Промышленное свиноводство выросло на 320 тыс. тонн -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Промышленное свиноводство выросло на 320 тыс. тонн
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
апрель 2015
Рост идет по инерции
Фото: Ю. Эйвазова

20 крупнейших свиноводческих компаний в 2014 году произвели более 1,7 млн т свинины, заняв почти 60% индустриального сегмента. Благодаря хорошей рыночной конъюнктуре их рентабельность была рекордной, но из-за удорожания кредитов новых крупных инвестиций в отрасль пока нет.

2014 году промышленное производство свинины превысило 2,9 млн т (здесь и далее — живой вес) — примерно на 320 тыс. т больше показателя 2013-го. Прирост в новых комплексах составил около 380 тыс. т, но старые неэффективные предприятия продолжили сокращать объемы. Топ-20 крупнейших компаний, вошедших в очередной рейтинг Национального союза свиноводов, произвели свыше 1,7 млн т свинины против 1,4 млн т годом ранее.

Их доля в общем индустриальном объеме выросла с 54,2% до 59,6%. Несмотря на существенную прибавку, отрасль продолжает расти по инерции: эти показатели — результат сделанных ранее инвестиций, напоминает гендиректор союза Юрий Ковалев.

Почти все прибавили

По сравнению с рейтингом, составленным по итогам 2013 года, первая шестерка компаний не изменилась, хотя в четверке лидеров произошла рокировка. С четвертого на второе место переместилась «Русагро»: она произвела 183,8 тыс. т свинины, прибавив за год почти 68 тыс. т — это лучший прирост среди участников топ-20. «Увеличение производства связано с тем, что в прошедшие три года мы построили и заселили новые комплексы в Тамбовской области, — комментирует гендиректор компании Максим Басов. — В ближайшие два года площадки должны выйти на полную мощность».

Однако, по его словам, группе немного не удалось достичь плановых показателей, также не получилось запустить в конце года бойню, ее ввод перенесли на май.

Несмотря на увеличение объема на 20 тыс. т, «Черкизово» опустилась со второй на третью строчку. По словам представителя компании Александра Кос­тикова, рост производства был органическим — за счет улучшения операционных показателей.

Почти 15 тыс. т прибавила «Агро-Белогорье», но этого оказалось недостаточно, чтобы удержаться на третьей позиции. «Все без исключения подразделения холдинга успешно выполнили годовую производственную программу. Свинокомплексы продемонстрировали лучший результат за все время работы компании», — говорится в пресс-релизе группы об итогах 2014-го.

Пятое и шестое места, как и год назад, занимают «Сибирская аграрная группа» и «КоПитания». Первая увеличила производство на 24,1 тыс. т, вторая — на 21,6 тыс. т. «АгроПромкомплектация» благодаря рос­ту объемов почти на 30 тыс. т переместилась с 13-го места на седьмое. Ее ближайший преследователь по прошлому рейтингу — «АПК Дон» — не отстал и занял восьмую позицию с 61,1 тыс. т. Однако если в прошлом списке разрыв между компаниями был на уровне 1 тыс. т, то сейчас он составляет 6,2 тыс. т. «Останкино» за год выросла с 40 тыс. т до 60 тыс. т, но поднялась лишь на одну строку.

Позиция «Эксимы» также увеличилась минимально: компания заняла десятое мес­то, нарастив производство на 18,3 тыс. т. Рекордный скачок с 18-го на 11-е место сделал «Великолукский свиноводческий комплекс», в прошлом году впервые вошедший в топ-20, — его объем вырос с 28 тыс. т до 58 тыс. т. «Талина» прибавила 10,4 тыс. т до 40,4 тыс. т, что позволило ей подняться с 17-го на 15-е место. «Этого удалось достичь с помощью реализации нового проекта «Мордовского племенного центра» и благодаря повышению основных производственных показателей», — поясняет заместитель гендиректора по сельскому хозяйству холдинга Олег Букин.

Несмотря на рост объемов, компании в нижней части рейтинга сдавали позиции. Группа «Продо» опус­тилась с седьмой до 13-й строки и стала единственным участником в списке, который за год снизил объем производства до 47,2 тыс. т против 50 тыс. т годом ранее.

По словам Ковалева, свиноводческое подразделение компании — «Омский бекон» — находится на пределе своих мощностей. Это современное предприятие, но уже довольно старое относительно сегодняшних лидеров рынка. «На существующих площадках они не могут наращивать объемы и даже несколько снижают их», — поясняет эксперт.

В 2014 году группа окончательно утвердила концепцию развития «Омского бекона»: согласно стратегии, планируется не просто реконструкция, а фактически строительство нового свинокомплекса, рассказывает операционный директор группы «Продо» Петр Илюхин.

Плановая мощность комплекса после окончания всех этапов реконструкции составит 72 тыс. т в год. «Конечно, за прошлый год нам неоднократно пришлось пересчитывать бизнес-план из-за изменений курса валют. Размер ставки по кредитам тоже не добавляет оптимизма», — уточняет топ-менеджер. Разницу в объемах выпуска свинины по сравнению с 2013 годом Илюхин объясняет «наведением порядка в производственной и учетной политике».

«Камский Бекон» добавил около 3 тыс. т, но теперь занимает 12-е место вместо восьмого. Агрофирма «Ариант» нарастила производство на 4,8 тыс. т, однако не удержалась на девятом месте и сейчас находится на 14-й строчке.

Меньше всех в рейтинге — на 0,7 тыс. т — за год выросла «Комос Групп». С объемом 39,7 тыс. т компания заняла 16-е место, хотя в прошлом рейтинге была на 12-м. Несмотря на прибавку в 6,2 тыс. т, «Белгранкорм» сделал один шаг назад, став 17-м с 38,2 тыс. т. «Звениговский» потерял три позиции, компания расположилась на 18-й строке, произведя 37,1 тыс. т — на 4,1 тыс. т больше, чем в 2013-м. «Агроэко» замыкает список с объемом 33,7 тыс. т, прибавив за год 7,7 тыс. т.

«В прошлом году мы не запускали новые комплексы, этот прирост отражает наш планомерный путь к выходу на проектную мощность», — рассказывает председатель совета директоров компании Владимир Маслов.

Единственным новым участником рейтинга стала брянская компания «Дружба», занявшая 19-е место с 34,4 тыс. т. Место ей уступила белгородская «Пром-Агро». «Дружба» создана на базе мясокомбината «Тамошь», владельцы которого решили запустить собственное производство сырья, — знает эксперт рынка мяса ИКАР Даниил Хотько. — Инвестпроект стартовал примерно в 2010 году, в 2013—2014 годах он как раз должен был выйти на плановую мощность, видимо, это и позволило компании попасть в топ-20». Поскольку потенциал предприятия — 350 тыс. свиней на убой в год, объемы «Дружбы» могут вырасти до 35−38 тыс. т, добавляет он.

По данным «БИР-Аналитик», 100% «Дружбы» принадлежит зампреду Комитета по аграрной политике и природопользованию Брянской областной думы Владимиру Жутенкову, он же владеет 68,85% мясокомбината «Тамошь», остальные акции предприятия принадлежат членам его семьи.

Негатив в конце года

Опрошенные «Агроинвестором» эксперты и участники рынка сходятся во мнении, что прошлый год был достаточно успешным для свиноводов. Благодаря ограничению импорта — в начале 2014-го из-за обнаружения очага АЧС в Европе, а затем в ответ на санкции Запада — в отрасли сложилась хорошая ценовая конъюнктура.

Ввоз продукции свиноводства, включая шпиг и субпродукты, по итогам года снизился примерно вдвое, что создало потенциал для дальнейшего роста компаний. «Поскольку цены увеличились процентов на сорок относительно уровня 2013-го, рентабельность у крупных производителей была более чем хорошей: если не лучшей за последние годы, то близкой к этому», — уверен Даниил Хотько. Ковалев добавляет, что маржа свиноводов в среднем в 1,5 раза превысила показатели 2013 года.

Рентабельность свиноводческого подразделения «Агро-Белогорья» за год выросла более чем в три раза — до 37,3%. «Черкизово» получило маржу по EBITDA 49% против 17% годом ранее, у «Русагро» по итогам трех кварталов этот показатель также составил 49% по сравнению с 20% в 2013-м. «Нам очень помогла девальвация рубля: несмотря на снижение мировых цен на свинину, в России они остаются на довольно высоком уровне, — комментирует Басов. — Себестоимость тоже была достаточно комфортной, поскольку мы заранее закупили зерно на весь год, также позитивно повлияло то, что мы перешли на соевый шрот из Приморского края». В итоге финансовые показатели компании стали рекордными в ее истории.

В оценке негативных событий прошлого года, повлиявших на настроения инвесторов, мнения тоже сходятся. Основным фактором стало ухудшение макроэкономической ситуации в стране и снижение доступности кредитов в конце 2014-го.

Причем если по краткосрочным займам правительство довольно оперативно нашло решение, повысив уровень субсидирования, что обеспечило эффективную ставку в районе 5−10%, то длинные деньги по-прежнему дорогие. «Банковская ставка выросла до 20−22%, даже с учетом компенсации 8,25% получается достаточно большой процент», — акцентирует Ковалев.

С такой стоимостью денег строительство новых свинокомплексов не окупается, поэтому, чтобы инвестиции в отрасль продолжились, нужно или повышать уровень субсидирования, или снижать банковские ставки, иначе новых проектов не будет, уверен Басов.

Маслов тоже считает, что без кредитования на разумных условиях — с эффективной ставкой на уровне 5−6% — практически никто в этом году не будет вкладывать в свиноводство. «Если прежде мы брали деньги под 14−15%, то сейчас предлагают под 22−25%, — делится топ-менеджер. — На таких условиях просто невозможно реализовать никакие планы по замещению импорта». По его словам, в прошлом году компания не успела освоить примерно 10% капитальных вложений, но останавливать строительство на этой стадии из-за удорожания финансирования, конечно, неразумно, поэтому приходится брать дорогие кредиты.

Однако реализация новых проектов под вопросом, поскольку кроме роста ставок примерно на 20−30% поднялась стоимость строительно-монтажных работ, а это около 2/3 инвестиций, подорожало импортное оборудование, которое нельзя в полной мере заменить российскими аналогами. «Поэтому сроки окупаемости, даже несмотря на благоприятную рыночную конъюнктуру, очень выросли», — резюмирует Маслов.

Поскольку многие издержки прямо или косвенно привязаны к курсам валют, в конце прошлого года увеличилась себестоимость производства. «Из-за девальвации рубля мы увидели очень быстрый двукратный рост цен на зерно и оказались в совершенно другой реальности по сравнению с началом года», — говорит Костиков. «Агроэко» сейчас тоже начинает ощущать негативный эффект девальвации: подорожали корма, ветеринарные препараты, запчасти и т. д., перечисляет Маслов. «Мы пока привыкаем к новым условиям и не понимаем, что дальше будет с себестоимостью и насколько еще она вырастет», — отмечает он.

Из-за высоких кредитных ставок инвестиционный климат в свиноводстве не сильно отличается от других секторов сельского хозяйства, говорит операционный директор группы «Продо» Петр Илюхин. «Но позитивно то, что отрасль не лишилась господдержки и ее привлекательность не снизилась», — добавляет он.

Гендиректор торгового дома «Агро-Белогорье» Олеся Дмитрова тоже считает, что в условиях господдержки отечественный рынок свинины продолжит расти и развиваться. По мнению Ковалева, хорошие финансовые показатели прошлого года дают основание надеяться, что, даже несмотря на трудности с кредитованием новых проектов, финансовые возможности компаний позволят им развиваться за счет собственных средств или брать деньги по более высоким ставкам.

Еще один фактор, который начал влиять на отрасль в 2014 году и продолжит в этом — снижение покупательской способности и потребления, продолжает Ковалев. Часть людей переходят со свинины на мясо птицы, поскольку это самый дешевый животный белок, соглашается Даниил Хотько.

В феврале-марте свинина дешевела под влиянием разных факторов — сказывался Великий пост, к тому же компаниям нужно было реализовывать скопившиеся остатки. «Вероятно, в течение года цена будет то расти, то снижаться, — предполагает Хотько. — С началом сезона шашлыков и окончанием поста стоит ждать всплеска продаж и удорожания свинины».

Дмитрова говорит, что большая волатильность цен и в прошлом году неблагоприятно влияла на отрасль. Были краткосрочные периоды с высоким ажиотажным спросом, естественным ростом цен, затем рынок успокаивался, и они стабилизировались. «Такие скачки всегда мешают строить долгосрочные планы», — поясняет она.

Ковалев рассчитывает, что в высокий сезон цены восстановятся, хотя этого может и не произойти, например, если вырастет импорт. «Это может случиться по разным причинам: в Бразилии укрепляется реал, рубль может подорожать, непонятно, как будут обстоять дела со стоимостью нефти, поэтому прогнозировать очень сложно», — комментирует он.

Высокая цена не могла не привести к снижению потребления, по разным данным, на 3−8%, говорит Басов. «Безусловно, нас это волнует, но сейчас рынок балансируется, и по мере снижения цены, которое уже происходит, думаю, потребление начнет расти», — предполагает он. Костиков тоже отмечает, что рынок приходит в некое равновесие. «Черкизово» закладывает в бизнес-планах среднюю по году цену живка на уровне 90−95 руб./кг. «Вопрос в том, насколько упадет потребление.

Если кризис усугубится, то цены снизятся сильнее», — уточняет он. Однако, если рубль останется дешевым, в отрасли сохранится довольно высокая рентабельность, хотя она и будет снижаться по мере усиления конкуренции или сокращения потребления мяса, добавляет Басов.

Планы под вопросом

Пока неясно, чего ждать свиноводам в этом году, говорит Даниил Хотько. С одной стороны, еще недавно многие отраслевые эксперты говорили об инерционном росте, предполагая, что в 2015-м производство прибавит максимум 2−3%, напоминает он. «Но данные Росстата за январь заставляют задуматься о корректности оценок: производство свиней на убой в сельхоз­организациях выросло на 11,5%, это явно не 2−3% по инерции, — рассуждает эксперт. — Сейчас нет явных причин, по которым темпы производства начнут резко снижаться в другие месяцы». Хотя, учитывая падение спроса, видимо, по итогам года сектор прибавит лишь около 5%, добавляет он. Национальный союз свиноводов тоже прогнозирует, что промышленное производство вырастет на 5−6%.

Ковалев считает, что в этом году существенных изменений в рейтинге не произойдет. В частности, пока точно никто не вмешается в спор первой четверки компаний, для этого нужны были серьезные инвестиции в 2012—2013 годы, а их не было, поскольку Минсельхоз не отбирал новые проекты, к тому же в тот период возникли существенные задержки с выплатой субсидий, поясняет эксперт. По его словам, ситуация может начать меняться после 2017-го, если будут реализованы проекты, объявленные в прошлом году.

Семь компаний из топ-20 В сумме планировали вложить почти 200 млрд руб. в расширение производств. Вместе они должны были дополнительно производить около 1 млн т свинины к 2020 году.

Правда, заявления были сделаны до резкого падения курса рубля и удорожания кредитов. «Сейчас у каждого своя ситуация: кто-то занял выжидательную позицию, кто-то рассчитывает получить проектное финансирование, — рассказывает Ковалев. — У меня нет сомнений, что рано или поздно планы будут реализованы, но из-за сложной макроэкономической ситуации процесс может растянуться». Даниил Хотько менее оптимистичен: по его мнению, эти планы вряд ли будут реализованы в полной мере, хотя потенциал роста отрасли еще есть.

Совет директоров «Русагро» в начале апреля обсудит перспективы реализации проекта «Приморский бекон». «Мы хотим его строить и, надеюсь, будем, — делится Басов. — Но все будет зависеть от того, сможем ли мы получить проектное финансирование и поддержку по созданию инфраструктуры». Сейчас компания ведет предпроектные работы, которые рассчитывает завершить к 1 июня.

Если не будет денег дешевле чем под 20%, то строительство не начнется, если эти вопросы удастся решить, то оно стартует уже в этом году. Также компания надеется начать третью очередь «Тамбовского бекона», но опять же это станет возможным только при наличии доступного финансирования. Оба проекта оцениваются примерно в 20 млрд руб., их запуск позволит компании удвоить мощности. У компании есть и сценарий инерционного роста на случай дорогих кредитов.

«На современных комплексах достаточно большие — минимум 10% — резервы повышения эффективнос­ти», — уточняет Басов. В этом году «Русагро» рассчитывает увеличить производство до 190−200 тыс. т. «Черкизово» в 2015-м продолжит органичес­кий рост. Сейчас компания пересматривает планы создания свиноводческого кластера в Воронежской и Липецкой областях. «Начинать проекты по нынешним ставкам очень дорого. Так что мы думаем, когда и в каком масштабе сможем их реализовать», — говорит Костиков.

По его словам, пока в отрасли больше вопросов, чем ответов: на фоне падения экономики снижается потребление, а, планируя инвестиции, нужно понимать — сможешь ли ты продать мясо внутри страны или экспортировать. «Потребление, скорее всего, будет стагнировать или снижаться, а экспорт — это политика: нельзя просто так завтра начать продавать свинину на внешние рынки», — рассуждает он. В этом году холдинг сфокусируется на снижении издержек и повышении эффективности производства.

«Талина» в этом году планирует улучшить показатели по сохранности и среднесуточным привесам, а в следующем — увеличить число животных до 500 тыс. и ежегодно производить 78 тыс. т свинины. Кроме того, компания делает ставку на развитие собственной селекционно-генетической базы и возводит в Мордовии второй племенной центр на 100 тыс. свиней, рассказывает Букин.

Также в этом году продолжится модернизация мясоперерабатывающих мощностей и строительство нового автоматизированного цеха по производству колбасных изделий. Инвестиции запланированы на уровне 3 млрд руб.

«Продо» в этом году продолжит повышать эффективность на действующем комплексе, в переработке и всех областях хозяйственно-экономической деятельности предприятия. «По проекту «Омского бекона» мы планируем получить все необходимые документы для строительства, подготовить инфраструктуру, решить вопросы финансирования и государственной поддержки», — добавляет Илюхин.

«Агро-Белогорье» рассчитывает сохранить производство на уровне 2014-го, и пока компанию в рейтинге никто не догонит, однако среди ее ближайших преследователей возможны изменения.

Хотько напоминает, что «Великолукский свинокомплекс» реализует проект мощностью 1 млн товарных свиней в год, а значит, его производство может вырасти примерно до 100 тыс. т с нынешних 58 тыс. т. Также неплохие перспективы у «АгроПромкомплектации», поднимется в рейтинге и «Агроэко». По словам Маслова, благодаря запуску новых площадок в Воронежской области и выходу на плановую мощность в этом году производство вырастет до 50 тыс. т, в следующем — до 70 тыс. т.

Если смотреть на нижнюю часть списка, то, например, «Дружба», «Звениговский», «Белгранкорм» работают на пределе возможностей и пока не заявляли о новых инвестиционных планах, говорит Ковалев. «Это успешные средние компании, и я не вижу больших оснований, чтобы они покинули рейтинг», — добавляет он. Но, по мнению Хотько, в будущем их вполне могут обогнать.

Среди потенциальных кандидатов на попадание в топ-20 он называет уральский «Родниковский» свинокомплекс («Здоровая ферма«), который в перспективе может выйти на 40 тыс. т, «Алтаймясопром» (проект кемеровской «Кем-Ойл Групп», в прош­лом году компания произвела 13,2 тыс. т свинины) и омский «Руском». «Пока у них небольшие объемы, но они заявляли о довольно амбициозных планах, так что вполне могут попасть в рейтинг, хоть и на низшие позиции», — комментирует Хотько.

Пока нет прогнозов, что эти компании в ближайшее время выйдут на 30 тыс. т и более, не соглашается Ковалев. «В следующий рейтинг вполне могут попасть группы компаний с иностранными инвесторами, — рассказывает эксперт. — Тайская Charoen Pokphand Foods идет путем консолидации активов: она покупает предприятия мощностью 50−100 тыс. свиней в год в разных областях.

Сейчас компания работает в шести регионах Центрального федерального округа и в Калининградской области». Пока эти мощности разрознены, но в этом году они будут объединены в одну группу. Также должно завершиться объединение датских активов «Идаванг» и «Рюрик-Агро», их совокупный объем производства в Ленинградской и Новгородской областях превысит 30 тыс. т.

Консолидация и конкуренция

Крупных сделок M&A в свиноводстве пока не было, поскольку инвесторы считали более эффективным создание предприятий с нуля, рассказывает Ковалев: легче построить новый комплекс, чем модернизировать старый, тем более что второй вариант не всегда дешевле, а результат — хуже. К тому же качественные активы стоили дорого. «Но сейчас ситуация в экономике изменилась.

Строить стало дороже, при этом появились более доступные по цене предложения продажи предприятий, поэтому процесс консолидации может активизироваться, — комментирует эксперт. — Пример — Charoen Pokphand Foods, которая тоже сначала была нацелена на строительство, но потом стала покупать других игроков». «Русагро», по словам Басова, рассматривает варианты роста за счет сделок M&A, но пока без конкретных решений.

«Черкизово» же считает, что в свиноводстве не так интересно приобретать других игроков, как в птицеводческом бизнесе, так что это направление мало интересует компанию.

Даниил Хотько, напротив, сомневается, что сейчас стоит ждать ускорения консолидации отрасли. «Рынок уже на достаточно высоком уровне, компании четко поделили сферы. Пока не видно потенциальных банкротов или тех, кто готов продать бизнес», — поясняет он. К тому же крупным игрокам нет смысла покупать небольшие предприятия с более низкой культурой производства, тем более учитывая трудности с финансированием, добавляет Хотько.

Конкуренция в свиноводстве тоже усиливается: эксперты и участники рынка отмечают, что все ближе соперничество на уровне брендов. «Сейчас в отрасли переломный момент: в 2015—2016 годы будет запущено максимальное число крупных боен, — рассказывает Ковалев. — В последнее время «АгроПромкомплектация» запустила предприятие на 1 млн свиней в год в Тверской области, аналогичные заводы ввели «Камский Бекон» в Татарстане, «Останкино» в Смоленской области, «Знаменский» — в Орловской.

До конца года начнет работу бойня «Русагро» в Тамбовской области на 2 млн свиней; «Агро-Белогорье» запустит завод, который позволит компании удвоить мощности по разделке». И все эти компании будут конкурировать в сегменте брендированной продукции.

Если говорить о московском рынке, то здесь уже сейчас конкурентная борьба более ожесточенная, чем в целом по стране: на прилавках присутствует продукция под брендами разных компаний, обращает внимание Даниил Хотько. Но в других регионах ситуация с соперничеством за место на полке пока не такая острая, как, например, по мясу птицы.

Конкуренция внутри страны продолжает расти, подтверждает Дмитрова, а, например, в Белгородской области она давно традиционно высокая, поскольку здесь сосредоточены крупнейшие производители. С запус­ком нового завода доля брендированной продукции «Агро-Белогорья» в газомодифицированной среде и мяса в потребительской вакуумной упаковке увеличится в два раза.

Поэтому уже сейчас компания ищет новые рынки сбыта, ведет переговоры с федеральными и региональными сетями и заводами. «Хотим расширяться на восток — в Сибирь», — делится планами Дмитрова. В прошлом году 17% произведенного мяса холдинг продал в вакуумной упаковке, 7,5% под своим брендом «Дальние Дали», причем Дмитрова говорит, что компания знает о случаях подделки ее продукции.

У группы «Продо» могут появиться планы по выходу на полку с мелкокусковым мясом под своей торговой маркой. «До конкуренции брендов в этом сегменте и на территории нашего присутствия время есть, — уверен Илюхин. — Когда она начнется, предположить сложно, но то, что мы в ней будем участвовать и держать позиции — это точно».

«Черкизово» в прошлом году начала продавать мясо в потребительской упаковке под своей маркой. «Это хорошее и перспективное направление, но его развитие во многом будет зависеть от спроса», — уточняет Костиков.

Пока не вернулись
В разные годы из рейтинга выпали компании «Пром-Агро» (Белгородская область), «Дороничи» (Кировская область), «Пермский свинокомплекс», УК РАПТ (Ростовская область), УК БВК (Белгородская, Воронежская и Курская области), свинокомплекс «Чис­тогорский» (Кемеровская область), «Рюрик-Агро» (Ленинградская область).
«Некоторые из этих игроков, в частности «Дороничи», не планируют наращивать производство — у них другая стратегия развития, они хотят занимать плотные позиции в своем регионе, идут в глубокую переработку и производство готовых блюд, занимаются розничными продажами», — рассказывает Юрий Ковалев. «Пром-Агро» в этом году вводит новые комплексы, которые позволят компании удвоить объем производства, так что в перспективе она может вернуться в рейтинг. «Рюрик-Агро» также, вероятно, вернется в список, но уже в составе «Идаванг-Агро», добавляет эксперт.
«Непрофессионалы уходят с рынка»
В 2013 году с рынка ушло около 100 неэффективных предприятий, производивших примерно 50 тыс. т свинины, в этом году, несмотря на хорошую ценовую конъюнктуру, перестали работать еще 70 компаний с аналогичным объемом. Из отрасли продолжают уходить мелкотоварные непрофессиональные игроки, которые не готовы инвестировать в модернизацию и повышение биологической безопасности. В этом году в зависимости от экономической ситуации выпадет еще 30−70 тыс. т — если цены не восстановятся, то уход неэффективных предприятий ускорится.

Аналогичная ситуация с ЛПХ. В прошлом году производство в них сократилось на 100 тыс. т, или 11,7%, доля личных хозяйств в общем производстве составила 23%. Если брать только европейскую часть страны, то здесь на ЛПХ приходится лишь 18% объема, в ЦФО, где сосредоточены основные свиноводческие мощности, еще меньше — всего 10%. В этом году падение продолжится. Если раньше мы считали, что к 2020 году ЛПХ будут производить около 20% свинины в стране, то сейчас можно говорить, что такой уровень будет достигнут уже в этом году.
АЧС по-прежнему активна
Кроме экономических факторов серьезное негативное влияние на развитие свиноводства по-прежнему оказывает АЧС.

«Черкизово» в конце прошлого года и начале этого пришлось уничтожить около 50 тыс. свиней из-за вспышки АЧС на двух площадках. «Там были супоросные свиноматки, так что в этом году мы недополучим около 15 тыс. т свинины», — сожалеет Александр Костиков. «Мы живем на пороховой бочке, эта проблема беспокоит все компании, поскольку вирус продолжает распространяться, в том числе страдают крупные холдинги, что говорит о прогрессировании болезни и необходимости системного решения проблемы, — комментирует Владимир Маслов. — К сожалению, разрозненные усилия регионов в борьбе с АЧС не приносят результата». «Агроэко» надеется, что в ближайшее время проблема наконец будет решена на федеральном уровне.

«Русагро», по словам Максима Басова, делает все возможное для повышения биобезопасности свинокомплексов, но признает, что гарантировать 100-процентную защиту невозможно. «На предприятиях работают люди, дисциплина у нас в стране не всегда на высоте, так что риски есть, — поясняет он. — Правда, после запуска бойни и цеха утилизации они снизятся, поскольку между предприятиями будет ходить только наш транспорт, но полностью опасность не уйдет».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще