Не убедили

Опубликованные в 2008 году данные инвестиционного проспекта «РАВ Агро-Про» подтверждают, насколько спешно эмитент готовился к IPO. В то время как компания была 15-м по числу гектаров под контролем землевладельцем России, ее финансовые результаты и эффективность использования земельных угодий впечатляли намного меньше. В 2007 году было собрано 53,1 тыс. т зерновых, для чего было достаточно 1/7 контролируемых на тот момент угодий. EBITDA за тот же год составила $8,6 млн, чистая прибыль — $5,15 млн. Нынешних данных компания не публикует.

В прошлом году инвестфонд PPF чешского миллиардера Петера Келлнера получил контроль в холдинге «РАВ Агро-Про» — за последние три года основательно подзабытой бизнес-сообществом компании. Этот сравнительно небольшой (165 тыс. га земли) агрохолдинг учредили иностранные инвесторы под идею намечавшегося на 2008 год IPO, но не осуществившие ее из-за финансового кризиса. У нынешнего владельца «РАВ Агро-Про» большие финансовые возможности — в России PPF владеет пакетами «Ингосстраха», «Полиметалла», «Номос-банка», банком «Хоум кредит», сетью «Эльдорадо» — и хороший опыт вложений в разные активы в ЕС, Азии и СНГ. У кого Келлнер купил агрохолдинг, что представляют собой активы «РАВ Агро-Про» и что он будет с ними дальше делать, выяснял корреспондент «АИ».

Когда в июле 2008 года компания «РАВ Агро-Про» объявила о намерении стать публичной, проведя IPO, агробизнес-сообществу об этом игроке было мало что известно. И это притом что, как следовало из инвестиционного проспекта «РАВ Агро-Про», ее земельный банк был достаточно крупным: на 30 мая 2008 года она контролировала около 150 тыс. га. Это позволяло «РАВ Агро-Про» претендовать на место во второй десятке топ-20 крупнейших землевладельцев страны.

Неудачный момент

Размещаться компания планировала на российской фондовой площадке, хотя список букраннеров — Merrill Lynch International и UniCredit CAIB UK Ltd — говорил, скорее, о международных амбициях. Ведь эмитент выбирает их, ориентируясь в первую очередь на пул инвесторов, которых хочет привлечь. С этой точки зрения Merrill Lynch оптимальна для доступа к глобальным игрокам, а UniCredit может обеспечить эксклюзив в лице инвесторов континентальной Европы (в том числе Восточной). Но эти услуги дороги — компания размером до $1 млрд (а «РАВ Агро-Про» оценивала себя тогда в диапазоне от $239 млн до $543 млн) могла бы потратить на таких организаторов размещения 10−15% его общей суммы, тогда как для большинства IPO она обычно не превышает 3−5%. И главное, при размещении в России местные инвестбанки лучше подошли бы как букраннеры, в том числе сделали бы все дешевле.

Намерение «РАВ Агро-Про» разместиться здесь в середине 2008 года похожа на попытку вскочить в последний вагон уходящего поезда. Накапливавшаяся с осени 2007-го напряженность на западных финансовых рынках к лету-2008 почти закрыла западные биржи для новых эмитентов — и российских, и западных. Но у рынка еще оставалась иллюзия, что Россия может быть островком стабильности и тихой гаванью, в чем его участников активно убеждал тогдашний министр финансов Алексей Кудрин. В день объявления «РАВ Агро-Про» об IPO — 3 июля — нефть марки Urals на Нью-Йоркской товарной бирже (New York Mercantile Exchange, NYMEX) стоила $137,88/барр. Это, можно сказать, пик: дороже Urals был только 4 и 11 июля ($139/барр.). Через неделю началось снижение, 16 сентября превратившееся в обвал: индекс ММВБ тогда рухнул за одну сессию сразу на 17,45%. Баррель Urals уже стоил $90. В условиях биржевого краха об IPO компании речи быть уже не могло.

Купили новую идею «РАВ Агро-Про» на российском рынке с 2005 года. Состав акционеров, как следует из инвестиционного проспекта компании к IPO, на который ссылалось агентство Reuters, в 2008 году выглядел так. Фонду альтернативных инвестиций RP Capital принадлежало 31,4%. Такая же доля была у офшора Сolglide Ltd. 16,1% владела компания Lite Venture Holding Ltd (ее бенефициар в проспекте назван не был). 11,1% акций «РАВ Агро-Про» принадлежал Kosmoxan Investments Limited, еще 6% компании — фонду компании Cargill (Black River Commodity Investment Partners). Оставшиеся 4% были распределены среди нескольких неназванных миноритариев.

RP Capital в июле 2004 года, то есть за год до появления «РАВ Агро-Про», создали Рафаэль Бербер и Петер Келлнер. Причем создали как фонд альтернативных инвестиций. Обычно это подразумевает приобретение недвижимости, прямые инвестиции, вложения в финансовые деривативы и биржевые товары, commodities (сырье), приобретение экзотических активов, таких как, например, живопись и коллекционные вина. Бербер был высокопоставленным функционером инвестбанка Merrill Lynch. В частности, он руководил развитием его бизнеса на европейских развивающихся рынках. Келлнер — чешский миллиардер, владелец компании PPF. Сейчас в числе ее российских активов — ритейлер бытовой техники «Эльдорадо» и неконтрольный пакет «Ингосстраха». Келлнер стал совладельцем, директором RP Capital и, скорее всего, обеспечил большую часть денег, которые привлек фонд. По данным «Коммерсанта», еще 30% инвестированного капитала обеспечила Merrill Lynch; вложения в проекты ушедших высокопоставленных сотрудников — распространенная практика.

Colglide Ltd, имевшей вместе с RP Capital самый крупный пакет акций в проекте, через свою небольшую зерноторговую компанию Rodemco владел второй основной акционер «РАВ Агро-Про», израильский бизнесмен Рон Изаки. Израильская газета «Хаарец» называла его самым скрытным израильским миллионером. Его многочисленные активы, большинство которых в сфере недвижимости (причем не только в Израиле, но и в США и в Восточной Европе), были непубличны и трудно поддаются оценке. Келлнер и Изаки, которых мог познакомить Бербер, израильтянин по рождению, партнерствовали не только в «РАВ Агро-Про». Вторым их совместным проектом стала компания Atlas Estates. В 2006 году они передали в нее свои восточноевропейские активы недвижимости и быстро вывели на IPO. Размещение прошло на малой площадке лондонской биржи LSE -Alternative Investment Management (AIM). Для Изаки Atlas Estates стала первым и последним публичным активом.

Бенефициар Lite Venture Holding Ltd в проспекте назван не был. Компанией Kosmoxan Investments Limited в равных долях владели гендиректор «РАВ Агро-Про» Игорь Хейфиц и член совета директоров «РАВ Агро-Про» Гади Биттан. Хейфиц с начала 1990 годов вместе с двумя братьями владел Новым московским банком. Про него известно немного. В сферу интересов банка, обозначенных на его сайте, входят недвижимость и сельское хозяйство. Например, в конце 1990-х годов СМИ приписывали старшему брату Хейфица, Валерию, владение зданием поликлиники Литературного института в Москве. Одновременно с созданием «РАВ Агро-Про» Игорь Хейфиц покинул совет директоров банка. Он возглавил компанию и занимался ее формированием.

Кроме Cargill, никто из акционеров не был профессионалом в сфере сельского хозяйства. Для Келлнера «РАВ Агро-Про» абсолютно точно стало первой инвестицией в АПК. Правда, у Рона Изаки, по сообщениям израильской прессы, во владении есть обширные земельные угодья в районе Бер Яков, который даже назван по имени его деда, известного раввина Якова Изаки. Обширные, конечно, по израильским меркам: вся пашня этой страны — 440 тыс. га — всего в три раза больше земельного банка «РАВ Агро-Про». Основные акционеры вряд ли собирались надолго вступать во владение аграрными активами. Они просто купили идею владения ранее недоступными западным инвесторам дешевыми и очень качественными земельными активами — «Сhernozem from Russia».

С первоначальным владением остается один неразъясненный вопрос. В проспекте компании не были названы бенефициары 20% акций — владевший 16,1% Lite Venture Holding Ltd и частные миноритарии (4%). «Коммерсантъ», ссылаясь на анонимный источник, называл в числе первоначальных владельцев «РАВ Агро-Про» Анатолия Спивакова — тогда главу Ольховатского района Воронежской области, а сейчас руководителя Департамента аграрной политики администрации региона. Прямых подтверждений этого факта «Агроинвестору» найти не удалось. В декларациях о доходах Спивакова и его жены за 2010 год (первый, когда они стали подаваться), о которых сообщало в мае 2011-го агентство бизнес информации Abireg.ru, нет акций или активов в сельском хозяйстве. Исключение — надел земли в 3,5 га (35 тыс. кв. м в необозначенном месте). Вместе с тем начиналось формирование активов «РАВ Агро-Про» как раз с Ольховатского района (юго-запад региона), где Спиваков был тогда главой.

Цена обещаний

Первые три года компания потратила на формирование земельных активов. Из 165 тыс. га, контролируемых в 2012 году, 95,9 тыс. га в Воронежской области. В Воронеж перенесен располагавшийся до кризиса в Москве центральный офис компании. Сейчас в соседнем с Ольховатским, Россошанском, районе региона находятся основные животноводческие активы компании. Кроме того, у «РАВ Агро-Про» есть в области элеватор емкостью 150 тыс. т и техника — по данным местных СМИ, больше 60 тракторов и 30-ти комбайнов John Deere.

В других регионах агрохолдинг тоже имеет значительные активы, следует из данных с его сайта. 34,9 тыс. га она контролирует в Орловской, 27,2 тыс. га — в Пензенской, 6,2 тыс. га — в Ростовской и небольшой надел — около 500 га — в Курской области. Судя по сообщениям СМИ, большую часть неворонежских активов «РАВ Агро-Про» собрала в 2008 году, незадолго или вскоре после несостоявшегося IPO. Не исключено, что эти приобретения делались в расчете на удачное размещение. Теперь разбросанность активов может доставлять холдингу много неудобств. Даже чтобы объехать ключевые хозяйства, нужно преодолеть многие сотни километров. Например, если проложить прямую линию от Воронежа (штаб-квартиры) до Шемышейского района Пензенской области, где расположены агрофирмы компании, то получается около 450 км на северо-восток. От Воронежа до Корсаковского района Орловской области — более 200 км на северо-запад, а Миллеровский район Ростовской области находится более чем на 300 км южнее Воронежа.

Во все эти области компания приходила громко — с привлечением губернаторов, публичными обещаниями многомиллионных инвестиций и т. д. В Пензенской области планировалось потратить 350 млн руб. на создание генетического центра, который бы занимался имплантацией эмбрионов КРС. В Корсаковский район Орловской области компания в 2008 году обещала вложить $80 млн, потратив их на создание молочного комплекса на 2,4 тыс. КРС. После кризиса, когда IPO не состоялось, а все проекты по понятным причинам «зависли», эти обещания создают компании неприятности. Завышенные ожидания властей, которые сформировал новый инвестор, сменяются плохо скрываемым недовольством. «РАВ Агро-Про» не только не создает генетического центра, но и хотела забить скот, который потом все же решила вывезти под Воронеж, утверждает источник в администрации Пензенской области. Снижение поголовья — совсем не то, чего ждали от этого инвестора, подчеркивает он. «Вот когда мы с новым директором этой компании сядем и подпишем письменные обязывающие соглашения, тогда я смогу сказать, удовлетворены ли мы взаимодействием. Все остальное — слова, им невелика цена», — отрезал в разговоре с «Агроинвестором» руководитель Департамента сельского хозяйства Орловской области Владимир Коротеев. А местный губернатор Александр Козлов весной 2011 года в своей речи перед посевной (опубликована на сайте обладминистрации) предлагал с особым пристрастием проверить готовность «РАВ Агро-Про» к полевым работам. Вместе с тем чиновники, с которыми пообщался корреспондент «АИ», признают, что компания исправно засевает полученные в аренду угодья. Возможно, это спасает инвестора от немедленных оргвыводов.

Не до инвестиций

Теперь структура собственности «РАВ Агро-Про» заметно отличается от описанной в начале этой статьи. После кризиса партнерство Петера Келлнера и Рона Изаки распалось. Основные акционеры «РАВ Агро-Про» начали раздел принадлежащих им совместно активов. В декабре 2009 года структуры PPF Келлнера перестали быть акционерами RP Capital Group, уступив свою долю Atlas Estates (которая обнародовала это в соответствии с правилами раскрытия информации биржи AIM, где обращаются ее акции). Келлнер из Atlas ушел: в сентябре 2009 года перестал быть директором, а затем компания продала словацкую недвижимость — взнос, который через RP Capital он делал в этот проект.

Келлнер получил «РАВ Агро-Про». В 2010 году совет директоров компании возглавил Ладислав Хватал, 17 лет проработавший на PPF, а финдиректором «РАВ Агро-Про» в начале того же года стал Владимир Демуцкий. На своем прошлом месте работы он в качестве финдиректора помогал интегрировать украинские цементные компании в Heidelbergcement Group, а последние несколько месяцев перед назначением консультировал топ-менеджмент PPF. В середине 2010 года новым гендиректором «РАВ Агро-Про» был назначен канадец Аарон Болдуин, начавший формирование новой команды. Завершился раздел активов прошлогодней сделкой по приобретению контролирующей доли в «РАВ Агро-Про»: зарегистрированная в Голландии компания Bavella BV купила 100% Rav Agro-Pro у Kemp Commerce Ltd. Но полного контроля у структур Келлнера нет: PPF Group имеет в Bavella BV 80%. Оставшиеся 20% принадлежат RP Capital Group, основным инвестором которой стал Рон Изаки. Член совета директоров RP Capital Group Анатолий Каминов сказал «Агроинвестору», что «РАВ Агро-Про» не принадлежит PPF и Келлнеру на 100%.

Инвестировать в новый бизнес Келлнер не спешит — новые владельцы пока конфликтуют с миноритариями. Судя по публичным высказываниям Игоря Хейфица, при перераспределении прав собственности были нарушены права миноритарных акционеров — им, по его словам, недоплатили, а PPF «недружественно поглощала агрохолдинг» (цитата — «Коммерсантъ»). А газета «Коммерсантъ-Воронеж» сообщала в конце января, что миноритарий агрофирмы «Родина» (одной из 25 сельхозактивов, составляющих «РАВ-Агро-Про») Николай Демченко через арбитраж доказал преимущественное право на покупку контрольного пакета компании за 101 млн руб., и решение суда вступило в силу. Впрочем, это не все судебные споры. Юрист Артур Минасян в своих блогах пишет о том, что региональные власти «разлюбили» инвестора и объявили ему войну. Сообщения Минасяна не содержат названия агрохолдинга и места действия событий, которые он описывает (суть претензий к компании, ход разбирательств и т. д.), но о чем он рассказывает, понятно. На сайте «РАВ Агро-Про» человек по имени А. Минасян/A.Minasyan назван членом ее команды и директором юридического департамента, есть его фото.

Воронежская обладминистрация отказалась комментировать свои взаимоотношения с «РАВ Агро-Про».

Планы без инвестиций

Нынешний гендиректор «РАВ Агро-Про» канадец Аарон Болдуин работает в нашей стране почти 10 лет. Начинал как гендиректор подразделения «Cargill - удобрения» в России (всего проработал на эту компанию 15 лет), потом возглавил агроцентр «Еврохима». Перед приходом в «РАВ Агро-Про» Болдуин несколько лет проработал операционным директором NCH Сapital Investments (в России известна как «АгроТерра»).

Новый гендиректор скептически отзывается о достижениях прежнего менеджмента. «Хаос. Хаос в управлении, в бизнес-процессах», — описывает он момент своего прихода. Наведение порядка и стабилизация, «чтобы компания не была «черной дырой», — так определяет Болдуин ключевое условие нынешнего мажоритарного акционера для последующих раундов инвестиций в «РАВ Агро-Про». Один из видимых результатов действий новых руководителей — переход на дивизиональную структуру. Появились отделения животноводства, растениеводства, элеваторное и служба услуг. Теперь все региональные подразделения подчиняются и отчитываются непосредственно перед руководством своего дивизиона.

Параллельно с оптимизацией оргструктуры, по словам Аарона Болдуина, оптимизируют активы. Он уверил «Агроинвестор», что сужать присутствие до Воронежской области «РАВ Агро-Про» не будет. Но определенная концентрация для комфортабельного, как выразился Болдуин, будущего роста бизнеса все же нужна. «Не секрет, что мы закрыли наш животноводческий проект в Пензе», — приводит он пример. Первые полтора года он как гендиректор потратил еще и на формирование новой команды. Его заместитель Николай Моргун возглавлял компанию «ЮНИ», с которой началось формирование активов «РАВ Агро-Про» в России. Он, кстати, единственный из членов старой команды, сохранивших и укрепивших свои позиции в проекте после того, как PPF получил контроль. Ключевой дивизион компании — «Животноводство» — возглавил Петр Бочаров. Он, как и Болдуин, ранее работал в «АгроТерра», а в последние годы возглавлял компанию «Новый век Пенза».

Наведение порядка пока продолжается — Болдуин говорит, что решение об инвестициях не принято, акционер ждет результатов первого этапа. Впрочем, на задержку с решением об инвестировании явно влияют и продолжающиеся судебные тяжбы.

И если денег на развитие бизнеса у нового менеджмента пока нет, то первые планы этого развития более-менее понятны. В их числе — заметный рост земельного банка: на сайте компании написано, что объем этих активов через три-пять лет может составить 300 тыс. га. Впрочем, Болдуин оговаривается, что это не самоцель — столько необходимо для содержания предполагаемого мясного и молочного стада. Растениеводство, по этой логике, должно быть на подчиненном положении и использоваться для поддержания кормовой базы. Как cаsh crops — на продажу — будут выращивать подсолнечник и сахарную свеклу.

Животноводство компании, по планам Болдуина, должно выглядеть так: 10 тыс. гол. составит молочное дойное стадо (сейчас — 3 тыс. животных) и 50 тыс. — мясное. Масштабировать животноводство Болдуин собирается с помощью генетического центра, который ранее планировалось строить в Пензе. Теперь он будет в Воронежской области. Из Канады ввезены сперма пород черный ангус и симментал, как носители будут использоваться нынешние коровы. Молочное стадо постепенно заменят на канадских голштинов и введут систему содержания скота «корова-теленок».

РАВ-перспективы

В оптимистичном для нынешнего менеджмента варианте, если его план будет принят акционером, PPF придется согласиться на игру вдолгую. Гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько напоминает, что мясной стартап — это история для терпеливых, и все зависит от того, готовы ли инвесторы ждать отдачи. По словам участников рынка, минимум проекты мясного КРС окупаются 8 лет, максимум — возврат инвестиций превышает десятилетие. Исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов-младший соглашается, что «РАВ Агро-Про» придется смириться, что у его инвестиции длинный цикл и низкая рентабельность. PPF демонстрирует, что готов к этому: комментируя в прошлом году сделку по приобретению контроля в «РАВ Агро-Про», компания заявляла, что собирается быть среднесрочным инвестором, а не спекулятивным.

Сейчас потенциально интересными направлениями для вложений и развития являются, по мере убывания маржинальности, свиноводство, птицеводство и выращивание зерновых, комментирует аналитик «Тройки Диалог» Михаил Красноперов. Откорма КРС в их числе нет. Сложнее, чем в секторе мясного КРС, ситуация сейчас только в молочном животноводстве. Все последние годы там стабильная стагнация. Причина — олигополия на рынке переработки молока, считает Сизов. А рынка говядины в его классическом понимании в России вообще нет, и инвесторам, которым этот бизнес интересен, придется формировать его с нуля. Даже неясно, сколько потребителей готовы отличать ординарное мясо от премиального и доплачивать за последнее, рассуждает Рылько.

Вместе с тем эксперты указывают, что мясное животноводство может поменять свое место в нынешней цепочке привлекательности агроотраслей, став очень маржинальным направлением: есть внутренний спрос на качественную охлажденную говядину, растет господдержка мясного скотоводства, запускаются новые проекты. Да и Келлнер знает, что такое вовремя выйти (или не выйти) на новый рынок. К примеру, его банк Home Credit в России оказался в роли вечно второго в секторе потребительских кредитов — первое место удерживает заранее угадавший потенциал спроса «Русский стандарт».

Выбор правильного времени выхода на рынок важнее всего — часто даже самого продукта. Не исключение и индустриальное мясное животноводство, в которое, кстати, российские компании инвестируют минимум несколько лет, а многие начинали делать это еще в годы аграрного нацпроекта (2006−2007).