Один в поле. Количество людей, занятых в сельском хозяйстве, будет сокращаться -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Один в поле. Количество людей, занятых в сельском хозяйстве, будет сокращаться
Илья Дашковский
Агротехника и технологии
19 сентября 2018
Пока в промышленности рассуждают об индустриализации 3.0, то есть мечтают заменить всех рабочих безлюдными заводами с роботами, в сельском хозяйстве это уже давно стало реальностью. Во многих молочных хозяйствах робот-дояр — насущная необходимость из-за нехватки рабочей силы и высоких стандартов качества молока; в Японии стремительно стареющие (и редеющие) фермеры уже 20 лет используют дроны; теплицы «научились» выращивать клубнику и томаты без помощи людей
Производительность труда в российском сельском хозяйстве в 3 раза ниже, чем в немецком, а урожайность ниже в 2,5-3 раза
Фото: Легион-Медиа
В каких сферах роботизация действительно полезна и необходима, и чего стоит опасаться занятым в сельском хозяйстве людям, разбирался журнал «Агротехника и технологии»

Нельзя забывать и про главную проблему человечества — перенаселение. Большинство статей о сельском хозяйстве начинаются именно с прогнозов роста численности населения Земли — 8,5 млрд человек к 2030 и 9,7 млрд — к 2050. Прокормить их действительно проблематично, потому что ресурсы планеты истощены, залпы последней зеленой революции с новыми сортами пшеницы Нормана Борлоуга отгремели уже больше 60 лет назад, а население с тех пор выросло более чем в два раза.

Но все же полностью роботы заменить человека в сельском хозяйстве пока не могут. Оказывается, в России такая дешевая рабочая сила, что даже бесплатные «железки» конкурировать с ней не в состоянии. При этом автоматизация все равно неизбежна.

По данным Json & Partners Consulting, производительность труда в российском сельском хозяйстве отстает от производительности в немецком в три раза, а урожайность в нашей стране ниже в 2,5-3 раза. И это следствие не только технологического отставания, но и отсутствия рабочей этики — всегда находятся сотрудники, которые некачественно выполняют свою работу. Исправить существующее положение дел сможет только автоматизация. Именно благодаря ей в России растут надои и повышается качество молока, а птицеводы и свиноводы приблизились к мировым стандартам производства и получили возможность экспортировать свою продукцию.

Использование роботизированных комплексов в сельском хозяйстве позволяет повысить эффективность бизнес-процессов в среднем на 50-70%.

Уже не экзотика

Многие российские агрохолдинги и перерабатывающие компании уже автоматизировали бизнес-процессы и принялись за роботизацию производства, отмечает руководитель центра компетенций в АПК компании КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет. Однако внедрение этих новшеств происходит неоднородно. «В большей степени роботизации подвержены уже структурированные процессы, а также те процессы, в которых такая мера приводит к экономической эффективности», — констатирует специалист.

Есть множество примеров роботизации бэк-офисов, бухгалтерских, юридических и некоторых HR функций, где стоимость труда является достаточно высокой и наблюдается нехватка экспертов на рынке, продолжает он. «В то же время роботизация фронт-офиса, например, в агросекторе — это та область, которая, казалось бы, отлично подходит под саму идею технологической инновации, вызывает интерес, но пока довольно теоретический, потому что стоимость труда в этом сегменте гораздо ниже, и зачастую кейсы роботизации просто не выдерживают экономического анализа», — объясняет Виталий Шеремет. По его словам, это связано с тем, что человеческий труд в отечественном сельском хозяйстве дешевле, чем стоимость современного оборудования.

Однако в перспективе эта ситуация изменится. Сельское хозяйство испытывает серьезный недостаток как квалифицированных, так и неквалифицированных рабочих. Поэтому тренд на роботизацию и удешевление этих технологий со временем, с одной стороны, позволят решить проблему нехватки персонала, а с другой — создадут потребность в высококвалифицированных кадрах, которые и будут вознаграждаться должным образом, прогнозирует Шеремет.

Заменяться роботами в сельском хозяйстве будут те же люди, что и в промышленности и сфере услуг. То есть рабочие, которые выполняют монотонную и механическую работу. Именно повторяющаяся последовательность действий лучше всего поддается автоматизации. «До конца заменить людей на местах в этих сферах еще не готовы, но уже есть прецеденты, где в ряде классов задач системы вроде того же самого искусственного интеллекта, который оперирует большим объемом данных, могут выдавать лучшие с точки зрения вероятности решения, чем человек», — утверждает генеральный директор компании SibEDGE Александр Калинин. С этой точки зрения практически весь труд на фермерском хозяйстве можно автоматизировать хоть сейчас, если есть деньги.

Однако есть направления, где машинам пока еще очень далеко до человека. Хуже всего роботы справляются с творческой работой и операциями, где нет одного правильного ответа, а стало быть, агрономы, инженеры, дизайнеры и маркетологи могут быть спокойны. Хотя уже были случаи, когда люди, работающие на крупных перерабатывающих производствах, например, инженеры, вынуждены были переучиваться или уходить в другие сферы, замечает Александр Калинин. «Зачастую человек-профессионал обходится компании гораздо дороже, чем соответствующий софт. И логичное решение — заменить его. Да, пока еще идет переходный период цифровизации, хотя на сложных производствах люди уже существенно дорожают, и автоматизация становится выгодной альтернативой», — рассуждает он.

Все эти возможности пока по большей части обходят Россию стороной, потому что интенсивность инвестиций в технологическую модернизацию производства вынужденно невысока. Особенно низки темы внедрения радикально новых технологий, цифровизации, роботизации. «Так, в России закупается производственных роботов ежегодно в 80-200 раз (!) меньше, чем в Китае или США», — подчеркивает заведующий отделом Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ Илья Кузьминов.


Человеческий труд в отечественном АПК дешевле, чем стоимость современного оборудования.

Только для больших и богатых

В российском сельском хозяйстве потенциал автоматизации довольно высок только в крупных сельскохозяйственных организациях. Это связано главным образом с финансовыми возможностями таких организаций. Самыми богатыми из них можно считать производителей мяса, которые к тому же имеют все необходимое оборудование для автоматизации. «В животноводстве процессы кормления, уборки у скота, доения коров могут быть полностью автоматизированы, но необходимы квалифицированные операторы автоматизированных комплексов. В среднем комплекс в 200 голов крупного рогатого скота могут обслуживать не более 10 человек», — приводит пример старший научный сотрудник Лаборатории исследований проблем предпринимательства Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Степан Земцов.

В царстве больших компаний и крупных заводов любое сокращение рабочих рук обычно снижает себестоимость. К тому же переработка мяса — это близкая к промышленности сфера АПК, где традиционно очень активно сокращают потребность в рабочей силе. «На сегодняшний день в России поставлен курс на максимальную роботизацию промышленности. Выбранное направление влияет не на единичные хозяйственные процессы, а на систему и стратегию развития в целом», — констатирует генеральный директор УК ГК «Белый Фрегат» (группа компаний, в состав которой входит агрокомплекс с производством птицы, переработкой мяса и производством пищевой продукции из птицы) Тимур Гасиев.

Сейчас «Белый Фрегат» использует ручной труд только для производства бескостной группы. Но при расширении производства там тоже потребуется автоматизация. Однако в компании видят не только плюсы, но и минусы этого процесса.

«По данным международных аналитиков, использование роботизированных комплексов в сельском хозяйстве позволяет повысить эффективность бизнес-процессов в среднем на 50-70 % благодаря снижению расхода ГСМ, сокращению потерь воды и электроэнергии. Но, с другой стороны, у автоматизации есть и недостатки — это высокие затраты на внедрение, возможность технических сбоев, нехватка квалифицированных кадров для обслуживания систем», — рассуждает Тимур Гасиев. По его словам, сейчас ручной труд является менее затратным, но это касается лишь среднего объема производства, каким является «Белый фрегат». Однако чем больше компания развивает рынок сбыта, вводит новые бренды и виды продуктов, тем актуальнее планирование бюджета с учетом полного перехода на автоматическое производство. Иными словами, автоматизация всего производственного цикла — это серьезное капиталовложение, и вклады неизбежны, если компания ориентируется на высокий результат.

Когда производство автоматизировано, можно очень точно планировать расходы и доходы. И даже доставлять и распределять заказы без участия человека. Такие системы уже вовсю разрабатывают IT-компании. Так, компания SibEDGE работает над созданием веб-ориентированной централизованной системы, которая сможет работать со всем парком устройств мясокомбината. Система тесно интегрируется с ERP (Enterprise Resource Planning — планирование ресурсов предприятия) системой предприятия. У нее будет модернизированный, но при этом понятный интерфейс, что должно положительно сказаться на скорости работы оператора благодаря снижению количества совершаемых в процессе работы ошибок.

Программное обеспечение поможет производителям автоматизировать распределение заказов на мясокомбинатах, а заказчикам — получать свежие мясные товары в один клик.

В растениеводстве же уровень автоматизации пока меньше, и она решает конкретные проблемы, например, управления сырьем и экономии ресурсов. Заменять человека роботами там пока не планируют.

Директор Краснокамского РМЗ Дмитрий Теплов приводит в качестве примера частичной автоматизации скоростной упаковщик для заготовки корма «Сенаж в линию». Для его работы не требуется механизатор и тракторист — ему нужен всего один человек для подачи рулонов, в то время как типичному упаковщику требуется для работы до двух тракторов: один для рулонов и второй — как силовой агрегат для упаковщика. На всю эту технику нужно до четырех человек. Да и производительность будет низкой — около 25 рулонов в час, ведь люди устают, делают ошибки, им необходим перерыв. «Иногда мы встречаем ошибки, которые сотрудники допускают сознательно. Торопятся и убирают в рулоны неравномерно провяленную траву или снижают плотность упаковки рулона, чтобы заработать больше денег при сдельной оплате труда», — признается Дмитрий Теплов. Для контроля таких рабочих внедряются отдельные цифровые решения.

Появление скоростного упаковщика позволило делать до 80 рулонов в час и обеспечивать кормом до 2 тыс. голов при практически полном отсутствии людей.


Хуже всего роботы справляются с творческой работой и операциями, где нет одного правильного ответа.

Победители…

Автоматизация в сельском хозяйстве помогает снизить издержки и повысить эффективность труда, что особенно важно, когда все меньше людей готовы посвятить жизнь сельскому хозяйству. К тому же в развитых странах фермеры стремительно стареют. Например, за последние тридцать лет средний возраст американского фермера вырос с и без того немалых 50,5 лет до 58,3 лет. То есть почти все они без пяти минут пенсионеры. Одновременно с этим за последние 10 лет количество американских ферм упало на 200 тыс. — до 2 млн. «Сегодня в мире один фермер в среднем обеспечивает продукцией 155 человек, по мере развития цифровых технологий в сельском хозяйстве этот показатель вырастет до 255», — говорит Дмитрий Теплов. На практике это будет означать потерю рабочих мест.

«Исходя из нашей практики в крупных индустриальных компаниях, в среднем технология роботизированной автоматизации процессов позволяет заменить двух работников, занятых полный день на рутинном процессе», — подсчитывает управляющий партнер ЦРИИ (Центр Роботизации и Искусственного Интеллекта) Сергей Юдовский.

Зачастую именно возраст фермеров заставляет их прибегать к автоматизации, поскольку работать на ферме пожилому человеку тяжело. Поэтому японские фермеры полюбили беспилотный вертолет Yamaha RMAX для опрыскивания, ведь средний возраст фермера в Японии составляет 66 лет — производить опрыскивание своими силами уже тяжело.

Но есть и альтернативная точка зрения на технологическую революцию в АПК. В России до сих пор не везде есть газ и электричество, не то что интернет, а многим аграриям секретари помогают пользоваться банальным Скайпом, так что правильнее говорить не о роботизации, а об обновлении хозяйств. «Медленный рост производительности труда в сельском хозяйстве России на фоне опять же медленного сокращения числа рабочих мест в отрасли имеет место. Но фактор внедрения новых технологий далеко не является главным», — считает Илья Кузьминов из ВШЭ. По его словам, отдельные благополучные предприятия постепенно повышают свою техническую вооруженность, приобретая вполне традиционное производственное оборудование и машины, существующие на мировом рынке десятки лет и основанные на старых технологиях (например, доильные аппараты и тракторы). Во-вторых, оптимизируются бизнес-процессы. «Иными словами, небезнадежные предприятия вынужденно наводят порядок в производстве, ликвидируют потери сырья, порчу техники, воровство. Безнадежные, наименее эффективные предприятия продолжают отмирать, особенно интенсивно — в неблагоприятных для сельского хозяйства регионах Севера и Востока страны. И этот процесс длится уже более 25 лет», — замечает эксперт.
Тем не менее при сравнении затрат на сотрудника-человека и сотрудника-робота нужно учитывать некоторые особенности, но если брать по минимуму, то эквивалентом заработной платы является годовая лицензия робота, а эквивалентом обучения — стоимость разработки, поясняет Сергей Юдовский. По обоим показателям робот обходится дешевле и, что самое главное, выполняет рутинные процессы точнее, чем человек.
«Если мы рассмотрим предложения крупных вендоров таких технологий, то самая дешевая лицензия обойдется примерно в 150 тыс. рублей в год, при этом с данной лицензией можно будет запускать абсолютно разных роботов, выполняющих совершенно разные процессы. Вряд ли в современных реалиях можно представить сотрудника, обладающего всеми необходимыми навыками и согласного работать круглосуточно за 12,5 тыс. рублей в месяц, включая налоги и социальные отчисления», — приводит расчеты Сергей Юдовский.

За настройку системы нужно будет выложить более крупную сумму, однако срок окупаемости составляет несколько месяцев, особенно если мы говорим о крупном процессе, где заняты десятки сотрудников на полной ставке.

Учитывая, что комбайнеры сейчас в сезон получают сотни тысяч рублей, а механизаторов ищут по соседним регионам, в скором времени все агрохолдинги поймут выгоду от автоматизации, считают эксперты. Никто из них не привык и не будет работать за 12,5 тыс. и уж точно не будет работать 24/7, как это делает роботизированная техника для посева и уборки, а также дроны для контроля за посевами.


Сегодня в мире один фермер в среднем обеспечивает продукцией 155 человек, а по мере развития цифровых технологий в сельском хозяйстве этот показатель вырастет до 255.

… и проигравшие

Проигравшими, как всегда, оказываются обычные сельские жители. Причем образование их может не спасти от безработицы. Роботы вытесняют доярок, а новая техника требует меньше механиков, но сколько именно из них потеряли работу, никто не знает, потому что конкретных данных о структуре занятости в сельском хозяйстве в статистике нет. Известно только, что рабочие места теряются очень быстро. «В целом в 2015 году в России, по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, насчитывалось около 1 млн работников (0,8 млн постоянных), занятых на сельскохозяйственном производстве в крупных и средних сельскохозяйственных организациях. Для сравнения, в 2006-м их было 2,3 млн, то есть число работников агропредприятий сократилось в 2,3 раза, в том числе в результате определенных процессов механизации и автоматизации», — приводит пример Степан Земцов из РАНХиГС.

По его данным, 58 % занятых в АПК людей могут быть заменены роботами. Поскольку автоматизация производства наиболее вероятна именно в крупных сельхозпредприятиях, в которых постоянно занято не более 0,8 млн человек, то в перспективе к 2030 году работу потеряют около 460 тыс. чел. Но большинство сельских жителей и без этого не работают не то что в АПК, а даже просто на селе.

«Сейчас в России насчитывается около 16,2 млн сельских жителей трудоспособного возраста, из них трудоустроено 14,8 млн чел, при этом в сельском, лесном и рыбном хозяйстве занято не более 4,2 млн чел., то есть всего 28,3 %», — приводит данные Степан Земцов. В последние годы занятость сельских жителей в сельском хозяйстве падает очень быстро: еще в 2006 году более 45 % из них работало в АПК. Уже только поэтому большую часть сельских жителей процессы автоматизации в сельском хозяйстве не волнуют — они их просто не касаются.

Учитывая сильное технологическое отставание российского АПК, лучше всего себя будут чувствовать высококвалифицированные специалисты с сильным высшим образованием. «Неизбежно будет происходить дальнейшая поляризация заработной платы таких специалистов, но скорее по причинам экономического, а не технологического характера, — предсказывает Илья Кузьминов. — Современным успешным агрохолдингам требуются талантливые, выдающиеся по своим личностным качествам специалисты практически за любые деньги, а таких специалистов крайне мало».

В итоге посредственные специалисты с высшим сельскохозяйственным образованием будут работать на не особо успешных сельхозпредприятиях, получая зачастую не больше, чем низкоквалифицированные рабочие на тех же предприятиях, полагает он. Единственной наградой за высшее образование для них будет освобождение от необходимости тяжелого физического труда.

В настоящее время говорить о сильном влияние автоматизации на количество рабочих мест не приходится — работы все меньше и без роботов.  «Параллельность процессов технологической модернизации и оттока населения из села не должна вводить в заблуждение: между ними может не быть причинно-следственной связи. Сельское население будет уезжать в города несмотря на появление в сельской местности новых рабочих мест. Сценарий вынужденной миграции из села из-за автоматизации рабочих мест в сельском хозяйстве крайне маловероятен. Тем более что сельскохозяйственная деятельность, согласно статистике, давно не является главным источником занятости сельского населения», — резюмирует Илья Кузьминов.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама