Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

ОТКАЗ ОТ РОСТА
Евгения Чернышова
Агротехника и технологии
10 июля 2015
Растение имеет от 20 до 40% неиспользованного потенциала, который можно извлечь с помощью регуляторов роста. Эти препараты в изобилии представлены на российском рынке, однако далеко не все руководители сельхозпредприятий спешат их применять. В чем же причина непопулярности регуляторов роста?
Фото: Легион-Медиа

Регуляторы роста и развития растений применяются в сельском хозяйстве уже более 70 лет. Эти препараты используют для ускорения созревания растений, стимуляции цветения и плодообразования, а также повышения устойчивости сельхозкультур к неблагоприятным факторам внешней среды. На сегодняшний момент в мире синтезировано более восьми тысяч различных соединений, влияющих на физиологическую активность растения, и этот список ежегодно пополняется. Однако активное применение нашли всего 4% физиологически активных веществ.

А что в составе?

На российском рынке чаще всего можно встретить регуляторы роста на основе солей гуминовых кислот (гуматы), гормонов роста, а также препараты, содержащие комплекс биологически активных веществ, обладающих стимулирующим воздействием на растения.

«Гуматы — самый недорогой вариант среди стимуляторов роста, хотя более правильно их относить к классу агрохимикатов. По этой причине они занесены в российский Список агрохимикатов и пестицидов», — рассказывает Александр Харченко, генеральный директор НПО «Биоцентр Дон» (Ростовская обл.; разработка и внедрение современных сис­тем земледелия, растениеводство, животноводство).

На российском рынке препараты на их основе начали появляться в 1990-х годах, продолжает он, а сегодня эти вещества используют и в промышленных масштабах на больших площадях. По словам эксперта, наиболее популярны так называемые иркутские и сахалинские гуматы из лигнина, получаемого из отходов производства бумаги, а также низкомолекулярные гуматы (лигногуматы).

Все без исключения гуматы производятся из природного сырья и имеют разное качество и спектр биологической активности, рассказывает Харченко. Так, например, иркутские гуматы стимулируют накопление сахаров, а лигногуматы — дыхание растений. Есть еще гуматы, произведенные из торфов, однако у профессионалов есть определенная степень недоверия к ним. Безусловно, реклама утверждает, что торфяные гуматы «живые», но это никоим образом не оказывает влияния на их качественное преимущество. К тому же зачастую при перерасчете на действующее вещес­тво обнаруживается, что торфяные гуматы стоят в десятки, а то и в сотни раз дороже гуматов из леонардитов (бурых углей).

Более того, в торфяных гуматах остаются споры фитопатогенных микроорганизмов. Поэтому при выборе гуматов надо быть очень внимательным предостерегает Харченко. Эксперт предупреждает: несмотря на то, что рынок гуминовых препаратов уже достаточно сформирован, системы ГОСТирования препаратов по биологической активности до сих пор не организовано.

Необходимо срочно организовать работу по воссозданию системы определения качества этой продукции, тем более что изобретать велосипед не потребуется, уверен он: программа по разработке технологий для массового производства регуляторов роста уже существовала в нашей стране в конце 20-го века. «Она была направлена на получение 10%-й прибавки урожая на любой культуре и успешно работала, — вспоминает Харченко. — Но после развала Советского Союза ее действие было приостановлено».

Однако разработки не пропали. Осталось два института, которые продолжили работу в рамках этой программы и довели ее до товарного состояния, продолжает эксперт. Кроме того, они по-прежнему занимаются разработкой препаратов. Например, в киевском НИИ неорганической химии был разработан препарат, который представляет собой метаболиты микоризных грибов ризосферы женьшеня. На его основе сегодня производятся препараты серии Агростимулин, а также препараты Агропон и Биолан, производства МНТЦ «Агробиотех» и компании «Деметра плюс».

К сожалению, оригинальные действующие вещества в этом сегменте рынка появляются не так часто, как хотелось бы, замечает Владимир Вакуленко, главный специалист ННПП «НЭСТ М» (Москва; разработка и производство регуляторов роста растений и микроудобрений). Тем не менее на сегодняшний день синтезировано немало веществ, которые могут прийти на помощь сельхозпроизводителям.

«Принципиальное отличие современных регуляторов роста от тех, что производились ранее, в том, что теперь соединения выделяются из природного сырья, — поясняет он. — Например, брассиностероиды получают из пыльцы рапса или дрожжей, гидроксикоричные кислоты — из эхинацеи пурпурной, дигидрокверцитин — из лиственницы, арахидоновую кислоту — из животных, бактерий или водорослей».

Кроме того, на рынке присутствуют препараты, состоящие из чистых искусственно синтезированных аналогов природных веществ или полученных путем микробного гидролиза гормонов роста растений — гиббереллинов, ауксинов, цитокининов.

В отличие от других групп соединений, которые можно считать стимуляторами обменных процессов в растениях, эти препараты гормональные и являются регуляторами роста в классическом понимании. Среди отечественных препаратов этого направления наиболее известен Гибберсиб производства «Сиббиофарм» и несколько препаратов компании «Днепрохим». Также немало гормональных препаратов китайского производства, которые из-за отсутствия в РФ госрегистрации вводятся в хозяйственный оборот посредством «серого рынка».

Применять грамотно

Большинство препаратов имеют не только привлекательную цену для конечного потребителя, но и обещают получение немалой выгоды. Так, применение многих препаратов увеличивает затраты на гектар в пределе всего 1-5%, тогда как отдача от их применения — увеличение урожайнос­ти сельскохозяйственных культур — может доходить до 15% и даже выше.

Тем не менее, несмотря на обилие и доступность регуляторов роста, массовым их применение никак не назовешь. По мнению экспертов, это связано с отсутствием знаний об этом виде продукции и элементарной неграмотностью в применении препаратов. Час­то, не понимая механизма действия регуляторов роста, аграрии допускают ошибки при их использовании и не получают должного эффекта.

Например, присутствие гуминовых соединений в растении включает сложный физиологический механизм, который дает клеткам возможность реализовывать дополнительную энергию, рассказывает Харченко. В результате растения начинают приобретать новые свойства: способность реагировать на изменение температуры или недостаток влаги, а также высокую концентрацию химических веществ. При благоприятных условиях гуминовые соединения дают увеличение урожая на 4%, а в стрессовых ситуациях могут прибавить и 40%.

Однако положительное действие гуматы оказывают не только на культурные растения, но и на другие живые организмы, присутствующие на поле, — сорняки, фитопатогены и вредителей. Их рост они также стимулируют. Поэтому целесообразно при применении препарата, вызывающего всплеск жизнедеятельности у всех организмов, присутствующих на поле, добавить фунгицид, который поможет справиться с патогенными микроорганизмами, советует эксперт.

«Эти сложные схемы обработки мы применяем на своих полях, — делится опытом Харченко. — Помимо гуматов, стимулирующих рост растения, вносим фунгицид, убивающий патогенов, на нем паразитирующих, а также бактериальные препараты, которые заселяют место убитых грибов.

Только благодаря этим манипуляциям гумат может стимулировать размножение полезных бактерий и давать пятикратное увеличение урожая». По словам эксперта, для применения стимуляторов роста растений не требуется приобретения специальной техники. Обычно подходят стандартные опрыскиватели для обработки растений пестицидами, которые есть в каждом хозяйстве. Большинство препаратов можно применять в баковых смесях с гербицидами и другими пестицидами. Кстати, они помогают снимать химическую депрессию, которую получает культурное растение, добавляет Харченко.

Другая сложность, с которой час­то сталкиваются аграрии при применении гуминовых соединений, — расчет концентрации. «Несмотря на то, что эти вещества являются природными стимуляторами интенсивности обменных и дыхательных процессов, в определенной концентрации они начинают оказывать ингибирующий эффект, угнетая растения, — поясняет Вакуленко из «НЭСТ М». — При этом даже небольшого превышения порога может быть достаточно, чтобы свес­ти к нулю все дополнительные затраты на обработку».

Действительно, применяя гормональные регуляторы роста, ученые столкнулись с определенной сложностью: обработка даже самым качес­твенным препаратом иногда может быть совершенно неэффективной. «Дело в том, что у растения в течение дня меняется гормональный рисунок, — поясняет Харченко. — Мы даем ему гормоны, пытаясь что-нибудь изменить, а растение потом пытается восстановить прежний гормональный фон. То есть на каком-то этапе гормон срабатывает, но затем на финальной стадии созревания урожая он уже не действует. Следовательно, растение нужно обрабатывать определенными гормонами в строго определенной фазе и в конкретное время суток, а оно для каждой культуры свое».

На сегодняшний день специалис­тов, имеющих соответствующие знания, считанные единицы, поэтому о том, чтобы гормональные регуляторы роста в хозяйствах применяли правильно, и говорить не приходится, сетует Харченко: «Почему животноводы сделали огромный рывок? Потому что изучают потребности животных, — рассуждает он. — А в растениеводстве этого понимания и контакта с растением нет — оно же молчит! В результате наше растениеводство тормозит весь агропромышленный сектор. Да и как иначе, когда единственные хорошо известные механизмы — это применение большого количества удобрений, сильное воздействие на почву, да еще какая-нибудь химия».

Согласна с Харченко и Клавдия Фомина, независимый эксперт, координатор проекта «Органическое плодородие почв и урожайность». Подавляющее число неудач от применения регуляторов роста она связывает именно с неграмотностью и халатностью. Чаще всего ошибаются в концентрации препаратов или пропускают рекомендованные фазы обработки, говорит Фомина.

К примеру, при обработках черенков плодовых и ягодных растений слабые концентрации могут недостаточно или совсем не оказывать положительного действия, завышенная концентрация, напротив, начнет тормозить укоренение черенков, а слишком высокая и вовсе вызовет омертвление тканей, особенно у тех участков, которые подверглись обработке. «В моей практике случалось, что не только дачники, но даже и опытные агрономы, стремясь повысить урожайность или придать укоренение, давали растениям убойные концентрации препаратов.

В лучшем случае это вызывало ожог растения, после чего была необходима длительная реабилитация, в худшем — полную гибель. А потом еще начинаются разговоры, что на рынке сплошные подделки, а то, чем можно пользоваться без вреда для растений, не дает особо ощутимого эффекта», — возмущается эксперт.

А ведь теория применения регуляторов роста основана на том, что растение имеет около 40% неиспользованного потенциала, а, стало быть, этот потенциал можно извлечь, продолжает Харченко. В своей компании эксперт применяет Агростимулин и Биолан (препараты украинского производства, созданные на базе киевского института биоорганической химии): «Прежде всего, используем их для обработки семян и защиты корневой системы.

Далее, на стадии кущения идет еще одна обработка для стимуляции кущения и корневой системы, одновременно препараты дают неспецифическую устойчивость к грибам. Затем проводим обработку по флаг-листу или бутонизации. Это способствует сохранению цветов. Мирамистин и Агростимулин используем на яблонях перед цветением — благодаря этому наши деревья увешаны плодами. А при обработке пшеницы на флаг-листе можно в каждом колосе добавить 1-2 зерна».

Выгода от применения регуляторов очевидна, не сомневается Харченко. Вот почему любым, даже самым незамысловатым, препаратом для стимуляции растений необходимо уметь правильно пользоваться.

Что определяет выбор аграриев

Аграрии, которые в отличие от большинства своих коллег по «цеху» применяют регуляторы роста, при выборе препарата прежде всего обращают внимание на механизм его действия, говорит Вакуленко. Способ применения для них вторичен. Также в некоторых случаях при выборе регулятора смотрят на возможность его совмещения с пестицидами.

Сегодня наиболее востребованными являются препараты, обладающие антистрессовой и иммунопротекторной активностью (производные гидроксикоричных кислот, брассиностероиды, дигидрокверцитин, арахидоновая кислота и т. д.), ретарданты (хлормекватхлорид, тринексапакэтил) и препараты стимулирующие процессы плодообразования (производные гидроксикоричных кислот, брассиностероиды, гиббереллины). Однако выбор регуляторов определяется в первую очередь необходимостью получения конкретного эффекта: повышения устойчивости к заболеваниям, повышенным или пониженным температурам, избытку или недостатку влаги, засолению почв. Иными словами, на выбор влияют климатические условия региона, в котором расположено хозяйство.

Например, на Северо-Западе России требования аграриев связаны с ростом урожайности, улучшением качества сельхозпродукции и повышением засухо- и морозостойкости растений, рассказывает специалист по продажам управления агрохимического обеспечения компании «Еврохимсервис» (Великий Новгород; производство и продажа удобрений и средств защиты растений) Александр Лапин. По его словам, в этом регионе чаще отдают предпочтение таким регуляторам роста, как «Изабион» («Сингента») и «Стабилан» («Байер»), реже приобретают «Этамон» и «Циркон».

На Юге России без регуляторов роста также не обходятся. В хозяйстве «НАДЕЖДА-2» (Астраханская обл.; зерновые, овощные, бахчевые) активно применяют кремнийсодержащие препараты.

«Мы обрабатываем растения препаратом «Мивал-Агро» производства компании «Агросил», — делится опытом главный агроном хозяйства Гульзада Амандгельдиева.­—Используем его при обработке посадочного материала, а также во время вегетации на овощных, бахчевых и зерновых». По словам специалиста, препарат активизирует антиоксидантное действие на уровне клетки, что укрепляет иммунную систему растений, повышает выносливость к биотическим и абиотическим стрессам, вызванным неблагоприятными погодными условиями, таким как весенние заморозки, холодное или очень жаркое лето, засуха, резкие перепады температур.

Кроме того, этот регулятор предотвращает угнетение культур, появляющееся от применения препаратов защиты растений. Более того, рост растений ускоряется, развитие происходит быстрее, констатирует главный агроном. В свою очередь, томаты и овощные меньше подвергаются воздействию вредных факторов окружающей среды: идет защита от солнечных ожогов и от заморозков.

«Мивал-Агро» в хозяйстве применяют на внекорневых обработках. «Благодаря препарату во время вегетации образуется больше бутонов, а впоследствии и плодов, на бахче также появляется больше завязи, — довольна Амандгельдиева. — На зерновых тоже обязательно обрабатываем семена регулятором роста. С этим препаратом работаем уже семь лет и видим, что эффект есть».

Впрочем, выгоду от применения регуляторов роста видят далеко не все аграрии. Как ни странно, довольно часто в этом виноваты сами производители препаратов, которые вносят немалую путаницу, обещая максимально возможный эффект — прибавку урожая на 20-40%. Но если все регуляторы дают одинаковую прибавку, то, следуя элементарной логике, можно приобрести самый дешевый препарат и значительно сэкономить. Именно так и поступают многие сельхозпроизводители, забывая, что эффективность подчас зависит не от самого препарата, а от правильности его применения.

Однако есть и те, кто не спешит приобретать регуляторы, поскольку тщательно изучает вопрос и предпочитает принимать решения, опираясь на результаты исключительно собственных исследований и опытов. Так, в Группе Компаний «Агро-Белогорье» регуляторы роста на производственных посевах не используют.

По словам Олега Никитенко, заместителя директора по растениеводству и животноводству, главного агронома «ГК Агро-Белогорье», в компании существуют небольшие экспериментальные поля, где изучается эффективность применения различных регуляторов на разных культурах. Но пока в холдинге не видят необходимости повсеместного их применения.

«Агро-Белогорье» — далеко не единственная компания, работающая таким образом. Как объясняет Харченко, причина здесь в подходе к земледелию. «Крупные агрохолдинги часто приглашают консультантов из стран Европы, а европейцы идут по пути питания и защиты растений, то есть считают, что растение нужно хорошо кормить и защищать, и тогда все будет в порядке. По этой причине в странах Европы применение регуляторов роста сегодня особенной популярностью не пользуется», — заключает эксперт.

Ускорить рост и увеличить урожай

В компании «Агроцентр «Тамбов» (Тамбовская обл.; поставщики пестицидов и агрохимикатов) тоже придерживаются европейской модели. По мнению исполнительного директора предприятия Николая Орлова, если агротехника в хозяйстве высокая, под культуру внесено оптимальное количество макро- и микроудоб­рений и применяются пестициды для ее защиты, то необходимость в регуляторах роста отпадает.

«Регуляторы роста дают незначительную прибавку урожая — в среднем около 0,5-1 ц/га, — замечает он. — Эти вещества обычно применяют там, где нет надлежащего внесения минеральных удобрений. А ведь основное назначение регуляторов — помочь растению противостоять неблагоприятным условиям погоды: засухе, понижению температуры, а также снять гербицидное действие при химической прополке».

С Орловым не согласен Вакуленко из «НЭСТ М». «Прибавка урожая при использовании регуляторов роста может составлять от 15 до 40% от объема выращенного урожая, — утверждает он. — А затраты на их применение не превышают 3-5% от стоимости дополнительной продукции». Более того, по словам эксперта, в стрессовых условиях выращивания эти препараты зачастую становятся средством предотвращения снижения урожайности.

Поэтому, применение регуляторов роста всегда обеспечивает существенный экономический эффект. А поскольку большая часть территории нашей страны находится в зоне рискованного земледелия и характеризуется существенными климатическими аномалиями, обойтись без регуляторов роста растений практически невозможно, резюмирует Вакуленко.

Важна здесь и экономическая составляющая. Ведь при росте урожайности величина дохода и прибыли резко увеличивается. По расчетам экспертов, при небольших затратах стимулятор роста дает 20-30% прибавки урожая, в результате чего общая прибыль хозяйства увеличивается на 60-70%.

В НПО «Биоцентр Дон» на пшенице за счет комбинированного воздействия разными стимулирующими препаратами удается получать прибавку даже более 100%. Это оказалось возможным благодаря пониманию продукционного процесса, а также эффекта синергизма, который появляется при соблюдении ряда условий, что обеспечивает суммирующую прибавку, превышающую скрытый потенциал урожайности. «Если мы стимулируем, к примеру, фотосинтез, — поясняет Харченко, — то начинаем применять препараты, стимулирующие фотосинтез. При этом надо понимать, что отток сахаров из листа ограничен.

Через некоторое время концентрация сахаров в листе увеличивается до критического уровня, и процесс фотосинтеза начинает затухать по естественным биологичес­ким причинам. Стало быть, необходимо усиливать отток сахаров. Также следует стимулировать процесс поступ­ления питательных веществ в растение. То есть, если проследить всю цепочку и простимулировать растение разными препаратами, применяя различные механизмы физиологического действия, можно получить очень интересные прибавки урожая». 

Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама