USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

Интервью

Лесной раскол. Собственников лесов на землях сельхозназначения ждут проблемы?

Pixabay
Pixabay
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Прошёл год с тех пор, как правительство приняло постановление, официально разрешающее сельхозпроизводителям заниматься лесным хозяйством на своих территориях. Это решение эксперты считают оправданным. Оно особенно важно для российских регионов, где вести сельское хозяйство не представляется возможным из-за его экономической нецелесообразности. Однако на сегодняшний день законодательный акт всё ещё остаётся «сырым» и нуждается в ряде доработок, поскольку вступает в противоречие с другими действующими нормативными документами. Есть ли будущее у новых лесов в России и можно ли аграриям уже сегодня начинать заботиться о древесной поросли на своих полях? Об этом «Агротехнике и технологиям» рассказал Вилен Лупачик, специалист лесного отдела Greenpeace России

— Расскажите, пожалуйста, насколько актуально сегодня лесоводство на зарастающих сельхозземлях? Готовы ли сельхозпроизводители заниматься интенсивным лесным хозяйством? 


- Темой лесоводства на сельхозземлях интересуются самые разные собственники в разных регионах. Особенно ждут разрешения противоречий в законодательстве люди из небольших поселений, у которых в собственности всего пара гектаров земли. Они хотят выращивать лес не только для того, чтобы он их радовал, но и для того, чтобы иметь запас дровяной древесины и заготавливать её без ущерба для леса, произрастающего на землях лесхозов. У других собственников участки побольше, у кого-то даже несколько сотен гектаров, которые они приобрели специально ради развития лесного хозяйства. Если мы посмотрим на Европу, то увидим, что там около двух третей всех лесов, которые находятся в частной собственности — это совсем небольшие участки площадью менее 3 га. Там очень большую силу имеют кооперативы, помогающие организовать лесоводство и управлять им. Ведь для европейца свой лесок — это небольшой, но гарантированный довесок к пенсии. Если возникают какие-то непредвиденные траты, хозяин лесного надела может заготовить и продать какое-то количество древесины. Понятно, что жить таким маленьким участком леса нельзя, но какой-то дополнительный источник дохода это приносит.

В России интерес к этой теме растёт, и многие собственники сельхозземель часто спрашивают у нас, стоит ли уже сейчас подавать в Минсельхоз уведомление о новом использовании участка. На наш взгляд, имеет смысл ещё немного подождать, присмотреться, как будет разворачиваться ситуация с внесением поправок в постановление правительства №1509. Напомню, что с самого начала 2021 года Минприроды предлагало отменить это перспективное начинание или полностью переписать правила, ужесточить регулирование и сделать систему не уведомительной, а разрешительной, что перекрыло бы владельцам лесных участков кислород. К тому же, известно, что люди, которые уже подали уведомления в Минсельхоз, столкнулись с большими трудностями, автоматически «попав на карандаш» Россельхознадзору. Поэтому в ближайшее время мы планируем провести семинар для лесоводов, на котором, в том числе, будем дискутировать с собственниками о том, какие законодательные барьеры нужно снимать. 

Мы чувствуем в обществе запрос на знания о лесоводстве на сельхозземлях. На практике, к сожалению, сейчас мало кто знает, как вести лесное хозяйство. Однако есть немало собственников, которые желали бы развивать его на своей территории. Мы хотим быть полезными, ответить на этот запрос и дать людям необходимую информацию.

— Насколько срочно нужно решать проблему бюрократических и технических неувязок в новом законодательстве? Ведь большинство лесов на брошенных землях пока молодые, рано думать о заготовках из них товарной древесины. 


- Действительно, большей частью лес на таких землях незрелый, но с другой стороны, он находится в таком возрасте, когда очень важно вкладываться в уход, прореживать лесопосадки до оптимальной густоты, чтобы деревья росли лучше и быстрее, и товарной древесины в объёме было больше, чем дровяной. Конечно, можно ничего не делать. В этом случае лес будет расти и «изреживаться» сам собой. Так, поля сначала зарастают частым березняком, потом деревьям уже не хватает света для нормального развития, идёт внутривидовая конкуренция друг с другом, и слабые, отставшие в росте деревья постепенно отмирают — это нормальная история для естественного роста леса, но качество древесины от этого страдает. А вот если заниматься лесом, пока тот находится в молодом возрасте, пользы будет больше с точки зрения получения коммерческой древесины. Но здесь есть один нюанс, возникший из-за того, что постановление, возможно, готовили в спешке. В документе сказано, что на участке оставлять срубленную древесину нельзя. Однако, когда идёт уход за молодым лесом, рубится некоммерческая древесина: тонкомеры, которые можно взять максимум на дрова. Когда ведут лесное хозяйство, такую «некондиционную» древесину специально оставляют на перегнивание, и это правильно: благодаря этому взятые из почвы микроэлементы возвращаются обратно и в дальнейшем используются живыми деревьями. Так что в нынешнем тексте постановления есть проблемы.  

— Что может дать обществу официальное разрешение на ведение лесоводства и сохранение лесов на сельхозземлях?  


- Одна из главных причин лесных пожаров — поджог сухой травы с целью избавиться от молодой поросли на своих полях. Это ведёт к большим проблемам: не только к задымлению территорий, но и к переходу огня на «официальные» леса и населённые пункты. С точки зрения пожарной безопасности нам нужно, чтобы вместо мотивов к поджиганию у людей появлялись мотивы к сохранению леса. Если запретить штрафы за поджоги и прекратить изымать земли за выращивание леса на сельхозземлях, у собственников появится желание использовать лес, понимание, что это его собственность. Это уменьшит количество пожаров, что важно с точки зрения всего общества, ведь пожарная безопасность — общая проблема. 

Но есть и другие аспекты, например, социальный. Так, в условиях Нечерноземья лесоводство — один из наиболее успешных вариантов использования земли: если сельское хозяйство здесь вести экономически нецелесообразно, то лесное хозяйство даёт шансы на доход. Сегодня, по нашим оценкам, в России заросло лесом 76 млн га неиспользуемых сельхозземель, и это большой потенциал для ведения лесного хозяйства. Если из этих 76 млн га согласно принятой недавно госпрограмме за 10 лет в оборот вернут 12-13 млн га, то есть если частное лесоводство запустить даже на 50 млн га, возникнет, по сути, новая отрасль, которая может обеспечить работой до 100 тыс. человек, в первую очередь, в сельской местности. К тому же, по объёмам заготовки древесины она может превысить объёмы заготовки древесины из «официального» лесного фонда.

Важно также посмотреть на ситуацию с природоохранной точки зрения. Сейчас система заготовки древесины в России основана во многом на освоении диких лесов. Иными словами, всё больше диких лесов идёт под рубку, поскольку спрос на древесину растёт. А если вовлекать в лесное хозяйство освоенные и преобразованные человеком земли, мы снизим пресс на самые ценные в природном отношении леса. И не только в природном — ещё и в социальном, потому что из-за существующего дефицита хозяйственно ценной древесины под разными предлогами леса рубятся в непосредственной близости к населённым пунктам: с этим столкнулись многие жители крупных городов разных регионов, в том числе, Ленинградской и Иркутской областей. Вроде бы лес есть, и имеет защитный статус, а в нём под видом санитарной рубки заготавливается коммерческая древесина. Причина этого, в числе прочего, в том, что лесов хозяйственной ценности остаётся всё меньше и меньше, и этот дефицит компенсируется тем, что лесозаготовители либо идут в дикие неосвоенные леса, либо пытаются разными способами обойти защитный статус лесов, важных и в социальном отношении. 

— Что может дать агролесоводство с точки зрения умножения модных сегодня «углеродных единиц» в рамках Парижского соглашения по климату?


- Совсем недавно, 19 октября 2021 года, в Российской академии наук проходили дебаты на тему лесоклиматических проектов в России.  Сегодня, с точки зрения реальных возможностей увеличения поглощающей способности российских лесов, леса на сельхозземлях — одна из приоритетных тем, поскольку это совершенно новые леса, которые связывают новый углерод из атмосферы. В старых лесах уже сформировался устойчивый баланс по углероду, а новые лесопосадки с этой точки зрения представляют большой интерес. Ведь если образуется новый лес, вырастающий на месте вырубки или пожаров, он компенсирует те выбросы, которые произошли из-за этих самых пожаров или рубок. С этой точки зрения выращивать леса на сельхозтерриториях — самая правильная и очевидная вещь. Будет ли от этого какая-то польза собственникам земель, пока неочевидно. Тема углеродного рынка только начала подниматься, поэтому неизвестно, будет ли этот рынок развиваться в России и смогут ли сами собственники продавать углеродные единицы, поглощённые их лесами, каким-то предприятиям, которые производят выбросы углерода. 

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать