USD

72.885 (-0,03%)

EUR

85.453 (0,30%)

MOEX

4035.17 (-0,25%)

BRENT

75.49 (-0,24%)

Пшеница

707.2 (-0,81%)

Сахар

19.18 (-1,59%)

USD

72.885 (-0,03%)

EUR

85.453 (0,30%)

MOEX

4035.17 (-0,25%)

BRENT

75.49 (-0,24%)

Пшеница

707.2 (-0,81%)

Сахар

19.18 (-1,59%)

USD

72.885 (-0,03%)

EUR

85.453 (0,30%)

MOEX

4035.17 (-0,25%)

BRENT

75.49 (-0,24%)

Пшеница

707.2 (-0,81%)

Сахар

19.18 (-1,59%)

USD

72.885 (-0,03%)

EUR

85.453 (0,30%)

MOEX

4035.17 (-0,25%)

BRENT

75.49 (-0,24%)

Пшеница

707.2 (-0,81%)

Сахар

19.18 (-1,59%)

USD

72.885 (-0,03%)

EUR

85.453 (0,30%)

MOEX

4035.17 (-0,25%)

BRENT

75.49 (-0,24%)

Пшеница

707.2 (-0,81%)

Сахар

19.18 (-1,59%)

Мнения

О важной статье себестоимости в растениеводстве


«Уралхим»

«Уралхим»

Насколько оправданно давление аграриев на производителей удобрений

В последние месяцы много копий было сломано в вопросе оправданности и возможности повышения цен на минеральные удобрения. На отрасль было оказано давление — после многочисленных жалоб аграриев на рост цен обсуждался вариант введения экспортных пошлин, некоторые компании («Уралхим», «Уралкалий») покинули отраслевую ассоциацию производителей удобрений.

Факт значительного повышения цен на удобрения неоспорим: в июне год к году карбамид подорожал на 69%, азофоска — на 72%, аммофос — на 77%. Вопрос (а точнее, два) в том, насколько рост цен обоснован и как на него реагировать. 

С первым вопросом все должно быть предельно ясно, особенно аграриям, не понаслышке знающим об экспортном паритете цен. Внутренние российские цены удобрений существенно привязаны к мировым. Коэффициенты корреляции за последние шесть лет по ценам азотных удобрений в России и мире по карбамиду — 0,83, фосфорных удобрений и по аммофосу — 0,93, калийных и по хлориду калия — 0,87. Это устоявшаяся мировая практика в отрасли. При этом российские аграрии последние три года закупают удобрения по ценам в среднем на 7-9% ниже нетбека, тогда как, например, в США и Китае, ситуация обратная — местные аграрии вынуждены закупать удобрения на 5-10% выше нетбека.

Мировые долларовые цены в последние десять лет стабильно снижаются, так, карбамид подешевел с $414/т до $222/т (Baltic FOB), фосфаты — с $633/т до $310/т (Baltic FOB), кроме отскока в 2018 году. После десяти тощих лет производителей удобрений ждут десять тучных лет, точнее, повышательный тренд мировых долларовых цен. Подобная ситуация ординарна и предсказывается уважаемыми мировыми агентствами этой отрасли — CRU, Argus.

Намного интереснее второй вопрос. Я мог бы понять давление аграриев на производителей удобрений, если бы:

А) затраты на удобрения имели высокую долю в себестоимости;

Б) дела у аграриев шли плохо, и они вынужденно считали бы каждую копейку.

Но оба пункта одновременно не выполняются. Затраты на удобрения в 2020 году при производстве пшеницы в среднем составляли 14% от себестоимости и 6% (!) от стоимости реализации. Для подсолнечника и картофеля это 12% и 5%, для сахарной свеклы — 12% и 9%, для яблок и тепличных овощей — около 2-3%. Насколько хорошо шли дела у аграриев в 2020 году, видно по многим показателям. Например, рентабельность по EBITDA растениеводческих дивизионов «Черкизово» и «Русагро», по данным компаний, составила 55,7% и 44,2% соответственно. К слову, когда коллега с другой отраслевой специализацией увидел эти показатели, то не поверил в их реалистичность и попросил перепроверить и вообще показать исходники. Но не двумя гигантами живо наше сельское хозяйство. 

Отечественные производители сельскохозяйственной техники в первой половине 2021 года увеличили продажи на 49% (!). Представитель ассоциации «Росспецмаш» пояснил, что «среди основных причин такой динамики — хорошие цены на сельхозпродукцию, благодаря которым у аграрного бизнеса появились дополнительные средства на обновление техники. Отечественные производители сельхозтехники в связи с участием в программах господдержки традиционно не повышают цены на технику более, чем на величину индекса дефлятора». Производители сельхозпродукции, традиционно получающие ощутимые средства господдержки, не могут сказать того же: среднегодовые цены 2020-го по отношению к аналогичному показателю 2019-го года на пшеницу увеличились на 19%, подсолнечник — на 36%, сою — на 22%, сахарную свеклу — на 48%. 

Если посмотреть на суммарный накопленный рост внутренних цен за последние девять лет, то для трех основных удобрений он составил 11-34% (аммофос — 10,7%, азофоска — 16,7%, аммиачная селитра — 33,7%), а для трех наиболее массовых агрокультур в своих категориях этот рост составил 78-97% (пшеница — 97,4%, подсолнечник — 93,7%, сахарная свекла — 78%). 

В этой непростой ситуации во весь рост встает вопрос, что делать с ценами на удобрения, чтобы всем было хорошо. Оставлять ли их сугубо рыночными или вводить некоторый уровень госрегулирования? Сразу вспоминается фраза замглавы Минпромторга Виктора Евтухова, сказанная 25 марта о заморозке цен на сахар и подсолнечное масло: «Соглашения свою роль выполнили, но на будущее хочу сказать, что наше министерство против государственного регулирования цен, это точно». 

Если разобраться, то цены на продукты питания для населения растут в значительно меньшей степени из-за увеличения себестоимости выращивания сельхозпродукции. В значительно большей степени они повышаются из-за роста цен на сельхозпродукцию вследствие того же экспортного паритета цен, то есть из-за волатильности мировых цен и девальвации рубля, а также из-за резкого сокращения валового сбора. 

В случае ограничения внутренних цен на удобрения российские аграрии получат преимущество перед зарубежными коллегами по цеху, которые могут начать антидемпинговые разбирательства, как это случалось в других отраслях. В таком случае придется дополнительно балансировать между государственными задачами по увеличению экспорта продукции АПК до $45 млрд и сохранению инфляции в пределах 4%. При этом рост выручки производителей удобрений приведет к большему увеличению налоговых отчислений (налог на прибыль 20%), чем снижение расходов аграриев (налог на прибыль 0% для СХО). В любом случае, мы получаем нелинейную задачу. Если в ближайшие год-два маржа аграриев, вероятно, выдержит подобное повышение цен на удобрения, то через три четыре, если оно продолжится, наверняка будет фактором роста цен на сельхозпродукцию. 

Автор — старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Загрузка...