Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Российскому АПК кризис ни по чем?
Как негатив из-за коронавируса и девальвации рубля влияет на агробизнес, чего опасаются и на что надеются участники рынка, и может ли нынешняя ситуация стать драйвером консолидации отрасли
Е. Разумный

Сейчас многие компании и люди задумываются над вопросом — что будет дальше? Чтобы более достоверно ответить на него, необходимо лучше разобраться в текущей ситуации и отделить зерна (фундаментальные причины) от плевел (паника и спекуляции). 

Как гласит шутка последних дней: сначала в интернете был наплыв вирусологов, а затем нефтетрейдеров. На эти лавры не претендую, но основные финансовые показатели отметить необходимо: цена нефти Brent за неполные три месяца спикировала с $69/баррель в конце 2019 года до $25/баррель —  минимального уровня за последние 17 лет, что ниже, чем при мировом кризисе 2008-2009 годов. Но это все еще выше $10-12/баррель в 1998—1999, приведших к дефолту в России и обвалу рубля в четыре раза. Американский фондовый индекс Доу-Джонса спикировал аналогично нефти — со своего исторического максимума 28500 в конце 2019 года до 19900, то есть на 30%. До этого 11 лет он показывал стабильный рост с небольшими флуктуациями. Биржевой курс доллара к рублю установил исторический рекорд (слабое утешение, что максимальный официальный курс ЦБ — 82,9 руб. от 05.02.2016 — еще не побит). 

В таком пике очень важна реакция мировых властей и финансовых институтов. В этом отношении показателен пример американской ФРС, которая пытается использовать рецепты 2008-2009 годов и внепланово практически обнулила учетную ставку, а также заявила о новых раундах количественного смягчения (вливания ликвидности в экономику, читай, запуск печатной машины). Однако на эти меры рынок в этот раз не отреагировал стабильным подъемом, потому что в мире сложилась целая комбинация негативных факторов: пандемия коронавируса, о времени окончания которой никто не знает, и есть прогнозы второй волны через год, торговые войны, обвал нефтяных цен и длительное ожидание кризиса. 

Все это льет воду на мельницу паники, которая иногда принимает забавные формы: при обвале фондового рынка дорожают акции ритейлеров («Лента», Х5) и аптек (36.6), потому что население закупается жизненно необходимыми товарами, хотя в последующие месяцы покупательская способность населения наверняка ухудшится, что окажет более существенный и продолжительный негативный эффект на показатели данных компаний, чем панические закупки ближайших двух-трех недель.

Российские власти говорят о накопленной подушке безопасности в ФНБ в размере 10 трлн руб., однако эти средства теперь придется переориентировать с нацпроектов на поддержку бюджета и компаний, что приведет к снижению ВВП страны, но должно лучше поддержать экономику, чем при кризисе 2008-2009 годов.

Правда, вышеописанные негативные события все-таки не напрямую влияют на сельское хозяйство, что подтвердилось моим экспресс-опросом игроков АПК рынка.

Сейчас компании тревожит, сколько времени продлится карантин/пандемия/падение курса рубля, и чем это грозит. Если говорить про международные компании, то у них больше паники. Русские смотрят с позитивом, хотя один из топ-менеджеров очень крупного игрока агрорынка назвал это бравадой.

Также компании с московскими офисами реально беспокоит процесс перехода на удаленную работу. Как показала практика, далеко не все компании инфраструктурно готовы к массовому переводу сотрудников на режим работы из дома. При этом одна из региональных компаний с высоким уровнем IT-развития без каких-либо проблем смогла перевести большую часть своих работников на удаленную работу.

Финансовый директор свиноводческой компании не проявил тревог по поводу негативного новостного фона последних дней, при этом признал, что цены на кормовые добавки взлетят. Как показало недавнее исследование EY, доля импорта на рынке аминокислот составляет около 70-80%, кормовых антибиотиков — до 95%, ферментов — до 90%, адсорбентов и нейтрализаторов микотоксинов — до 85%, витаминов — до 100%, микроэлементов — до 90%. Но компания ощутит это только через некоторое время, потому что сейчас она закупает комбикорма, произведенные из компонентов, приобретенных по еще невысокой стоимости. В целом у компании мало влияния на данный фактор, потому что компоненты закупаются у дистрибуторов, производителей кормовых добавок (а не напрямую), которых не так много и поэтому возможности поменять их ограничены. Вопрос корректировки supply chain может заинтересовать только очень крупных игроков, но их закупки происходят в основном на тендерной основе, то есть регулируются в большей степени рынком, а не самими компаниями.

Действительно компанию (и в целом отрасль) беспокоит покупательская способность населения. Если она сейчас ухудшится, то придется снижать цены на продукцию, а это может привести к невыполнению финансовых ковенантов, планов по прибыли и соответственно отразится на реализации инвестиционных проектов. Очень показательно, что компанию беспокоит не паническая ситуация на рынках, а внутренняя конкуренция со стороны больших агрохолдингов, расширяющих производство («Мираторг», «Черкизово», «Русагро»): на каких переделах обострится конкуренция, а на каких — нет, как изменится value chain всей отрасли. 

Топ-менеджер одного из крупнейшего игроков агрорынка со значительной долей экспортной выручки сообщил, что особых тревог нет, наоборот, компания ждет банкротств мелких игроков и таким образом расчистки рынка. Думают о реализации новых проектов, старые останавливать не собираются.

У топ-менеджера другого крупнейшего игрока АПК в результате событий последних дней появилось два опасения: возможное ограничение экспорта продовольствия (в большей степени, зерновых) и риск ухудшения кредитного финансирования — потенциальное повышение ставок, сокращение лимитов кредитования, а также объемы федеральных и региональных субсидий. 

Компания использует очень правильный подход в такой ситуации: разрабатывает и рассчитывает сценарии с закрытиями лимитов кредитования.

В остальном этот игрок видит для себя возможности, которые уже начали реализовываться: значительно увеличились обороты по трейдерству, в частности по крупам (паника иногда приводит и к положительным последствиям). Начались отгрузки сахара по более комфортным ценам (24-25 тыс. руб./т), но не на внутренний рынок, а на экспорт. Аналогичную новость мне сообщил представитель сахарного завода из другого федерального округа. Посевные уже начались, идут как запланировано. Компания также наблюдет существенный взлет цен на СЗР, кормовые добавки, но эта продукция уже закуплена, эффект возникнет только через несколько месяцев. Также трудно будет перестроить supply chain, потому что и российские производители используют ситуацию в своих интересах, взвинчивая цены на удобрения (привязывая их к долларовому курсу) и кормовые добавки.

В целом, ожидаемо, компании-экспортеры видят потенциальные выгоды от девальвации, однако игроки, ориентированные на внутренний рынок, вероятнее всего, столкнутся с сокращением покупательской способности населения, что ускорит консолидацию насыщенных рынков.

Автор — старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY. 


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Показать еще