USD

72.846 (-0,12%)

EUR

86.282 (0,22%)

MOEX

3061.99 (-0,60%)

BRENT

44.95 (-0,02%)

Пшеница

500.2 (0,72%)

Сахар

13.1 (-0,08%)

USD

72.846 (-0,12%)

EUR

86.282 (0,22%)

MOEX

3061.99 (-0,60%)

BRENT

44.95 (-0,02%)

Пшеница

500.2 (0,72%)

Сахар

13.1 (-0,08%)

USD

72.846 (-0,12%)

EUR

86.282 (0,22%)

MOEX

3061.99 (-0,60%)

BRENT

44.95 (-0,02%)

Пшеница

500.2 (0,72%)

Сахар

13.1 (-0,08%)

Мнения

Штраф за экспорт


В. Бычков

В. Бычков

Почему компанию могут оштрафовать за то, что она не вовремя получила выручку за поставленный за рубеж товар, и как снизить этот риск

Компании российского АПК все активнее выходят на внешние рынки. У кого-то это плановая стратегия, которая реализуется не первый год, кто-то задумался о необходимости расширения границ бизнеса лишь в последнее время на фоне сокращения внутреннего платежеспособного спроса. Увеличению поставок за рубеж способствует и привлекательная конъюнктура, в том числе связанная с ослаблением рубля. Однако и опытные игроки, и новички в экспорте не застрахованы от проблем, например, получения штрафа в размере 100% неполученной выручки. 

Один из важных аспектов внешнеэкономической деятельности любой компании — репатриация выручки. Согласно федеральному закону «О валютном регулировании и валютном контроле», экспортеры обязаны получить выручку на счет в обслуживающем банке в определенные контрактом сроки. Однако на практике часто возникают различные препятствия: деньги по какой-то причине не приходят на счет или приходят с задержкой. А иногда может возникать парадоксальная ситуация — оплата по контракту пришла, но условия репатриации все равно не считаются выполненными. 

Простой пример. Российский экспортер продает сельскохозяйственную технику для кормления и содержания крупного рогатого скота в Узбекистан, предоставляя покупателю отсрочку платежа. Для закрытия рисков используется аккредитивная форма расчетов, которая применяется во всем мире. От лица покупателя аккредитив выставляет узбекский банк — именно он обязан оплатить товар после представления поставщиком отгрузочных документов. Однако российской компании трудно самостоятельно адекватно проанализировать и оценить свои риски, в том числе по неоплате со стороны узбекского банка. 

Чтобы избежать подобных неприятностей, компании-экспортеру имеет смысл обратиться в российский банк. Здесь действуют более понятные и привычные правила игры: проясняется сама структура сделки и условия принятия рисков банком, упрощается ведение переговоров с зарубежным банком. Соответственно, снижается риск неполучения экспортной выручки, а также вероятность применения штрафных санкций.

Впрочем, и такой подход, к сожалению, не позволяет полностью обезопасить себя. По закону, если российский банк в итоге не получит средства от иностранного банка, то условие репатриации выручки опять же не будет выполнено. А это значит, что все равно возникает риск получить штраф. 

У банков есть множество продуктов, позволяющих минимизировать риск неоплаты со стороны иностранного покупателя: аккредитивы, гарантии, экспортный факторинг, кредит иностранному покупателю от российского банка, страхование дебиторской задолженности и т. д. Российский банк анализирует финансовое положение иностранного банка или дебитора и берет на себя риск неоплаты, т. е. экспортер точно получит оплату по контракту от российского банка. 

Чтобы добросовестный экспортер не был оштрафован за действия сторон-контрагентов, необходимо корректировать российское законодательство. Работа в этом направлении ведется. Так, сейчас в закон уже внесены поправки, например, о страховой выплате от ЭКСАР, которая приравнивается к репатриации выручки. Однако выплаты от других российских страховых компаний, которые также предоставляют подобные услуги, не учитываются.  

Решение этой законодательной коллизии лежит в законодательной же плоскости. Сейчас, в условиях экономического кризиса и роста финансовой нестабильности, необходимость выработки единых правил для всех игроков рынка очевидна как никогда: экспортеры, принимающие все меры для минимизации рисков неполучения выручки, не должны подвергаться штрафным санкциям.

В этом плане хочется отметить позитивный сдвиг: с 31 июля вступает в силу Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 3.5 и 15.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях», согласно которому штраф заменен предупреждением, либо может быть снижен до 3-10% нерепатриированной суммы по рублевым контрактам и 5-30% — по валютным. Также предусмотрен 45-тидневный период, в течение которого штрафы применяться не будут, чтобы защитить добросовестных резидентов, когда просрочка незначительная и происходит по вине контрагента. В документе перечислены и другие аспекты.

Кроме того, в конце июня Минфин вернулся к идее ослабления валютного контроля для экспортеров: согласно проекту поправок к закону, отказ от репатриации валютной выручки может быть запущен уже в следующем году. Предполагается, что с 2021 года несырьевые неэнергетические экспортеры смогут не возвращать до 10% суммы контракта, а с 2025-го требование по репатриации для такого экспорта может быть совсем отменено. Изначально оно вводилось для борьбы с выводом капитала за границу, однако Минфин не раз отмечал, что нормы об обязательном возврате выручки не приносят результатов, тем более что с 2018 года все налоговые органы в мире автоматически обмениваются информацией. При этом действующее требование ограничивает гибкость торговых отношений. Тем не менее, подобные инициативы финансового ведомства ранее блокировал Центробанк. Однако теперь вопрос все-таки может быть решен, поскольку поэтапная отмена репатриации валютной выручки предусмотрена проектом Нацплана восстановления экономики. Безусловно, упрощение валютного законодательства может позитивно сказаться на развитии экспорта, в том числе сельхозпродукции.

Автор — директор департамента торгового финансирования, Московский кредитный банк.



Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка...

реклама