USD

72.977 (0,02%)

EUR

85.978 (0,12%)

MOEX

2939.69 (0,33%)

BRENT

44.04 (-0,25%)

Пшеница

515.6 (-1,04%)

Сахар

12.72 (0,63%)

USD

72.977 (0,02%)

EUR

85.978 (0,12%)

MOEX

2939.69 (0,33%)

BRENT

44.04 (-0,25%)

Пшеница

515.6 (-1,04%)

Сахар

12.72 (0,63%)

USD

72.977 (0,02%)

EUR

85.978 (0,12%)

MOEX

2939.69 (0,33%)

BRENT

44.04 (-0,25%)

Пшеница

515.6 (-1,04%)

Сахар

12.72 (0,63%)

Мнения

«Спецназ» АПК



Почему сыра не бывает много, где находится «помойка» Европы, и как погода помогает российским экспортерам

В основе современного состояния животноводства лежит простой выбор, который общество сделало несколько десятков лет назад — есть мясо по большим праздникам или каждый день. Употребляя мясо часто, вы «голосуете рублем» за особый производственный уклад, который в США называется «concentrated animal feeding operation (CAFO)» или «площадка концентрированного содержания и откорма животных» (здесь и далее в моем вольном переводе). О плюсах и минусах такого производства рассказывает в недавней статье
Guardian. CAFO — это большое количество животных в одном месте. CAFO производит максимальный объем продукции, потребляя минимальное количество ресурсов. Таким образом, животный белок могут себе позволить и наименее социально защищенные слои населения. Первыми такую модель производства ввели американские птицеводы, затем она перекочевала в свиноводство, после — в мясное и молочное скотоводство. По мере роста эффективности производства конкуренция ужесточалась, реальные розничные цены снижались, а объемы потребления росли.

На зрелом рынке соревнуются не отдельные компании, а целые сегменты АПК. Логично, что суммарный объем потребления белка конечен, и чтобы занять или удержать долю в потребительской корзине приходится прилагать все больше усилий. В США продвижением продукции занимаются специальные группы, созданные отраслевыми союзами. Bloomberg посвятил объемный обзор
деятельности Dairy Management Inc (Корпорация развития молочной отрасли). DMI знаменита выпуском забавных роликов, продвигающих «молочку». Менее известен тот факт, что организация стоит за запуском наиболее успешных продуктов с зашкаливающим содержанием молочных ингредиентов. Один из последних хитов — тако Quesalupa, плод сотрудничества DMI и Taco Bell — содержит 30 г сыра. Для производства Quesalupa необходимы тысячи тонн сыра — неплохое подспорье для американской молочной отрасли. А вот в Европе в ближайшее время никого не придется убеждать покупать молочные продукты. В регионе формируется острый дефицит молока, ставший логичным следствием затяжного периода низких цен.

Деятельность групп «специального назначения» подобных DMI (их в США около 30) наиболее безобидна для потребителя. Есть и другие, более спорные, методы поддержания продаж. В Европе крупные корпорации «играют» с ингредиентами
и ассортиментом в зависимости от «национальности» рынка. Восточные европейцы жалуются на то, что их рыбные палочки содержат меньше рыбы, кола — меньше сахара, а сосиски — меньше свинины, чем в Германии (последнее интересно в том контексте, что сами немцы снижают потребление свинины). Поляки и чехи могут сколько угодно кричать о «продуктовом расизме» и том, что не хотят быть «помойным ведром» Европы, но пока корпорации правильно маркируют продукты, по закону придраться не к чему. Основным контраргументом является ссылка на «потребительские предпочтения». Ну да, всем же известно, что на Востоке предпочитают есть похуже и подороже. ЕС продолжает интегрировать Украину - интересно, какие продукты придумают для этого рынка?

К сожалению, маржинальность может удерживаться и откровенно криминальными способами. Европол заканчивает расследование
деятельности транснациональной организации, сбывавшей неподходящую для употребления в пищу конину. Она попадала в фарши и далее в готовые продукты. Надо отметить, что к забою лошадей (даже пригодных к употреблению в пищу) в Европе, как и в США сохраняется неоднозначное отношение. Англосаксы особенно склонны относиться к лошадям (и кроликам) не как к еде, а как к домашним питомцам. Именно поэтому в США более десяти лет существовал запрет на забой лошадей на контролируемых федеральным Минсельхозом бойнях.

И о погоде. В Австралии, ЕС и США
сформировались погодные условия, которые неблагоприятны в первую очередь для производителей пшеницы. В результате у российских компаний есть неплохие шансы выйти на первое место
по экспорту пшеницы в наступившем сезоне. Американская HRW 2 (FOB Мексиканский залив) «взмыла» с конца мая на 26% до $255/т (здесь и далее данные Bloomberg). Вслед за ней потянулась российская пшеница 12,5% (FOB Новороссийск), которая демонстрирует более скромную динамику (+5%), и подорожала до $195/т. На данный момент погода в США не может оказывать непосредственного влияния на урожайность кукурузы и сои, но спекулянты на всякий случай скупают все. Бразильцы, которые «сидят» на грудах сои и кукурузы, наверняка вздохнули с облегчением, когда американская соя подорожала более чем на 10% за месяц.

О среднесрочных перспективах рынков зерновых, масличных, сахара и животноводческой продукции читайте в свежем отчете OECD-FAO. В отчете очень много текста, но можно быстро ознакомиться с диаграммами прогнозных цен на последних страницах соответствующих разделов (начиная со стр. 103). Судя по кривым, в ближайшие годы наименее завидна участь производителей сахара и свинины.

Автор — руководитель направления стратегического маркетинга группы «Черкизово», материал подготовлен специально для agroinvestor.ru.
Загрузка...

реклама