$260 млн

(7,9 млрд руб.) — во столько оценивал капитал Демина журнал «Финанс.» в 2011 году. Тогда основатель «Эксимы» занял 349 место в рейтинге пятисот российских миллиардеров, составленном журналом. А в рейтинге 50 богатейших российских бизнес-семей «Финанса.» Демин и его дочь Елена Климова в прошлом году заняли 41 место с капиталом $360 млн.

5 фактов о личности и бизнесе

• Работая в Лаосе, Николай Демин «из любопытства» прошел курс эзотерической йоги, которую практиковал потом — говорил, что очень помогает в бизнесе. («Компания»)
• В студенческие годы в сельхозакадемии Демина прозвали Немцем — за характер. «Для меня порядок и организованность очень многое значат», — говорил он в интервью журналу Persona Grata.
• «Иногда очень сложно объяснить, что и почему приходит в жизнь. Почему вдруг «Микоян» вошел в мою судьбу? Было мне лет пять. На скакалке прыгаю, мама рядом стоит, разговаривает с какой-то женщиной и рассказывает, что человек из нашей деревни уехал в Москву и стал директором мясокомбината. А у меня в голове: да, и я стану! Только более крупного и красивого!» (Persona Grata).
• В свое время «Эксима» экспортировала топочный мазут: в марте 1993 года Лужков подписал распоряжение, предусматривающее передачу компании квоты для поставки на экспорт 10 тыс. т мазута под встречную закупку продуктов за рубежом. («Коммерсантъ»)
• У «Эксимы» был проект в Белгородской области — Краснояружский сахарный завод. Его компания купила в 2003 году. Сейчас этот актив принадлежит агрохолдингу «Продимекс». («Ведомости»)

Родом из «Эксимы»

Компанию «Альта-Дженетикс Раша» возглавляют бывшие сотрудники «Эксимы». Там в 2006 году свою карьеру в сельском хозяйстве в должности советника гендиректора начинал гендиректор «Альты» Дмитрий Посунько. В «Эксиме» начинал свою карьеру юристом и сын экс-министра сельского хозяйства России (1999?2009 годы) Алексея Гордеева — Никита. Теперь он коммерческий директор «Альты», председатель совета директоров компании «Ока Агро» и депутат Рязанской облдумы. «Мы действительно начинали проект с нуля как стартап, и бизнес-идея была именно наша», — комментирует Посунько.

«Агроинвестор» решил узнать больше о бизнесе одного из старейших и очень закрытых российских агроходингов, основанного 20 с лишним лет назад — в 1991 году. Известность группы на рынке и ее оборот — примерно $1 млрд/год — делает уместными нескромные вопросы: кто помог компании раскрутиться, кому она принадлежит, сколько и на чем сейчас зарабатывает?

«Эксима» — один из старейших в стране (основан в 1991 году) и крайне непубличный агрохолдинг со сложной структурой бизнеса. По данным из разных открытых источников, сейчас в состав группы может входить не менее 20−25 фирм и юрлиц. В последнем рейтинге 200 крупнейших непубличных компаний России, который ежегодно составляет Forbes, «Эксима» занимает 177 место, а ее выручка за 2011 год оценена в 16,6 млрд руб. (см. статью на стр. 46). На самом деле, компания зарабатывает больше — у Forbes цифра оценочная (оценки журнал дает, если компания отказывается предоставить ему данные). К тому же Forbes учитывает данные компаний с ограниченным числом учредителей. А выручка «Эксимы» с учетом всех компаний, где есть ее доли, в 2010 году составляла 28−30 млрд руб., оценил основатель и гендиректор агрохолдинга Николай Демин полтора года назад в интервью «Агроинвестору». В 2008-м оборот всех предприятий «Эксимы» был 25 млрд руб., сказано на ее сайте. Эта цифра совпадает с опубликованной Forbes .

Родом из колхоза

Личность основателя — решающий фактор развития «Эксимы», отмечают собеседники «Агроинвестора», опрошенные при работе над этой статьей. Николай Демин родился в 1936 году в Пензенской области. Окончив с серебряной медалью среднюю школу в деревне Удалая, Демин поехал в столицу поступать в Московский университет, по его воспоминаниям, «с мешком ранней картошки и ведром яиц». Деньги на билет — 13,7 руб. — собирала вся деревня. Сумма была небольшой, но люди тогда жили преимущественно натуральным хозяйством.

Университет молодому человеку не подошел: окончив его, можно было делать карьеру в научных институтах или партийных органах. «Мне же хотелось реального дела, — вспоминает Демин. — Девушка из нашей деревни ранее поступила в Тимирязевскую сельхозакадемию. Я тоже решил попробовать». По его признанию, он с детства влюблен в землю, и это семейная черта: дед и отец были председателями колхоза. На агрономический факультет Демин поступил и, учась на третьем курсе, стал получать Ленинскую стипендию — 120 руб./мес. Для тех времен это были огромные деньги: молодые дипломированные специалисты начинали с 75−80 руб./мес.

Преддипломную практику будущий агроном проходил в совхозе «Петровский» Добринского района Липецкой области, который в то время возглавлял Герой соцтруда и будущий министр сельского хозяйства СССР (1963−1965) Иван Воловченко. После окончания вуза с отличием в 1960 году Демину предлагали аспирантуру, но он отказался — опять захотелось чего-то другого. «Мне повезло в плане карьеры: в 1964 на меня обратил внимание председатель Мособлисполкома Николай Козлов, взял своим помощником, — вспоминает Демин. — Сейчас это статус помощника губернатора. Моей главной задачей, говоря современным языком, были поиск и внедрение инноваций. Кроме того, что на мне были все выступления и доклады руководителя, я контактировал с известными людьми — Героями соцтруда, с Сергеем Королевым, Андреем Туполевым и другими».

Проработав семь лет, Демин возглавил созданный в Мособлисполкоме отдел цен. В 1977 году он стал зампредом Госкомцен РСФСР. «В аппарате не было ни одного аграрника: я, можно сказать, был единственным специалистом в вопросах сельского хозяйства, — утверждает Демин. — Поэтому очень быстро продвинулся». Вместе с Геннадием Куликом — сейчас депутатом Госдумы, а тогда начальником Главного планово-экономического управления российского Минсельхоза — они провели две реформы закупочных цен. Тогда действовало постановление ЦК партии о стабильности системы розничных цен: вне зависимости от затрат, себестоимости, рентабельности и других показателей они должны были держаться на одном уровне. Демин рассказывает, что получил выговор за то, что утвердил в Московской области цену на галстуки в 3,6 руб. за штуку вместо 1,8 руб.

В 1970-е годы Демин 15 месяцев работал в Лаосе советником по ценам Кейсона Фомвихана — генсека Народно-революционной партии, пришедшей к власти в 1975 году и провозгласившей курс на социалистическое развитие. «Это был мудрейший человек», — вспоминает Демин. Позже Фомвихан даже представил советника к награждению французским орденом Почетного легиона (формально Лаос был колонией Франции, поэтому там действовала наградная система этой страны) и якобы собрал на обед в его честь 600 человек. Но орден Демин не получил — ЦК КПСС был против.

«Эксима»: начало

В позднесоветские годы Демин руководил госкомпанией «Союзагрозагранпоставка», которая импортировала овощи и фрукты из социалистических и развивающихся стран. На рубеже 1990-х соцлагерь начал распадаться, не стало межправительственных контрактов. Тогда же вышло постановление, разрешающее внешнеэкономическим структурам акционироваться, и, написав устав, вместе с бывшим начальником управления внешних связей Госагропрома СССР Иваном Холодом Демин зарегистрировал «Эксиму» («Экспорт-Импорт-Агро»). Ныне покойный Холод стал первым гендиректором компании. «Эксима» заключала торговые сделки, в том числе с иностранными партнерами. Включившись в продовольственные программы московского правительства, компания первой из столичных организаций удостоилась звания «Поставщик продовольствия для нужд города Москвы». «Эксима» закупала продовольствие на бюджетные деньги, выделяемые для поддержки продрынка. По словам Демина, некоторое время привозили чай, сахар и сельхозпродукцию из Индии по программе возврата советских долгов: эта страна задолжала нашей за строительство металлургического комбината в Бхилаи, который ввели еще в 1959 году, а погасить долг деньгами не могла. России же остро не хватало продовольствия. «Эксима» помогала заключать такие сделки, а потом реализовывала товар. Демин рассказывал, что конкретный процент комиссионных в договорах, как правило, не обозначался. Из его слов следует, что их и не было: компании, перед которой у зарубежных контрагентов был погашаемый продукцией долг, «Эксима» должна была выплатить оговоренную фиксированную сумму, а заработанные сверх нее деньги оставляла себе. Демин говорит, что на ранней стадии развития бизнеса сумел заработать именно благодаря таким «оригинальным программам».

По мере развития бизнеса и знакомства с крупнейшими продовольственными фирмами «Эксима» перешла на регулярный импорт мяса, овощей, сахара, растительного и сливочного масла. Объемы доходили до 500−850 тыс. т/год. Демин отмечал, что тогда все решалось «по ходу дела». К примеру, в 1992 году ему предложили участие в программе «Газ в обмен на продовольствие»: Польша не могла расплатиться за газ, но готова была поставлять взамен овощи и фрукты. «Незадолго до этого я разговаривал с Юрием Михайловичем Лужковым (мы знакомы с тех пор, когда он был председателем Мосагропрома) и узнал от него о проблемах с поставками продовольствия в столицу. Так у нас появился польский контракт. «Эксима» потом лет пять возила в Москву картошку, лук, морковь…», — вспоминал он (цитата по журналу «Компания», 2003 год).

Схема поставок польского продовольствия в обмен на российский газ работала с 1991 года. Тогда закупками занималась фирма «Агроинторг». Поставщиком с польской стороны всегда выступал концерн Bartimpex. В 1992—1993 годах, по информации газеты «Коммерсантъ», сумма поставок составила порядка $87 млн. В 1994 году — уже при участии «Эксимы», подключившейся к проекту с 1992 года — был заключен новый контракт «Газ в обмен на продовольствие» ($120 млн). В 2000 году схему модернизировали: «Газэкспорт» поставлял газ (около 1,5 млрд м³/год) концерну Bartimpex, полученные средства отправлялись «Эксиме», которая закупала продовольствие для столицы у той же Bartimpex. Реализовав продукты на московском рынке, компания возвращала «Газпрому» деньги с процентами, писали в 2002 «Ведомости». Контракт был подписан на три года, но зимой 2001 программу свернули как неэффективную для «Газпрома».

Еще один источник дохода «Эксимы» — операции на фондовом рынке. В стране была гиперинфляция, деньги обращались быстро, иногда в день зарабатывали $200−250 тыс., вспоминает Демин. По его словам, сейчас компания тоже зарабатывает игрой на бирже, вкладывая свободные средства в ценные бумаги. «Производственная группа должна избегать несистемных рисков, а не накапливать их, поэтому свободные средства лучше было бы положить на депозит с хорошей ставкой», — комментирует вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев.

Но в первые годы существования у компании не было производства. Позже Демин осознал необходимость расширения. Первой промышленной инвестицией стал винзавод «Галея» во Владимирской области, по сути представлявший собой разливочную линию на овощной базе. Этот актив был куплен в 1995 году за $20 тыс. Позже на месте базы вырос завод «КВВК «Эксима» (комбинат Владимирский вино-коньячный) мощностью 0,9−1,5 млн бутылок в месяц и предприятие по производству гофрированного картона и упаковочных изделий — «Галея». Лицензия винзавода была приостановлена в марте 2011 года. В сентябре комплекс выставили на продажу как непрофильный актив — объявление было размещено на сайте bizzona.ru.

Всюду свой

В 1990-е годы «Эксиму» не раз открыто называли в печати «околоправительственной» компанией, против чего она — во всяком случае, публично — никогда не возражала. Например, в 1995-м антимонопольное управление установило, что московское правительство предоставило компании $59 млн в виде льготного кредита на закупку продовольствия. Для оптимизации размещения денег госорганы обычно прибегают к конкурсной процедуре. Столичные же власти распределяли льготные кредиты среди 93 фирм, с которыми имели генсоглашения, а четких критериев отбора этих счастливчиков не было, писал «Коммерсантъ».

Когда из торговой компании «Эксима» стала агропромышленной, она тоже была на хорошем счету у властей, помогавших ей финансовыми и административными ресурсами. В 2003 году, отвечая на вопрос «Ведомостей» об участии московского правительства в акционерном капитале группы, Демин сказал, что компания тесно контактирует с ним, участвуя в тендерах и аукционах, получает на льготных условиях бюджетные средства для покупки контрольных пакетов акций различных предприятий, но акций «Эксимы» у столичного правительства нет. Тогда же журнал «Компания» утверждал, что Демин является крупнейшим акционером «Эксимы» с 19%. Сам он рассказывал, что состав акционеров почти не менялся с момента основания «Эксимы», у которой немногим более десяти совладельцев, а контроль — у него и его замов. Согласно отчету «Микояновского мясокомбината» за второй квартал 2012 года, Николай Демин контролирует 71% акций ЗАО «АВК «Эксима».

Сенатор от Орловской области и экс-губернатор этого региона Егор Строев знает Демина давно — с тех пор, как тот был на партийной работе. «Вдумчивый, удивительно ищущая натура, — характеризует он. — Хороший организатор, сильный предприниматель, всегда просчитывает перспективу проекта и цепляется за новые идеи. Природа наградила его хорошим умом и коммуникабельным характером: он одинаково свободно может разговаривать как с президентом страны, так и с рабочим. Демин везде свой: он сработался как с Лужковым, у которого взял почти 10 млрд руб. на реализацию бизнес-проектов, так и с высшей властью страны — его знают во всех кабинетах». Во многие из этих кабинетов Демин мог попасть как раз благодаря Строеву: в 1996—2001 годах он был председателем Совета Федерации.

Основной актив

В 1998 году «Эксима» получила свой главный актив — «Микояновский мясокомбинат», в те годы комбинат «Микомс». Это старейший производитель колбас в России, существующий с екатерининских времен — 1782 года. В постсоветское время он акционировался и за несколько лет почти утратил свои позиции на рынке: в начале 1997 года, по информации «Коммерсанта», продавал до 160 т продукции в сутки (30% московского сегмента колбасных изделий), в октябре того же года скатился до 100 т. Мощности позволяли выпускать до 340 т/сут. Убойные линии вообще простаивали: переработка в стране переориентировалась на готовое импортное сырье. Покупатели, в том числе Минобороны, задолжали предприятию около 160 млрд неденоминированных рублей. При этом часто меняющееся руководство «Микомса» (за 1997 — начало 1998 года сменилось шесть гендиректоров) отпускало товар клиентам на основе товарного кредита, а не по предоплате. Из-за нехватки оборотных средств комбинат не мог в срок расплачиваться с поставщиками мяса-сырья и кредиторами. Долги предприятия в 1998 году оценивались в $20−30 млн. Тогда же оно фактически остановилось: колбасу производили лишь два цеха.

Одним из главных поставщиков сырья на «Микомс» являлась «Эксима». Долг комбината перед компанией Демин ранее оценивал в $10 млн. Он говорил, что к тому времени контрольный пакет акций комбината перешел к структуре, охранявшей комбинат.

Цеха, производившие колбасы, как раз и достались «Эксиме», после коллапса августа 1998 года тоже переживавшей не лучшие времена. На момент кризиса на счетах компании в банке «Совинтрейд» и «Флайт-банке» было больше $1 млрд. Несмотря на то, что «Эксима» была совладельцем обоих банков, а Демин входил в советы директоров, вследствие дефолта деньги компания потеряла. «Три дня я был в шоке, — говорит Демин. — А потом думаю: раскисну окончательно, и что? Значит, нужно начинать все сначала». Тогда-то он и решил взять за долги полуразрушенный мясокомбинат, чтобы его реанимировать. Установить контроль помог генерал-майор Геннадий Зайцев — бывший командир спецгруппы «Альфа». 28 машин БМВ с автоматчиками ворвались на территорию, заняли кабинеты, сменили охрану цехов, описывает Демин. Через три дня владельцы официально уступили «Эксиме» самый старый корпус предприятия. Позже в процессе арбитражного управления компания выкупила второй корпус, оборудование и прочее имущество. «До этого я на комбинате ни разу не был. Приехал и опешил: ни окон, ни дверей, ни полов, ни потолков, ни тем более оборудования — все растащили», — вспоминает Демин. Чтобы заново запустить производство, он взял на работу людей, которые ушли от предыдущих владельцев. Однако оборотных средств на ремонт цехов, оборудование и транспорт не было, ликвидных залогов — тоже. «На переговорах с западными компаниями-производителями оборудования я упирал на репутацию, — делится Демин. — Многие знали «Эксиму» как крупного поставщика продовольствия и агропродукции по правительственным контрактам. Не было ни одного случая, чтобы мы с кем-то не рассчитались, ни одного судебного спора с партнерами». Из слов основателя «Эксимы» выходит, что западные компании по сути выдали ему товарный кредит — согласились работать под честное слово и с отсрочкой минимум в несколько месяцев: «Схема была такой: мне поставляют оборудование, я произвожу на нем продукцию, зарабатываю на ее реализации и рассчитываюсь с поставщиком».

Первое оборудование на «Микояновский мясокомбинат», которому вернули историческое название, договорившись с потомками Анастаса Микояна, пришло в конце 1998 года. После первого квартала 1999-го выпускалось 80 т/сут. На окончательное восстановление и наращивание мощностей до 450−500 т/сут. ушло около трех лет. Возрождение производства стоило $60 млн, учитывая долг «Микомса», оценивал Демин в интервью «Компании».

По годовому отчету компании за 2011 год, доля «Микояновского мясокомбината» на рынке Москвы и Московской области составляет порядка 14% в натуральном выражении, чистая прибыль увеличилась до 36,1 млн руб. против 27,2 млн руб. в 2010-м. На региональные продажи в 2011 году приходилось 57% всей реализованной продукции в весовом и 44% — в стоимостном выражениях (34,9 тыс. т, 4,3 млрд руб. с НДС). Крупнейшим поставщиком сырья на «Микоян» является «Эксима»: по отчету «Микояна» за второй квартал 2012 года, доля ее поставок за полгода составила 42,9%. Основной источник инвестиций в предприятие — собственные средства комбината (в 2011 году — 80,8 млн руб.). Производственные мощности компании сейчас — 400 т/сут., средняя загрузка — около 70%. 89,5% акций «Микояна» принадлежат «Эксиме», 10% — компании «Финансовый ассистент» (100%-ная «дочка» «Банка Москвы», согласно консолидированной финотчетности банка за 2011 год), 0,5% — ЗАО «Владимирское», входящему в «Эксиму».

По словам гендиректора Национального союза свиноводов (Демин входит в его совет директоров) Юрия Ковалева, восстановить и вывести в лидеры старое мясоперерабатывающее предприятие — сложная задача: сама по себе отрасль конкурентная и трудная. У Демина это получилось. «А, например, сопоставимый по масштабам с «Микояном» питерский «Самсон» тоже банкротился, но исчез с карты мясного рынка страны», — сравнивает Ковалев.

За последние 10 лет, по оценке Демина, в развитие бизнеса было вложено не менее $260 млн без учета сырьевых площадок: это инвестиции в «Микоян», созданный на активах московского Черкизовского молочного завода комбинат «Евро-ЭМ», логистику, транспорт, IT, инженерную и социальную инфраструктуру. В минувшем году комбинат стал поручителем за кредиты «Эксимы» перед «Банком Москвы» и «Знаменского СГЦ» (входит в «Эксиму», см. ниже) — перед «Газпромбанком» на общую сумму 7,6 млрд руб.

Разношерстные активы

В 1999 году «Эксима» выкупила 75% акций ЗАО по свиноводству «Владимирское» и инвестировала в производство 36 млн руб., сообщало агентство Прайм-ТАСС. По словам Демина, взяться за проект предложил директор владимирского винзавода компании. Комплекс был приватизирован, принадлежал топ-менеджменту, трудовому коллективу и был почти остановлен. По словам Демина, актив оказался в таком же ужасном состоянии, как когда-то «Микомс»: «Поросята были настолько истощены, что не могли стоять. Свиней волоком тащили на забой! Не было кормов, не платились зарплаты».

Доходы предприятия от продажи мясной продукции за 2010 год, по его отчету за первый квартал 2011-го (более поздних нет — летом прошлого года «Владимирское» было освобождено от обязанности раскрывать информацию), составили 661,4 млн руб. На тот момент компании принадлежало 40% ТД «Эксима» и 100% «Ивагропрома» (Ивановская обл., производство кормов). Акционерами «Владимирского» в 2011 году были «Эксима» (75,71%), «Клотос» (10,85%), «Амрита» (6,46%). До 2008 года включительно акционером была также компания «Интерлогистика».

Де-факто комплекс полностью принадлежит «Эксиме»: по информации портала Первого независимого рейтингового агентства (ПНРА), среди собственников финансовой инвестиционной компании «Амрита» значится «Эксима», возглавляет ее Виталий Терновский, руководитель отдела развития по торговле и маркетингу «Эксимы» (данные о должности — из отчета за второй квартал 2011 года принадлежащего «Эксиме» подмосковного хозяйства «Макеево»). Согласно отчету об итогах выпуска ценных бумаг на портале lin.ru, после выпуска акций в 2001 году 79,96% «Владимирского» принадлежало «Эксиме», по 3,8% — Николаю Демину и компании «Клотос». Среди собственников «Клотоса», по открытой информации, «Эксимы» или известных компаний из ее структуры нет. Однако руководит фирмой, согласно данным ПНРА, Станислав Береговой — ведущий специалист группы внутреннего аудита и налогового планирования «Эксимы» (должность — из отчета «Черкизовского молочного завода» за первый квартал 2012 года). По информации на lin.ru, после выпуска акций «Клотоса» в 1997 году 100% этой компании принадлежало «Эксиме». «Принцип «Эксимы» — минимальное число совладельцев, которые выступают как единая команда, у которых нет противоречий и которые бы всегда исповедовали командный стиль зарабатывания денег», — говорил Демин в интервью «Ведомостям». По его словам, когда совладельцев много, увеличивается риск разрушения предприятия. Поэтому возможность выхода «Эксимы» на биржу он не исключает, но с оговоркой, что для этого в России должно быть прозрачное законодательство. В прошлом году в интервью «Агроинвестору» Демин подтвердил, что в перспективе рассматривает IPO или M&A, а владелец одного из публичных российских агрохолдингов обращался к нему с идеей слияния бизнесов.

В выходе «Эксимы» на IPO Иван Николаев из «Атона» не видит смысла, по крайней мере, сейчас, если только группа не начнет консолидировать рынок: масштаб, возможно, позволит привлечь инвесторов. По его словам, сейчас агротема вообще им неинтересна: слишком высоки риски. «Любой профессиональный инвестор на фондовом рынке оценивает компанию «сверху вниз»: развитый / развивающийся рынок — регион — страна — сектор — отрасль — компания, — объясняет эксперт. — В данный момент рассуждения большой части глобальных инвесторов выглядят примерно так. Развивающийся рынок — интересно, регион — интересно, Россия — не интересно». У инвестиционного сообщества, продолжает Николаев, утвердилось отношение к России как быстрорастущему рынку на подъеме и резво схлопывающемуся — на спаде. Не стоит забывать про высокий уровень бюрократизма и коррупции, добавляет он.

В конце июня было принято решение о ликвидации «Реалбазы № 1 — Очаково», созданной в конце 1990-х годов и входившей в структуру ТД «Эксима» вместе с компаниями «ЛК «Очаково» и «Очаково-Лоджистик». Основным видом деятельности реалбазы была оптовая торговля продуктами питания бакалейной группы. Компанию возглавляла дочь Николая Демина Елена Климова, лично владея 37,5% акций. Также в числе собственников, по информации ПНРА, присутствовала компания «Клотос».

В 2000 году «Эксима» выкупила у Сбербанка Черкизовский молочный завод (ЧМЗ), к которому предприятие перешло за долги. Но надежды на получение доходов от молочного производства не оправдались: на предприятии много воровали, не помогла и смена четырех директоров — ежегодно завод приносил $3−4 млн убытков, рассказывал Демин «Компании». В 2002 году «Эксима», рассматривавшая возможность расширения «Микояна», перепрофилировала ЧМЗ в «Евро-ЭМ». Там начали производить сначала пельмени, затем — премиальные колбасы. Общая стоимость проекта составила $70 млн, оценивал «Коммерсантъ. Секрет фирмы». В отчете ЧМЗ за второй квартал 2012 года акционерами компании значатся «Эксима» (20,5%), «Клотос» (18,82%), «Амрита» (18,82%), «Ристока» (18,82%) и «Интерлогистика» (13,76%). Кроме ЧМЗ, «Ристока» владеет долей «Кулундинского комбикормового завода» (Алтайский край) и является поручителем по обеспечению рублевых облигационных займов «Микояна», которых у компании было два — в 2003 и 2008 годах на 1 и 2 млрд руб. соответственно. 16 октября этого года собрание акционеров комбината приняло решение разместить третий займ — на 3 млрд руб.

Свиноводческий кластер

В 2005 году Демин решил, что свиноводческий бизнес «Эксимы» должен стать частью мирового генетического процесса. Летом 2006-го компания начала строительство «Знаменского» селекционно-генетического центра (СГЦ) в Орловской области. Гендиректором предприятия стала Елена Климова.

По словам Строева, Демин «первым в России поймал идею создания селекционно-генетического центра промышленного масштаба». Он вспоминает, что тот собирался делать этот проект в Липецкой области. Как-то Демин собрался на рассмотрение проекта в Липецк, а по пути заехал в Орел к Строеву, бывшему тогда губернатором. «Я его напоил чаем, потом вызвался проводить, и всю долгую дорогу агитировал начать проект у нас в области — тем более, что в Липецке уж был инвестор в свиноводство», — говорит Строев. Он имеет в виду «Черкизово»: летом 2005 года группа начала реализовывать в области свой первый крупный свиноводческий проект «Липецкмясопром» стоимостью € 120 млн.

В итоге на совещание в Липецк Демин, по словам Строева, опоздал, а работать решил все же в Орловской области. Демину также удалось найти поддержку в столичной мэрии, Минсельхозе, федеральном правительстве, знает сенатор. «Бюджет Москвы ежегодно выделял 40−60 млрд руб. на поддержку АПК, который столица развивала в Тамбовской, Калужской и Орловской областях, были проекты на юге, — перечисляет Строев. — Правительство давало доступные бюджетные кредиты или участвовало в акционерном капитале компаний. Конечно, наиболее крупные вложения власти Москвы делали в орловские проекты и особо гордились «Знаменским СГЦ», потому что это революция в свиноводстве». Для «Эксимы», продолжает Строев, его администрация выделила почти 50 тыс. га, за счет бюджета провела газ, построила электросети и дороги.

В проект, кредитуемый «Газпромбанком», планировалось инвестировать 3,1 млрд руб., затем финансирование увеличили до 4 млрд руб. А в мае 2009 года Демин говорил орловской газете «Просторы России», что компания освоила уже 8 млрд руб., для завершения же проекта нужно еще 5 млрд руб. Из-за кризиса 2008 года «Эксима» испытывала дефицит средств: в 2009 году было заморожено строительство убойного цеха. Тогда же Демин, писала газета, запросил помощи у правительств Москвы и Орловской области. А газета «Время новостей» чуть ранее упоминала, что бывший в то время первым вице-премьером Виктор Зубков просил тогдашнего предправления РСХБ Юрия Трушина помочь компании кредитом, однако получил отказ. В июле 2010 года выделить «Эксиме» 2 млрд руб. из бюджета правительства Москвы публично обещал Лужков на встрече с губернатором Орловской области Александром Козловым (источник информации — агентство «Интерфакс»). Узнать из открытых источников, были ли выделены эти деньги, «Агроинвестору» не удалось. На сайте полпреда президента в ЦФО общая стоимость СГЦ оценивается в 12 млрд руб.

Начальное стадо СГЦ составило 3,3 тыс. маток, купленных в Канаде по $1,2 тыс. Требования к племпоголовью жесткие: для воспроизводства выбирается один хряк из ста, из сотни свиноматок — пять особей. Остальные идут на мясо или продаются для разведения небольшим хозяйствам. По системе BLUP (лучший линейный несмещенный прогноз) проводятся ежедневные оценки племенных качеств животных по материнской и отцовской линиям, информация аккумулируется на едином сервере и в пятницу отправляется в Боксмир (Голландия) — штаб-квартиру компании Hypor (входит в Hendrix Genetics). «В понедельник мы получаем обработанные данные о генетическом потенциале каждого животного», — говорит Демин. Всего Hypor мониторит 7,5 млн животных в 31 стране, где есть ее генетика.

Строев говорит, что проект почти завершен. По информации пресс-службы губернатора и правительства Орловской области, поголовье свиней на «Знаменском» превышает 150 тыс., в 2011 году 38,5 тыс. племенных чистопородных и гибридных животных было поставлено в 38 регионов России и Казахстан. В рейтинге крупнейших российских промпроизводителей свинины, составленном Национальным союзом свиноводов по итогам 2011 года, «Эксима» занимает девятое место с объемом производства товарного мяса 36,2 тыс. т в живом весе.

Главный эксперт НСС по племенному делу Элла Васильева подтверждает, что продавать племенных свиней выгоднее, чем мясо. «Живые свиньи весом 100 кг сейчас реализуются примерно по 9 тыс. руб./гол., тогда как свинка F1 стоит около 13−15 тыс. руб., а чистопородная родительская в полтора-два раза дороже. Например, из-за рубежа их завозят по € 1,1−1,5 тыс./гол.», — говорит Васильева. В прошлом году Демин говорил «Агроинвестору», что «Знаменский» продает гибридных свинок по 14 тыс. руб. В цену включен сервис: покупателей учат содержать и кормить животных.

Васильева замечает, что Демину не удалось полностью осуществить свои планы. «В 2006 году начали активно строиться товарные свинокомплексы, и всем инвесторам предстояло решать вопрос, где брать племенной молодняк, — рассказывает она. — Демин взял на себя сверхзадачу — создать предприятие, которое бы обеспечивало свинками зарубежной генетики отечественные комплексы. Но в свиноводстве много непрофильных инвесторов, не до конца понимающих технологию, и идею такого проекта многие не поняли: начали массово покупать животных за рубежом, не всегда у лучших компаний и не всегда надлежащего качества. Поэтому первоначальная идея «Знаменского» несколько выхолостилась». По ее словам, сейчас «Знаменский» де-факто является российским филиалом Hypor, но Демину, в силу менталитета большинства свиноводов, приходится прикладывать немалые усилия, чтобы найти покупателей и завоевать рынок. «Мы закупали кроссированных свинок в СГЦ «Знаменский» - это животные с хорошей генетикой, отличающиеся высокой продуктивностью», — делится впечатлением от работы с «Эксимой» замгендиректора агрохолдинга «Талина» Евгения Толстых. Информация на рынке о качестве свинок «Знаменского» на самом деле «противоречивая», дипломатично высказывается экс-гендиректор «Алексеевского бекона» (Белгородская область) Анатолий Земсков. В целом же стратегия «Эксимы» верная, говорит он, уязвимое место — конкуренция с другими поставщиками генетики. «Демин с идеей СГЦ смотрел лет на пять вперед, поэтому его не поняли, но, думаю, со временем поймут, — надеется Васильева. — Каждому строить генетический центр нет смысла, а продолжать регулярно импортировать племпоголовье — неэффективно».

По расчетам «Эксимы», приведенным журналом «Эксперт» в декабре 2011 года, «Знаменский» выйдет на максимальную мощность к 2020 году. К тому времени 3 тыс. чистопородных пра-прародительских свиноматок позволят производить 24 тыс. прародительских животных, из которых получится 200 тыс. свинок F1, которые дадут 12 млн товарных свиней — примерно 1 млн т мяса.

Региональные активы

Кроме «Знаменского», в Орловской области у «Эксимы» есть дочерняя компания «Эксима-Агро» (гендиректор — Елена Климова) с проектным объемом производства 150 тыс. т зерна и «Троснянский бекон», запущенный в 2007 году. Инвестиции в него, по данным «Орловского информбюро», составили 600 млн руб. В 2006 году «Эксима» получила дешевый — под ¼ ставки рефинансирования ЦБ — трехлетний бюджетный кредит столичного правительства почти на 295 млн руб. для покупки активов: 84,56% долей «Троснянского бекона», по 100% — «Агро-Индустрии» и «Покровского свинокомплекса», 92,29% — «Русского поля».

В Подмосковье с начала 2000-х годов у «Эксимы» был холдинг «Эксима-Ока», куда входили хозяйства «Ленинское», «Сергиевское», «Мещеры», «Макеево», занимавшиеся производством и переработкой овощной и молочной продукции. Тогда же «Эксима» стала владельцем перерабатывающего комбината «Ока», откормочника КРС «Электростальское» и консервного завода в Коломенском районе. Некоторые компании — в частности, «Ленинское», «Сергиевское», «Электростальское» — вошли в холдинг «Эксимы» при реализации целевой программы московского правительства по интеграции предприятий продовольственного комплекса (постановление от 2004 года). По этой же программе «Микоян» интегрировал «Филоновский», «Светлоградский» и «Бутурлиновский» мясокомбинаты. На интеграцию «Эксиме» дали льготный кредит из городского бюджета — 250 млн руб. Компании, включенные в программу, обязаны были поставить в столицу оговоренные объемы продовольствия.

Сейчас достоверно известно, что в составе «Эксимы» есть предприятие «Макеево». По отчету последнего за второй квартал 2011 года, акционерами являются «Эксима» (19,86%), «Интерлогистика» (19,84%), «Микоян» (14,55%), «Ристока» (14,55%), «Клотос» (12,47%). Выручка за 6 месяцев 2011 года от реализации достигла 106,5 млн руб., чистая прибыль — 9,4 млн руб. Также в презентации «Эксимы» на ее официальном сайте в структуре компании упоминается «Ленинское». Про «Сергиевское» известно, что вскоре после интеграции хозяйство обанкротилось. Коломенский консервный завод проектной мощностью 17,3 млн усл. банок в год после комплексной реконструкции в 2003 году и пробного запуска в 2004-м был поставлен на временную консервацию. В июле прошлого года актив выставили на продажу (bizzona.ru).

Несостоявшиеся проекты

В апреле 2006 года правительства Москвы и Ивановской области подписали протокол о совместных действиях на 2006−2010 годы. По этому документу «Эксима» должна была реконструировать и восстановить свинокомплекс «Ворожино» на 54 тыс. гол. годового откорма и включить его в программу СГЦ. Объем инвестиций в «Ворожино» оценивался в 1,5 млрд руб. В 2007 году «Ворожино» с долей участия «Эксимы» 100% фигурировало в программе московского правительства по интеграции компаний оптового продовольственного комплекса с региональными сельхозпроизводителями.

Однако площадка «Ворожино» в то время принадлежала «Ивановскому бекону», который контролировали китайские инвесторы, вложившие примерно 30 млн руб. в запуск производства, увеличив поголовье с 0,5 до почти 4 тыс. Местная пресса писала, что «Ивановский бекон» находился в конфронтации с губернатором, работу предприятия периодически приостанавливали, чиновники предлагали перенести производство на другую территорию, но менеджмент отказывался.

Не договорившись с китайскими бизнесменами, «Эксима» решила реализовывать проект мощностью 235 тыс. свиней на убой в год (25 тыс. т свинины живого веса) стоимостью 1,5−2 млрд руб. в другом районе области — Гаврило-Посадском. Анна Калугина — гендиректор ЗАО «Владимирское», которое должно было делать этот проект — говорила агентству INFOLine, что смена района связана не со скандалом вокруг «Ворожино», а с тем, что «Эксима» приобрела в Тейковском районе комбикормовый завод, и за счет переноса площадки сможет снизить транспортные издержки. В 2007 году правительство региона, «Эксима» и ее «дочка» «Бородино-Агро» подписывали инвестсоглашение (100 тыс. гол., 2,6 млрд руб.), но проект так и не был запущен. В марте 2012 года его исключили из госреестра инвестпроектов Ивановской области.

В 2006 году «Эксима» объявляла о намерении построить в Липецкой области два комплекса на 123 тыс. свиней (20 тыс. т/год мяса в живом весе) стоимостью около $50 млн. Планировались два племрепродуктора, два откормочных цеха и бойня. Завершение строительства намечалось на 2008 год. Но, по словам Демина, не удалось решить вопрос с землей: выбранный участок принадлежал РАСХН.

В 2009 году «Эксима» решила поучаствовать в развитии мясного скотоводства Карачаево-Черкесии. Для создания генетического ядра и производства в проект привлекли фирму «Альта-Дженетикс» (см. врез «Родом из «Эксимы»). Хозяйствующим субъектом совместного акционерного общества Москвы и КЧР должна была стать «Эксима» с 25%-ной долей в уставном капитале. В январе 2010 года «Альта-Дженетикс» поставила первую партию животных. Всего их планировалось завезти 13 тыс. гол., чтобы за два года создать сеть из 10−12 племрепродукторов. Предусматривалась господдержка — 160 млн руб. Проект остался на стадии межведомственных согласований: правительства двух регионов не смогли договориться, комментируют Демин и гендиректор «Альта-Дженетикс Раша» Дмитрий Посунько.

Планы развития

В августе прошлого года Демин сказал информагентству «Прайм», что «Эксима» планирует построить в Москве или Московской области МПЗ мощностью до 20−30 тыс. т/год, а строительство может начаться в 2014 году. Также, по его словам, «Эксима», реализующая продукцию «Микояна» через сеть фирменных автокиосков, рассматривает возможность создания сети стационарных магазинов по 50−80 м² без больших складских помещений.

В марте 2012 года «Коммерсантъ Башкортостан» писал, что «Эксима» планирует сделать в республике селекционно-гибридный центр стоимостью около 1 млрд руб. Реализация проекта позволит обеспечить предприятия Башкирии и соседних регионов (Приволжского и Уральского федеральных округов) высококачественным ремонтным молодняком (около 10 тыс./год) и товарными свиньями (25 тыс., или около 3 тыс. т мяса живого веса в год). В июле проект получил одобрение региональных властей, пообещавших помочь решить инфраструктурные вопросы.

Васильева из Национального союза свиноводов говорит, что башкирский проект Демина — площадка для развития «Знаменского» СГЦ. «Из Башкортостана, — говорит она, — ближе и выгоднее продавать животных в отдаленные регионы». По словам Николаева из «Атона», перспективы у проекта неплохие, поскольку спрос в регионе есть. Что касается рисков, то они стандартные: биологические и операционные. Зависимость инвестпроектов «Эксимы» от субсидий эксперт считает слабой стороной бизнеса компании, плюсами же называет ставку на эффективность и развитие генетики.