Построят рынок -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Построят рынок
Инна Ганенко
Агроинвестор
июнь 2013
«Дамате» создает производство 60 тыс. т индейки в год

Реализация планов компании перекроит карту рынка мяса индейки. 60 тыс. т — это 50% годового потребления, в два раза больше импорта и на те же 50% выше объема, который сейчас дает лидер рынка компания «Евродон». Риски проекта — нехватка отраслевых компетенций (в России еще никто не строил таких больших производств), дистрибуция и вложения в собственное родительское стадо вместо покупки инкубационного яйца.

Комплекс по выращиванию и переработке индейки стал первым проектом группы компаний «Дамате», которую учредили в 2011 году основатель «Русской молочной компании» («Русмолко») Наум Бабаев и ее гендиректор Рашид Хайров, а также «Областной агропромышленный холдинг». Он принадлежит правительству Пензенской области — региона, где сосредоточены основные производственные активы «Русмолко» и «Дамате».

Возводить индейководческий комплекс в Пензенской области несколько лет назад начал «Евросервис», но проект был остановлен из-за финансовых проблем компании и ее банкротства. Находившийся на начальной стадии объект был заморожен и после 2009 года достался за долги Россельхозбанку. В таком виде и, как говорят участники рынка, по настоятельной рекомендации областных властей его приобрела «Дамате», инвестиционное кредитование проектов которой обеспечивает РСХБ. Актив был явно неликвидным: как вспоминает Бабаев, ему передали несколько зданий «на уровне полуразрушенных фундаментов» и партию нерастаможенного оборудования. «Позже выяснилось, что часть оборудования — некомплект, часть — испорчена из-за длительного хранения в неподходящих условиях либо просто устарела и уже снята с производства», — рассказывает он.

Больше денег

Компания решила возобновить строительство: на федеральном рынке до сих пор ощущается дефицит мяса индейки. Проект планировалось реализовать в два этапа. «На первом этапе, который завершится в 2013 году, комплекс будет производить 15 тыс. т в год мяса птицы в убойном весе. В 2014 году нарастим ежегодное производство до 30 тыс. т, а в 2015-м, после выхода на полную мощность, — до 60 тыс. т готовой продукции в год», — рассказывал «Агроинвестору» в августе прошлого года гендиректор «Дамате» Римантас Мацкевичюс.

В мае 2013 года Россельхозбанк увеличил компании кредитный лимит с 3,6 млрд руб. до 11 млрд руб., одобрив расширение проекта в четыре раза -до 60 тыс. т. «Увеличение кредитного лимита позволит нам начать второй этап уже в ближайшее время, — доволен Наум Бабаев. — На заявленные мощности планируем выйти, как и планировалось, в начале 2015 года. По нашим расчетам, расширение проекта до озвученных объемов позволит не только полностью покрыть потребности Пензенской области в мясе индейки, но и обеспечить бесперебойные поставки в радиусе до 1 тыс. км».

Общая стоимость проекта финальной мощностью 60 тыс. т/год готовой продукции составит 12,2 млрд руб. Доля кредитных и собственных средств — 80% на 20%. На эти деньги «Дамате» построит инкубаторий на 6 млн яиц в год, 28 птичников подращивания, 112 — откорма и другие объекты (см. таблицу «Серьезные планы»), нарастит мощности перерабатывающего завода, закупив новое оборудование и установив дополнительные технологические линии. Окупить вложения инвестор рассчитывает за восемь лет.

Вертикально интегрированная структура для этого проекта — самая эффективная стратегия, уверена партнер практики «Агропромышленный комплекс» консалтинговой компании «НЭО Центр» Анастасия Залуцкая: при такой конфигурации производства всю добавленную стоимость получит владелец, а не контрагенты. При этом он сможет хеджировать риски волатильности цен на сырье и обеспечить нужное качество комбикорма. Возникающая за счет эффекта масштаба экономия позволит компании использовать как конкурентное преимущество фактор эластичности рынка к субститутам (бройлеру, свинине, говядине), а также лучше развивать дистрибуцию, охватывая весь ПФО. «Большим птицекомплексам просто необходимы собственные мощности по производству и хранению кормов», — соглашается с Залуцкой гендиректор ростовской компании «Евродон» (крупнейший производитель индейки) Вадим Ванеев. Без них себестоимость конечной продукции может существенно вырасти, а это риск для окупаемости стартапа.

Говорить о том, что компании удастся выйти на 60 тыс. т/год индейки к 2015 году, пока «довольно преждевременно», замечает гендиректор Национальной ассоциации в области индейководческого хозяйства Юрий Марков. Ни у кого в России нет такого опыта, поясняет он. «Основные игроки сектора производят меньше: «Евродон» — 40 тыс. т/год, «Краснобор» пытается выйти на 20 тыс. т, — говорит Марков. — А «Дамате» делает проект с нуля, причем он на 30% крупнее первого и в три раза больше второго. Но те производства действуют несколько лет, есть сформированный ассортимент, построены каналы продаж. «Дамате» же предстоит много забот, связанных со строительством и вводом в эксплуатацию комплекса, подбором кадров, налаживанием работы менеджмента. То есть у компании много текущих задач на несколько лет вперед [не решив которые, сложно за два года построить такие крупные мощности]". 60 тыс. т индейки — это более ста площадок, которые нужно построить и заселить, предстоит вырастить птицу, переработать ее и реализовать. «Дамате» отстает от графика, утверждает Марков: площадки первого этапа должны быть уже запущены, но пока достроены не все. Компания выйдет на заявленные мощности первого этапа (15 тыс. т) к концу этого года, настаивает Бабаев.

Чье яйцо

Производственные площадки проекта будут расположены в двух районах Пензенской области. В Колышлейском уже построен инкубаторий на 2 млн яиц в год и площадки подращивания, в Нижнеломовском — птичники для откорма птицы и перерабатывающий завод на 15 тыс. т готовой продукции. Инкубационное яйцо «Дамате» закупает в Канаде у одного из крупнейших поставщиков — Caddy Farms. «Яйца для производства индюшат товарного стада привозим еженедельно, объем каждой партии — 30,8 тыс., — рассказывает Бабаев. — В перспективе планируем создать родительское стадо, что позволит снизить себестоимость продукции и риски — такие как запрет на ввоз и вывоз инкубационных яиц».

Обеспеченность инкубационным яйцом, по мнению Ванеева, — значительный риск индейководческого проекта. «Не будет яйца — не будет индейки, — говорит он. — В мире всего несколько компаний, которые могут обеспечивать качественным яйцом промышленные производства. Caddy Farms тоже входит в их число. Но производителя нужно убедить, что ты надежный партнер, иначе придется работать с продуктом не самого лучшего качества». Возможная нехватка инкубационного яйца или суточных индюшат — один из рисков птицеводческих предприятий, соглашается независимый бизнес-консультант по птицеводству Валентин Корыпаев. «Двухнедельный сбой в поставках может на 5−6% сократить объем годового производства», — оценивает эксперт.

Корыпаев считает неоправданным создание собственных родительских стад. «Каждый должен заниматься своим бизнесом, тем более что сложно управлять проектом с большим числом компетенций, — поясняет он. — Специализация лучше: одна компания поставляет яйцо, другая — выращивает птицу, третья — перерабатывает ее». Если доля инкубационного яйца в себестоимости продукции «Дамате» будет незначительной, а риск его нехватки — управляемым, то инвесторам есть смысл подумать, нужно ли обременять себя заботами по производству инкубационного яйца, говорит Корыпаев.

Рисков при закупке инкубационного яйца за рубежом меньше, чем при создании родительского стада, подтверждает Марков из индейководческой ассоциации. «Конечно, импортные поставки могут быть ограничены, качество яйца — ухудшиться, но, производя собственное, владелец бизнеса берет на себя более очевидные риски», — уверен он. Родителей тоже придется покупать за границей — в России чистых линий нет. Кроме того, родительское стадо нужно обновлять, ремонтировать и содержать, что при нынешнем уровне компетенций специалистов отечественного индейководства тоже является риском. До 2020 года, пока не будет накоплен опыт, инвесторам стартапов лучше не вкладываться в свое родительское стадо, советует Марков. Сейчас свое стадо есть только у «Евродона», неудачный опыт его создания был у «Сибирской губернии», напоминает он. Остальные производители закупают инкубационное яйцо или индюшат.

Верная география

Географически место проекта выбрано очень удачно, оценивает гендиректор inFolio Research Group Олег Клепиков. «В принципе, пока индейку можно производить в любом регионе европейской России — проекты обречены на успех, — рассуждает он. — Но уже лет через десять на рынке начнется конкуренция. В числе составляющих успеха будут близость к главным рынкам сбыта, доступ к кормам и относительная дешевизна рабочей силы».

Корыпаев тоже одобряет регион для реализации проекта. «По продажам компания сможет охватить как центр, так и часть востока страны, где пока мало промышленных производств индейки, но много потребителей, — говорит он. — Кроме того, они вовремя выходят на этот рынок. Тем, кто выйдет после «Дамате», особенно с крупными объемами, будет сложнее».

Чтобы реализовать такие большие объемы индейки, необходимы опыт продаж, общения с сетями и эффективная логистика — все эти компетенции компании еще только предстоит наработать, обращает внимание Марков. У «Дамате» уже есть упаковка и бренд «Индилайт» — это говорит о серьезности намерений, отмечает Корыпаев. «Как правило, российский инвестор сначала строит комплексы, ставит оборудование, запускает производство и только потом начинает заниматься рынком, — говорит он. — А здесь работа явно велась параллельно, и, судя по результату, появившийся бренд — результат многомесячных усилий».

Первые отгрузки продукции в торговые сети и другие магазины розничной торговли компания начала в мае. Сейчас «Дамате» поставляет индейку в Москву, Санкт-Петербург, Самару, Пятигорск и Татарстан. Первая продукция поставлена в гипермаркеты «Магнит» Саратовской, Пензенской, Самарской, Ульяновской областей, в ближайшее время начнутся поставки в «Ленту», рассказывал Бабаев в июне. На очереди Воронеж, Екатеринбург и Оренбург.

Клепиков уверен, что у «Дамате» не должно быть проблем со сбытом: «Рынок сейчас таков, что переработчики и частные покупатели приобретут столько мяса индейки, сколько им предложат». Причем, обращает внимание он, если с потенциалом потребления населением все относительно ясно (сейчас российские производители покрывают только 12%), то возможный объем спроса b2b оценить трудно — понятно только, что он может быть значительным (индейка — универсальный ингредиент для рецептур любых колбас и промышленных фаршей).

Потенциал рынка

Рынок индейки сейчас — полусвободная ниша. По оценке «НЭО Центра», ее импорт в 2012 году составил 15 тыс. т, при этом потребление в России — около 100 тыс. т. Потребление индейки составляет около 0,6−0,7 кг в год на человека, тогда как в ЕС — 5−6 кг, в США — 7−8 кг, в Израиле — 16 кг, сравнивает Залуцкая. В 2015 году, когда «Дамате» выйдет на проектную мощность, ее объемы будут на уровне 55% текущего потребления и 75% — производства. Чтобы реализовать 60 тыс. т/год, компании, с учетом развития производств-конкурентов, нужно будет не только полностью заместить импорт — должно еще и увеличиться потребление индейки, делает вывод Залуцкая.

С выходом на полную мощность первого этапа проекта «Дамате» (15 тыс. т) больших изменений на рынке не произойдет, считает Корыпаев: «Это 10−15% от производимых сейчас объемов». А вот когда на рынке появится дополнительное предложение в 60 тыс. т индейки, всем игрокам придется искать новые каналы продаж, уверен он. «Пока в сетях-дискаунтерах такая продукция представлена минимально, но с появлением больших объемов реализация индейки в «Пятерочках», «Магнитах» и т. д. станет общей практикой», — приводит пример эксперт.

Кроме того, проект «Дамате» спровоцирует в секторе ценовую конкуренцию — тем более если в этот же период на рынок выйдет другой инвестор со сравнимыми объемами, обращает внимание Корыпаев. Так, индейководческий проект на 4,5 млрд руб. недавно анонсировала «Черкизово», создавшая СП с испанским холдингом Grupo Fuertes («Тамбовская индейка»). Планы партнеров — к 2015 году, когда Бабаев хочет вывести свое предприятие на полную мощность, производить 25−30 тыс. т, а впоследствии расшириться до 50 тыс. т/год. «Новые игроки могут вытеснить удаленных от центральных регионов, — предполагает Корыпаев. — Ряд преимуществ может потерять «Евродон» — он находится за 1 тыс. км от Москвы». Ванеев прямым конкурентом Бабаева не считает: «По своему развитию мы опережаем «Дамате» на семь лет».

Неизбежно снижение цен реализации, продолжает Корыпаев, что может не позволить компании выйти на финансовые параметры возврата инвестиций, которые закладывались в бизнес-план. Сейчас филе индейки стоит в рознице 300−380 руб./кг в зависимости от региона продаж и формата магазина.

По оценке «НЭО Центра», рентабельность производства индейки может превышать 20−25% по EBITDA. По мнению Маркова, реальнее говорить максимум о 15% по чистой прибыли. У «Евродона» сейчас маржа около 12% (чистая прибыль), делится Ванеев.

У Путина все быстро
«Мне трудно согласиться, что никакой сельхозпроект не окупится за пять-восемь лет, — говорил недавно президент, — окупаемость бывает и быстрее, и есть очень высокодоходные отрасли производства — посмотрите, что происходит в сфере птицеводства, берут кредит, к примеру, на производство мяса индейки… Скоро, по-моему, весь арабский мир будет есть нашу индейку» (цитата — ИТАР-ТАСС). «Я преувеличиваю, — все же уточнил Путин. — Но экспорт [продукции птицеводства сейчас] очень большой».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще