В сельском хозяйстве продолжается консолидация за счет слияний и поглощений -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

В сельском хозяйстве продолжается консолидация за счет слияний и поглощений
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
октябрь 2015
Число сделок M&A в агросекторе за первое полугодие оказалось вдвое меньше показателя января-июня 2014-го, а их сумма в стоимостном выражении сократилась в шесть раз. Тем не менее до конца года картина может измениться, поскольку не исключен передел нескольких крупных активов
Фото: Татьяна Кулистикова

В сельском хозяйстве продолжаются слияния и поглощения. Все больше компаний, в том числе крупных агрохолдингов, из-за финансовых проблем вынуждены расставаться со своими бизнесами. При этом лидеры рынка ведут конкурентную борьбу за активы менее удачливых коллег. Иностранные инвесторы не снижают интереса к российскому АПК, растет он и у предпринимателей из других отраслей. Особенно привлекательными становятся сектора, связанные с темой замещения импорта. Несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране, сейчас благоприятное время для М&A, делают вывод эксперты.

Новая география

С января 2013 года по сентябрь 2015-го на глобальном аграрном рынке было совершено 383 сделки M&A, в том числе 84 В этом году, что почти вдвое меньше показателя 2014-го. Активность слияний и поглощений по всему миру значительно снизилась, а в России таких сделок всегда традиционно было немного, говорит руководитель секторов розничной торговли и потребительских товаров, M&A и консультирования по коммерческим аспектам сделок компании EY Наталья Никитенко.

Падение числа сделок в АПК совпадает с тенденцией сокращения активности M&A по всем рынкам за последние годы, подтверждает директор департамента консультационных услуг КПМГ (KPMG) в России и СНГ Дмитрий Мусатов. По его словам, в первом полугодии 2015-го в российском агросекторе было девять сделок против 18 за аналогичный период 2014-го. Объем сделок за этот же период сократился с $614 млн до $98 млн. «Однако предсказать общий размер M&A за год довольно трудно, так как одна-две крупные сделки могут кардинально поменять цифры», — добавляет эксперт.

Экономический спад в России затронул все виды хозяйственной деятельности, и АПК не стал исключением, несмотря на запрет импорта продовольствия. Если в 2010—2014 годах ежегодный объем сделок слияния-поглощения в отрасли превышал $1 млрд, то сейчас он может быть меньше, предполагает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов.

Гендиректор компании «А8 Практика» Андрей Морев, наоборот, считает, что в отличие от предыдущих двух лет 2015-й отличается большей активностью сделок в АПК. «Возможно, пока не было знаковых M&A, но в секторе происходит консолидация активов, крупные и средние игроки поглощают небольших региональных участников рынка», — знает он. В целом интерес инвесторов к вложениям в АПК сохраняется, соглашается Мусатов.

В основном сделки этого года были связаны со стратегическим развитием компаний и расширением их бизнеса, говорит Наталья Никитенко. «Новой тенденцией стала локализация производства в России, чтобы избежать потенциальных трудностей при ввозе продукции в страну, — продолжает она. — Также наблюдается ослабление активности на нашем рынке западноевропейских компаний, но при этом интерес к российскому агробизнесу растет у покупателей из стран Ближнего Востока и Азии».

Лукашов считает смену географии иностранных инвесторов основным трендом этого года, который может продолжиться в 2016-м. «Вероятно, после введения взаимных санкций европейцы пересмотрели риски ведения бизнеса в нашей стране в сторону увеличения, — предполагает он. — Кроме того, после обвала курса рубля валютная рентабельность сильно снизилась, поскольку производство сельхозпродукции в России в основном ориентировано на внутренний рынок».

Примеры таких сделок — покупка турецкой Agsen российских активов шведской Volga Farming и приобретение тайской группой Charoen Pokphand Foods (CPF) двух птицефабрик у голландской Agro Invest Brinky.

Agsen работает в России с 2010 года, до покупки предприятий Volga Farming она контролировала 85 тыс. га в Пензенской области, говорится на сайте компании. В результате сделки к ней перешло около 60 тыс. га в том же регионе, хотя в перспективе Agsen планирует расширить географию деятельности и работать в разных регионах Центрально-Черноземной зоны. Компания выращивает пшеницу, ячмень, подсолнечник, кукурузу и другие агрокультуры. Volga Farming также возделывает зерновые и масличные. Сумма и условия сделки, а также причины продажи шведами российского бизнеса не раскрываются. Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько ранее оценивал стоимость активов Volga Farming примерно в 1,5 млрд руб. без учета долга. Если сделка была номинирована в рублях, то в валютном пересчете она достаточно эффективна, добавляет Морев.

Charoen Pokphand Foods в июле объявила, что за $680 млн купит 100% птицефабрик «Северная» и «Войсковицы» у Agro Invest Brinky. Для сделки последняя должна создать новую российскую компанию. До конца 2015 года голландская CPF Netherlands BV («дочка» CPF) получит в ней 80%, а оставшуюся долю приобретет до 31 августа 2018-го. По сумме и мультипликативному эффекту эта сделка имеет все шансы стать крупнейшей в АПК за этот год.

По мнению Морева, в этой покупке четко прослеживается желание тайской группы расширить бизнес в России и использовать эффект синергии в вертикальной интеграции производств. Компания работает в нашей стране с 2006 года. В ее структуру входят свинокомплексы в Московской, Калужской, Липецкой, Курской, Калининградской и Нижегородской областях общей мощностью около 30 тыс. т в год, а также комбикормовый завод на 600 т/сутки. В этом году CPF может войти в двадцатку крупнейших промышленных производителей свинины, оценивал ранее гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Покупка птицефабрик позволит компании сразу попасть в топ-5 лидеров птицеводческого сектора и занять 5% рынка примерно с 220 тыс. т. По данным CPF, выручка обеих птицефабрик в 2014 году составила 16,9 млрд руб., чистая прибыль — 5,1 млрд руб.

Действия инвесторов за последние годы доказывают, что привлекательность вложений в сельское хозяйство выше, чем в других секторах, говорит Мусатов. «Мы уже наблюдали сокращение иностранных инвестиций в России в разных отраслях, но заметного ухода из АПК не было», — акцентирует он.

Готовы сменить владельцев

Другой тренд, продолжающийся с прошлого года, — санация неэффективных игроков за счет их поглощения более сильными компаниями, продолжает Морев. Учитывая ситуацию в экономике, эти тенденции сохранятся и в 2016-м, считает он. Покупка банкротящихся предприятий или выкуп прав требования по их долгам у банков и других кредиторов — одно из самых эффективных решений по расширению бизнеса, уверен эксперт. «Во-первых, компании могут приобрести хорошие активы с большим дисконтом, во-вторых, банки готовы прокредитовать покупателя в сделке, а также профинансировать оборотные средства, — поясняет Морев. — Основное, на что инвестор должен потратить время, — проведение due diligence, чтобы не купить «кота в мешке»».

Такой вариант может существенно снизить цену покупаемых активов, технологии, бренда, но лишь при реальной возможности решить существующие проблемы бизнеса, в частности, чрезмерной долговой нагрузки, обращает внимание Мусатов. «По нашим наблюдениям, спрос на подобные сделки есть у некоторых специализированных инвестиционных фондов, занимающихся трансформацией финансово несостоятельных бизнесов в стабильные, — добавляет он. — Однако это подразумевает наличие фундаментальных предпосылок роста для объекта вложений».

По мнению Натальи Никитенко, крупные компании продолжат активно выкупать активы и долги несостоятельных конкурентов для расширения своего бизнеса, но, чтобы не переплатить, станут требовать значительный дисконт, и обычно банки его делают. Выкупать права требования очень эффективно, потому что кредиторы, скорее всего, будут соглашаться получить деньги сегодня, чем ждать возможной выплаты долга в будущем, уточняет она.

По такому пути расширения бизнеса решил пойти «Продимекс»: в его планах консолидация курских активов банкротящегося российско-казахстанского «Иволга-Холдинга». Заводы «БелСахар», «Сахаринвест» и «Сахар Золотухино» уже переданы новому собственнику, руководство которого принимает меры для завершения ремонта и запуска предприятий, сообщал председатель комитета пищевой и перерабатывающей промышленности и продовольствия Курской области Юрий Беляев на совещании в региональной администрации.

«Продимекс-Холдинг» намерен купить долги курских структур «Иволги». В том числе права требования ему переуступит «Русагро», которая в июне выкупила долг «Сахар Золотухино» у Сбербанка примерно на 900 млн руб. Компания планировала создать в Курской области сахарный кластер, по масштабу сравнимый с ее тамбовским и белгородским проектами. Однако, по информации «Коммерсанта», группа не смогла найти общий язык с администрацией области и поэтому решила переуступить права требования по долгу. Также возможно, что «Русагро» сменила приоритеты, и хочет сделать ставку на развитие своего приморского кластера.

В середине сентября сделка была в завершающейся стадии, говорил владелец «Продимекса» Игорь Худокормов. Также холдинг рассчитывал в ближайшее время выкупить долги заводов «Белсахар» и «Сахаринвест» у Россельхозбанка. Размер задолженности именно этих предприятий в документах арбитражного суда Курской области не уточняется, они выступают ответчиками вместе с другими структурами «Иволги-Центр» (объединяет курские активы «Иволга-Холдинг») по трем гражданским искам Россельхозбанка на общую сумму 365,5 млн руб. Также в мае банк подал иск о признании «БелСахар» банкротом.

Долги курских предприятий «Иволги» с учетом требований кредиторов, не включенных в реестр, превышают 30 млрд руб. Больше всего — 16,2 млрд руб. — предприятия должны Королевскому банку Шотландии. В середине сентября курский арбитраж отказал ему во включении в реестр требований кредиторов по иску о банкротстве «Сахар Золотухино», инициированному Сбербанком.

Об интересе «Продимекса», «Русагро» и «Мираторга» к активам «Иволги» источники на рынке впервые говорили «Агроинвестору» год назад. Поскольку средств на финансовое оздоровление предприятий у «Иволги» нет, на стадии конкурсного производства ее активы будут распроданы, предполагал в июле юрист, знакомый с ходом процесса. Представитель «Мираторг» подтверждал, что компания готова участвовать в торгах по имуществу «Иволги» в рамках процедуры банкротства: холдингу нужна земля в Курской области. По разным данным, под управлением «Иволги-Центр» в регионе находится 147−180 тыс. га. Если «Продимекс» в итоге сможет получить все активы компании, то он упрочит свое лидерство в рейтинге крупнейших российских латифундистов. Сейчас земельный банк холдинга, по данным BEFL, составляет 570 тыс. га.

Сменить владельцев в этом году может и другой крупный игрок — «Разгуляй». Компания уже три года ведет переговоры с ВЭБом о реструктуризации задолженности примерно в 40 млрд руб. Если до конца года они ни к чему не приведут, агрохолдинг может уйти в банкротство, говорил в июне председатель совета директоров группы Рустем Миргалимов. Выкупить долг у ВЭБа может «Русагро», правда, с существенным дисконтом — за 14 млрд руб., и отдельно приобрести 20% акций «Разгуляя», принадлежащих банку, писал «Коммерсантъ». Второй сценарий позволяет любому инвестору выкупить весь долг без дисконта, но с рассрочкой на 20 лет. В этом случае к сделке могут подключиться «Продимекс» и АФК «Система». Худокормов подтверждал, что направил в ВЭБ заявку на участие в сделке, в «Системе» информацию не комментировали.

Непрофильный интерес

Поскольку сейчас в отрасли много проблемных активов, возможностью приобрести их с дисконтом могут воспользоваться не только крупные игроки, но также средние и даже небольшие компании, которые знают о трудностях соседей, считает Морев. Например, в августе калининградское УФАС удовлетворило ходатайство «Аграрной инвестиционной компании» о присоединении агропромышленного объединения «Зеленоградское». Оба предприятия специализируются на растениеводстве. А управление ФАС по Орловской области разрешило АПК «Юность», контролируемому местным бизнесменом Сергеем Будаговым, приобрести хозяйства «Луначары» и «Урицкое». По информации УФАС, номинальная стоимость первого составляет 227 млн руб., рыночная — 100 млн руб. Второе оценено в 30,5 млн руб.

Крупные холдинги в этом году тоже поглощали небольших участников рынка. Например, «Черкизово» в марте купила «Свинокомплекс Липецкий», принадлежавший компаниям «Агроком» и «Золотая долина». Стоимость сделки составила 250 млн руб. Новый актив позволит группе увеличить производство на 6 тыс. т свинины в живом весе в год. Предприятие было признано банкротом в сентябре 2011 года. Его задолженность составляла 1,2 млрд руб.

«Мираторг» летом купил у Межрегиональной агропромышленной компании ферму «Благодатенская» в Курской области. На предприятии содержится свыше 2,2 тыс. КРС, в том число около 1 тыс. дойных коров. Сумма сделки не раскрывается. Строительство такого комплекса с нуля обошлось бы более чем в 1 млрд руб. Это пилотный проект холдинга в молочном животноводстве, он продлится до конца года, затем компания решит, стоит ли ей продолжать инвестировать в этот сектор.

В сентябре УФАС по Воронежской области дало согласие на присоединение хозяйства «Возрождение» к одному из крупнейших в стране производителей сырого молока «ЭкоНиваАгро». Ферма «Возрождение» принадлежит «Хреновскому конному заводу», который в 2005 году купил совладелец объединенной компании «Danone-Юнимилк» Андрей Бесхмельницкий. В 2014 году на комплексе содержалось около 1,4 тыс. КРС, говорится в годовом отчете завода.

Вне зависимости от размеров бизнеса и инвестора, корпоративные сделки — хороший инструмент быстрого выхода на рынок страны или региона, а также наращивания доли в нужном сегменте, уверен Мусатов. Хотя чаще такой способ развития бизнеса подходит именно крупным компаниям, добавляет он.

Морев отмечает, что интерес к покупке агроактивов проявляют и непрофильные инвесторы: их привлекает модная сейчас тема импортозамещения. Эксперт не исключает прихода на рынок новых игроков, которые могут начать заниматься сельским хозяйством, скупив проблемные активы.

Такие примеры уже есть. Например, питерский предприниматель Владимир Пратусевич, основной владелец (свыше 99,9%) «ПиН Групп», которая управляет телекоммуникационным бизнесом, выкупает у Россельхозбанка долги птицефабрики «Приморская» на 580 млн руб. Об этом сообщил «Деловой Петербург» со ссылкой на нескольких участников рынка. По информации издания, Пратусевич ищет соинвесторов для развития агробизнеса. «Приморская» была признана банкротом в феврале, ее общий долг составляет около 1 млрд руб. Согласно документам арбитража, Россельхозбанк подал иск на 635,3 млн руб., банку «Санкт-Петербург» птицефабрика должна более 220 млн руб. Предприятие приостановило работу в 2014 году после падежа птицы. На 2011 год его производственная мощность составляла 180 млн яиц и 500 т мяса в год. Выручка компании в 2013 году была на уровне 584,2 млн руб., чистая прибыль 5,16 млн руб.

Другой птицеводческий актив — приморский «Михайловский бройлер» — примерно за 2 млрд руб. выкупил экс-депутат Госдумы от Амурской области Эдуард Янаков, сообщила деловая газета «Золотой Рог». Янакову принадлежит «Русская горнорудная компания», управляющая, в частности, горно-металлургическим комплексом «Дальполиметалл». Также он является владельцем группы «Приамурье», контролирующей золотодобывающие предприятия «Прииск «Дамбуки»» и «Коболдо».

«Михайловский бройлер» — крупнейший производитель мяса птицы в Дальневосточном округе. В группу, кроме одноименной птицефабрики, входят «Хабаровский бройлер» и «Надеждинская птицефабрика». Совокупно предприятия могут выпускать 45 тыс. т мяса птицы в год. В первом полугодии «Михайловский бройлер» значительно снизил объем продукции, а «Хабаровский бройлер» полностью остановил производство из-за финансовых проблем. В мае компания «Дальневосточный энергетический уголь» подала иск о признании «Михайловского бройлера», задолжавшего ей около 1,3 млн руб., банкротом. В процесс включились и другие кредиторы, в том числе Сбербанк и Газпромбанк, однако процедуру наблюдения в компании не ввели.

Новый собственник «Михайловского бройлера» включил его в агрохолдинг «Приморье», который, кроме производства мяса птицы, будет заниматься растениеводством и выпускать корма для птицефабрики. Его земельный банк составляет около 72 тыс. га.

Возможность приобретения «Михайловского бройлера» рассматривала и «Русагро», реализующая в Приморье свиноводческий и растениеводческий проекты, а также инвестирующая в переработку сои. «Мы вели переговоры с банками, но нашелся другой покупатель, который предложил лучшие условия, — рассказывал гендиректор компании Максим Басов во время Восточного экономического форума. — Насколько нам известно, он собирается развивать этот бизнес сам». Тем не менее, по словам топ-менеджера, группа продолжит следить за ситуацией и, если появятся варианты инвестиций в предприятие, будет их рассматривать.

Успешные продолжат расти

Рост внутреннего производства продуктов питания в России за последний год на фоне продовольственного эмбарго сделал АПК одним из наиболее привлекательных, хотя и рискованных секторов для инвестиций, отмечает Мусатов. «Закономерное ожидание долгосрочного роста потребительского спроса на продукты питания также подталкивает участников рынка к интеграции разрозненных активов для большего контроля над цепочкой создания стоимости», — говорит он.

По пути интеграции и оптимизации бизнеса в этом году продолжила идти шведская Black Earth Farming (BEF), работающая в России через «дочку» «Агро-Инвест». В марте компания сообщила, что решила обменять зернохранилище емкостью 20 тыс. т и 36,6 тыс. га в Липецкой, Рязанской областях и Первомайском районе Тамбовской области на 24,9 тыс. га в Моршанском районе последней. Договоренности были достигнуты с двумя компаниями этого региона, их названия не уточняются. Также BEF получила элеватор на 30 тыс. т с подъездными путями. По словам гендиректора компании Ричарда Ворбертона, сделка позволяет объединить в блок 50 тыс. га земли в Тамбовской области. Это очередной шаг стратегии BEF для повышения эффективности бизнеса и улучшения производительности труда. Компания контролирует в России около 270 тыс. га.

Безденежную своп-сделку с земельными активами осуществила и «Агрокультура». Она уступила украинские активы «Мироновскому хлебопродукту» (МХП), получив взамен «Воронеж Агро Холдинг». МХП купил его в июле 2013-го за $43,3 млн у «Русгрэйн Холдинга». У воронежской компании есть 40 тыс. га земли и два элеватора общим объемом около 150 тыс. т. МХП получил 60 тыс. га и элеваторы на 90 тыс. т. «Агрокультура», согласно ее отчету за прошлый год, работала в Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях Украины.

По словам Морева, это понятная сделка для МХП с учетом сложившейся внешнеполитической ситуации. «Агрокультуре» обмен позволил усилить свои позиции в Центральном Черноземье, где успешно работает «Продимекс»; оба агрохолдинга принадлежат Игорю Худокормову. Он неоднократно говорил, что не будет объединять активы, что не мешает компаниям сотрудничать: в частности, «Агрокультура» последовательно меняет севооборот, переходя с производства зерновых и масличных на сахарную свеклу. По данным Союзроссахара, на долю «Продимекса» приходится 22% производства сахара в стране.

В 2016 году, по мнению Морева, продолжится тенденция ухода с рынка неэффективных игроков и расширения успешных компаний. Сложная экономическая ситуация сформирует рынок активов, которые будут искать новых собственников. Наталья Никитенко считает, что в следующем году крупных сделок в агробизнесе ждать не приходится, но число небольших, скорее всего, сохранится на уровне 2013−2015 годов. «Продовольственное эмбарго может укрепить интерес иностранных инвесторов к покупке активов в России. Небольшие сельхозпроизводители, испытывающие финансовые трудности, станут объектами потенциальных M&A. Также стоит ждать сделок по покупке сельхозземель», — прогнозирует она.

Последнее время проявляется активность инвесторов в сегменте рыбного промысла (как вылова и разведения рыбы, так и ее переработки), при этом объемы инвестиций в это направление в разы уступают вложениям в мясное животноводство, обращает внимание Мусатов. «Вероятно, в ближайшие годы заметные сделки в этом сегменте добавят разнообразия в профиль M&A активности в АПК России», — предполагает он.

В секторе растениеводства наблюдается интерес иностранных компаний к вложениям в Дальний Восток, и хотя объемы инвестиций пока невелики, эта тенденция сохранится в ближайшие годы. Также вложения в АПК привлекают некоторые фонды прямых инвестиций, часть из них уже владеют агроактивами (например, группе «Сумма» принадлежит 50% минус одна акция «Объединенной зерновой компании»), продолжает эксперт. По его мнению, в следующем году вполне вероятны крупные сделки с участием инвесторов такого профиля.

Активнее всех в этом году заключал сделки M&A краснодарский «Агрокомплекс имени Н. И. Ткачева», аффилированный с семьей министра сельского хозяйства Александра Ткачева. Летом ФАС разрешила холдингу купить зерносовхоз «Кущевский», хозяйство «Кущевское» и «Объединенную аграрную компанию». Первые два предприятия вместе обрабатывают чуть более 10 тыс. га земли, также у них примерно по 400 коров. «Объединенная аграрная компания» не занимается сельхозбизнесом, однако ей, по данным ЕГРЮЛ, принадлежит агрофирма «Россия». У нее есть около 12 тыс. га и ферма на 600 коров. Также в этом году подконтрольный «Агрокомплексу» «Кубанский бекон» приобрел хозяйства Valinor в Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях со 170 тыс. га. После закрытия всех сделок земельный банк «Агрокомплекса», по разным оценкам, достигнет 440−480 тыс. га, что позволит ему занять пятое место в рейтинге крупнейших латифундистов России.

В сентябре ФАС одобрила «Агрокомплексу» сделку по приобретению 100% компании «Киево-Жураки АПК» (входит в «Меркурий Агро»), которая занимается свиноводством и мясопереработкой в Карачаево-Черкесии и Адыгее. Предприятие производит около 10 тыс. т свинины в живом весе в год.

В апреле «Агрокомплекс» купил с торгов за 398 млн руб. активы обанкротившейся «Краснодарской птицефабрики». До того как у компании возникли финансовые проблемы, она выпускала около 240 млн яиц в год, занимая 15−20% регионального рынка. Выйти на прежнюю мощность «Краснодарская» рассчитывает в 2017 году. Сделка позволит «Агрокомплексу» удвоить мощности: в 2013-м холдинг произвел 240 млн яиц.

По словам Андрея Морева, M&A холдинга говорят о его стремлении максимально расширить бизнес в своем домашнем регионе. Благодаря наличию сильного административного ресурса сделки не стоит рассматривать как чисто рыночные, считает он. Ранее Александр Ткачев в интервью РБК говорил, что компания не пользовалась преференциями и что «все покупалось только на рынке, на рыночной основе».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще