USD

76.322 (0,14%)

EUR

90.452 (0,19%)

MOEX

2808.5 (-0,29%)

BRENT

40.98 (-2,59%)

Пшеница

631.6 (-0,16%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

USD

76.322 (0,14%)

EUR

90.452 (0,19%)

MOEX

2808.5 (-0,29%)

BRENT

40.98 (-2,59%)

Пшеница

631.6 (-0,16%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

USD

76.322 (0,14%)

EUR

90.452 (0,19%)

MOEX

2808.5 (-0,29%)

BRENT

40.98 (-2,59%)

Пшеница

631.6 (-0,16%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

Мнения

Российский рынок свинины — на пороге первого локального кризиса перепроизводства?


Pixabay

Pixabay

Проблема перепроизводства не новая для мясной отрасли, и свиноводы вполне могут повторить сценарий развития отрасли бройлерного птицеводства

Наиболее заметным событием 2019 года на российском рынке мяса стало падение цен на свинину. В середине декабря цена на живых свиней в Европейской части России достигла самого низкого уровня за пять лет, опустившись до 78 руб./кг (здесь и далее — без НДС). Резкое снижение цен может свидетельствовать о начале проблемы перепроизводства в данном секторе. Ранее статистика демонстрировала, что отечественные свиноводы наращивают выпуск продукции ускоренными темпами. Например, в сентябре рост промышленного производства свинины составил 13% (здесь и далее — к аналогичному периоду прошлого года). Падение цен в конце 2019-го стало логичным следствием резкого увеличения предложения в конце третьего и в четвертом квартале. В среднем по итогам года производство прибавило 6-7%, и в текущем году высокий темп прироста может сохраниться.

Проблема перепроизводства не является чем-то новым для российской мясной отрасли. На рынке бройлеров после затяжного периода низких цен в 2016 — 2018 годах ряд крупных компаний были вынуждены сократить производство. Уменьшение объемов в середине 2016-го стало отправной точкой восстановления цен на рынке. Но новые проекты продолжали запускаться, предложение росло, и 2017 год стал одним из самых неудачных для российских птицеводов. Средняя цена по сравнению 2016-м упала на 14%, период низких цен продолжался около полутора лет — с начала 2017-го до середины 2018 года. В результате на рынке произошел ряд сделок M&A, что позволило лидерам отрасли увеличить свои рыночные доли. 

Какие общие характеристики и последствия имели два локальных кризиса перепроизводства в сегменте мяса бройлеров?

  • Волатильность и падение предсказуемости динамики цен. В краткосрочной перспективе динамика цен определяется динамикой предложения. На начальном этапе объем производства растет, пока не достигает критического уровня. В этот момент сбытовая цепочка теряет способность абсорбировать дополнительные объемы при привычном для участников рынка уровне цен. Оптовые цены резко снижаются, но это не ведет к немедленному повышению спроса, ведь розничные цены всегда снижаются с запозданием и не так интенсивно. Маржинальность сокращается и в отдельных случаях становится отрицательной. Наиболее пострадавшие компании вынужденно сокращают или прекращают производство, после чего объем предложения мяса стабилизируется, и цены «выстреливают» вверх из-за недостаточного предложения.

  • Рост концентрации рынка. Активы пострадавших игроков перешли к существующим участникам рынка. Ряд компаний превратились в абсолютных лидеров отрасли, прайс-мейкеров рынка мяса бройлеров.

  • Форсированный поиск новых каналов сбыта крупнейшими производителями. Резкие изменения подталкивают производителей к диверсификации каналов сбыта, в том числе на экспорт. Для сокращения предложения мяса на внутреннем рынке отечественные компании стали активно искать иностранных потребителей, в 2018 году начались поставки на Ближний Восток, отдельные российские предприятия получили право на прямые поставки мяса птицы в Китай. Практически все попавшие в список компании воспользовались разрешением для вывоза лапок и крыльев. Также в конце прошлого года были отдельные отгрузки голеней и филе. Однако выход американских производителей на китайский рынок в конце прошлого года неизбежно повлияет на российский экспорт. Структура российских поставок может измениться в пользу филе и крыльев — по этим позициям американские компании менее конкурентоспособны. С другой стороны, американские компании определенно потеснят российских производителей в экспорте лапок и позиций «окорочковой» группы.

Можно ожидать, что с поправкой на разную длину производственного цикла ситуация на рынке свинины в условиях перепроизводства будет развиваться аналогичным образом. Рынок вошел в новый год на крайне низком ценовом уровне — около 80-82 руб./кг в живом весе. Рассчитывать на заметное повышение цен свиноводы могут только в середине февраля, перед началом «гендерных» праздников — 23 февраля и 8 марта. Если «отскока» цен не произойдет, то они могут остаться на рекордно низком уровне до начала закупок перед «шашлычным» сезоном (примерно в начале апреля). Но по-настоящему устойчивого повышения цен может не случится до роста концентрации рынка. Ситуацию способен изменить быстрый рост экспорта бескостного мяса — отрубов свинины или их ближайшего субститута — филе бройлера. Но российские свиноводы все еще не получили разрешение на прямые поставки в Китай, и перспективы этого остаются туманными. Без прямых отгрузок на Китай быстро нарастить экспорт свинины не удастся. Прогнозировать быстрый рост вывоза филе при заключенных сейчас единичных контрактах также затруднительно. Скорее всего, в первом полугодии на российском рынке мяса сохранится избыточное предложение.

Падение цен на свинину началось в сентябре 2019 года — в период относительно комфортного уровня издержек у свиноводов. За предшествующие 12 месяцев цена соевого шрота упала от пиковых значений сентября 2018-го на 24% (здесь и далее — индикативная цена Белгородской области с НДС) до 30,3 руб./кг. Цены падали на фоне увеличения предложения сои в европейской части России. Стоимость соевых бобов в том же периоде упала на 30%. Цена на фуражную пшеницу осталась без особых изменений и на конец сентября составляла 10,5 руб./кг с доставкой переработчику. 

В ближайшие месяцы животноводы могут не опасаться резких скачков цен на зерновые. По данным Росстата, урожай в 2019 году заметно выше, чем в 2018-м — 120,7 млн т против 113,3 млн т. Кроме того, укрепившаяся национальная валюта будет сдерживать экспортные отгрузки, которые, скорее всего, окажутся на прошлогоднем уровне. Цена соевого шрота в европейской части России на данный момент стабильна (около 30 руб./кг с НДС). На рынке наблюдается достаточное предложение качественного отечественного шрота. Производители мяса все еще значительно зависят от импорта соевых бобов, но серьезных колебаний цен не предвидится и здесь, поскольку мировой урожай сои в сезоне-2019/20 прогнозируется на достаточно высоком уровне. Рекордный урожай масличных в России и укрепление рубля к доллару будут способствовать уменьшению себестоимости, что позволит частично компенсировать низкий уровень отпускных цен на мясо.

Усиление конкуренции является неотъемлемым атрибутом зрелых сельскохозяйственных рынков. В результате на рынке остаются сильные игроки. Именно такие компании смогут обеспечить рост российского экспорта, несмотря на конкуренцию со стороны европейских и американских производителей. 

Автор — управляющий директор департамента стратегического развития Россельхозбанка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка...

реклама