USD

71.211 (0,31%)

EUR

82.538 (0,06%)

MOEX

4252.23 (-0,23%)

BRENT

85.73 (1,03%)

Пшеница

735.2 (0,16%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

71.211 (0,31%)

EUR

82.538 (0,06%)

MOEX

4252.23 (-0,23%)

BRENT

85.73 (1,03%)

Пшеница

735.2 (0,16%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

71.211 (0,31%)

EUR

82.538 (0,06%)

MOEX

4252.23 (-0,23%)

BRENT

85.73 (1,03%)

Пшеница

735.2 (0,16%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

71.211 (0,31%)

EUR

82.538 (0,06%)

MOEX

4252.23 (-0,23%)

BRENT

85.73 (1,03%)

Пшеница

735.2 (0,16%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

71.211 (0,31%)

EUR

82.538 (0,06%)

MOEX

4252.23 (-0,23%)

BRENT

85.73 (1,03%)

Пшеница

735.2 (0,16%)

Сахар

0 (0,00%)

Евгений Ненашев, «МЕГАМИКС»: «Задача номер один — продолжать расти по объемам и доле рынка»

Партнёрский материал


«МЕГАМИКС»

«МЕГАМИКС»

Интервью с советником генерального директора группы «МЕГАМИКС» Евгением Ненашевым об итогах 2020 года и планах компании на 2021 год

— Как компания завершила 2020 год?

- Мы увеличили выручку более, чем на 20%. Перешагнули рубеж в 11 млрд руб. в годовом выражении по РСБУ. Операционная прибыль выросла более чем на 50%.

— Под влиянием каких факторов вам удалось вырасти? За счет чего, кроме валютной и инфляционной составляющих, стал возможным такой рост? 

- Валютная составляющая повлияла в силу того, что килограмм нашей продукции подорожал по объективным причинам. Наверное, настолько затяжного периода девальвации ранее не наблюдалось. Если переходить к производственным показателям, то нельзя не отметить прирост в секторе КРС. Этот сегмент для нас — один из стратегических, учитывая высокую диверсификацию этой отрасли. Вообще доля рынка в сегменте КРС у нас выросла процентов на десять. Не внутри компании, а во всем сегменте премиксов для КРС в России. 

— А доля «МЕГАМИКС» на всем рынке премиксов — как она изменилась за год?

- Окончательные итоги года подводятся, но уже можно сказать, что «МЕГАМИКС» нарастил рыночную долю где-то на 5%. Это более 100 тыс. т 1%-ного премикса, и из этих объемов было произведено более 10 млн т российских комбикормов. Это более 30% комбикормового рынка в целом. А в яичном птицеводстве доля компании превышает 40% рынка.

— Акционеры компании говорили о всплеске продаж премиксов весной.

- Да, в апреле был заметный всплеск продаж — я бы даже сказал, месячный максимум. Тогда было продано около 8 тыс. т на сумму более 1 млрд руб. Такого продуктивного рекордного апреля еще не было за всю историю компании. Потом началось снижение: во-первых, клиенты за апрель закупили максимум возможного, а во-вторых, из-за традиционной летней сезонности. Начиная с июля, августа, а затем в сентябре рост спроса на премиксы возобновился. Это произошло отчасти вследствие поддержки населения — государство помогло деньгами домохозяйствам через дотации на детей, пособия по безработице, пожилым людям, которые остались на самоизоляции и т. д. Часть этих средств были потрачены на продукты животноводства, поэтому и спрос на нашу продукцию снова стал оживляться. По итогам года потребление мяса выросло. Вырос и спрос на кормовые добавки.

— Вызовы 2020 года — СOVID, растянутая во времени девальвация, падение цен на мясо и т. д. Как компания их преодолевала? 

- COVID прежде всего влияет на человека. Естественно, он оказал влияние на персонал. Мы научились быстро перестраиваться и взаимозаменять друг друга: были случаи, когда руководители площадок, производств вставали и подменяли работников, которые не могли исполнять свои обязанности. Были и дозировщиками, и грузчиками, кем только им не приходилось быть.

В плане бизнеса коронавирус сильно повлиял на логистические цепочки — особенно в марте, когда границы стали закрываться, и отсутствовало понимание, сколько это продлится и что будет дальше вообще. У нас произошло удлинение логистики — условно говоря, то, что ранее доставлялось за неделю, теперь стало доставляться за две недели. 

Падение цен на мясо тоже пришлось пережить. Из-за COVID, локдауна, который был в первую волну пандемии, у многих перестал расти либо упал доход. Люди все свои расходы какое-то время направляли исключительно на базовые потребности, что привело к временному прекращению роста спроса на мясо. На это еще наложилась инфляция цен на корма: был резкий рост котировок зерна, да еще в подорожавших долларах. Это сильно повлияло на животноводческий сегмент: у них цена на все входящие ресурсы ушла вверх на 20-30%, и они оказались зажаты снижением покупательской способности населения и резким ростом кормовой себестоимости. А она, напомню, в животноводстве занимает минимум 70%.

В этих непростых условиях команда «МЕГАМИКС» научилась лучше чувствовать друг друга, лучше понимать, как быстро реагировать на постоянно изменяющиеся обстоятельства, включая любую неожиданную коммуникацию со стороны клиента.

— Как выросли себестоимость премиксов и их цена?

- Доллар за 2020 год подрос процентов на 20-30 в зависимости от конкретных значений в конкретную дату. Наш премикс вырос в цене в среднем на 10%. И это, заметьте, в рублях, хотя в себестоимости премикса валюта занимает до 80%. Конечно, валютные затраты растут намного быстрее. Но мы вынуждены считаться с ситуацией на рынке, включая непростое финансовое положение свиноводов и птицеводов.

— А были просьбы клиентов не повышать цену на премикс или снизить ее?

- Такие просьбы поступают всегда, и в 2020 году это не стало какой-то новой тенденцией. Такие просьбы вполне закономерны, и их можно понять с точки зрения ведения бизнеса клиентов, многим из которых в прошлом году пришлось действительно непросто. Но наши возможности тоже небезграничны, уверен, что и возможности наших коллег по цеху, когда мы говорим про конкурентов. Что мы отвечали клиентам? «Хотите дешевле — пересматривайте программу кормления под вашу ответственность». Некоторые пересматривали ее в сторону удешевления. Но в таких случаях всегда нужно понимать, что вы как производитель молока, яйца, мяса рискуете попасть в ситуацию, когда продуктивность животных, которая генетически заложена (особенно это касается птицы и свиней), просто не реализуется. И, сэкономив на кормовых добавках и удешевив кормовую программу, вы в итоге почти заведомо проигрываете на уровне продукта: в его качестве и даже объеме. Поэтому здесь нужен разумный баланс экономии и тот предел, за которым — неизбежные потери для вашего бизнеса. Так мы объясняли клиентам, и в большинстве случаев находили понимание.

— Какие продукты и кормовые решения стали основными драйверами в 2020 году для вас?

- Это, в первую очередь,  продукты для КРС. Есть два базовых понятия — «стандарт» и «специалитет». Стандарт — это стандартный вариант премиксов, которые позволяют балансировать кормовую базу в зависимости от состава комбикормов. Специалитет представляет собой продукт, воздействующий более точечно на здоровье определенных органов животного, на их функциональность. Из числа таких продуктов очень хорошие результаты дал «МЕГАБУСТ РУМЕН» для КРС. На него не было ни одного негативного отзыва, не было ни одного клиента, кто бы сказал: «А у меня это не сработало». Срабатывает у всех. Также мы в 2020 году сделали первые шаги по работе с нашими спецпродуктами для птицеводства. Это было связано с тем, что мы вышли на рынок комбикормов — ранее купили комбикормовый завод в Новой Москве, и в 2020 году, по сути, вошли в сезон как производитель. Здесь мы сделали для птицы очень хороший продукт — престартерный корм. Все клиенты, которые его попробовали, отметили: да, он дороже, чем продукт конкурента и, по сути, с тем же спектром действия. Но компании, которые у нас его взяли и потом посчитали экономику, признали, что удорожание того стоило. Хорошие результаты показали все продукты для КРС, в том числе специалитеты и престартеры.

— С чем вы связываете драйв со стороны сегмента КРС помимо того, что в отрасли наметился устойчивый, видимый рост?

— Это был для нас самый активный сегмент в ушедшем году. Если на начало года «МЕГАМИКС» обслуживал 170 клиентов в этой сфере, то сейчас обслуживает порядка 230. Во-первых, в отрасли не первый год имеет место устойчивый рост. Начинают работать большие инвестиции, в том числе бюджетные, вложенные ранее в производство молока, и сейчас наступает момент отдачи. Во-вторых, установились комфортные для производителей цены на молоко. В-третьих, стали состоявшимся бизнес-укладом так называемые мегафермы со своим очень высокотехнологичным подходом. А он требует особого внимания к кормовой базе и вообще к кормам — к их аналитике, составлению кормовых программ, эффективности, расчетам и т. д.

В секторе КРС сейчас интересная для нас стадия — в отличие от свино- и птицеводства, рынок не насыщен, производство растет, и есть потенциал еще минимум нескольких лет такого органического роста. Здесь есть, где развиваться, в том числе по спецпродуктам — таким, как «МЕГАБУСТ РУМЕН». Он воздействует на определенные точки эффективности — в данном случае на микрофлору рубца коровы. Как следствие, в очень короткий срок виден результат с точки зрения роста надоя молока. Или есть продукт «МЕГАЛИВ-К» - гепатопротектор, воздействующий на печень. У коровы это один из органов, подверженных постоянной высокой нагрузке, и его нужно поддерживать. У нас есть продукты, которые необходимо использовать после отела, и многие другие.

— Вы достаточно успешно пережили первую волну коронавируса, которая была с марта где-то по июнь. Что позволило удержаться на рынке, и показать рост?

- Первое — многолетняя история нашей компании на рынке, наработанные репутация, связи, клиентское портфолио. Тактически нам очень помогло наличие своего автопарка, особенно в марте и апреле, когда все перевозчики просто остановились или возили продукты первой необходимости типа гречки. Либо соглашались на доставку за огромные, неоправданные деньги. И мы просто по максимуму использовали свой транспорт. Потом, все-таки, помогло наличие двух площадок и персонала там и там, которые оказались взаимозаменяемы, понимание ситуации всеми подразделениями, взаимопомощь в режиме 24/7. 

— А приходилось ли пересматривать рабочие, производственные процессы — в том числе из-за заболевания сотрудников коронавирусом?

- Пришлось так же, как и всем. В плане организационных моментов все было стандартно: ввели на предприятиях и в офисах измерение температуры, обработку рук, обязательное ношение масок и перчаток. Научились работать дистанционно. Понятно, что производство и логистика на удаленке невозможны, так же как работа склада и транспорта. Но когда мы говорим про службу продаж, закупок или офисный персонал — там это сработало: многих перевели на удаленку, и эти люди продолжают работать в дистанционном формате. В общей сложности более 30% офисного персонала. Вот в этом формате пришлось изменить производственные процессы. И главное, у людей произошла в хорошем смысле слова революция сознания, они научились больше и лучше работать в форс-мажорных условиях. При пиковых загрузках, которые мы пережили в прошлом году, теперь не будет такого, как раньше, когда говорили: «Ой, нет, это невозможно, этого мы не потянем». Но все же потянули, и теперь все понимают, что предел наших возможностей не достигнут, хотя сделано очень много.

Хочу отметить, что с началом пандемии очень быстро отреагировали все службы. Системно и слаженно сработали Минсельхоз, Роспотребнадзор, Россельхознадзор. Были быстро приняты и разосланы все необходимые рекомендации, госорганы были всегда на связи 24х7, причем с высокой готовностью проконсультировать и помочь. 

— То есть революция сознания заключается в том, что люди научились работать более интенсивно, причем в условиях стресса — в том числе связанного со скачком или падением спроса на продукт. Что еще изменилось?

- Примерно год назад мы усилили всю инфраструктуру, вложив весомое количество средств. Причем делали запас под расширение мощностей, так как были планы по новым продуктам. Думали, обязательно все доведем до ума, но попозже. А получилось так, что доводить пришлось внезапно, быстро, и раньше, чем думали. И созданный задел — софт, дата-центры, расширение каналов связи — очень пригодился в кризисном году. Еще раз акцентирую, что заработали удаленные каналы связи, и в этом плане наша IT-служба в горячем временном режиме сделала большое дело, подключив сотни людей к корпоративным онлайн-коммуникациям. Все сработало, вся инфраструктура выдержала, хоть и была создана недавно. 

— Как изменился за год профиль клиента компании, и изменился ли?

- Я бы так не сказал: с нами и до 2020 года работала основная часть лидеров рынка. Что интересно отметить: мы ни разу не остановились, и никому не отказали даже в растущих объемах премикса. К апрелю крупные клиенты увеличили объемы отгрузок премиксов. Они во многом и обеспечили тот месячный максимум, о котором мы говорили. Я в силу конфиденциальности не буду называть покупателей, но были дни, когда приходили большие заявки от пяти-семи лидеров рынка из топ-15. Они оценили наше преимущество — диверсифицированные производственные площадки и достаточный резерв мощностей. Мы могли в короткий промежуток времени «догрузить» любой из заводов. Нужен прирост в 20%? Давали +20%, благо сырье было в наличии. 

— В 2020 году, как вы сказали, драйвером роста был сегмент премиксов для КРС. А что будет драйвером-2021?

- Тоже КРС. Рынок достаточно емкий по росту спроса, и нами не до конца охваченный. На нем еще можно достаточно долго расти. При этом в птицеводстве мы также ставим себе амбициозную цель — прирасти минимум на 5% по доле рынка. Связано это с тем, что в отрасли есть ряд клиентов, с которыми хотелось бы работать в больших объемах, чем сейчас. Мы понимаем их потребности, мощности, перспективы. Поэтому будем усиливать данное направление. Там ждем значительно большего прироста, чем те 10%, которые компания прибавила в 2020 году.

— Структура продаж претерпит какие-то изменения в новом году?

- Она останется аналогичной 2020 году: на первом месте — продукты для птицеводства, на втором -  КРС, на третьем — свиноводство. Объясню, почему свиноводство только на третьей позиции. Многие удивляются, когда слышат такое, так как эта отрасль — второй по объему мясной рынок в России. Большинство свиноводческих предприятий — новые производства, включая их комбикормовые заводы. И они, как никто другой из животноводов, в силу своей новизны работают с очень низкой концентрацией премиксов. Средние птицеводы могут покупать 1-1,5%-ный премикс, а 80% промышленных свиноводов работают уже на 0,2%-ном премиксе. Причина — более высокая точность смешивания на комбикормовых заводах. Чем новее завод, тем с большей точностью он может размешать премикс в комбикорме.

— Покажет ли свиноводство в 2021 году рост спроса на премиксы и кормовые добавки? Все-таки отрасль продолжает находиться как под ценовым, так и под спросовым давлением.

- По данным Национального союза свиноводов, производство свинины в стране должно в 2021 году вырасти на 2-3% с учетом вновь вводимых мощностей. Мы с этим прогнозом согласны, и ожидаем, что примерно на ту же величину вырастет и спрос на премикс. Я бы сравнил свиноводов с сектором КРС — в том плане, что они теперь вынуждены так же тщательно работать над эффективностью, как многие годы работают молочные животноводы. Когда конъюнктура цен на мясо была благоприятной, а двузначная EBITDA была для свиноводов нормой, мало кто глубоко вникал в рационы и в технологии. Сейчас мы уже второй год видим устойчивую тенденцию: даже опытные игроки рынка начинают задавать вопросы, требуют  глубокого и профессионального консультирования. По кормовым программам, по рационам, по содержанию животных, технологиям кормления, новым кормовым добавкам, дающим дополнительный эффект и позволяющим оптимизировать себестоимость продукции. Это очень ярко выраженный тренд. Ряд клиентов расширяют сотрудничество с «МЕГАМИКС» исключительно благодаря тому, что у нас есть в команде люди, которые готовы им помочь своими знаниями, экспертным мнением.

— В 2021 году какие продукты будет запускать компания?

- Конкретных брендов я до их запуска называть не могу. Скажу лишь, что будут новые продукты для КРС — в частности, специалитеты, и новые продукты для свиноводства.

— Какие еще планы у «МЕГАМИКС» на год?

- Задача номер один — продолжать расти по объемам выпуска премиксов, специальных продуктов и доле рынка. В первую очередь — в сегменте КРС, во вторую — в свиноводстве, если говорить о темпах. Если говорить о задачах с точки зрения выручки, то здесь в полной мере все будет зависеть от курса валют, учитывая его огромную долю в себестоимости продукта. Минимум роста должен быть на уровне 10% в объемном выражении, то есть в готовой продукции, а также по рублевой выручке. За 2020 год мы сделали большой прорыв в лабораторном сервисе. NIR-аналитика и другие решения используются нами в полном объеме. В 2021 году планируем продолжать и углублять эти наработки. Увеличим число специалистов по продажам. Учтем и закрепим позитивный опыт удаленной работы непроизводственного менеджмента, который позволил нам сократить часть затрат без снижения эффективности и управляемости.