшеницу засевается элитой. Это дает дополнительную прибавку в 4-5 ц зерна с 1 га», — поясняет Дмитрий Лебедь, директор по растениеводству агрохолдинга «Кубань».
В агрохолдинге используют сорта, которые создаются в Краснодарском крае. Над ними работают не только селекционеры, но и природа, то есть естественный отбор. Все сорта озимой пшеницы проходят испытания на 11 ГСУ края, два из которых — «Усть-Лабинский» и «Кореновский» — находятся на землях холдинга. Данные по ГСИ доступны агрономам холдинга. Более того, они имеют возможность видеть все процессы развития и роста семян непосредственно в поле. На демонстрационном посеве ежегодно высевается набор из 23-25 сортов пшеницы мягкой, твердой, тритикале и обязательно новинки. Новейшие сорта поступают к земледельцам холдинга на мини-испытания по рекомендациям селекционеров НЦЗ им. П. П.Лукьяненко еще до их районирования и в течение одного-двух лет размножения агрономы окончательно знакомятся с ними, дают им оценку и определяют место в севооборотах.
Принятая система производственных испытаний сортов пшеницы позволяет агрохолдингу уйти от рисков и ошибок еще на стадии регистрации. В случае если сорт не вошел в тройку топовых на производственных испытаниях, проведенных на полях холдинга (центральная зона Краснодарского края), селекционеры получают рекомендации производить данный сорт в условиях других регионов Российской Федерации, более подходящих для этого сорта.

Бесполезный урожай

Гонка за урожайностью, во многом поддерживаемая правительственными планами, по мнению аналитиков рынка принимает в России катастрофический оборот. Так, в последние годы небывалый урожай зерновых привел к падению цен и банкротству многих сельхозпроизводителей.

«Себестоимость выращивания пшеницы в лучших хозяйствах средней полосы сегодня на уровне 5 руб./кг, а закупочная цена этого сезона (2017-2018 гг.) тоже около 5 руб. Получается, многие работают в минус, — констатирует Рамин Мамедов, из «Немчиновки». — Кроме того, далеко не у всех есть возможность хранить зерно, чтобы дождаться повышения цены, да и качество урожая оставляет желать лучшего».

Но есть и еще одна серьезная проблема. В 2016 году на Втором всемирном зерновом форуме в Сочи эксперты единогласно сошлись во мнении, что последние годы тенденция на рынке неутешительная. Зерна становится больше, а качество его ухудшается. Если пять лет назад пусть и в небольших количествах, но встречался 1 и 2 класс, то сейчас львиная часть урожая представлена 3, 4 и 5 классом, которого больше всего, причем пятый класс можно уже приравнивать к фуражному.

Аналитики констатируют: цена на зерно в регионах, отдаленных от порта, действительно смешная. Единственный вариант для таких производителей — экспортировать в Китай. Впрочем, из Алтая и из Новосибирской области уже начали поставлять зерно в КНР. Для аграриев Зауралья и Западной Сибири это действительно перспективное направление. Но для того чтобы экспорт заработал в полную силу, необходимо совершенствовать инфраструктуру: строить новые порты, транспортные магистрали и зерновые терминалы по типу Забайкальского. Также крайне важно доработать логистическую цепочку в этом направлении, поскольку в данный момент сбыт в Китай еще не до конца отлажен. Без строительства специализированных логистических складов, которые будут ориентированы на вывоз, не обойтись.

Однако панацеей рынок Китая считать не стоит. Чтобы такая отгрузка была для российских сельхозпроизводителей действительно выгодной, цена на пшеницу должна быть привлекательной. Китай разрешил экспорт российского зерна из Омской, Иркутской, Новосибирской, Амурской, Калининградской, Сахалинской и Кемеровской областей, Алтайского, Забайкальского, Хабаровского, Красноярского и Приморского краев, а также Еврейской автономной области. Но протокол о поставках зерна из РФ в Китай содержит много ограничений для российских поставщиков. Так, цены на экспортируемое зерно будут низкими в обмен на стабильные долгосрочные поставки. Кроме того, в России не так много сертифицированных элеваторов, откуда можно экспортировать зерно в КНР. В основном они расположены в Сибири. Но в регионах этого округа зерна производится гораздо меньше, чем, например, на Юге России, в Поволжье и центральной части страны, где сертифицированные элеваторы как раз отсутствуют.

Последние два года мы получаем миллионы тонн пшеницы, но что с ней делать, не очень понятно, рассуждает Таракановский, потому что все, кто мог, уже занял свои позиции на экспорт, туда не пробиться. А внутри страны такое количество зерна никому не нужно. К тому же цены снижаются, а за «три рубля» пшеницу выращивать уже бессмысленно.

Такая ситуация приводит к трагедиям, продолжает Таракановский: есть даже случаи самоубийств среди закредитованных фермеров, которым предлагают слишком низкую цену для реализации. «С другой стороны, на что можно рассчитывать, выращивая, к примеру, 800 тонн 4 класса без уверенности в реализации всего объема? — рассуждает специалист. — Возможно, нужно было вырастить 600 т, но 3 класса? Но у нас все, почему-то, думают о количестве, а не о качестве. Считают, что третий класс никому не нужен, но это неправда».

Действительно, на огромном рынке России аграрию, вырастившему фураж, конкурировать невозможно — фуража слишком много, а вот действительно качественного зерна нет. Если сельхозпроизводитель расположен далеко от портов, какой смысл ему выращивать фуражное зерно, тем более в больших количествах, задается вопросом Таракановский. Здесь лучше сфокусироваться на качестве или производить твердые сорта пшеницы, например, для какой-нибудь компании-производителя макаронных изделий. Или стоит искать какие-то другие пути, помимо экспорта.

Исчезающее качество
В конце прошлого сельскохозяйственного года ФГБУ «Центр оценки качества зерна» приступило к проведению работ по мониторингу качества зерна нового урожая. К концу сентября 2017 года было обследовано 42 млн т зерновых культур (пшеницы, ячменя, ржи). Результатами исследования эксперты поделились с журналом «Агротехника и технологии».

Из всего валового сбора прошлого сельхозгода, составившего 81,3 млн тонн (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 71,2 млн т), Центром оценки качества зерна было обследовано 36 млн тонн (44,3%, на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 37,4 млн тонн или 52,5%) мягкой пшеницы. В результате обследования оказалось, что из всего объема исследуемого материала доля продовольственной пшеницы составила 68,3% или 24 629,3 тыс. т (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 26 683,5 тыс. т или 71,3%), непродовольственной 5-го класса — 31,5% или 11 350,8 тыс. т (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 10 731,6 тыс. т или 28,7%), неклассной пшеницы — 0,2% или 69,6 тыс. т. При этом пшеницы 1-го класса выявлено не было, 2-го класса — 30,0 тыс. т или 0,1% (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года не выявлено), 3-го класса — 8 103,6 тыс. т или 22,5% (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 8 330,8 тыс. т или 22,3%), 4-го класса — 16 495,8 тыс. т или 45,7% (на конец отчетного периода 2016/17 с/х года — 18 352,7 тыс. т или 49,1%) от обследованного объема.

Гонка за урожайностью принимает в России катастрофический оборот

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама