Все подзаконные акты в развитие федерального закона об аквакультуре (вступил в силу 1 января), будут приняты до конца текущего года, рассказал в интервью «Агроинвестору» заместитель министра сельского хозяйства, руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. Часть этих актов была введена в действие ранее.

По его словам, потенциал аквакультурных производств в стране зависит от специфики макрорегионов. «Возможности для развития марикультуры — выращивания трепанга, приморского гребешка, морского ежа, тихоокеанских мидий и устриц — имеются на Дальнем Востоке (в акваториях у берегов Сахалина, Приморского и Хабаровского краев), — говорит Шестаков. —  На юге России в силу его благоприятных природно-климатических условий […] есть богатый потенциал для наращивания объемов аквакультурных карпов и форели, устриц и мидий».

По мнению главы Росрыболовства, на Кавказе и Урале есть смысл развивать прудовое рыбоводство и форелеводство. Разнообразие климатических условий Сибири, которая располагает крупнейшим рыбохозяйственным фондом пресноводных водоемов, а также имеет запасы геотермальных вод, позволяет выращивать сиговых и осетровых, добавляет он.

В ЦФО и ПФО высока плотность населения и велико влияние промышленного производства. Здесь приоритет — прудовое рыбоводство. «Высокая стоимость земли, воды и значительная прослойка населения с доходами выше средних, — говорит Шестаков, — позволяет нам прогнозировать повышенный интерес инвесторов к выращиванию деликатесных видов и пород рыб в индустриальных установках с замкнутым циклом водообеспечения».

Потенциал реализации крупных проектов — от 1 млрд руб. — есть, по словам Шестакова, «во всех регионах». Аквакультура — это ниша, которая сейчас по сути создается заново: доля товарного рыбоводства на сегодняшний день — около 3,5% от общего объема вылова водных биоресурсов, то есть всего 155,5 тыс. Самыми «длинными» проектами чиновник называет выращивание осетровых: там инвестиционный цикл составляет минимум 8 лет.

Пока драйверами отрасли являются северные рыбоводные хозяйства, констатирует Шестаков. Например, в Мурманской области, где общий объем вложений в аквакультурные проекты достиг 9 млрд руб., рост производства в прошлом году составил 2,5 раза, а в Карелии — 1,8 раза. Самые большие по стране объемы, по данным Росрыболовства, сейчас производят Мурманская (22,6 тыс. т в 2013 году), Ростовская (17,6 тыс. т), Астраханская (17,5 тыс. т) области, Карелия (16,2 тыс. т) и Краснодарский край (14,3 тыс. т).

Введенные против России санкции и ответное продовольственное эмбарго, уверяет Шестаков, по сути, никак не влияют на отрасль и возможности ее развития, в том числе на доступ к технологиям. Все технологии известны и уже применяются в России, говорит он, «причем у нас немало своих наработок».

Серьезными проблемами можно назвать только обеспечение северных аквакультурных ферм смолтом, или мальком, лосося и форели (но он уже исключен из санкционного перечня), а также зависимость отечественного рыбоводства от импортных кормов. Кроме того, Росрыболовство выступает за отмену таможенных пошлин на оборудование, не имеющее аналогов в России, и на рыбопосадочный материал.

Полный текст интервью Ильи Шестакова публикуется в сентябрьском выпуске «Агроинвестора». Расширенная версия доступна на сайте.