Проще пареной репы -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Проще пареной репы
Евгения Чернышова
Агротехника и технологии
22 января 2014
Издревле на Руси выращивали репу, брюкву, тыкву и щавель. Почему же теперь мы перешли преимущественно на завезенные из других стран овощи, а про традиционные для нашей земли забыли?

Фото: Ю. Эйвазова

Еще в дохристианской Руси, когда картофель был не в ходу, такие овощи, как репа и брюква, были на столе у каждой семьи. Немыслим русский стол был также без острого хрена, щавеля и тыквы. Почему же сегодня сельхозпроизводители выращивают преимущественно овощи, завезенные из других стран, а о традиционных для нашей страны культурах потребитель почти забыл? Минсельхоз РФ не ведет подробную статистику производства таких овощных культур, как репа, брюква, тыква и даже редис. Удивительно, но маркетинговые исследования в этой области рынка не представляются экспертам целесообразными. Поэтому анализом рынка исконно русских культур занимаются компании.

Тыква, редис и другие

Так, по подсчетам компании Syngenta (производство и продажа пестицидов, агрохимикатов и семян), тыкву в России производят на площади всего около 30 тыс. га. Причем более 70% от этого объема выращивают ЛПХ, и лишь около 2-3 тыс. га тыквы находятся под контролем крупных производителей. Данный продукт используется при изготовлении детского питания, а также овощных соусов и соков. Редисом тоже занимаются единичные производители. «Его выращивают как в открытом грунте, так и в промышленных теплицах, ­— рассказывает Андрей Панов, руководитель направления овощных культур компании Syngenta. — По нашим оценкам, в России немногим более 2 тыс. га коммерческого редиса и несколько тысяч в производстве ЛПХ».

Причина непопулярности редиса у сельхозпроизводителей кроется в сезонности этого продукта и в том, что он имеет очень короткий период коммерчески оправданного предложения на рынке, объясняет специалист. Поэтому сейчас на нашем рынке доминирует импорт, и лишь несколько небольших российских производителей добиваются хороших финансовых результатов при производстве редиса, констатирует Панов. Раньше преимущество редиса было в том, что он, вырастая раньше других овощей, первым попадал на прилавки. Но сегодня овощи в магазинах есть круглый год, поэтому необходимость производства этой культуры сильно упала. Кроме того, хозяйства, выращивающие редис, сталкиваются с проблемой хранения.

«В хранении редис нулевой, — рассказывает доцент кафедры садоводства и ландшафтной архитектуры МичГАУ Алексей Мешков. — Поэтому в летний период эта культура перекочевала на огороды и в защищенный грунт». По мнению эксперта, аналогом могли бы стать дайконы, которые по вкусу напоминают редис. Однако сложность в том, что на дайконах применять СЗР можно лишь в очень малых дозах, а в нашей стране с низкой культурой земледелия без химической защиты овощи просто невозможно вырастить. К тому же, на смену специализированным овощным магазинам сегодня пришли сети, куда попасть очень проблематично: не зря там представлены в основном крупные поставщики, говорит Мешков. «Тот же редис, чтобы его можно было поставлять в сети, необходимо выращивать круглогодично, что очень сложно: это культура с узким сроком выращивания. Чтобы выжить, хозяйство должно быть узкоспециализированным и иметь специальные теплицы или филиалы в нескольких зонах выращивания (в том числе, на юге), чтобы иметь возможность завозить продукцию оттуда», — говорит эксперт.

Что же касается репы, то она у нас и вовсе не выращивается. Аграрии от этой традиционной русской культуры почему-то отказались, и теперь ее возделывают в Америке на площади, превышающей объем посадок моркови во всей нашей стране. По данным компании Syngenta, такие культуры, как брюква, репа и щавель, суммарно занимают площадь в пределах 10-12 тыс. га и, соответственно, не представляют коммерческого интереса для крупных поставщиков семян: логистические затраты не позволяют производить широкий спектр семян для нишевых рынков. Поэтому в этом секторе, также как и на рынке зеленных культур, доминируют мелкие фирмы, в том числе зарубежные. Вот почему основной производитель непопулярных овощей — это ЛПХ или специализированные фермерские хозяйства. Но если о таких культурах, как репа или редис, большинство людей так или иначе имеет представление, то об экзотическом топинамбуре многие и вовсе никогда не слышали. Тем не менее, в России еще с советских времен существует ассоциация производителей этой необычной культуры.

«Когда ученые поняли, что у топинамбура много полезных свойств, его начали активно исследовать, — рассказывает Николай Кочнев, президент ассоциации «Топинамбур» и заместитель директора по науке предприятия «Терра» (Московская обл., производство топинамбура). — Работа в нашей стране шла уже в 1986—1990 годы. В 1992 году в Иркутске прошла вторая научно-практическая конференция, посвященная выращиванию топинамбура. А  первую такую конференцию еще в  1933 году провел сам академик Вавилов. Топинамбур изначально был интересен в качестве кормовой культуры, а потом уже на него обратили внимание как на источник полезных веществ и сырье для медицинских целей». Как рассказали «АТт» в ассоциации производителей топинамбура, на сегодняшний день под этой культурой в нашей стране занято около 5 тыс. га, что несоизмеримо больше по сравнению с прошлыми годами. Ведь когда интерес к топинамбуру только начал появляться, промышленных плантаций вообще не было, а все посадки состояли из небольших экспериментальных делянок. По словам Кочнева, кормовой топинамбур сегодня используют фермеры в ЛПХ и КФХ, выращивая его для всех видов животных, начиная от кроликов и нутрий и заканчивая КРС. Однако некоторые хозяйства уже начали задумываться о производстве топинамбура на кормовые цели в промышленных масштабах. «В Брянской области, например, работает агрофирма «Амтел», специализирующаяся на строительстве животноводческих комплексов, — рассказывает эксперт. — Топинамбур идет у них как одна из культур, применяемых в рационе кормления животных. Уже сейчас имеются достаточно крупные плантации, причем для кормления животных используются и «вершки», и «корешки».

И все же, для крупных игроков овощного рынка наибольший интерес представляют другие культуры. Это лук репчатый, томат, огурец, арбуз, капуста белокочанная и морковь. «Эти культуры являются основными источниками прибыли (или убытков для производителя при плохой рыночной конъюнктуре в условиях отсутствия какой-либо поддержки со стороны государства)», — рассуждает Панов. Также интерес представляют сладкая кукуруза (консервация и свежее потребление), зеленый горошек (консервация), фасоль спаржевая (заморозка), цветная капуста (заморозка и свежее потребление), кабачки (консервация и свежее потребление) и перец (свежее потреб­ление и консервация), перечисляет специалист.

Рынок редких овощей

Редис, пожалуй, самая популярная культура среди редких овощей. Он созревает раньше других и неприхотлив к условиям выращивания. Но, опять-таки, по сравнению с томатами или огурцами у него небольшой объем потребления. Тем не менее, на профессиональном рынке спрос на редис растет с каждым годом, поскольку именно эта культура дает производителям возможность получить «быстрые деньги», когда для других овощей открытого грунта сезон еще не наступил. Рынок семян овощных делится на два четких блока: любительский (огородничество) и профессиональный (КФХ, тепличные комбинаты), рассказывает Диана Янаева, селекционер по редису селекционно-семеноводческой компании «Поиск». По ее словам, на данный момент в России продается более 150 различных сортов и гибридов редиса. Конечно, большая часть этого ассортимента рассчитана на любителей-овощеводов: это семена разных сроков созревания, формы и окраски корнеплодов. Для аграриев же в этой культуре важны определенные сортотипы. Самый популярный сортотип редиса — круглый красный, он наиболее востребован у  конечного потребителя. Также имеет спрос и редис круглый с белым кончиком, правда, это больше характерно для юга России (Ростовская область), отмечает Янаева. Ситуация на рынке овощных семян напрямую зависит от погодных условий и действий властей, считает Панов из Syngenta. Если засуха 2010 года и потеря 30% урожая овощных по стране привела к повышенному спросу на продукты отечественного производства, то избыточные посевы 2011 года и чрезвычайно высокая урожайность овощных по всему миру, напротив, способствовали резкому увеличению импорта и мощному обвалу цен на российском рынке. Возникновению такой ситуации, помимо прочего, способствовало отсутствие защиты отечественного производителя со стороны государства, а также ценовой демпинг со стороны ближайших стран-экспортеров — Украины, Турции, Узбекистана, Азербайджана, которые нанесли огромный финансовый ущерб отечественному производителю. «В результате многие отказались от производства овощных культур, попав в кредитную кабалу и потеряв все вложения. Об этом мало говорят, но среди овощных производителей нередки самоубийства на почве разочарования и банкротства. Уверен, что в любой сфере есть подобные случаи, но, скажем, в молочном производстве обычно задействованы корпоративные интересы и средства, а овощной бизнес — это часто семейные предприятия или фермерские хозяйства, напрямую связанные с личными денежными средствами их владельцев», — говорит Панов.

После описанного кризиса рынок овощных семян очень сжался и консолидировался, и теперь на нем присутствуют в основном крупные компании, производящие качественную продукцию. Что же касается «подпольных деятелей», продающих контрафактную продукцию или вовсе товар неизвестного происхождения, то они, увы, были и раньше. И, к сожалению, статистику нелегальных овощных поставок из Турции, Украины и Азии никто не ведет, сетует Панов. Государство должно уделять больше внимания деятельности контрабандистов и подпольных производителей семян, уверен Панов. Ведь немаловажную роль в формировании закупочных цен на свежие овощи играют так называемые трейдеры, т. е. оптовые покупатели (в основном выходцы из Азербайджана), которые стараются максимально сбить цену закупки у фермеров, чтобы оправдать свои затраты на перевозку товара и аренду торговых площадей.

Российские же розничные сети, к сожалению, не очень охотно поддерживают отечественных производителей овощей, так как им выгоднее получать товар из Турции, Египта, Испании, Израиля, Украины и других стран, в которых затраты на производство ниже, и где, помимо прочего, работает государственная поддержка овощного производства и выдаются дешевые кредитные средства, подчеркивает специалист.

Кому мешала репа

На взгляд Панова, такие овощи, как репа, щавель или топинамбур нельзя назвать непопулярными. Просто потребление понемногу смещается в сторону более вкусной и не менее полезной продукции, которую можно не только вырастить самому, но и приобрести в магазине, попробовать в местах общественного питания. «Хрен понемногу замещается имбирем, репа — кольраби, щавель — рукколой, топинамбур — сладким картофелем, — объясняет специалист. — Российский потребитель мало-помалу осваивает более распространенные в мире продукты. На это, конечно, влияют производственные и логистические факторы. Топинамбур, например, хранить не так уж просто, к тому же, его рынок ограничен знатоками и любителями, так что в меню ведущих кафе и ресторанов топинамбур не встретишь. Зато есть брокколи, сельдерей и шпинат, которые очень распространены по всему миру и пользуются заслуженным спросом», — рассуждает Панов. Однако Мешков из МичГАУ не разделяет его мнения. Эксперт утверждает, что в нашей стране производства «редких овощей» вообще нет. «Все производится на индивидуальных частных предприятиях, — сетует доцент кафедры садоводства и ландшафтной архитектуры. — Такие традиционные для нас культуры, как репа, редис и прочие, для крупного производителя с точки зрения получения прибыли неинтересны. Исключение разве что составляет топинамбур, и то он привлекает многих лишь как лекарственное растение для получения инсулина. Опять же, необходимо иметь рынок сбыта, в этом случае производство традиционных русских овощей будет выгодным». Эксперт уверен, что причина такого состояния отрасли в неорганизованности. В Советском Союзе большие объемы производства овощей были возможны благодаря переработке, объясняет Мешков. Перерабатывалось до 80% овощей, остальное закладывалось на хранение. А сейчас заниматься этим нет смысла: «переработку» почти никто не берет — люди предпочитают покупать свежие овощи. «В результате 80% овощей просто некуда стало девать, и их перестали сеять. И если даже кто-то захочет их выращивать, то уже не найдет подходящих специалистов», — расстроен эксперт.

Это подтверждает и Янаева из «Поиска». По ее наблюдениям, в последние годы уменьшаются площади, занятые и более популярными овощными культурами, например, капустой белокочанной. «Причина — нестабильность цен реализации, наблюдающаяся последние годы, — поясняет эксперт. — К тому же, конкуренцию производителям ранней капусты составляют страны ближнего зарубежья (Узбекистан). Помимо капусты резко снижается производство томатов в открытом грунте (по причине распространения вирусных заболеваний, таких как столбур, ВТМ), а также сокращается производство лука репчатого в Центральном регионе, поскольку там требуются значительные затраты на послеуборочную досушку лука-репки».

Но вопреки неутешительному прогнозу экспертов, в России все-таки существуют предприятия, готовые тратить силы, средства и энергию на разработку не очень популярных направлений в овощеводстве. Например, единственный в России завод по промышленной переработке топинамбура, принадлежащий компании «Терра», уже более 10 лет успешно работает в подмосковном Хотьково. «Объем производства у нас небольшой — всего 30 тонн в месяц, — рассказывает Николай Кочнев. — Дело в том, что это первый мире завод, работающий с такой культурой, поэтому запускать сразу большое предприятие смысла не было. Площади посадок в Подмосковье раньше составляли у нас около 70 га, но сейчас эти земли ушли под строительство, и все посадки мы перенесли в Белгородскую область и Адыгею. Оттуда и возим топинамбур на переработку (цена доставки может достигать 2 руб./кг)». По словам Кочнева, основная сложность при выращивании топинамбура заключается в отсутствии специализированной техники для уборки этой культуры — заводов, которые бы производили подобную технику, не существует нигде в  мире. Впрочем, в «Терре» проб­лему решили просто, самостоятельно переоборудовав под топинамбур машины, предназначенные для уборки картофеля: комбайны ККУ-2; КПК-2; КПК-3, «Полесье», а также комбайны фирмы Grimme (Германия).

«Если бы люди могли купить комбайн, приспособленный именно для уборки топинамбура, тогда бы вопросов не было, — уверен Кочнев. — Все остальное в производственном цикле уже не сложно». Однако решить проблему отсутствия необходимой техники не берется пока ни один завод. Чтобы наладить выпуск специализированных машин, должно появиться хотя бы несколько десятков предприятий переработки. Но они не строятся, потому что хозяйства не могут обеспечить их необходимым количеством сырья. «Даже если завод захочет «на пробу» взять 200-300 т, ни один аграрий не сможет одномоментно обеспечить ему такой объем, потому что просто не сможет выкопать. Этот замкнутый круг необходимо размыкать».

Неравная борьба

Профессионалы из овощного сегмента теряют интерес к тому, что не приносит прибыли или, еще хуже, приносит убытки. А в сложившихся условиях высокой конкуренции со стороны Турции, Украины, Азербайджана, Узбекистана и других стран российский производитель овощей поставлен на грань выживания. По мнению Панова, если государство в ближайшее время не запустит программы поддержки отечественного производителя овощных культур, позволяющие хотя бы проводить закупочные интервенции на основные культуры (лук, капуста, морковь, томат, свекла, огурец) или разрешающие выдачу кредитов по сниженным ставкам, то через несколько лет мы попадем в полную зависимость от импортных поставок овощей. «Повторится ситуация, которая наблюдалась в худшие годы во время распада Советского Союза, и мы будем потреблять отходы производства из Европы и Азии — прогнозирует эксперт. — К сожалению, российские производители вынуждены конкурировать с импортными пос­тавщиками на неравных условиях. А ведь производители овощей, которых уже не так много осталось, пос­тавляют свежую и полезную для здоровья продукцию, без которой сложно себе представить полноценный рацион».

«После вступления в ВТО мы оказались совершенно незащищены, — подтверждает Мешков из МичГАУ. — Вы выращиваете редис вручную, а где-нибудь в Польше предприятие выращивает его, используя специализированный комбайн. Естественно, стоимость их продукции снижается в разы, и цена на импорт оказывается несоизмеримо ниже». По мнению же президента ассоциации «Топинамбур», конкурировать с западом вполне возможно, если удачно занять свободную нишу и не жалеть сил на развитие технологий. Так, Агрофирма «Терра» занимается производством и промышленной переработкой топинамбура с 1993 года и не прекратила работу даже в период финансового кризиса. «Наше производство рентабельно, — утверждает Кочнев. — Доказательством тому служит то, что мы расширяемся. Если раньше вся продукция уходила в регионы, то сейчас она появится в магазинах «Перекресток», а стало быть, попробовать загадочный топинамбур смогут и москвичи».

Привычный редис на новый лад

Не смотря на трудности, отечественные селекционные компании продолжают активно заниматься научной работой. «Вкладываются средства в  развитие материальной базы, создаются новые направления, которые отвечают современным требованиям рынка, — объясняет Янаева. — Если говорить о редисе, работа большей частью ведется над созданием урожайных гибридов, устойчивых к болезням и стрессовым условиям, и с сохранением традиционного вкуса российского овоща, что является главным преимуществом перед зарубежными». Действительно, в последние пять лет требования к качеству конечной продукции заметно выросли, подтверждает Сергей Семёнов, директор по продажам компании «Райк Цваан Россия» (селекция и семеноводство овощных культур). «Производители стремятся сократить расходы на выращивание и получить урожай самого высокого качества, — отмечает он. — В результате вводятся новые сорта редиса, не пустеющие при перерастании и устойчивые к цветущности. Также растет интерес к сортам, пригодным к уборке комбайном, с целью сокращения ручного труда». Что же касается репы, редьки и других редких овощей, то в «Райк Цваан Россия» селекционных программ по их выведению нет. «Рынок данных корнеплодов ограничен как по видам, так и по типам конечного продукта, — объясняет Семенов. — Например, у редьки существует несколько типов по окраске, форме и вкусу, и у каждого свой потребитель. Для создания сортов, полностью удовлетворяющих потребностям всех потребителей, необходимо затратить большое количество времени и других ресурсов». Основная сложность для аграриев, решивших занять новую нишу, кроется в освоении технологии, которой владеют единицы, считает Кочнев. Сейчас его хозяйство старается обеспечить заказы потребителей. Но по мере насыщения рынка планируется развивать и новые производства: производство конфитюров и повидла.

В любом случае, пока нет конкуренции, альтернатив и государственного понимания важности отрасли, овощеводство возродить будет крайне сложно, не сомневается Мешков. Впрочем, это понимание понемногу стало появляться, замечает он. Например, в последние годы правительство обратило внимание на овощеводство защищенного грунта, и начались движения в сторону его восстановления. Без внимания к проблемам овощеводства в принципе возродить выращивание исконно русских культур невозможно, говорят эксперты. А вернуть их на стол россиян очень важно. Ведь в таких культурах, как репа, брюква и других, традиционных для нашей страны, множество полезных веществ и незаменимых элементов. Многие перестали их употреблять отчасти из-за специфического привкуса, но это можно преодолеть. «Если вам не нравится привкус репы, есть альтернатива — репа японская, — предлагает Мешков, — у нее нет привкуса и она более нежная. Если можно было бы вернуть эту культуру в Россию, мы решили бы многие проблемы, связанные со здоровьем нации». 

Ностальгия влияет на выбор
Алексей Мешков, доцент кафедры садоводства и ландшафтной архитектуры МичГАУ
Репу в России успешно выращивали еще до появления картофеля — она была одной из самых популярных овощных культур. Потребление репы было не просто привычкой, оно закрепилось на уровне генов. И хотя с 1950—1960 годов употребление этого традиционного овоща стало сходить на нет, если сегодня со знанием дела вырастить репу или ту же тыкву и грамотно подать ее, то у потребителя проснется ностальгия по этому продукту.

Кстати, в России репа, редис, щавель и даже топинамбур выращиваются абсолютно без проблем. На этих корнеплодах возможна полная механизация, да и климатическая зона очень благоприятна. Конечно, у репы есть специфический вкус, который не всем нравится, но его можно убрать, выращивая новые сорта и применяя современные гибриды. Еще одна причина, определяющая выбор продукта на прилавке — его внешний вид. Например, мы привыкли употреблять редис только красного цвета, пожалуй, любимого цвета русских. Сейчас, может быть, появятся нейтральные цвета редиса: желтый, белый или какой-нибудь другой. Тот же дайкон — японский аналог нашего редиса — белый. Но примечательно, что для того чтобы продвинуть на наш рынок свои овощи, японцы специально сделали дайкон с красной мякотью. В Японии же любимый цвет — белый, поэтому и дайконы у них белоснежные. А вот китайский вариант дайкона — редька лоба — белая с зеленой верхушкой. Это, кстати, напоминает цвет флага одной из местных провинций. Люди подсознательно выбирают то, что греет им душу.
Незаслуженно забытые
Репа
Еще 4 тысячи лет назад человек научился культивировать репу. В России же она была известна и выращивалась повсеместно еще в дохристианские времена. Одна  из причин такой популярности — стойкость этого корнеплода. Репа отлично хранилась до весны, выдерживая самые лютые российские морозы. Кроме того, эта культура обладала завидной урожайностью и неприхотливостью, не требовала тщательного ухода и позволяла себя выращивать без больших затрат. О  неурожаях репы в 11-13 веках в летописях писалось как о несчастье вселенского масштаба.

Щавель
В мире насчитывается более 150 различных видов щавеля. Наши предки использовали его в качестве самого раннего источника витаминов. Это растение появляется из земли одним из самых первых. В России щавель добавляют в салаты, супы. Молодые свежие листочки щавеля можно высушить и использовать как приправу к супам и вторым блюдам.

Брюква
Брюква — ценный, высокоурожайный корнеплод. В России она была известна с конца 16 века. Наши предки выращивали эту культуру наряду с репой и относились к ней с большим почтением. И сегодня в странах Балтии, не говоря о дальнем зарубежье, под брюкву отводятся значительные площади посевов.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама