USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

Необходимо поставить барьер нелегальному обороту на рынке воды и молока

Партнерский материал


Pixabay

Pixabay

Во время экономической нестабильности недобросовестные производители активизируют свою деятельность: снижение доходов населения обусловливает повышение спроса на недорогие аналоги привычных продуктов

Особенно остро встает проблема нелегальной и контрафактной продукции на рынках продуктов повседневного спроса — питьевой воды и молока. Можно ли уменьшить риски? Об этом рассказывает вице-президент МА «Антиконтрафакт», заместитель председателя Экспертного совета при Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции Байсолт Хамзатов.

— Представьте, пожалуйста, вашу экспертную оценку относительно процента фальсификата на рынках воды и молока.

— К сожалению, в настоящее время нет единых данных, которые давали бы корректное представление о таком обороте. Причина в том, что для оценки не существует единой методики подсчета объема фальсифицированной продукции. И здесь нужно говорить более широко — о нелегальном обороте.

Конечно, есть данные официальные, приводимые министерствами и ведомствами, имеющими компетенции в данной области, работающими по утвержденным в них определенным методикам. В то же время имеются результаты исследований различных независимых институтов, ассоциаций и общественных организаций, проводимые в режиме нон-стоп. Ведь именно питьевая вода и молоко относятся к числу самых популярных и потребляемых людьми всех возрастов продуктам.

Судите сами: по данным Россельхознадзора, объем фальсификата в молочной отрасли составляет порядка 17%, тогда как независимые эксперты называют цифру от 35%. Что касается воды, то здесь погрешность даже в официальных данных варьируется в диапазоне от 2% до 25%. А по данным ФНС, около 30% проданной в прошлом году воды — неучтенная.

Международная ассоциация «Антиконтрафакт» проводила собственное исследование, причем не в крупных торговых сетевых магазинах, а в торговых точках на вокзалах, в палатках, ларьках, в придорожных кафе и других предприятиях мелкой розницы. Результаты оказались удручающими: 50-70% отобранных образцов не соответствовали нормам.

— Это действительно очень много. А что делается для уменьшения доли контрафакта?

— Отмечу: правоохранительные и контрольные органы делают все возможное для ограничения поступления на прилавок нелегальной продукции. Но одновременно правонарушители придумывают все новые и новые способы, пользуясь лазейками в законодательстве. Нередко бывает, что такие дельцы избегают наказания или отделываются незначительными штрафами. Например, распространенная в последнее время тенденция: недобросовестные производители покидают нишу розничных продаж и переходят на обслуживание социальных учреждений. Со всей страны к нам поступают сигналы о случаях поставок не только не соответствующей никаким нормам, но и неизвестно где произведенной молочной продукции в детсады, школы, больницы. Между прочим, продукции поставляется на легальных основаниях, то есть через госзакупки. Вопрос: куда отнести эти нарушения? В «ненаблюдаемые статистикой»?

Очень надеюсь, что эксперимент по маркировке воды и возможная обязательная маркировка изменит ситуацию на рынке. Сейчас правильную инициативу предложил Минсельхоз: совместить данные по добыче и розливу воды. Сколько добыто — столько разлито. И не больше!

— Отмечается ли динамика роста доли контрафактной воды и молочной продукции в РФ?

— Пищевая отрасль традиционно является высокомаржинальной, поэтому здесь существует высокий соблазн и дальше наращивать производство нелегальной продукции. Допустим, использование жиров и других компонентов немолочного происхождения делает попытки добросовестных производителей конкурировать на рынке тщетными, так как использование тропических масел или свиного жира в молоке делают продукцию более выгодной по цене.

Что же касается пресечения незаконного оборота, здесь очень многое зависит от инициатив государства. В нашей стране принята Стратегия национальной безопасности РФ, Доктрина продовольственной безопасности РФ, положения техрегламента Таможенного Союза «О безопасности пищевой продукции». Все это дает основания надеяться, что население получит сельхозпродукцию и продовольствие, не угрожающие здоровью и жизни. Причем, когда мы говорим «угроза жизни и здоровью от потребления не соответствующих нормам продуктов питания», это нужно понимать буквально. По данным Роспотребнадзора и НИИ питания РАМН, более 30% всех заболеваний в России в 2015 году было связаны с нарушением питания. В их число входят сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, ожирение, сахарный диабет и так далее. А ведь все они относятся к так называемым управляемым патологиям, распространенность которых можно снизить благодаря качественному питанию.

— Как вы считаете, существует ли угроза роста контрафакта из-за событий в Беларуси?

— Я понимаю, с чем связан этот вопрос. Беларусь сохранила советские традиции в сельском хозяйстве. Там до сих пор действуют методологические положения контрольно-надзорной деятельности, взятые из существовавшей тогда комплексной системы управления качеством (кстати, многие из этих положений сегодня применяются в странах Евросоюза). Соответственно, белорусские продукты питания, а особенно молоко пользуются доверием и спросом у части российских потребителей. Доля рынка белорусских производителей имеет ежегодный стабильный прирост, иногда даже вытесняя продукцию известных мировых концернов.

Сегодня в республике Беларусь наблюдается политическая турбулентность, на некоторых предприятиях была угроза стачек и забастовок. Поэтому считаю, что вариант появления контрафактной продукции на российском рынке в связи с этими событиями не исключен. Белорусская экономика очень зависит от синхронной работы всех предприятий, задействованных в производственной сфере. Выход из строя одного из производств скажется на работоспособности другого — по принципу домино. А если уменьшится выпуск продукции, предназначенной для поставок на российский рынок, тут же активизируются нелегальные производители. Они захотят заполнить освободившуюся нишу заведомо низкокачественными продуктами под известными белорусскими марками. Но все же надеюсь, этого не произойдет.

— Что, по-вашему, может стать барьером для попадания на рынок контрафактной воды и молока?

— Никогда нельзя забывать: упакованная вода и молоко — это продукты, имеющие устойчивый спрос и потребление. Поэтому, вне всяких сомнений, попытки производить нелегальную продукцию будут наблюдаться. Есть надежда, что введение обязательной маркировки в этих товарных группах позволит взять под контроль процессы производства и реализации.

С учетом того, что система маркировки и прослеживаемости направлена на контроль продукции на выходе, а взаимная интеграция маркировки средствами национального оператора и ГИС «ВетИС» позволит минимизировать и исключить оформление продукции недобросовестными производителями. Возможно, в этом случае они решат вывести свою работу в легальное пространство.

реклама