Мясо с молоком -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Мясо с молоком
Инна Ганенко
Агроинвестор
февраль 2013
Сергей Пластинин активизирует инвестиции в свиноводство

В 2004 году один из основателей «Вимм-Билль-Данна» Сергей Пластинин и его партнеры начали создавать под Рязанью агрогруппу «Молочный продукт». За восемь лет в развитие было вложено более 9 млрд руб. Из трех бизнес-направлений — молочного, зернового и свиноводческого — приоритетным в ближайшие годы будет производство мяса.

Четыре года назад в интервью «Агроинвестору» Сергей Пластинин — тогда еще совладелец ВБД — впервые подробно рассказал о своем новом агропроекте и объяснил, зачем он им занялся. «С 2003 года у меня появилась возможность инвестировать свободные средства, — вспоминал он. — Было много интересных предложений. Но я решил заняться тем, что было мне хорошо знакомо — сельским хозяйством. Я предложил свои инвестиции рязанскому бизнесмену Юрию Сандину. Это мой давний знакомый из деловых кругов, но раньше совместных проектов у нас не было. Юрий хорошо знает регион и давно работает в агропроме. У него тогда было небольшое хозяйство. А Рязань привлекла меня тем, что это ближайшая к Москве черноземная область». В проекте Пластинину принадлежало 50%. На стартапе — 2005−2007 годы — он вложил в этот бизнес $15,5 млн. А всего, с 2004 по 2012 годы, было инвестировано более 9 млрд руб., включая кредиты с господдержкой, сообщила компания в конце прошлого года.

О стратегии

При подготовке этой статьи Пластинин отказался от общения с «Агроинвестором». В интервью РБК daily в декабре он говорил, что является финансовым инвестором и не знает всех деталей проекта «Молочный продукт». Стратегия его развития, рассказывал Пластинин «АИ» в 2009 году, отличалась от стратегий многих других агрохолдингов, начинавших с создания земельного банка (часто на уровне паев) и потом его осваивающих. А агрогруппа Пластинина и его партнеров развивалась, присоединяя действующие хозяйства. В 2011 году период органического роста завершился, хозяйства начали делать более крупными за счет слияний, часть юрлиц ликвидировали, что позволило упростить структуру управления и сократить персонал.

Сейчас компания объединяет восемь агрохозяйств, две мегафермы с общим поголовьем КРС более 16 тыс. (в том числе 8,5 тыс. дойных), комплекс с 78 тыс. свиней с племфермой и элеваторные мощности на 150 тыс. т зерна. В управлении «Молочного продукта» 112 тыс. га под Рязанью. Весь сельхозбизнес разместился в нескольких районах области. При подготовке этой статьи Пластинин отказался от общения с «Агроинвестором». В интервью РБК daily в декабре он говорил, что является финансовым инвестором и не знает всех деталей проекта «Молочный продукт». Стратегия его развития, рассказывал Пластинин «АИ» в 2009 году, отличалась от стратегий многих других агрохолдингов, начинавших с создания земельного банка (часто на уровне паев) и потом его осваивающих. А агрогруппа Пластинина и его партнеров развивалась, присоединяя действующие хозяйства. В 2011 году период органического роста завершился, хозяйства начали делать более крупными за счет слияний, часть юрлиц ликвидировали, что позволило упростить структуру управления и сократить персонал.

Сейчас компания объединяет восемь агрохозяйств, две мегафермы с общим поголовьем КРС более 16 тыс. (в том числе 8,5 тыс. дойных), комплекс с 78 тыс. свиней с племфермой и элеваторные мощности на 150 тыс. т зерна. В управлении «Молочного продукта» 112 тыс. га под Рязанью. Весь сельхозбизнес разместился в нескольких районах области.

Молоко на грани

Сейчас производство молока — «сектор, балансирующий на грани рентабельности», — признает Елена Фастова, управляющий директор группы. «Мы построили два современных молочно-товарных комплекса по 2 тыс. голов дойного стада каждый, вложив порядка 2,4 млрд руб., завезли на них племенное поголовье голштино-фризской породы из Канады, инвестировали в модернизацию старых ферм, — перечисляет она. — Поэтому амортизация до сих пор высокая: работаем в ноль, а срок окупаемости новых комплексов, по нашим самым оптимистичным ожиданиям, будет не менее 10 лет». По итогам 2012 года, во всех хозяйствах «Молочного продукта» произведено 47,1 тыс. т молока при прогнозном показателе 50 тыс. т. «Последняя ферма еще не вышла на стопроцентную загрузку, — поясняет Фастова. — Кроме того, весь Кораблинский район [где она находится] в прошлом году столкнулся с инфекцией КРС, и мы тоже потеряли около 500 гол."Рязанской область недалеко от Москвы и Подмосковья, что облегчает компании сбытовую логистику и позволяет реализовывать качественное молоко с премией к рынку. «Молочный продукт» поставляет сырье «Эрманну», мощности которого в 30 км от его ферм, и «Вимм-Билль-Данну» на московский завод «Лианозовский». «У нас есть конкурентное преимущество по цене», — подтверждает Фастова. Сейчас за свое молоко компания получает среднюю цену на уровне 17 руб./кг с учетом сортности и НДС. Переработчики столичного региона дают более высокую цену на молоко, чем рязанские, и, как правило, эта цена выше среднеросийской (см. график).На наступивший год агрогруппа запланировала только одну небольшую инвестицию в молживотноводство — пилотный проект строительства эконом-фермы, которую будет оснащать «Росагролизинг». На месте нескольких старых действующих площадок поставят одну новую, и переведут туда скот с этих комплексов, которые будут закрыты. «Так мы сократим персонал и сделаем более эффективной технологию, — поясняет Фастова. — Это дешевле, чем строить с нуля: рассчитываем уложиться в 200 млн руб. Если проект себя оправдает, то реструктурируем так все старые комплексы».Татьяна Рыбалова, руководитель аналитического центра «Союзмолоко», считает оправданной минимизацию инвестиций в молочное направление. «При таких закупочных ценах на молоко, как сейчас, строить новые мощности и расширять производство не очень разумно, — говорит она. — Лучше оптимизировать имеющиеся фермы».По предварительным данным Росстата, производство молока в Рязанской области в 2012 году превысило 370 тыс. т, из них более 300 тыс. т произведено сельхозорганизациями. Исходя из этих данных и показателей «Молочного продукта», его доля в регионе составила 12,5% и 15,5% — в сегменте сельхозорганизаций. «Показатель надоев на новых фермах — 8,5 тыс. кг — у агрохолдинга очень неплохой, — одобряет Рыбалова. — В стране немного хозяйств, имеющих такую продуктивность».

Свиноводство интереснее

Пять лет назад «Молочный продукт» решил попробовать новое направление и начал строить свинокомплекс в своем хозяйстве «Вердазернопродукт». Потенциальная мощность — 130 тыс. животных единовременно. Сейчас запущены три площадки, включая племферму на 840 маток, репродуктор на 5020 маток и откорм. Комплекс имеет статус селекционно-гибридного центра. Сейчас на предприятии в общей сложности 78 тыс. свиней. В 2012 году комплекс произвел 12,5 тыс. т мяса в живом весе (125 тыс. животных)."Вердазернопродукт» является единственным крупным предприятием сектора в Рязанской области. «Это наше конкурентное преимущество, благодаря которому цена на свинину у нас всегда была рублей на пять за килограмм выше, чем в Белгородской области», — говорит Фастова. По оценке Национального союза свиноводов, общая емкость рынка свинины в Рязанской области (без импортного шпика и субпродуктов) в 2011 году составляла 26 тыс. т. Комплекс «Вердазернопродукт» действительно крупнейший в регионе, подтверждает главный эксперт союза Григорий Аксаньян. Исходя из запланированной мощности, он по итогам 2014 года должен выйти на 22,5 тыс. т свинины в живом весе. Кроме этого предприятия, в области еще два комплекса промышленного типа — «Рязанский» (в 2013 году, по расчетам союза, может произвести 7,3 тыс. т) и «Шацкий» (2,8 тыс. т).

В 2009 году «Молочный продукт» начал строить в дополнение к комплексу убойный цех (84 тыс. т/год), заморозил проект. Такой объем сравним с мощностью трех комплексов, аналогичных «Вердазернопродукту», объясняет Фастова. Менеджмент отложил строительство объекта, который был бы явно недозагружен. К тому же цена на живых свиней тогда была максимально комфортной и позволяла получать плановую рентабельность — 30% — без забоя и разделки. Группа будет расширять свиноводческое направление за счет создания новых откормочных производств на 12,5 тыс. т мяса живого веса и репродуктора. Расчетные инвестиции — 5 млрд руб. Строить планируется, масштабируя площадку «Вердазернопродукта» и задействовав еще одно хозяйство группы. После выхода всех проектов на полную мощность поголовье свиней должно составить 190 тыс., а объем реализации свинины — 37,5 тыс. т/год в живом весе. Тогда доля «Молочного продукта» в областном поголовье и производстве свинины (если сравнивать оба нынешних показателя) достигнет 50%. Теперь у компании есть понимание среднесрочных перспектив производства мяса, а внутренняя цена на свинину упала, поэтому строительство убойного цеха в 2013 году возобновится. Забивать будут 120 свиней и 20 КРС в смену, а также производить полуфабрикаты, получая большую, чем сейчас, маржинальную прибыль.

Снизить себестоимость производства свинины и лучше контролировать качество поможет собственный завод на 340 тыс. т комбикорма в год, рассчитывает Фастова. В прошлом году компания завершила его строительство с нуля, а запуск планирует на апрель. Это оправданный шаг, считает Наталья Харитонова из «Мансурово». «Для молочного животноводства иметь собственное производство комбикормов необязательно, а вот в свиноводстве без него сейчас не обойтись, — говорит она. — Поскольку план компании — в первую очередь увеличить поголовье, стабильная кормовая база ей просто необходима». Кроме сокращения затрат, свой завод позволит полностью контролировать рационы. Приоритетное развитие свиноводческого дивизиона — оправданная стратегия, рассуждает вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев: в ближайшие несколько лет это направление будет самым рентабельным из тех, которые развивает «Молочный продукт». Кроме того, в свиноводстве сейчас меньше всего несистемных рисков. «Маржа современных комплексов, если и не вернется к привычным 35−40%, все равно останется в перспективе высокой, — полагает Николаев. — И потом этот сектор явно будет рентабельнее молочного животноводства и растениеводства даже несмотря на риски, связанные с ВТО». К тому же еще не исчерпан потенциал замещения импорта — доля импорта на внутреннем рынке свинины превышает 25%. По итогам 2012 года свиноводство стало наиболее прибыльным бизнесом компании, согласна Фастова: маржа — до 30% без учета инвестиционных затрат. Но в этом году такого позитива уже не будет, констатирует она: «Надеемся выйти хотя бы на нулевую рентабельность. Январь уже показал, насколько трудно будет удержать маржу».Теперь бойня крайне необходима для выживания свинокомплекса компании, тем более что «Молочный продукт» займет полностью свободную местную нишу, считает Григорий Аксаньян из Национального союза свиноводов. «В регионе нет современного убойного предприятия, и даже региональным торговым сетям приходится привозить мясо из московского региона», — знает эксперт. А вот отсутствие компании на рынке продаж племенных животных можно отнести к рискам стратегии — этот сегмент в свиноводстве наиболее маржинален.

Несмотря на активное развитие свиноводства в ЦФО, к которому относится Рязанская область, этот макрорегион дефицитен, комментирует руководитель проектов направления «Агропромышленный комплекс и лесное хозяйство» консалтинговой группы «НЭО Центр» Олег Коломиец. Сейчас потребление свинины в ЦФО составляет около 1 млн т/год, а мощности на 200 тыс. т/год меньше, сравнивает он.

Власти в стороне

Работать в области непросто, признается Фастова. «Многие дотационные регионы находят средства на финансирование АПК, но Рязанская область выделяет деньги по минимуму, — говорит она. — Есть дотации на минудобрения, субсидируются процентные ставки по кредитам, дают субсидии на литр молока (1 руб./кг), а вот инвестиционная поддержка отсутствует». Так, группе приходится брать на себя строительство всех инфраструктурных объектов. «Сейчас пытаемся договориться с руководством области, чтобы нам софинансировали хотя бы строительство дорог, — продолжает Фастова. — У нас прекрасные отношения с губернатором, но с точки зрения финансов поддержка ниже, чем в других регионах». Даже население, кажется Фастовой, мало заинтересовано в развитии своих территорий и рабочих местах. «Когда мы решили строить свинокомплекс, жители писали письма президенту о том, что мы-де испортим экологию, а районная администрация при этом стояла в стороне, предлагая самим договориться, — вспоминает она. — Приходилось всех убеждать. Только после того, как несколько лет подряд чистили дороги, помогали школам, детским садам и т. д., народ начал нас поддерживать». «Можно только порадоваться за компанию, владельцы которой имеют возможность развивать бизнес без поддержки государства, — говорит Николаев из «Атона». — Любое капитальное строительство в животноводстве стоит очень дорого, а окупается долго». В низкой господдержке мало хорошего — инвестор лишается длинных дешевых денег. Но этот же фактор делает бизнес группы устойчивее: из-за падения цен на нефть или, например, в случае «второй волны» кризиса государство может частично свернуть льготное финансирование. Участники рынка, привыкшие рассчитывать на субсидирование, вряд ли смогут приспособиться к новым условиям без помощи государства, указывает Николаев.

Риски проекта
— Операционный. Запланированные объекты по какой-либо причине могут быть не построены либо введены в эксплуатацию позже, чем рассчитывают владельцы.
— Регуляторный. Связан с изменениями законодательства.
— Риск, связанный с вступлением в ВТО и возможным продолжением падения цен на свинину.
Источник: ИК «Атон»
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще