Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Штефан Дюрр: «Нам нужен миллион гектаров»
Татьяна Карабут
Агроинвестор
10 января 2019
Основатель и гендиректор «ЭкоНивы-АПК» о планах по развитию бизнеса и экспортном потенциале
журнал «Агроинвестор»
январь 2019
«Нам больше нравится строить с нуля»
Фото: из личного архива

Российский лидер производства сырого молока «ЭкоНива-АПК» который год удивляет темпами роста. Кажется, на всем отечественном молочном рынке только главу компании немецкого бизнесмена Штефана Дюрра не останавливают проблемы фальсификата, недостаточный уровень господдержки, низкие закупочные цены и в целом непредсказуемость и переменчивость ситуации в аграрном секторе. В ближайших планах холдинга — удвоение объемов производства сырого молока. Также усилия будут сосредоточены на развитии переработки. В конце ноября прошлого года компания презентовала собственный бренд — «ЭкоНива», под которым будет выпускать 44 наименования продукции. Через 7-8 лет Дюрр рассчитывает полностью перерабатывать все произведенное на фермах холдинга молоко на собственных заводах. В интервью «Агроинвестору» бизнесмен рассказал, есть ли у холдинга предел расширения, сколько денег он готов вложить в грядущие проекты и какую часть продукции компания планирует отправлять на экспорт.

— На презентации нового бренда вы сказали, что потратите на строительство перерабатывающих мощностей 70 млрд руб. Это немалая сумма. Чьи это будут деньги?

— Около 10% средств будут собственные, остальные — заемные. Но поскольку мы будем строить заводы не сразу, а в течение 7-8 лет, возможно, доля собственных будет больше.

— Где и сколько построите молзаводов?

— Всего до 2025-го года будет построено семь предприятий. Сейчас возводится в Новосибирске. Будем строить в Ленинградской области, но там мы пока даже хозяйство под будущие молочные фермы не нашли. Также планируем разместить завод где-то в районе Оренбургская область — Башкирия — Татарстан. Реконструируем два молзавода, и один новый появится в Воронежской области. Еще один построим в Московской или Рязанской областях: пока точно не определились, но более вероятно, что это будет Подмосковье.

— В последнее время «ЭкоНива-АПК» — одна из самых активных компаний агросектора на рынке слияний и поглощений. Почему вообще вы решили изменить стратегию и не только строить предприятия с нуля, но и покупать других игроков? По какому принципу выбираете активы для покупки

— Нам больше нравится покупать чистое поле и строить с нуля. А существующие фермы мы приобретаем только в том случае, если они в этом чистом поле уже есть. Основной принцип, по которому отбираем активы, — чтобы были рядом друг с другом. Отсюда — лучшая управляемость, большая концентрация земель. При этом новые регионы мы больше не будем осваивать. С двумя исключениями — Московская область (потому что надо быть близко к московскому рынку) и Ленинградская область, чтобы наши фермы и заводы были представлены по всей России. В Ленинградской области мы уже около полугода ищем землю, где можно было бы построить комплекс на 3 тыс. голов. Там не так все просто: земель немного и разбросанность большая. Сейчас вроде бы нашли объект, ведем переговоры. Но они складываются непросто: несмотря на то, что там земля по качеству хуже, чем, например, в Рязанской или Калужской областях, цены значительно выше. Но я надеюсь, что мы придем к какому-то компромиссу.

— А как же вы будете расширяться, если не будете осваивать новые регионы? Достаточно резервов по увеличению земельного банка в пределах тех регионов, в которых вы уже присутствуете?

— Резервы есть. У нас уже сейчас около 500 тыс. га. Если прибавить сюда земли, по которым более-менее есть понимание и договоренности, мы нарастим наш земельный банк почти до 1 млн га. А больше нам точно не нужно. У нас нет самоцели сильно прирастать по земле.

— Это будет земля только для обеспечения кормами растущего стада КРС или вы планируете заниматься товарным растениеводством?

— Сейчас около 70% выручки нам дает молоко. Другие 30% мы получаем от растениеводства. Такое разделение оптимально, на мой взгляд. Я не хочу, чтобы мы полностью зависели от молока. Потому что, например, в прошлом году цены на молоко были очень низкие, а на растениеводческую продукцию — наоборот, хорошие. И это нам сильно помогло. Такую пропорцию мы сохраним и в дальнейшем.

— А какие агрокультуры уже есть в вашем севообороте?

— В данный момент мы выращиваем сахарную свеклу, сою, подсолнечник, пшеницу, ячмень. Но нам также интересны позиции, перспективные с точки зрения экспорта. Например, хотим попробовать выращивать чечевицу (да и другие бобовые). Эту агрокультуру очень любят в Китае, на Ближнем Востоке и Северной Африке. В Африке 70% населения — до 25 лет, покупательная способность растет, а климатические условия ограничены из-за отсутствия влаги. И здесь я вижу для российского сельского хозяйства большой потенциал.

— В конце прошлого года вы приобрели активы компании «Конек-Горбунок» в Курской области. Почему решили их купить? В сделку в том числе вошел сахарный комбинат — зачем он вам?

— Сахарный завод нам ни к чему. Но иногда, чтобы купить что-то нужное, приходится взять в нагрузку что-то ненужное. Поэтому если найдется покупатель, я с радостью за небольшие деньги этот комбинат продам.

Зачем нам эта компания? У нас в Курской области есть хорошее семеноводческое хозяйство. А земли не хватает. И при этом нам необходимо разбавлять севооборот. С другой стороны, власти региона хотят, чтобы мы развивали в области молочное направление. И если мы там будем строить комплекс, соответственно, нам потребуются кормовые культуры.

— В середине прошлого года вы заявили о совместном проекте с «Продимексмом» по строительству трех молочно-товарных комплексов в Воронежской области общей мощностью 8,4 тыс. голов. Расскажите, на какой стадии находится его реализация, почему решили строить комплексы совместно с «Продимексом», а не самостоятельно? Как распределяются инвестиции компаний в этом проекте и как будет распределяться прибыль? Планируете ли работать совместно с еще какими-то крупными агрохолдингами?

— У «Продимекса» было желание заниматься молоком. А, поскольку это не их бизнес (так же, как не мой сахарный), они предложили нам на их землях сделать совместный проект. Это три комплекса в Воронежской области на 2,8 тыс. голов каждый. Один из них мы запустили в 2018 году, два других введем в эксплуатацию в 2019-м. Главная роль в этом проекте наша: производство молока наше, инвестиции в большей степени тоже. Но этот проект локальный и, наверное, единоразовый. Он возник только потому, что мы с Игорем Худокормовым давно дружим, у нас долгосрочные отношения по поставке свеклы для заводов «Продимекса». Повторять этот опыт с другими холдингами мы не планируем.

Штефан Дюрр
родился в 1964 году в провинции Баден-Вюртемберг (Германия).

1989 — приехал в Советский Союз по программе обмена студентами и специалистами.

1991 — создал организацию по германско-российскому сотрудничеству в сфере экологии и сельского хозяйства.

1993 — получил диплом Байройтского университета по специальности «агроном-почвовед и геоэколог».

1994 — учредил компанию «ЭкоНива». Первые направления деятельности — консультирование российских агропредприятий по вопросам экологического сельхозпроизводства, содействие в разработке основополагающих законов в российском сельском хозяйстве.

1998 — начал поставки в Россию импортной сельхозтехники и семян европейской селекции.

2002 — основал воронежское подразделение холдинга — «ЭкоНиваАгро», объединяющее хозяйства в Лискинском, Каширском, Бобровском и Каменском районах. Компания стала развивать молочное животноводство.

2013 — приступил к реализации своего первого проекта по переработке молока.

В зависимости от госсредств

— По итогам прошлого года, с учетом низких цен на молоко в первом полугодии, каких показателей удалось достичь? Насколько они разнятся с показателями 2017-го?

— В 2018-м средняя цена была меньше на 4 руб./л, чем в предыдущем году. Производим мы 500 тыс. т молока. Соответственно, по итогам года мы получили на 2 млрд руб. меньше, чем могли бы получить.

— Эти деньги вы недоинвестируете в какие-то последующие проекты?

— Эти недополученные деньги увеличивают наш объем кредитования. Один год эту просадку еще можно пережить. Но если такая ситуация затянется надолго, то это уже опасно. Сейчас кредитная нагрузка для нас посильна. На рубль выручки у нас сейчас долг меньше, чем было еще какое-то время назад. Коэффициент долг/EBITDA составляет примерно 9. Мы считаем, что это нормально, потому что кредиты, которые мы получили на построенные за последние два года комплексы, уже «сидят» в долге, а доходы от молока, EBITDA начнут поступать только сейчас. Плюс надо понимать, что мы брали субсидированные кредиты. Если бы у нас была коммерческая ставка в 10%, то такая нагрузка была бы для нас неподъемна, а ставка в 2,5-3% — вполне посильна.

Финансовые показатели

— В какой степени на планы компании влияет господдержка? Когда-то вы говорили, что если поддержки на нынешнем уровне не будет, то «ЭкоНива» все равно продолжит расти, но медленнее и, возможно, не в таких масштабах. Сейчас настроены так же?

— Наши планы сильно зависят от господдержки. Если не будет CAPEX, то будем строить медленнее. Если не будет льготных кредитов, то вообще не будем строить или, по крайней мере, года на три возьмем тайм-аут. Потому что 10-процентые ставки не окупаются.

— От каких проектов в этом случае готовы отказаться?

— В первую очередь, пожалуй, откажемся от строительства новых комплексов. Нам сейчас важнее переработать все сырое молоко, которое мы производим.

Штефан Дюрр
«Не будет льготных кредитов — вообще перестанем строить»Фото: Е. Разумный

Чужие инвестиции

— Недавно стало известно, что владельцем 16% акций материнской компании «ЭкоНивы-АПК» стали акционеры Альфа-банка. Кто был инициатором сделки — банк или компания? Сделка оформлена как репо, то есть предполагается, что через какое-то время компания должна выкупить свои акции у банка — когда рассчитываете это сделать?

— Сделка произошла больше года назад. И мы этого никогда не скрывали. Причем раньше данная доля принадлежала другой банковской структуре, а потом вместо нее зашел Альфа-банк. По моему мнению, это более предсказуемый партнер. Но на нашу работу замена никак не повлияла. Произошла чисто техническая сделка. Нас условия работы с Альфа-банком вполне устраивают.

Производство молока

— В 2018 году вы планировали провести IPO, но отложили его, есть ли какая-то новая информация по выходу на биржу, когда можете провести размещение акций? Какой пакет планируете предложить инвесторам? И какой объем средств хотелось бы привлечь?

— Мы только подумывали об этом — проводили встречи с разными потенциальными инвесторами, чтобы прощупать рынок. И дальше этого дело не пошло, потому что по результатам многочисленных консультаций мы пришли к выводу, что сейчас не время для IPO российской компании, не только аграрной, но и из какого бы то ни было сектора экономики. Потому что инвесторы опасаются. Но опасаются они не самой России, а санкций против нее. Если сейчас какой-то инвестор вложит средства в российскую экономику, а завтра санкции станут еще жестче, что делать с этими средствами? И пока призрак санкций бродит по России, нам будет тяжело привлечь деньги с финансовых рынков.

Если завтра Путин с Трампом будут лучшими друзьями, а к ним присоединятся Меркель и Макрон, вот тогда и будем говорить об IPO. Но в любом случае мы не планируем продавать более 30% акций.

Выход на экспорт

— В прошлом году российской «молочке» открыли границу с Китаем. Рассматриваете ли вы возможность экспорта вашей продукции в эту страну? В каком объеме?

— Безусловно, это интересный рынок. «ЭкоНива» попала в список 10 предприятий, которых утвердили в качестве поставщиков молочной продукции в КНР. У нас уже провели аудит. И сейчас мы с разными потенциальными покупателями в Китае очень активно обсуждаем, по каким ценам какую продукцию будем туда поставлять. Наверное, в меньшей степени это будет сырое молоко, потому что расстояние большое, даже если везти из Новосибирска. Сосредоточимся на продажах готовой «долгоиграющей» продукции — йогуртах, твороге и т. п. Потенциал рынка огромный. Даже если грубо прикинуть: 1,3 млрд китайцев умножить на потребление 200 кг в год. Можно хоть всю продукцию «ЭкоНивы» туда отвезти! Но я никогда не буду строить комплексы именно для китайского рынка. Потому что сегодня он открыт, а завтра — закрыт. Больше 20% от общего объема отправлять туда, я считаю, рискованно.

Сейчас у России стоит большая задача — повышать имидж своей продукции за рубежом. Мы только год-два назад начали этим заниматься. И нам еще предстоит пройти большой путь и вложить немало денег. [Министр сельского хозяйства] Дмитрий Патрушев прекрасно понимает, что экспортные рынки — это важно и что это не бесплатно: нас нигде не ждут просто так, здесь одними выставками не обойдешься. Бизнесу вместе с государством предстоит вложить немалые деньги в развитие экспортных рынков.

Борьба с фальсификатом

— Систему электронной ветсертификации «Меркурий» ввели для сырого молока, но не для готовой молочной продукции. Вы считаете это правильным решением? Может ли она, как считают отдельные ваши коллеги, стать одним из инструментов борьбы с фальсификатом?

— «Меркурий» мне показался хорошим вариантом. Но чтобы понять наверняка, подойдет ли система для работы с готовой продукцией, надо попробовать загрузить весь наш объем данных и проверить, рухнет система или устоит. Но я согласен с мнением [вице-премьера] Алексея Гордеева о том, что сертификация — не средство борьбы с фальсификатом. Она нужна для прослеживаемости товара. А борьбу с фальсифицированными продуктами нужно вести другими методами.

— Например, какими?

— В первую очередь я имею в виду усиление административной ответственности: надо установить такие штрафы, которых люди действительно боялись бы. Другая мера — изъятие оборудования. Возможно, в других странах такой способ не используется. Но у нас фальсификаторы очень изобретательны. Распространен, например, такой способ фальсификации: собственник молзавода якобы сдает в аренду свое оборудование сторонней компании, арендатор продолжает выпускать на этом оборудовании продукцию под торговой маркой собственника. А когда Роспотребнадзор ловит этого собственника на фальсификате, он делает вид, что ни при чем, а во всем виноват арендатор — договор аренды с ним расторгается и заключается с новым. Если будет изыматься оборудование, собственник уже задумается, а стоит ли играть в эти игры.

Также я выступаю за увеличение НДС для молокосодержащей продукции. Вот есть компания, которая декларирует, что выпускает чистый молочный продукт (и, соответственно, платит 10% НДС). Спрашивается, во-первых, зачем она закупает пальмовое масло? Во-вторых, почему она платит при этом только 10%? Кроме прочего, хорошо бы привлечь к решению проблемы фальсификата торговые сети. Они же прекрасно понимают, что берут на реализацию. И если они тоже будут нести ответственность, то тоже будут предпринимать меры к минимизации объемов фальсифицированных продуктов на своих полках.

Структура стада

— Так какова, по-вашему, доля фальсификата? Звучат разные оценки…

— В прессе я всегда буду говорить, что около 10%. Просто чтобы не пугать людей.

— В 2018 году у Россельхознадзора наблюдалось очередное обострение отношений с Беларусью — в первую очередь из-за транзитного ввоза сухого молока на территорию России. Насколько, по-вашему, увеличение объема его ввоза усложнило российским молочникам жизнь? И как правильно было бы выстраивать отношения с Беларусью в этом направлении?

— Белорусского молока я не боюсь. Мы с ним конкурировать можем. Но надо бороться с той продукцией, которая идет из других стран через Беларусь. И в первую очередь с той, которая субсидирована и поступает к нам из интервенционных запасов Европейского союза. Сейчас мы понимаем, что 1 кг сухого молока из ЕС, срок годности которого кончился, стоит примерно €1. В пересчете на молоко выходит 12 руб. Я считаю, что решить проблему можно — надо серьезно поговорить с белорусами и попросить играть по-честному. Сейчас мы вроде бы опять подписали с ними баланс. Если по нему работать, то тогда все будет хорошо. Но надо понимать, что тут на кону стоят большие деньги. Всякое может быть.

«ЭкоНива-АПК»
является одним из ведущих аграрных холдингов России. Сельхозпредприятия компании работают в Воронежской, Курской, Новосибирской, Калужской, Рязанской, Оренбургской и Тюменской областях на площади более 460 тыс. га (данные — на 1 сентября 2018 года). В аграрном производстве занято около 9,42 тыс. сотрудников.

Приоритетным направлением в работе компании является молочное производство. «ЭкоНива-АПК» является одним из крупнейших производителей молока в России и Европе. Суточный валовой надой предприятий холдинга — 1,5 тыс. т молока (данные — на 3 декабря 2018 года). В 2017 году валовый надой молока составил около 300 тыс. т.

Животноводческие предприятия «ЭкоНивы-АПК» занимаются племенной работой по разведению скота симментальской, бурой швицкой, голштинской черно-пестрой масти, красно-пестрой, герефордской пород. В мясном скотоводстве работа сосредоточена на выращивании телят на подсосе на пастбищах до 6-7 месяцев с последующей реализацией откормочным предприятиям. Общая численность мясного скота — 6,3 тыс. голов, в том числе 2 тыс. — маточное стадо.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама