АПК растет, но у этого роста очень мало бенефициаров -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

АПК растет, но у этого роста очень мало бенефициаров
Николай Лычев
Агроинвестор
июнь 2016
Николай Лычев, главный редактор журнала «Агроинвестор», еще раз об экспорте
Фото: М. Стулов

В пакете противоречивых мер по возобновлению роста, подготовленных к прошедшему в конце мая большому экономическому совету при президенте, есть небольшая, но интересная часть от Минэкономразвития (МЭР). Это экспорт. Ведомство считает нужным не столько поддерживать его как еще одно перспективное направление, просто увеличив госрасходы (такие идеи больше в духе отраслевых министерств), сколько изменить саму концепцию бюджетного инвестирования.

МЭР предлагает перейти от господдержки отдельных проблемных предприятий и отраслей к поддержке экспортных операций. Этот разворот должен сопровождаться упрощением регулятивных процедур. Как пишет ведомство, нужно упростить таможенное регулирование и экспортный контроль, ускорить возврат НДС экспортерам, сократить издержки бизнеса, снизить ввозные пошлины на материалы и оборудование, предназначенные для развития ориентированных на экспорт производств.

Идея достойна развития. Во-первых, она концептуально содержательна. Нынешняя модель господдержки во многом основана на валовых показателях и других категориях времен поздней плановой экономики, в ней доминируют меры «красной корзины» ВТО, она обветшала, изжила себя, и ее нужно менять. Производишь продукт — развивайся на собственные средства и пользуйся обычными мерами поддержки, если они есть. Производишь экспортные товары, то есть востребованные на внешних рынках, — получи приоритетную поддержку: от административной до финансовой. Во-вторых, экспортный вектор — актуальная тема для АПК, поддержку которого можно и нужно делать адресной.

В прошлом году отрасль отчиталась о рекордном за постсоветские годы финансовом результате — 345 млрд руб. доналоговой прибыли — и росте в 3%. 86,7% сельхозорганизаций у нас прибыльны, средняя рентабельность — 22% в 2015 году. Однако у роста очень мало бенефициаров (в основном поддерживаются крупные аграрные операторы), а прибыль, показанная предприятиями — так называемая бухгалтерская. Она не имеет прямого отношения к реальному состоянию бизнеса: доходности, качеству активов, уровню агротехнологий в компании и т. д.

В агросекторе повсеместно поддерживаются «компании-зомби», то есть финансово нежизнеспособные бизнесы и предприятия, производящие некачественный и неконкурентоспособный продукт. В этом смысле хорошим кейсом является многолетняя эпопея с попытками выхода на экспорт производителей мяса птицы. Проблема была в том числе и в том, что оно не проходило по качеству (сальмонеллез — только одна из причин) и себестоимости (здесь мы стали условно конкурентоспособными только после двукратной девальвации рубля). Значит, нужно работать с издержками, в чем основная часть получателей субсидий мало заинтересована. Я уже не говорю о том, что субсидии и льготные кредиты рассматриваются как невозвратные деньги. То есть производителя нужно профинансировать, но нельзя спросить с него за результат.

В этом плане экспортный критерий стал бы более внятным и прозрачным инструментом господдержки, чем большинство действующих мер.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще