Инвестиции по-тайски: какова стратегия развития одного из крупнейших в России иностранных инвесторов в сельское хозяйство -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Инвестиции по-тайски: какова стратегия развития одного из крупнейших в России иностранных инвесторов в сельское хозяйство
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
март 2016
Charoen Pokphand Group планирует расширять бизнес в России и в перспективе не исключает объем вложений в АПК на уровне $10 млрд. Компания делает ставку на вертикальную интеграцию, географическое расширение и M&A, а также хочет стать одним из крупнейших в мире производителей продовольствия
Холдинг за два года вложит $1 млрд в АПК России
Фото: CP Group

Один из крупнейший иностранных инвесторов в российское сельское хозяйство, тайская Charoen Pokphand Group (CP Group), в перспективе должна вложить в наш АПК не $3 млрд, а $10 млрд. Об этом летом на Петербургском экономическом форуме сказал председатель совета директоров холдинга Данин Чераванонт (Dhanin Chearavanont). «Россия может накормить 3 млрд населения Азии. В стране есть очень хорошие возможности, к которым сами россияне пока относятся не очень внимательно и недооценивают их, — отметил он. — У вас есть ресурсы, образованные люди и политическая воля в лице президента Владимира Путина, и хотя сейчас страна столкнулась с кризисом, его нужно рассматривать как шанс что-то изменить и исправить».

Уже инвестировавший, оценочно, около $0,5 млрд в АПК России (без учета сделки по покупке птицефабрики «Северная») холдинг намерен продолжить развивать производство сельхозпродукции в России. В течение прошлого года СМИ сообщали о различных планах компании. Сама же она не спешит подробно анонсировать проекты: группа крайне закрыта и даже на сайте ее субхолдинга, публичной Charoen Pokphand Foods (CP Foods), недостаточно информации о ее работе. Топ-менеджеры компании и ее российского дивизиона не нашли возможности ответить на вопросы корреспондента «Агроинвестора».

Китайские корни

История CP Group, ныне одной из крупнейших в мире компаний, началась в 1919 году, когда ее основатели — выходцы из китайской провинции Гуандун братья Ек чо и Сию вуи Чиа (Ek Chor и Siew Whooy Chia) переехали в Бангкок. Два года спустя они открыли в «чайна тауне» столицы Сиама (с 1939-го — Таиланд) небольшой магазин Chia Tai, где продавали в том числе импортированные из Китая семена и саженцы растений. По мере роста бизнеса компания начала экспансию в другие провинции, а затем вышла на международный рынок, начав экспортировать семена овощных агрокультур, удобрения и пестициды в Малайзию, Сингапур, Камбоджу, Мьянму, Лаос и Вьетнам. В 1930 году, приняв гражданство Сиама, братья Чиа взяли тайскую фамилию Чераванонт (Chearavanont), а также переименовали компанию в Charoen Pokphand (СР), что в переводе с тайского может означать «обеспечение всем, что необходимо для жизни».

В начале 1950-х компания стала производить и продавать корма для сельхозживотных. Вскоре был разработан стратегический план коренной реорганизации и долгосрочного развития CP: началось преобразование торговой фирмы в индустриальную корпорацию. В 1969-м она была зарегистрирована как Charoen Pokphand Industry. Группа стала первой в истории Таиланда вертикально интегрированной компанией: постепенно в ее структуре стали создаваться растениеводческие, комбикормовые, животноводческие и птицеводческие предприятия, фирмы, выпускающие и реализующие продукты питания. Сначала CP работала только на национальном уровне, затем вышла на внешний рынок.

В 1969 году исполнительным директором CP стал Данин Чераванонт — второй сын Ек чо. До этого около пяти лет он был директором по стратегическому развитию компании. Предприниматель начал налаживать контакты с ведущими зарубежными агрофирмами, перенимать их опыт, приглашать иностранных специалистов для внедрения в Таиланде современных технологий животноводства и птицеводства. После модернизации птицефабрик СР срок откорма бройлеров сократился до установленных тогда мировыми стандартами шести-семи недель, хотя прежде он достигал четырех месяцев. Также улучшались показатели других подразделений, которые были модифицированы по западным технологиям.

В то время в Азии активно развивалось животноводство, чтобы удовлетворить растущие потребности в кормах, CP начала расширять бизнес за рубежом. Первой страной для инвестиций компании в 1972 году стала Индонезия. Годом позже благодаря богатому ассортименту и работе над повышением качества продукции группа смогла выйти с мясом птицы на самый консервативный и труднодоступный рынок Азиатско-Тихоокеанского региона — в Японию. В тот период корпорация стала резко наращивать производство в Таиланде, запустила предприятия в Сингапуре, Малайзии и Китае, расширила систему торговых центров и представительств. Тогда же она начала создание сети закусочных.

Интенсивный рост холдинга привел к неизбежной реструктуризации бизнеса, которая завершилась в 1976 году созданием концерна Charoen Pokphand Group. Два года спустя была зарегистрирована Charoen Pokphand Feedmill, затем переименованная в Charoen Pokphand Foods и объединившая комбикормовый и сельскохозяйственный бизнесы, последний вскоре расширился благодаря развитию сегмента аквакультуры (производство креветок).

В 1979-м CP Group начала расширять кластер в Китае: Zhen Da (Chia Tai) стала первым многонациональным конгломератом страны. В нее, в частности, вошел совместный с американской Continental Grain Company проект производства комбикормов. В течение 1980-х годов тайская группа продолжила наращивать свое присутствие на международном рынке сельхозпродукции и продовольствия. В 1987-м CP Foods провела IPO на фондовой бирже Таиланда.

В 1989 году Дханин Чераванонт был назначен председателем совета и генеральным директором группы, он занимает эти должности и сейчас. Возглавив компанию, он начал делать первые попытки организовать бизнес в других отраслях, поскольку считал, что в условиях нестабильной экономической ситуации в стране, регионе и мире компания не имеет права замыкаться в одном производственном направлении, если рассчитывает на дальнейшее развитие. Постепенно группа начала инвестировать в производство пластика, информационные технологии, телекоммуникации, девелопмент, розничную торговлю, фармацевтику, банковский и страховой бизнесы и др. Сейчас CP Group объединяет около 200 компаний в 18 странах мира, годовая выручка которых, по оценке Nikkei Asian Review в 2014 году, составляла около $41 млрд.

Выросли на комбикорме

Несмотря на активное развитие других направлений бизнеса, сельское хозяйство и производство продуктов питания по-прежнему являются основными источником дохода конгломерата. Оценить точную долю CP Foods сложно, поскольку нет консолидированной отчетности, но, для сравнения, в 2013 году ее выручка составила почти 389,3 млрд тайских батов, тогда как телекоммуникации, по данным Nikkei Asian Review, принесли 96,2 млрд батов, ритейл и дистрибуция — 284,7 млрд батов. Компания, по ее данным, является крупнейшим в мире производителем комбикормов (25 млн т в год) и одним из лидеров в свино- и птицеводстве.

CP Foods работает под слоганом «кухня народов мира»: ее цель — стать одним из крупнейших в мире производителей и поставщиков продуктов питания. Компания реализует стратегию «farm to table», которая предполагает оперативную переработку сырья в месте производства до максимально готового к употреблению продукта. У нее есть сельхозугодья, комбикормовые заводы, животноводческие и птицеводческие комплексы, фермы аквакультуры, перерабатывающие предприятия. Также в структуру входят продуктовые розничные сети и рестораны быстрого питания. Компания переносит стратегию вертикальной интеграции бизнеса и в другие страны. Холдинг развивает производство в 14 государствах, в том числе в Китае, Индонезии, Малайзии, Вьетнаме, Индии, Турции, России и др. По итогам 2014 года 59% в выручке CP Foods дали ее зарубежные активы.

В конце прошлого года компания сообщила о намерении начать работу в Восточной Африке, это направление может стать привлекательным для инвестиций на ближайшие 10−20 лет. В отличие от Южной Африки, где обосновались крупные европейские игроки, этот регион с населением 1,2 млрд человек имеет много возможностей для бизнеса. Однако там есть и определенные риски для инвестиций, поэтому CP Foods начнет с небольших проектов, например, сейчас возводится комбикормовый завод в Танзании, говорится в письме инвесторам.

Холдинг делает ставку на выпуск продукции с добавленной стоимостью и географическое расширение бизнеса — именно за счет этого он усиливался в прошедшие 30 лет. Бизнес по производству продуктов питания неизбежно будет процветать, поскольку население планеты растет и люди регулярно хотят есть — на этой идее строится концепция развития CP Foods. В своей работе она, как и вся CP Group, придерживается привила трех бенефитов: реализуемый проект должен быть выгоден для страны, в которой осуществляется, для ее населения и для самой компании.

В 2015 году CP Foods заняла 1454 место в рейтинге 2000 крупнейших компаний мира по версии Forbes с капитализацией $5,4 млрд (на май 2015-го). Однако чистая прибыль в 2014 году составила лишь 10,6 млрд батов против 18,8 млрд батов в 2012-м, маржа сократилась более чем в два раза до 2,5%. Аналитики Standard & Poor’s ожидают, что показатели компании будут слабыми еще как минимум два года, писала Wall Street Journal в ноябре 2015-го. Сказывается снижение мировой цены на мясо птицы и свинину на фоне перенасыщения рынков, а также замедление экономического роста в Китае, на бизнес в котором по итогам трех кварталов прошлого года пришлось свыше 25% в выручке CP Foods. Кроме того, на продажи негативно повлияло ослабление реала, сделавшее бразильскую свинину и бройлера более конкурентоспособными по сравнению с тайским мясом в Европе и Юго-Восточной Азии, и сокращение потребительского спроса в Турции, где компания производит яйцо и бройлера. Немаловажно и ослабление рубля, несмотря на то, что в России у CP Foods пока не очень масштабное производство.

Тем не менее группа настроена позитивно: Данин Чераванонт убежден, что каждый кризис — это возможность для развития. Сейчас CP Foods намерена расти за счет сделок M&A. «Приобретение станет нашей основной стратегией для расширения бизнеса. Если мы будем покупать предприятия по разумной цене, то сможем сразу генерировать доход, а также более профессионально управлять активом в нашей группе», — говорил в конце прошлого года президент и председатель правления компании Адирек Шрипратак (Adirek Sripratak, цитата по Bangkok Biz News).

Вход свиньей

Российским рынком CP Foods заинтересовалась еще в 2003 году — представители тайского концерна приезжали в Россию для оценки предприятий, рассказывал президент Международной программы развития птицеводства (UIPDP) Альберт Давлеев. В 2004-м из-за вспышки птичьего гриппа в Азии компании пришлось уничтожить миллионы бройлеров, однако уже на следующий год стадо было восстановлено. Тем не менее, возможно, именно по этой причине создание производственных площадок в России было отложено, хотя Reuters сообщал о планах корпорации вложить в расширение своих мощностей $145 млн. Часть средств предназначалась для строительства птицефабрик в России и Пакистане.

В июне 2006 года руководство CP Foods объявило о начале возведения в России свинокомплексов и комбикормовых мощностей. Для этого корпорация зарегистрировала дочернее предприятие «Чароен Покпанд Фудс (зарубежные инвестиции)» (СПФО) с капиталом $8,2 млн, на 99,99% принадлежащее ее «дочке» CPF Europe SA. Согласно ЕГРЮЛ, сейчас у нее осталось 3%, еще 86,8% владеет «СПФ Инвестмент Лимитед», 10,2% в собственности СПФО, однако конечным бенефициаром, очевидно, по-прежнему является CP Foods.

В мае 2009-го в Луховицком районе Подмосковья был запущен комбикормовый завод мощностью 240 тыс. т в год с возможностью расширения до 480 тыс. т/год. Стоимость проекта составила $50 млн, столько же компания планировала вложить в создание свинокомплекса, рассказывал тогда «Агроинвестору» Адирек Шрипратак. Он не исключал, что в дальнейшем возможна вертикальная интеграция проекта вплоть до строительства мощностей по переработке свинины. Вложения «в размере нескольких сотен миллионов долларов» для корпорации не проблема, говорил топ-менеджер, но пока компания изучает рынок. «В России много мест, где можно заниматься сельским хозяйством», — отмечал на открытии завода Дханин Чераванонт. В частности, в 2007 году топ-менеджеры группы посещали Рязанскую область, где обсуждали возможность инвестиций в свиноводство. Однако сотрудничество не состоялось.

В 2010 году СПФО запустила в Московской области свинокомплекс мощностью откорма 20,8 тыс. свиней и племрепродуктор на 2,4 тыс. животных. Четыре года спустя в другом районе был введен комплекс с аналогичным репродуктором и откормочными площадками на 26,4 тыс. поросят. Также компания начала экспансию в другие регионы и реализует свиноводческие проекты в Калужской, Липецкой, Курской областях, причем не только строит с нуля, но и приобретает и арендует небольшие предприятия. В конце 2013 года примерно за $95,5 млн CP Foods купила 67% акций норвежской группы Russia Baltic Pork Invest (RBPI), которая управляет проектами «Правдинское Свино Производство» (Калининградская область, основной актив), «ННПП» (Нижегородская область) и «Пензенский Агри Инвест». Сейчас CP Foods владеет 69,7% группы, следует из годового отчета тайской компании за 2014-й.

Ранее RBPI планировала в 2015—2018 годы построить семь новых свиноферм в России, чтобы увеличить число товарных свиней до более чем 2 млн в год. В перспективе группа рассчитывала занять 6% отечественного рынка свинины. В обновленной презентации компании говорится, что весной этого года она начнет возведение комплексов в Калининградской и Нижегородской областях на 180 тыс. товарных свиней каждый. Сейчас в этих регионах уже действуют площадки такой же мощности. В феврале RBPI объявила, что вложит в нижегородский проект 3 млрд руб., писал Regnum.

Кроме того, осенью прошлого года представители CP Group провели переговоры с руководством Краснодарского края. Тайская компания хочет расширить бизнес в России и оценивала потенциальные площадки для реализации проектов. На Кубани могли бы быть построены свинокомплексы с глубокой переработкой, комбикормовое производство, пектиновый завод и предприятие по изготовлению оборудования для пищевой промышленности, сообщала пресс-служба губернатора края. Знакомый с сотрудниками компании участник рынка, попросивший об анонимности, слышал, что у CP Foods были планы строительства «огромных свинокомплексов» на Дальнем Востоке.

Гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев считает, что в дальнейшем тайский инвестор будет продолжать работу в двух направлениях: строить с нуля, особенно в тех регионах, где мало мощностей и невысокий уровень обеспеченности свининой, и покупать действующие предприятия. При этом в пользу сделок M&A говорит несколько факторов. Во-первых, сейчас появляются комплексы, владельцы которых по тем или иным причинам хотят их продать: они могут быть в предбанкротном состоянии или у прежнего собственника изменилась стратегия. Еще несколько лет назад предложения таких активов на рынке не было, но сейчас из-за ухудшения экономической ситуации в стране, падения спроса и цен на свинину, из-за снижения доходов населения на продажу выставляется все больше предприятий. CP Foods — один из тех игроков, которые умеют успешно использовать M&A, обращает внимание Ковалев.

«Скорее всего, компанию будут интересовать недавно построенные комплексы, которые находятся в сложном финансовом положении, — компания сумеет сделать их эффективными, — думает он. — К тому же купить действующее предприятие сейчас дешевле, чем построить его с нуля». Возможности для возведения новых площадок все больше ухудшаются, прежде всего из-за удорожания кредитов, а также роста стоимости импортных составляющих.

Поскольку рынок свинины находится на грани насыщения, СПФО может развиваться за счет приобретения неэффективных производств, соглашается гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев. Такого же мнения придерживается представитель крупного федерального холдинга, производящего свинину: «На растущем рынке разумно строить предприятия с нуля. На насыщенном более привлекательна стратегия M&A — она позволяет не перегружать его». Выбор между покупкой готового свиноводческого бизнеса или созданием мощностей с нуля связан исключительно с наличием подходящих для поглощения компаний. Судя по всему, CP Foods не удалось найти пригодных для интеграции активов по разумной цене, поэтому было принято решение расти за счет органического развития, комментирует финансовый аналитик холдинга «Финам» Тимур Нигматуллин.

В 2015 году российское подразделение CP Foods, включая активы RBPI, произвело около 33 тыс. т свинины в живом весе, по словам Ковалева, вплотную приблизившись к топ-20 крупнейших промышленных свиноводов. «По нашим прогнозам, в 2016 году группа (хотя юридически компании не объединены) выйдет на более чем 50 тыс. т и тогда точно войдет в двадцатку лидеров, — рассказывает эксперт. — У них будет серьезная прибавка за счет нижегородского подразделения». Всего же, по информации Национального союза свиноводов, пока компания планирует увеличить производство примерно вдвое к нынешнему уровню — до 70 тыс. т.

В условиях намечающегося насыщения внутреннего рынка мяса птицы и свинины глобальные логистические возможности CP Foods могут дать ей преимущества перед конкурентами в плане развития экспорта продукции из России. Опыт торговли с другими странами очень важен, соглашается Ковалев, но чтобы компания смогла применить свои знания мирового рынка, необходимо на государственном уровне решить вопрос открытия экспорта продукции. «Но когда это произойдет, его откроют, условно, для всех производителей, и тут многое будет зависеть от плюсов и минусов компании», — добавляет он.

Минусом может стать территориальное рассредоточение свинокомплексов: у СПФО нет единого крупного предприятия. Когда в одном месте сконцентрированы все производственные мощности, начиная от выращивания зерна, заканчивая убоем, то у компании есть возможность максимально снижать издержки за счет эффекта масштаба: у крупных вертикально интегрированных игроков себестоимость ниже, чем у средних и мелких. С этой точки зрения компания уступает многим участникам рынка в России. К тому же территориальная раздробленность производства способна помешать CP Foods создать сильный национальный бренд, предполагает Ковалев: продукция компании может быть известна только на региональном уровне.

Не построить, так купить

В 2010-м CP Foods заявила, что планирует до 2015 года вложить $500 млн в развитие своего подразделения на территории Московской области, сообщало Министерство внешнеэкономических связей региона. Компания планировала увеличить число свиноферм, а также построить интегрированный птицеводческий комплекс, предприятие по переработке мяса и логистический центр. Но если свинокомплекс был возведен, то инвестиций в создание птицефабрики снова не было. По информации Минсельхоза, в 2014 году тайская группа подтверждала, что хочет реализовать в России проекты производства мяса птицы и креветок, а также развивать свиноводческий бизнес в Калининградской области. Компания намеревалась вложить более $2 млрд до 2020 года.

Летом 2015-го CP Group объявила, что намерена за два года инвестировать $1 млрд в отечественный агросектор и будет реализовывать проекты совместно с Российским фондом прямых инвестиций. Компания хочет производить молоко и мясо, ориентируясь на экспортные рынки преимущественно азиатских стран. Вскоре стал известен первый объект интереса тайского холдинга: видимо, решив, что купить действующий птицекомплекс лучше, чем строить его нуля, группа объявила о приобретении 100% птицефабрик «Северная» и «Войсковицы» у голландской Agro Invest Brinky за $680 млн.

Сделка стала крупнейшей в отрасли в прошлом году как по сумме, так и мультипликативному эффекту. Предполагалось, что до конца 2015 года CPF Netherlands BV («дочка» CP Foods) получит 80% предприятий, а оставшуюся долю приобретет до 31 августа 2018-го. Официального сообщения о закрытии первой части сделки «Агроинвестору» найти не удалось. Согласно ЕГРЮЛ, гендиректором «Северной» на 22 февраля по-прежнему была Виллеке ван ден Бринк, финансовым директором с ноября прошлого года является Саян Бунвонг, ранее занимавший аналогичную должность в «СПФ Агро» (одно из подразделение СПФО).

«Вопросы вызывает время и сумма сделки: возможно, стоило подождать снижения цен на бройлера (падения доходности компании и мультипликаторов P/S, P/E), что было неизбежно при текущих темпах роста отечественного производства», — говорит руководитель подразделения одной из крупнейших в стране птицеводческих компаний.

«Северная» — современное предприятие, расположенное рядом с емкими рынками Санкт-Петербурга и Москвы. Кроме того, близость к портам акватории Балтийского моря дает компании возможность в будущем — когда позволит политическая и экономическая конъюнктура — поставлять продукцию за рубеж. Однако, скорее всего, для развития экспорта понадобятся дополнительные инвестиции в оборудование для производства продуктов с высокой добавленной стоимостью.

По данным Росптицесоюза, в 2015 году «Северная» произвела около 248 тыс. т мяса птицы, став пятой в стране по этому показателю. Рынок бройлерного птицеводства достаточно консолидированный: топ-5 игроков в прошлом году вместе выпустили примерно 2 млн т бройлера в живом весе, тогда как общее производство мяса птицы в стране составило 6 млн т. При этом из-за падения реальных располагаемых доходов населения потребительский спрос смещается в сторону более доступных продуктов питания, в группе мясной продукции это бройлер.

С этой точки зрения сегмент птицеводства выглядит очень перспективным для инвестиций, и в этом году в отрасли продолжится тенденция укрупнения сильных игроков за счет поглощения более слабых, считает Морев. «Нынешнее положение позволяет CP Foods начать экспансию: закрепившись за счет первого приобретения на уровне чуть более 5% рынка, компания может побороться за лидерство, — думает эксперт. — Она должна использовать шанс приобрести средних игроков и за счет консолидации способна потеснить позиции нынешних лидеров». Это возможно, но подобная стратегия потребует нерациональной концентрации инвестиций на уже насыщенном рынке мяса бройлера, обращает внимание один из участников рынка.

CP Foods — большая международная компания, ей нет смысла покупать маленьких игроков, целесообразнее приобретать сразу большие предприятия, что и было сделано в случае с «Северной», говорит независимый консультант по птицеводству Валентин Корыпаев. «Не знаю, планируют ли тайцы заключать еще какие-то сделки M&A в этом секторе, но чисто теоретически — почему нет? — рассуждает он. — На мой взгляд, им было бы правильнее рассматривать активы не в центре страны, а на востоке, это интересный регион». О возможностях строительства CP Foods птицефабрик в России Корыпаев не слышал: информации о компании очень мало, она крайне закрытая. «То, что я вижу — поступательное движение, холдинг не меняет своих планов с начала 2000-х. Они могут быть медлительными, но продолжат идти вперед, поэтому, думаю, приобретения на российском рынке еще будут», — делится эксперт.

Однако, по его словам, реализацию планов может серьезно сдерживать кадровый вопрос. «Даже на инкубатор бывает сложно набрать людей, не говоря уже об управленцах, они все наперечет», — знает он. Чтобы запустить проект, мало иметь деньги, нужны люди, которые на всех этапах будут знать, что, как и в какие сроки необходимо сделать. Найти столько специалистов, учитывая, что речь может идти о вертикальной интеграции, очень тяжело, обращает внимание эксперт. «Даже если приедут иностранные менеджеры, чтобы все нормально работало, необходимо, чтобы местные сотрудники говорили по-английски — то есть нужен персонал высокого качества», — добавляет он.

Молоко за миллиарды

Кроме прочих, в прошлом году CP Foods озвучила планы строительства в России мегакомплекса по производству и переработке молока. Представители компании предварительно оценили потенциальные площадки для инвестиций в Алтайском и Краснодарском краях, а также Самарской и Пензенской областях. В октябре после встречи с инвесторами бывший в то время врио министра сельского хозяйства Пензенской области Андрей Бурлаков рассказывал, что тайская компания уже реализовала крупный молочный проект в Китае, где на одной площадке размещены фермы на 80 тыс. животных и завод по переработке молока. «Это их ноу-хау, таким образом они добиваются того, чтобы полезные качества молока, которые оно имеет в первые часы после доения коровы, сразу бы «перемещались» в готовый продукт», — цитировало его агентство «Пенза-Пресс». Не исключено, что в России группа может создать аналогичный проект.

На сайте CP Foods и в отчетах компании нет упоминаний о молочном бизнесе, хотя среди ее брендов указана марка CP-Meiji, под которой выпускается молочная продукция. CP-Meiji была зарегистрирована в 1989 году, это совместное предприятие тайской группы и лидера японского рынка молочной продукции Meiji. У компании есть завод в Китае, который выпускает молочную продукцию для поставок в Шанхай. Предприятие обеспечено качественным сырьем, говорится в отчете Meiji за 2013 год, однако описания производства сырого молока и параметров животноводческого проекта найти не удалось.

По словам исполнительного директора Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артема Белова, если предположить, что в России действительно может быть реализован проект на 80 тыс. КРС, то CP Foods станет одной из крупнейших, если не крупнейшей в отрасли. По его оценке, с таким стадом коров объем производства молока может составлять до 600 тыс. т в год — это примерно 3% от всего товарного производства в России. «Чтобы было понимание масштаба бизнеса в сравнении с действующими игроками: на топ-50 ведущих компаний страны в сумме приходится не более 10% товарного производства», — сравнивает он.

Объем инвестиций в проект такой мощности Белов оценивает примерно в $800 млн — из расчета средней стоимости одного скотоместа на уровне $10 тыс. «Это просто фантастические планы и цифры, — отмечает он. — Но, конечно, если проект будет реализовываться, то в течение нескольких лет, поступательно. Выйдет ли в итоге компания на 80 тыс. коров — не знаю, но одним из ведущих игроков потенциально она может стать». Нигматуллин предполагает, что реализация подобного проекта может обойтись в 20−40 млрд руб. в зависимости от параметров. Морев говорит, что оценить стоимость проекта в условиях курсовых колебаний достаточно сложно, но ориентировочно она может составлять 90−100 млрд руб.

В целом молочный рынок располагает к приходу инвесторов, но отрасль во многом социально значимая, и рост цен на готовую продукцию, который происходил в последние два года, привел к тому, что производители уперлись в предел максимальной цены — повышать ее дальше невозможно без падения спроса. «Если инвестор построит современное предприятие и стоимость денег будет для него приемлемой, то он вполне может создать конкурентоспособное производство, — думает Белов. — Большим плюсом будет собственная переработка, вертикальная интеграция: это позволит повысить доходность бизнеса в целом и снизить срок окупаемости». Проекты производства сырого молока в нынешних экономических условиях окупаются минимум за 11−12 лет, благодаря переработке его можно снизить до шести-семи лет, считает он.

Если говорить о регионах, с руководством которых CP Foods обсуждала потенциальные возможности строительства молочного комплекса, то, по мнению Морева, проект было бы интересно разместить на границе Пензенской и Рязанской областей. Главное — соблюдать паритет между наличием кормовой базы и рынком сбыта, уверен он. Белов думает, что с учетом возможного объема производства компания может создать географически диверсифицированное предприятие: построить в каждом из регионов часть проекта, поскольку вряд ли такой большой комплекс будет возведен на одной площадке.

Регионы, в которых побывали представители тайской компании, имеют определенную специализацию: например, в Алтайском крае хорошо развито производство сыра — это достаточно большой сегмент, в котором сейчас реализуется программа замещения импорта и есть потенциал роста. На Кубани и в Пензенской области в последние годы активно развивается молочное животноводство, региональные власти поддерживают инвесторов, идущих в этот сектор, знает Белов. В целом 60−70% молока производится в 15−20 регионах страны, и проект вполне может быть реализован в любом из них, тем более что местные администрации рассматривают отрасль как одну из приоритетных, добавляет он.

Однако потенциальному инвестору нужно помнить, что российский рынок готовой молочной продукции достаточно конкурентный как в сегменте цельномолочных, так и молокоемких продуктов. Если CP Foods реализует проект, то компании нужно будет разрабатывать грамотную маркетинговую политику, заниматься формированием бренда. С учетом возможных объемов производства, компания выйдет на массовый рынок. «Достаточно высокую конкуренцию я рассматриваю как один из рисков для нового игрока. Хотя сейчас уровень потребления молочной продукции примерно на треть ниже медицинской нормы, поэтому, если ситуация в экономике в ближайшее время улучшится, то можно рассчитывать на увеличение спроса», — рассуждает Белов.

Для ритейлеров главное — предлагаемые условия взаимодействия, с этой точки зрения CP Foods будет в одинаковом положении с российскими игроками. При этом преимуществом компании во всех секторах является доступ к финансированию, современным технологиям, отсутствие санкций против группы и эффект масштаба, перечисляет Морев.

Богатейший в Таиланде
В 2015 году Данин Чераванонт стал самым богатым человеком Таиланда по версии местного Forbes и занял 81-е место в мировом рейтинге миллиардеров. Состояние предпринимателя оценивается в $14,4 млрд.
Что может помешать
Помешать планам CP Group в России может непредсказуемость российской политики по отношению к инвесторам, а также слабость российской валюты, что может увеличить сроки окупаемости проектов и снизить валютную выручку. Также серьезным риском является неполучение субсидий в условиях сокращения бюджета, думает Андрей Морев. С господдержкой могут возникнуть нюансы, соглашается Валентин Корыпаев: например, если проекты будут субсидировать в зависимости от их территориальной принадлежности — чем лучше развито сельское хозяйство региона, тем меньше денег. «При этом нужно понимать, что если вы идете туда, где до этого никто не работал и ничего не строил, то, наверное, это потому, что там нет условий для развития бизнеса: не набрать сотрудников, есть какие-то инфраструктурные ограничения и т. д., — говорит он. — Да, вы можете получить больший объем господдержки, но решит ли она все трудности?»

Девальвация рубля дает значительное преимущество иностранным инвесторам, кроме того, у CP Group есть большой опыт выстраивания бизнеса в различных регионах мира, который они пытаются использовать и в России. Однако на стороне российских инвесторов знание специфики рынка, наработанные отношения с клиентами и связи в заинтересованных ведомствах, отмечает представитель агрохолдинга, выпускающего мясо.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще