Запчасти для сельхозтехники

Запчасти для сельхозтехники
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Зерновая стратегия-2035: есть вопросы
О том, почему не нужно сильно критиковать проект Стратегии развития зернового комплекса и что важно учесть при разработке последующих ведомственных документов
Фото: Pixabay

Минсельхоз разработал Стратегию развития зернового комплекса до 2035 года и внес в правительство проект распоряжения о ее утверждении. Хорошо, что министерство продолжает работу над этим документом, и новый проект опубликован. Хорошо, что она долгосрочная, прогнозный период — почти на двадцать лет вперед. Я сам участвовал в разработке предыдущей версии, которая частично инкорпорирована в нынешнюю, и представляю, насколько сложна и неблагодарна эта работа. Поскольку тема касается федерального бюджета, каждое дополнение и изменение приходится бесконечно пересогласовывать с ведомствами, на что уходят недели и месяцы. «Благодаря» таким согласованиям многие вещи выхолащиваются. А многие ключевые темы вообще уходят далеко за пределы компетенции Минсельхоза. Поэтому сильно придираться к Стратегии не нужно. Я бы вообще не рассматривал этот документ как нечто завершенное — на его основе и в его развитие ведомство должно разработать целый пакет программ, и вот в них можно попытаться заложить то, что по той или иной причине не попало или было неточно сформулировано в Стратегии.

Тем не менее, в ней все-таки много хорошего. Порадовало, например, то, что удалось, так сказать, легализовать точное земледелие. Также легализуется тема биоэтанола. Достаточно четко прописана ситуация, при которой возможно введение мер по ограничению экспорта. Предусмотрена разработка комплексной программы по борьбе с основными вредителями, болезнями, а также карантинными объектами. Можно надеяться, что под нее будет выделено федеральное финансирование.

Теперь кратко о том, что вызывает вопросы.

Прежде всего — заданные цифры. Мне представляется, что в базовом сценарии таргетируемые показатели производства, экспорта, урожайности могли бы быть и повыше — ближе к тому, что называется оптимистическим сценарием. Например, среднегодовой темп прироста урожайности всех зерновых в России за период 2000—2018 годов составил порядка 2,75%. Это, конечно, очень высокий показатель, существенно опережавший мировой. По Стратегии на период 2018—2035 закладывается увеличение среднего сбора с гектара на 1,95%. Думаю, что с учетом наших резервов и предусматриваемых мер, в базовом варианте можно стремиться к 2,2%.

На мой взгляд, пока Стратегия — это технократический документ, слово с корнем «план» в нем, наверное, самое часто употребляемое. Читая его, трудно понять, откуда вообще в ретроспективный период взялся бурный рост производства, урожайности, экспорта. Между тем, все это произошло не по «планам», а благодаря агрессивному развитию частного предпринимательства в сельском хозяйстве и окружающих его отраслях, сильнейшей конкуренции за зерно со стороны многочисленных экспортеров и внутренних потребителей. А также рациональной политике государства, которое, в целом, содействовало и поддерживало развитие частной инициативы.

Поэтому участникам рынка, думаю, хотелось бы понимать долгосрочные планы правительства в этой сфере. Тем более, что здесь в последние месяцы идут тектонические процессы, которые многие склонны называть «огосударствлением экспорта». Какая модель развития зернового рынка будет у нас доминировать к 2035 году? «Американская», «европейская», «канадская» времен CWB, а может быть, китайская? Или будет создаваться специфически российская? Которая впитает в себя лучшие организационные достижения мирового зернового рынка? Мне кажется, это ключевые вопросы. Гораздо важнее того, сколько кому удобрений следует вносить.

То же относится и к организационной структуре нашего сельского и зернового хозяйства. Каково отношение государства к продолжению роста доли в производстве зерна крупнейших агрохолдингов? Поддержка этих процессов, нейтральное отношение, какие-то ограничения? Каково, на взгляд государства, место частного фермерства и тех, кого мы называем «независимыми сельхозпредприятиями»?

В свое время ликвидировали Государственную хлебную инспекцию. На мой взгляд, это было поспешное ошибочное решение. И что, у нас в зерновом хозяйстве все спокойно, все в порядке в этой сфере? Ключевые проблемы и пути их решения, наверное, нужно хотя бы кратко прописать в проекте Стратегии.

Одна из ключевых проблем — отсутствие эффективной системы страхования посевов. Да и вообще страхования доходов аграриев. Наверное, имеет смысл дать более развернутую и четкую артикуляцию соответствующего раздела, и каких-то конкретных индикаторов — промежуточных и к 2035 году.

Несколько удивляет раздел об отечественной бирже. Зерновой рынок России, мы все присутствуем при грандиозном провале текущей биржевой концепции, провале, предсказанном экспертами. Налицо огромные, одни из крупнейших в мировой истории, финансовые потери зерновой биржи. И имиджевые — регулятора ФАС. А в Стратегии вместо хотя бы первичного осмысления этого — восхваления того, что привело к провалу...

В разделах о научно-техническом обеспечении хотелось бы более внятной артикуляции положения России как страны, отказавшейся (похоже, навечно) от выращивания ГМО. Кроме того, нужно бы и проартикулировать те новые сверхвозможности, которые создает технология редактирования генома растений CRISPR. Тем более, что наше правительство не без участия Минсельхоза, как мы понимаем, недавно определилось, и, по сути, открыло путь для внедрения отечественных разработок в этой сфере.

Повторюсь, замечаний к проекту Стратегии может быть много, но на то он и проект, чтобы делать замечания. И, главное, многое можно прописать в последующих ведомственных документах.

Автор — гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Показать еще

Рекомендации