USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

Мнения

Маркировка: сомнительный эффект при росте затрат


Виталий Тимкив

Виталий Тимкив

Почему необходимо крайне осторожно подходить к оценке целесообразности введения маркировки в пищевых отраслях

Система обязательной маркировки кодами Data Matrix в России введена в ряде непищевых отраслей (табачная продукция, фармацевтика, косметика, одежда, обувь, фотокамеры, шины и покрышки), в двух пищевых отраслях (молочная продукция и упакованная вода) стартовали эксперименты по маркировке, их планируется завершить в конце 2020-го — начале 2021 года. Эксперименты призваны определить технические возможности организации маркировки. Это особенно актуально для производства питьевой воды, где есть очень быстрые линии с производительностью 30-40-60 (вплоть до 90) тыс. единиц продукции в час, на которых бутылки хаотично вращаются, поэтому необходимы сложные технологические решения с системами позиционирования бутылок. Все это требует использования дорогого оборудования, стоимость оснащения одной подобной линии может достигать 50 млн руб. 

Очень показательна международная практика обязательных национальных систем маркировки: почти везде она касается подакцизных табачной и алкогольной продукции, только в считанных странах — безалкогольных напитков, молочной продукции. Что характерно, подобные системы функционировали у наших коллег по БРИКС — в Китае и Бразилии, но в итоге были отменены. В трех странах СНГ аналогичная система маркировки присутствует, но при этом в двух из них — Грузии и Армении — затраты на маркировку производителям компенсирует государство. Западные страны не используют обязательные системы маркировки, только добровольные, причем не страновые, а корпоративные. Технологии такой маркировки более современные, основаны на blockchain, и направлены на защиту собственных брендов от подделок, прежде всего иностранных.

Принимая во внимание фактически негативный мировой опыт обязательных страновых систем маркировки, необходимо крайне осторожно подходить к оценке целесообразности введения маркировки в пищевых отраслях. Оценки должны быть четко финансово рассчитаны по методологии, согласованной всеми участниками рынка. Такие расчеты были проведены, их результаты значительно зависят от того, переносят ли производители возникающие затраты на потребителей, увеличивая цены, или нет. Второй сценарий приводит к суммарному снижению прибыли отраслей и государства более чем на 200 млрд руб. за 10 лет. При переносе затрат на маркировку в цену продукции суммарное сокращение прибыли не столь драматично, однако исчисляется десятками миллиардов рублей для каждой из отраслей. Оба сценария основываются на предпосылке об обелении 1% рынка (переход теневого сегмента в легальное русло).

Основных факторов, определяющих уровень финансового результата компаний после введения маркировки, на самом деле всего два:

  • Теневой оборот — доля рынка, обеляемая в результате маркировки;

  • Эластичность спроса по цене (рост цен на молочную продукцию, согласно расчетам, составит около 4-5%, что приведет к снижению потребления на 3-4%, на воды и напитки — на 6-7%, снижение потребления на 7-8%).

Очень много копий ломается в вопросе размера капитальных затрат (но не инвестиций, это тоже нужно понимать — эти затраты не направлены на получение прибыли) отраслей для подготовки к маркировке. Один из важных факторов в данном вопросе — способ нанесения кодов: на производстве или в типографии сразу на печатаемые этикетки. Но типографии не являются панацеей: даже при таком способе нанесения производители все равно будут вынуждены нести существенные капитальные затраты: камеры компьютерного зрения, сканеры, принтеры-аппликаторы для отбраковки несчитываемых кодов, агрегация продукции в групповые упаковки, нанесение на них стикеров с агрегированными индивидуальными кодами. При этом стоимость этикетки с кодом существенно возрастает (как минимум на 15 коп. без НДС). Производители также не чувствуют уверенности в том, что все объемы их продукции могут быть покрыты типографиями в части нанесения кодов.

Но самый интересный вопрос — незаконный оборот продукции в отрасли и его объем. Многие участники рынка сознательно или по незнанию подменяют понятия, называя незаконный оборот контрафактом. Во многих СМИ заявляется об огромных долях контрафакта/фальсификата и о том, что маркировка устранит эту проблему. Однако сначала необходимо разобраться в проблематике. 

Распоряжением правительства РФ №2592-р от 05.12.2016 утверждена Стратегия по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в России до 2025 года. Согласно стратегии,

  • Контрафакт — это продукция, находящаяся в обороте с нарушением прав правообладателей на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (в том числе товары-имитаторы).

  • Фальсификат — продукция, сопровождаемая неполной или недостоверной (ложной) информацией о ее составе, характеристиках или свойствах в целях введения потребителей в заблуждение.

  • «Теневой» оборот, под которым понимаются товары, производство и реализация которых происходят неучтенным для государства способом, без уплаты налоговых платежей.

Получение маркировочного кода производителем происходит без проверки оператором системы:

  • легитимности использования производителем торговых знаков (это может сделать только суд при наличии соответствующего иска от пострадавшей стороны) — за исключением полного совпадения наименований торговых знаков, однако в год выявляется не более пяти таких случаев;

  • соблюдений при производстве техрегламентов, ТУ и ГОСТ;

  • корректности нанесения на этикетку данных о составе продукции. 

Таким образом, производители контрафакта и фальсификата имеют возможность маркировать свою продукцию и в дальнейшем ее реализовывать. Как следствие, маркировка сама по себе не уменьшает доли контрафакта и фальсификата на рынке. Она способствует учету произведенной и реализованной продукции, то есть ограничивает возможности теневого оборота на рынке.

При этом сейчас борьба с теневым оборотом в России осуществляется посредством реформы ККТ и системы ФНС АСК НДС-3. По состоянию на октябрь 2019 года, 92% организаций, ведущих торговлю, были оснащены ККТ. На долю 8% организаций, не оснащенных ККТ, оценочно, приходилось 0,1-1,2% оборота продукции, в зависимости от категории товара. Таким образом возможности теневого оборота продукции существенно ограничены.

Методология Минпромторга по определению теневого оборота предполагает использование балансового метода, но он не может дать достоверных результатов по целому ряду причин: отсутствие информации об объемах реализации юридическим лицам, отсутствие данных либо о наценке розницы по определенной группе товаров, либо о средней розничной цене сразу по целой группе товаров и т. д. При корректном проведении расчета (без явных методологических и арифметических ошибок) балансовым методом доли теневого оборота в обеих отраслях оказались близки к нулю. В целом это логично — возможностей для незаконной реализации пищевой продукции осталось довольно мало, при этом она далеко не самая маржинальная для того, чтобы принимать на себя подобные риски.  

Несколько слов по маркировочным операционным затратам:

  • более 50% (для упакованной воды) из них составляют затраты на приобретение кодов у оператора системы; 

  • также поделюсь личным наблюдением: на одном из молочных комбинатов в 4 утра перед отгрузкой продукции склад заставлен так, что яблоку негде упасть, а доставка — маршрутная, полными однородными паллетами. Однако после введения маркировки доставка будет позаказной, с мелкоштучным подбором заказов, по SKU, придется сопоставлять накладную на отгрузку в каждую определенную торговую точку и маркировочные коды на каждой единичной упаковке товара, так как продукция скоропортящаяся и заказывается небольшими партиями. В результате существующих складских площадей будет недостаточно, и стоимость доставки вырастет, паллеты будут сборные и с меньшим весом. Некоторые участники эксперимента уже провели расчеты и пришли к выводу, что транспортные расходы вырастут на 30-150%, количество наборщиков на складах нужно будет увеличить в два-три раза.

Размер (но не уровень) суммарного финансового результата введения обязательной маркировки зависит от существенного количества достаточно неопределенных на данный момент переменных — транспортные/логистические затраты, технологические решения, затраты на нанесение кодов в типографиях, уровень роста потребительских цен, размер теневого рынка, который действительно удастся обелить. Поэтому можно апеллировать к рассчитанному итоговому размеру снижения прибыли отраслей, но его уровень почти в любом реалистичном случае (при обелении 1% рынка) остается существенно отрицательным (превышает 20 млрд руб. для каждой из отраслей). Суммарный финансовый результат введения обязательной маркировки в отрасли производства упакованной воды, соковой продукции и безалкогольных напитков становится положительным только при обелении рынка в размере 16% и выше.

Автор — эксперт агрорынка.


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка...

реклама