USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

Алексей Мартыненко: «Технологии дают своим обладателям конкурентное преимущество»

Партнёрский материал


«Мустанг Технологии Кормления»

«Мустанг Технологии Кормления»

Основатель и собственник компаний «Мустанг» и «Унагранде Компани» о том, какую роль играют в животноводческом бизнесе технологии кормления, о научных разработках, антибиотиках и расширении собственной бизнес-экосистемы

— Компания «Мустанг» на рынке с 1993 года. За это время в экономике и технологиях произошли серьезные изменения. Как за это время преобразилась молочная отрасль, с которой «Мустанг» теснее всего связан?

— Мы связаны с молочной отраслью с 1993 года, и все изменения в этой сфере происходили на наших глазах. Можно смело сказать, что все эти изменения были логичными и однозначно сделали отрасль лучше в плане показателей эффективности, а качество молочных продуктов, производимых в России, однозначно перешло на другой, более высокий уровень. Конечно, есть определенные люди, которым свойственна ностальгия по советскому прошлому: мол, раньше солнце было ярче, трава — зеленее, а продукты — вкуснее. Однако это явление можно скорее отнести к побочным эффектам конкурентной борьбы, чем к реальному положению дел. Ни для кого не секрет, что 90% потребителей предпочитают покупать товары по более низкой цене, но, как говорит Джек Ма, если ты покупаешь Rolex за 20 юаней, то ты не можешь не знать, что покупаешь подделку. Понятно, что находятся предприниматели, которые хотят использовать желание потребителей сэкономить и зачастую делают это в ущерб качеству выпускаемой продукции. К счастью, рынок фальсификата каждый год сужается, и я думаю, что рано или поздно государство наведет порядок в этой сфере. Главное — не навредить избыточным регулированием и чрезмерным контролем, издержки на который больше, чем эффект от его внедрения. 

Так или иначе в России выросла и производительность ферм, и качество молока. В 1993 году цена в долларах на молоко была одной из самых низких — она составляла около 10-15 долларовых центов за литр. Это позволяло в России производить казеин (молочный белок) по конкурентной цене и поставлять его на международный рынок. В конце 1990-х ситуация изменилась: в России начали появляться компании-переработчики, которые устанавливали линии по производству йогуртов и другой молочной продукции. Естественно, выросла добавленная стоимость, а хозяйства с устаревшими технологиями постепенно банкротились из-за постоянного сокращения собственных материальных ресурсов, у большинства не было возможности инвестировать в новые фермы. В результате производителей молока стало меньше, но надои стали расти. В то время показатели продуктивности КРС в России были на уровне 3 тыс. л молока на голову в год.

Самые большие изменения произошли в молочной отрасли в начале 2000-х, когда начали строить мегафермы. Сразу стало понятно, что эффективность мегаферм значительно выше, чем даже у европейских семейных ферм на 100 голов, не говоря уже о старых колхозах с привязным содержанием. К слову, это сейчас достаточно прибыльный бизнес: по нашим оценкам, грамотно организованное производство молока в России имеет потенциал от 40 до 50% EBITDA. Далеко не в каждом бизнесе есть такие показатели. Для сравнения, в северных штатах США хорошими показателями для молочной фермы считаются около 40% EBITDA. Понятно, что создание технологичной фермы требует серьезных инвестиций и сопряжено с достаточно большими рисками, но на сегодняшний день производить молоко современными методами очень прибыльно. Скорее всего, это будет столь же выгодным в будущем из-за наличия достаточного количества земли и подходящих климатических условий для выращивания грубых кормов и содержания коров (идеальная физиологическая температура для коровы +5 °С).

За эти годы изменилось, конечно, многое. Сейчас в России средний показатель продуктивности коров — около 6-7 тыс. л. Получается, в России с начала 1990-х этот показатель эффективности молочных предприятий вырос примерно в 2,5 раза. При этом самые эффективные предприятия доят в районе 11-13 тыс. л на голову. Это соответствует лучшим мировым стандартам. При этом уровне генетики более высокая продуктивность не будет экономически эффективна до момента становления конкурентного рынка высокопродуктивных нетелей. Когда в России стоимость нетелей будет, как в США, 1,2 тыс. долларов, то появится смысл сократить срок использования коров до 2 лактаций, и тогда экономически оптимальная продуктивность коров будет на уровне 14-15 тыс. л на дойную голову. 

— Какую роль в вопросах повышения продуктивности играют технологии кормления? Что вообще понимают под технологиями кормления?

— Важно понимать, что показатели продуктивности коров — это не только надои, это прежде всего финансовый результат компании, который очень крепко связан с другими показателями: здоровьем стада, отсутствием кетоза, маститов и других заболеваний, хорошей генетикой, коротким сервис-периодом, эффективным выращиванием телят, при котором телочка осеменяется в 13-14 месяцев. Работой именно с этими показателями «Мустанг» и занимается уже 20 лет.

По сути, технологии кормления — это комплексный подход к выращиванию животных с первых дней и до конца продуктивного периода. Мы оцениваем генетические возможности стада и отдельной коровы, а затем, исходя из имеющейся в конкретном хозяйстве кормовой базы, рассчитываем рацион, который позволит получить максимальную прибыль от каждой коровы. С одной стороны, в этом процессе задействована компьютерная программа, которая все просчитывает, а с другой стороны — люди, которые принимают решения. Здесь нужен именно симбиоз людей, последних достижений науки в этой области и вычислительных возможностей компьютера, поскольку любая технология — это не только расчеты, но и путь — как это сделать. Допустим, если работник фермы развел заменитель молока для телят не при 38 градусах или разбавил водой не 1 к 7, а как-то иначе, у животных могут начаться проблемы с пищеварением. Это вещи, о которых мы постоянно говорим, которым обучаем наших клиентов. В технологиях кормления важен каждый нюанс — если пренебречь какой-то мелочью, технология просто не будет работать, она нарушается, и результат получается не оптимальным. А технологии сейчас — самое важное для бизнеса. Есть технологии — есть бизнес. Нет технологий — нет бизнеса.

Одним из этапов выхода нашей компании на новый технологический уровень стал запуск современного завода по производству концентратов и премиксов в подмосковном Ступине. Представьте, на 7 этажах, на площади 5 тыс. м² всего вместе с грузчиками, которые подвозят сырье и увозят готовую продукцию, работает 11 человек. Производственная мощность завода сейчас составляет 12-14 т/ч, но мы растем в этом направлении и планируем выйти на показатели около 19 т/ч. Производство полностью автоматизировано. И это было сделано не только для того, чтобы производить качественный продукт, — качественный продукт для нас — это must have, это практически самоцель. Такая автоматизация позволяет снизить до минимума затраты на производство.

Недавно я почувствовал себя состоявшимся предпринимателем. Состоявшимся не потому, что мои компании приносят прибыль, а потому, что у меня нет никаких вопросов к продукту, который мы производим. А за годы работы возникало много разных вопросов, в основном они были связаны с сыроделием. Например, технологию производства моцареллы мы выстраивали 13 лет. Постоянно происходили какие-то сбои: то меняется качество молока, то проблема с заквасками, то выяснилось, что часть поставщиков привозила нам молоко с антибиотиками, а мы не могли их измерить, потому что на тот момент могли определять только 4 группы антибиотиков из 15 возможных. И только когда мы купили новое лабораторное оборудование, стало понятно, что 40% поставщиков привозили нам молоко с остаточным антибиотиком, поэтому у нас сыр не всегда получался, приходилось утилизировать очень много. Кстати, 99% заводов до сих пор измеряют только 4 группы антибиотиков, как написано в регламентах, и некоторые фермеры этим пользуются — применяют антибиотики из других групп. И если для цельномолочной продукции технологически это не так принципиально, то для производства сыров «паста филата» это ключевой момент, так как процесс созревания сырного зерна затягивается, и таким образом невозможно сделать хороший сыр, и расход сырья иногда удваивается. 

Сейчас, когда мы решили все вопросы, я чувствую себя состоявшимся, счастливым бизнесменом, потому что у меня больше нет вопросов к качеству нашей продукции. Это относится и к «Унагранде Компани», и к «Мустангу».

Именно благодаря совершенствованию собственных технологий компания «Мустанг» смогла внести весомый вклад в увеличение продуктивности коров в российских хозяйствах. Мы даем сельхозпроизводителям технологию, которая реально помогает достигать хороших показателей. Это то, чего не хватает во многих отраслях. Дело в том, что просто так получить технологию очень трудно, ведь технологии дают своим обладателям огромное конкурентное преимущество. Есть технологии, значит, есть качественный продукт. Есть продукт — есть продажи, прибыль и возможность развиваться. Мы это хорошо знаем из собственного опыта: успех компании «Унагранде Компани» как раз заключается в том, что мы смогли выстроить технологию производства сыра с помощью наших итальянских коллег, постоянных улучшений и фанатичного отношения к качеству.

by_Anton_Galkin_(@nehaltura)_4718.jpg

— Арсенал компании «Мустанг» не ограничивается решениями для КРС, есть еще и продукты для птицеводства и свиноводства. Не могли бы вы коротко обозначить самые интересные на данный момент направления развития?

— Безусловно, продукция для крупного рогатого скота наиболее полно представлена в ассортименте «Мустанга». По сути, для КРС мы предоставляем полностью технологию кормления: начиная с выращивания теленка и заканчивая последней фазой лактации. Для этого у нас есть все необходимые технологии, есть завод, который производит продукцию — кормовые добавки, премиксы для разных периодов жизни. Если же говорить о свиноводстве, то там мы фокусируемся больше на молочном периоде выращивания поросят: престартерах, препрестартерах для молочных поросят, решениях для свиноматок — то есть на всем, что связано с молочными продуктами и выращиванием до отъема.

Также в продуктах для свиноводства и птицеводства можно выделить направление органических кислот. Продукция, представленная в этом направлении, нацелена на борьбу с патогенной микрофлорой. По опыту клиентов «Мустанга», использование органических кислот для борьбы с патогенной микрофлорой позволяет существенно сократить применение антибиотиков на животноводческих предприятиях. Мы боремся за то, чтобы в сельском хозяйстве использовали как можно меньше антибиотиков, ведь это глобальная проблема. 80% антибиотиков в мире используется в сельском хозяйстве, соответственно, темпы появления резистентности к антибиотикам повышаются, и антибиотики и на животных, и на людях глобально работают хуже и иногда вообще не помогают. Это большая угроза для всего мира, поскольку изобрести новый антибиотик не так-то просто. И если человечество сейчас не обратит на это внимание, это может вылиться в очень серьезные проблемы в дальнейшем. В основном большая часть антибиотиков в животноводстве — это кормовые антибиотики для свиноводства и птицеводства. Для коров используется лишь небольшая часть антибиотиков и исключительно для лечения маститов (в виде инъекции), а не в качестве добавки к корму. При этом молоко, которое дают коровы, проходящие лечение, применять для производства молочных продуктов нельзя. Однако американские фермеры часто используют такое молоко для выпойки телят. Некоторые российские сельхозпроизводители, к сожалению, переняли этот опыт. Заменители молока стоят денег, а тут пропадает столько «добра». Но мало кто задумывается о последствиях такой сиюминутной экономии. Уже на уровне теленка идет привыкание к антибиотикам, и это ударяет по будущему многих хозяйств. Мы пытаемся объяснять, что это неправильно, что такое решение сегодня приведет к проблемам через 3 года. Ведь именно через 3 года начинаются реальные проблемы, когда коровы не выходят на нужный потенциал. Думаю, нужно какое-то время, чтобы производители молока установили причинно-следственные связи и поняли это.

— Какие страны больше всего преуспели в борьбе с неразумным применением антибиотиков?

— Пожалуй, дальше всего в этом вопросе продвинулись в Европе: там запрещено использовать антибиотики в кормах, а для борьбы с заболеваниями животноводы в ЕС активно применяют биопрепараты, фитобиотики и органические кислоты, среднецепочные жирные кислоты. В России ситуация неоднозначная: официального запрета на использование антибиотиков в кормах нет. Но производить обычные корма и корма с антибиотиками на одной линии нельзя. Если вы хотите производить корма с антибиотиками, то нужно иметь другую линию и, по сути, отдельный завод. На нашем заводе мы не можем использовать антибиотики, и это очень строго мониторится Россельхознадзором. В США ситуация обстоит если не так же, как в России, то хуже. О Китае и говорить не стоит — там антибиотики используются пока без ограничений. Безусловно, антибиотики необходимо применять в случае болезни животных. Но минимизировать их применение — в наших, общечеловеческих интересах.

LEV_7005.jpg

— Вывод на рынок новых продуктов всегда сопряжен с научными разработками. Чем в этом плане может похвастаться компания «Мустанг»?

— Научные разработки и эксперименты — часть нашего бизнеса. Каждые 3 месяца мы выводим на рынок новые продукты. И среди них есть наши уникальные разработки. Так, наш отдел научных исследований создал целую линейку функциональных продуктов. В основном это продукция для молочного КРС. Например, одним из результатов наших многолетних испытаний и разработок является «Руменфит» —комплексная добавка для лактирующих коров, которая улучшает рубцовое пищеварение. И такие уникальные продукты есть практически в каждой категории. Среди заменителей молока для телят это «Нэомилк» — заменитель молока на полностью натуральной основе без растительных компонентов. Даже у ведущих европейских поставщиков технологий кормления нет подобных продуктов. Наши сотрудники продолжают работать над созданием новых функциональных продуктов. Важно отметить, что мы не подсматриваем идеи продуктов у конкурентов. Мы оцениваем, что заботит наших клиентов, и работаем в этом направлении. Кстати, сейчас ведем R&D-проект с компанией — резидентом Сколково. Мы пытаемся существенно увеличить биодоступность одной органической кислоты. Сейчас происходит апробация данного продукта в одном агрохолдинге. Если наша гипотеза, согласно которой эффект от этой органической кислоты будет сопоставим с эффектом от антибиотиков в кормах, подтвердится и мы найдем адекватную технологию производства, это внесет вклад в решение глобальной проблемы чрезмерного применения антибиотиков в животноводстве.

— Деятельность вашей компании связана не только с технологиями кормления, вы предлагаете своим клиентам и цифровые решения. Расскажите, пожалуйста, как развивается это направление в компании «Мустанг».

— Если говорить о темпах развития технологий в животноводстве, то одними из первых вышли на новый уровень технологичности птицеводство и свиноводство. Они гораздо быстрее стали более эффективными в силу ряда причин. А молочное животноводство было, скорее, в отстающих. Во-первых, корова в принципе животное непростое — у нее четыре желудка, а не один, как у поросенка. Во-вторых, ее жизненный цикл значительно длиннее, чем у цыпленка или поросенка. Все это затрудняло сбор данных и, соответственно, замедляло процесс развития цифровых технологий. Тогда мы решили собрать команду программистов и сделать цифровую платформу, которая бы упростила процесс сбора и анализа данных в молочном животноводстве. Так родилась наша платформа «Агроинтеллект». Сельхозпроизводитель вводит в программу данные, искусственный интеллект проверяет достоверность этих данных, после чего программа строит модель производства, учитывающую все затраты, на базе которой владелец предприятия может принимать взвешенные решения.

Сейчас «Агроинтеллект» входит не только в экосистему «Мустанга», но и в экосистему Сбербанка. Мы ожидаем, что этот проект будет активно развиваться и сможет придать ускорение всей молочной отрасли, поможет ей стать высокотехнологичной.

— Сельхозпроизводители в массе своей люди весьма консервативные, далеко не все нововведения их привлекают. Насколько охотно фермеры тестируют «Агроинтеллект»?

— Наша платформа достаточно проста в использовании. Она подключается к 1С, к системе управления стадом. Все необходимые датчики мы устанавливаем сами, избавляя сельхозпроизводителей от головной боли. Клиенту мы представляем только интерфейс, где в простой и наглядной форме собственники и зоотехники могут увидеть все показатели: надои, себестоимость, показатели кормления, питательность корма, статистику по состоянию здоровья животных. Мы научились разворачивать данную систему даже удаленно в течение 2 суток. 

Конечно, сельхозпроизводители могут быть консервативны. Кто-то действительно пока не готов к таким экспериментам. Но собственник, который вложил в ферму несколько миллиардов рублей, как правило, готов быть более гибким, поскольку он заинтересован в возвращении инвестиций. Он хочет добиться эффективности и готов внимательно анализировать данные для принятия компетентных решений.

Мы не думаем, что все клиенты будут пользоваться цифровыми решениями. Но тем, кому важна прозрачность и финансовый эффект, цифровая платформа точно будет интересна. Кстати, прозрачность как раз является одной из причин, по которой Сбербанк заинтересовался нашим проектом. Они понимают, что если они кредитуют хозяйство, в котором есть цифровые решения, то никого обмануть невозможно, потому что там искусственный интеллект проверяет достоверность данных. Сотрудники банка в режиме реального времени могут посмотреть все показатели хозяйства и задать правильные вопросы. Ведь иногда на фермах плохие финансовые показатели из-за проблем в организации труда, и как следствие, проблемы в кормлении, доении, осеменение и т. д. Чтобы видеть эти проблемы и оперативно их решать, нужно, чтобы кто-то о них говорил и решал. В этом смысле «Агроинтеллект» очень хороший помощник как для управляющих ферм, так и для владельцев.

— Начиная с 1990-х каждое десятилетие вашей жизни связано с каким-то масштабным проектом: в 1993 году вы основали «Мустанг», в 2003-м купили «Севский маслодел», в 2015 году было серьезное обучение в Harvard Business School. Планируете ли в это десятилетие начинать какое-то масштабное дело?

— У обеих наших компаний уже есть дочерние проекты, которые вышли из-под родительского крыла и стали вполне самостоятельными. У «Мустанга» это «Агроинтеллект», о котором говорилось выше, а у «Унагранде Компани» — Unagrande YogaClub и «Сочетайзер». В Unagrande YogaClub мы представляем уроки йоги на YouTube и в приложении. На сегодняшний день 1 млн уроков в месяц проводится на YouTube и в наших приложениях в IOS и Android. Этот проект уже стал зарабатывать деньги и вышел на самоокупаемость. Выручка только в IOS в апреле превысила 1 млн руб.

Другой проект — «Сочетайзер» — посвящен рецептам. Там мы начали продавать рекламу, и проект тоже выходит на самоокупаемость. Все наши проекты объединены в экосистему. И пока у меня нет планов по созданию каких-то отдельных бизнесов. Сейчас основная задача — развивать экосистему, в которой один бизнес помогал бы другому. Раньше у российских бизнесменов была установка, что нужно делать вертикально-интегрированный холдинг от поля до прилавка. Однако вертикальная интеграция не всегда является гарантом успеха. На мой взгляд, в наше время правильнее создавать именно экосистему, в которой все проекты помогали бы основному бизнесу.

— Прошлый год был тяжелым не только в плане бизнеса, но и эмоционально. С чем ваши компании вошли в 2021 год?

— Для многих компаний прошлый год стал серьезной проверкой на прочность. И если для одних выход на удаленку обернулся стрессом, наша команда была к этому полностью готова. Дело в том, что мы не выстраивали классическую систему менеджмента, при которой над каждым сотрудником есть вышестоящие руководители, которые постоянно следят за его деятельностью. В «Мустанге» и «Унагранде компани» никто ни за кем не следит, каждый сотрудник выполняет свою функцию на благо общего дела, как муравьи в муравейнике. И поэтому выход на удаленку для офисных работников ничего не изменил, а производство работало в прежнем режиме. Мы были достаточно хорошо подготовлены к этой ситуации именно организационно, поэтому никто не пострадал. Напротив, мы восприняли сложившуюся ситуацию как некую возможность для развития. Например, резко возросла популярность нашего проекта Unagrande YogaClub: до пандемии число подписчиков росло примерно на 200-300 человек в день, а во время пандемии только скачивания в Apple Store доходили до 4 тыс. ежедневно. А просмотры канала в YouTube увеличились до 2 млн в месяц. Продажи наших сыров взлетели в момент пандемии на 20-25%, несмотря на потерю рынка HoReCa. Оказалось, что наши клиенты никуда не уехали, а остались в России и стали покупать больше упакованного сыра. И хотя мы не в восторге от кризисов, но, вероятно, китайцы правы, когда обозначают кризис иероглифом «возможности».