Событие: закупочные зерновые интервенции -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Событие: закупочные зерновые интервенции
Агроинвестор
Февраль 2010
2 ноября Елена Скрынник ударом в биржевой колокол дала символический старт долгожданным интервенциям.
Фото: Photoxpress

Для многих аграриев начало торгов действительно стало ударом, развеявшим последние надежды на хорошие продажи. Участники рынка ориентировались на цифры, озвученные Минсельхозом 30 марта: за пшеницу 3 класса — 5,5−6 тыс. руб./т, 4 класса — 4,8−4,9 тыс. руб./т, рожь класса, А — 3,9 тыс. руб./т.

В ожидании близких к этим индикаторам тарифов, которые, как это было в предыдущие годы, «вытянули» бы и рыночные цены зерна, многие не продавали урожаи. Так, летом частные покупатели предлагали за продовольственную пшеницу 4,5−5 тыс. руб./т, но им отказывали, уверяли сельхозпроизводители корреспондентов «Агроинвестора». Осенью же они придерживали зерно по принципу «дешевле не будет»: в сентябре в ЮФО пшеница 4 класса стоила менее 3,5 тыс. руб./т при себестоимости 3−3,2 тыс. руб./т. Это мало кого устраивало. Ведь в преды-дущем сезоне, когда была агфляция, многие привыкли к 80−100%-ной марже. Получить ее на интервенциях, похоже, и надеялись некоторые из не продавших зерно в начале сезона.

Но государство дало понять, что не стоит ждать щедрых подарков. В первую минуту торгов целевая цена (6 тыс. руб./т пшеницы 3 класса) обвалилась на разных площадках до 4 тыс. руб./т и 3150 руб./т. К вечеру цены выровнялись, но все равно были лишь немного выше рыночных. Средней в 4 тыс. руб./т цена пшеницы оставалась все два месяца. Цена хорошая, настаивала Скрынник. Она даже посчитала рентабельность, которую могут получить участники интервенционных продаж, — 15−18%. А сибирским крестьянам посоветовала выращивать столько, сколько они в состоянии продать: «При плане в 4 млн т в текущем году Алтайский край произвел 6 млн т зерна. Как следствие, цены на торгах […] упали до 3,3 тыс. руб./т».

Участники рынка обиделись. «Министр сделала просто оскорбительное для аграрного сообщества заявление», — возмущался глава крупной южноуральской компании. Низкая цена, впрочем, не мешала сельхозпроизводителям конкурировать на торгах за право поставить зерно госфонду (они шли на понижение) — из-за чего, собственно, котировки и падали ниже 3,1 тыс. руб. Ко 2 ноября заявки подали 1127 компаний с почти 7,4 млн т зерна. И это при том, что денег было выделено 9,5 млрд руб. То есть средств могло хватить на приобретение объема, втрое меньше предложенного — 2,5 млн т (декабрьская оценка ОЗК).

На предыдущих интервенциях цены по определению не могли быть низкими. Тогда государство не поскупилось: потратило на закупки 38,6 млрд руб., приобретя 8,6 млн т — 8% рекордного урожая. Однако и допустило на торги в 10 раз меньше участников — порядка 200. Сейчас на интервенциях смогли одновременно торговаться 411 сельхозпроизводителей. МСХ, конечно, готовил интервенции не идеально, а иногда неумело — чего стоили «фальстарты» с объявлением дат начала торгов или попытка заменить ОЗК на неизвестную «Резервную продовольственную компанию». Однако справедливо и то, что облегчить доступ на торги просили сами аграрии. В 2009 году им его реально облегчили: аккредитовали 2000 компаний, в три раза увеличили число элеваторов, а к площадкам в семи федеральных округах добавили 36 участков удаленного доступа.

Большая открытость — рост предложения — конкуренция — снижение цен: простая рыночная логика. Не будем забывать, что при нынешнем дефиците бюджета государству нужно не только поддерживать интервенциями аграриев, но и как-то реализовывать огромный объем зерновых, накопленный госфондом. Во-первых, закредитованной ранее ОЗК предстоит рассчитываться с Россельхозбанком (9,5 млрд руб. он смог выдать на интервенции в последний момент — после одобрения федеральной госгарантии). Во-вторых, хранение фонда обходится бюджету больше чем в 0,7 млрд руб./мес. (почти 8,5 млрд руб./год).

Сейчас интервенционный фонд для государства как чемодан без ручки — просто так не бросишь, а нести тяжело и накладно. Мало того, что при нынешней конъюнктуре реализовать зерно невозможно, не получив убытка: есть опасность еще больше ослабить цены. А храня его, придется отвлекать средства от поддержки аграриев (в 2009 году, когда 20 млрд руб. превратились в 9,5 млрд руб., именно это и произошло).

Как государство решит проблемы, наверное, и будет главной интригой 2010 года. Предложения имеются: 1) перейти к залоговым операциям; 2) вместо финансирования интервенций субсидировать экспорт; 3) провести товарные интервенции, не прибегая к биржевым торгам; 4) оставить все как есть, просто выделять больше денег. На последний вариант аграриям рассчитывать не стоит. Да и много денег — не всегда хорошо: на интервенциях урожая-2008 государство приобрело зерна в избытке, а теперь не может продать его даже по закупочной цене.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще