«Щелково Агрохим» пересадит эмбрионы -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

«Щелково Агрохим» пересадит эмбрионы
Инна Ганенко
Агроинвестор
апрель 2015
Производитель СЗР будет зарабатывать на оплодотворении коров
Фото: «Щелково Агрохим»

Один из лидеров российского рынка агрохимии развивает новый бизнес — генетический центр по производству эмбрионов. Проект может быть успешным, но при соблюдении нескольких условий: высокого качества и доступной цены биоматериала, полном сервисном сопровождении клиентов и их высочашей технологической культуре.

В конце 2014 года «Щелково Агрохим» запустила центр «Бетагран Липецк» по производству эмбрионов для имплантации на основе биоматериала высоко­удойных коров и высокопородных быков. Проект стои­мостью 350 млн руб. включает лабораторный и два животноводческих корпуса, а также хранилище банка семени и эмбрионов. Мощность комплекса — около 10 тыс. эмбрионов в год.

Их станут получать по двум технологиям: классической in vivo (вымывание зрелых эмбрионов, которые развиваются в организме животного) и in vitro (у коровы-донора забирают яйцеклетки, которые затем оплодотворяются и дозревают в лабораторных условиях). В качестве родительских форм будут использовать 100 коров-доноров голштинской породы с подтвержденной продуктивностью не менее 11−12 тыс. л молока в год, отобранных в племенных хозяйствах Вологодской, Ленинградской, Ярославской и других областей.

На втором этапе реализации проекта компания рассчитывает производить эмбрионы с заданным полом — оборудование позволяет их разделять, чтобы предлагать клиентам телок или бычков в зависимости от потребностей. «Когда мы отработаем методику, вероятность получения заданного пола будет на уровне 92−95%", — рассчитывает гендиректор «Щелково Агрохим» Салис Каракотов.

Кроме коровника в центре есть бычатник на 15 животных. В перспективе планируется наладить производство не только эмбрионов, но и сексированного (разделенного по полу) семени на продажу. «Начнем осваивать эту технологию, как только достигнем договоренности с разработчиком оборудования», — делится Каракотов.

Хороший бизнес

При переходе от распространенного в советские годы мясомолочного типа животноводства к отдельно мясному и молочному направлениям, в России началась голштинизация дойного стада, рассказывает Каракотов. При этом явно обозначилась проблема воспроизводства: полностью обеспечивать трехлетнюю ротацию молочных коров за счет собственного молодняка удается очень немногим.

Для этого требуются более интенсивные способы наращивания стада, такие как имплантация эмбрионов и использование сексированного семени. «Мы подсчитали, что производство этих биоматериалов может стать хорошим бизнесом, — говорит Каракотов. — Видя высокую потребность российских животноводов в молодняке, который преимущественно закупают за границей, и его стоимость, можно оценить преимущество именно эмбрионального размножения».

Таким путем удается в два раза быстрее, чем традиционным способом, увеличивать число животных и с большей эффективностью заменять в молочном стаде выбракованных коров. «Кроме того, большинство клиентов-растение­водов «Щелково Агрохим» занимаются молочным животноводством, а значит, потенциально они могут сотрудничать с нами и по этому проекту», — добавляет Каракотов.

В отрасли существует высокая потребность в качест­венном генетическом материале, отмечает председатель правления Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Андрей Даниленко.

Но ключевая проблема здесь скорее не в наличии производства эмбрионов или сексированного семени, а в нехватке технологов, которые могут правильно работать с таким биоматериалом. «Поэтому любая компания, которая начинает заниматься выпуском этой продукции, должна думать не только об ее высоком качестве, но и обслуживании сельхозпредприятий», — обращает внимание эксперт. Стоит позаботиться о полном пакете услуг, начиная с материалов и заканчивая специалистами, которые станут регулярно осуществлять сервисную поддержку хозяйств клиентов, рекомендует он.

По мнению Даниленко, на российском рынке будет более популярно сексированное семя. «Однако стоит учитывать, что эффективно работать с ним смогут только продвинутые предприятия с грамотным управлением и квалифицированными специалистами, — пояснят он. — При слабом технологическом уровне хозяйства это будет экономически невыгодно».

Производство семени от конкретных быков — более актуальный инструмент, который понятен и востребован, соглашается гендиректор компании «Диагенис» (консалтинг в молочном животноводстве) Роман Костюк. «Эмбриональные подсадки, конечно, нужны, но с учетом имеющегося в России числа животных низкого уровня важнее активизировать не столько высококачественную селекционную работу, сколько вообще работу по воспроизводству стада, — считает он. — И семя в этом случае в результате дает больше скота с меньшими затратами».

Повышение эффективности воспроизводства — актуальная проблема для многих животноводческих хозяйств, подтверждает директор племзавода «Красноармейский» (Ленинградская область) Сергей Дорощук. Сексированное семя может ускорить этот процесс. «По статистике, на сто телят приходится в среднем 45 телочек и 55 бычков, — сравнивает он. — При использовании сексированной спермы выход телочек увеличивается до 70−75, что поможет быстрее увеличивать племенное стадо».

Необходимость создания отечественного центра по производству племенной продукции с заявленным генетическим потенциалом молочной продуктивности 10−12 тыс. л и более молока в год очевидна, говорит замдиректора по животноводству агрохолдинга «Авангард-Агро» Владимир Чернов. Это обусловлено как государственной политикой для обеспечения продовольственной независимости страны, так и экономическими интересами: для замещения импорта, снижения стоимости племенного материала, повышения молочной продуктивности.

Желания и попытки организовать в России мощный селекционный центр молочного скотоводства возникали неоднократно, обращает внимание руководитель. Есть они и сейчас: не только в Липецкой, но и в Ленинградской области, Краснодарском крае. Может быть, «Бетагран Липецк» станет первым реализованным проектом такого масштаба, допускает Чернов.

Гендиректор Головного центра по воспроизводству сельхозживотных (обеспечивает до 70% российского рынка племенным материалом для воспроизводства и искусственного осеменения КРС) Геннадий Ескин приветствует появление в стране новых предприятий, нацеленных на развитие селекции и генетики в животноводстве. В последнее время не раз звучали заявления о подобных проектах, но эффективность их реализации пока достаточно низкая, отмечает он. «Если у инвесторов есть желание и возможности создавать подобные предприятия — пусть делают.

Главное, стоит помнить, что это все-таки дорогое удовольствие, которое требует наличия квалифицированных специалистов, — обращает внимание Ескин. — К сожалению, пока не все наши хозяйства в состоянии организовать даже обычное искусственное осеменение, которое исключительно просто в исполнении, дешевое и не требует от осеменатора какой-то суперквалификации».

Будет ли спрос?

В стране уже есть лаборатории, которые способны изъять эмбрионы из одного животного и подсадить их другим, знает Роман Костюк. «По крайней мере, они были построены, но не уверен, что загружены заказами: спрос со стороны сельхозпроизводителей на продукцию таких центров очень низкий», — отмечает он.

Все-таки в первую очередь подобные биоматериалы приобретают для улучшения генетики, селекционной работы, но сейчас мало кто готов тратить на это деньги, считает Костюк. «Проще покупать готовых нетелей по 150−200 тыс. руб. в зависимости от породы, которые завтра принесут теленка и будут давать молоко, а подсадка эмбрионов — это серьезные затраты с определенным уровнем риска, поскольку они могут не прижиться», — поясняет он. Чтобы процесс переноса эмбриона прошел успешно, животные должны быть хорошо накормлены и абсолютны здоровы. В России не так много предприятий, способных похвастаться такими коровами, заключает эксперт.

«Стивенсон Спутник» (Воронежская область) два года назад запустил лабораторию по производству эмбрионов мясного КРС по технологии in vitro, а по методу in vivo предприятие работает уже восемь лет. Мощность центра — до 30 тыс. пересадок в год.

Но спроса на эмбрионы на российском рынке нет, констатирует владелец компании Сергей Гончаров. «За два года у нас была пара заказчиков, животным которых мы пересадили около 500 эмбрионов, остальные — примерно 7 тыс. — использовали на своем стаде, — рассказывает он. — Сейчас эмбриональные пересадки делаем в первую очередь у себя в хозяйстве, чтобы улучшить генетику или получать больше телок на продажу, потому что на рынке они ценятся выше, чем бычки». Российские сельхозпроизводители, конечно, понимают, что обновлять генетику путем пересадки эмбрионов — важная задача. Но у многих из них в приоритете другая цель — как выжить, акцентирует Гончаров.

В марте центр «Бетагран Липецк» получил уже более сотни эмбрионов. «На данный момент мы отрабатываем методику производства, — рассказывал тогда Каракотов. — В апреле планируем начать реализацию и имплантацию биоматериала животным наших первых клиентов в Липецкой и Орловской областях».

По его словам, спрос на продукцию центра высокий и сейчас превышает предложение. Компания получила запросы от крупных хозяйств Татарстана, Рязанской, Тамбовской и других областей.

Эмбриональные подсадки будут интересны тем хозяйствам, которые хотят получать самых эффективных коров, полагает Сергей Дорощук. «Главный вопрос: какой будет стоимость одного эмбриона и во сколько обойдутся услуги центра, — комментирует он. — Если дешевле, чем покупать нетель, значит, у компании будут клиенты». Племзавод работает с импортным сексированным семенем, закупая его в Канаде и Голландии.

Обычная сперма высокопородных быков стоит около 1 тыс. руб. за дозу, сексированная — до 4 тыс. руб., сравнивает руководитель предприятия. «Если «Бетагран Липецк» будет производить высококачественный биоматериал, не уступающий по показателям импортному, то мы, конечно, готовы его приобретать, — говорит он. — Если нет разницы в качестве, то лучше брать там, где дешевле».

«Красноармейский» уже думает о сотрудничестве с новым центром. «У нас высокопородные голштины, есть коровы с отличной скоростью молокоотдачи, которые подходят под наши доильные роботы, почему бы их не размножать? — рассуждает Дорощук. — Мы будем брать яйцеклетки у своих животных, делать эмбрионы и пересаживать их нашему же скоту».

«Авангард-Агро» начал свой проект по молочному скотоводству в 2013 году. Тогда холдинг завез нетелей и телок голштинской породы из США. Сейчас работа по воспроизводству ведется на основе искусственного оплодотворения животных семенем, поставляемым компанией «Альта Дженетикс Раша» и Головным цент­ром по воспроизводству сельхозживотных. «Мы не работаем с сексированным семенем, но интерес к этой продукции у нас есть, — делится Чернов. — Необходимо получать в приплоде как можно больше телочек, чтобы обеспечить расширение и ремонт дойного стада с возможностью более широкого селекционного отбора».

Если на российском рынке появится генетический материал с высоким потенциалом молочной продуктивности по адекватным ценам, то компания готова рассмотреть все предложения по сотрудничеству, добавляет руководитель.

Каракотов уверен, что в условиях резкого удорожания валюты спрос на биоматериал, произведенный внутри страны, будет расти, поскольку многим сельхозпредприятиям стало трудно завозить импортных нетелей.

Эмбрионы центра будут стоить по $320 за единицу, а с услугой по имплантации и с условием положительного результата — $650. По расчетам компании, покупка и имплантирование эмбриона с дальнейшим ожиданием появления теленка и его доращивание до первой стельности будет обходиться приблизительно в 1,5−2 раза дешевле, чем приобретение не только импортных животных, но и нетелей, производимых в России.

Сложности исполнения

Сейчас в крупных сельхозпредприятиях искусственно осеменяется до 83−85% животных, остальные оплодотворяются естественным способом. В небольших хозяйствах этот процент еще меньше, знает Ескин. В основном племенная работа построена на использовании лучших быков. «Продуктивная жизнь стада сильно сократилась: если раньше мы могли говорить о семи-девяти лактациях, то сейчас лишь о 2,7−2,8 на одну корову — это обратная сторона повышения продуктивности, — рассказывает специалист. — Чем меньше лактаций, тем меньше телят мы получаем от каждого животного».

Поэтому маточная сторона не может внести большой вклад в обновление генетики. Раньше генетический прогресс в 65% случаев шел за счет быков, сейчас — в 80%. Поэтому использование сексированного семени для получения телок выглядит рационально. «Не исключаю, что скоро придет время, когда мы будем вынуждены широко применять этот метод», — добавляет Ескин.

Но у технологии есть свои тонкости: оплодотворяющая способность сперматозоидов в сексированном семени снижается, обращает внимание Ескин. Если при использовании обычного семени на первотелках стельность наступает в 70−80% случаев после первой попытки, то сексированное сразу дает положительный результат лишь у 40−50% животных.

Кроме того, скот должен быть хорошо подготовлен. При наличии квалифицированного персонала и соблюдении технологии для осеменения сексированной спермой на одну телку уходит 1,5−1,6 дозы, на корову — две дозы, делится опытом Сергей Дорощук.

Одно из крупных сельхозпредприятий Псковской области практикует использование сексированного семени. Для работы с ним нужны квалифицированные осеменаторы, акцентирует топ-менеджер компании. «Если у вас нет высококлассных специалистов, лучше работайте с обычным семенем», — рекомендует он. Результативность метода ниже, чем при использовании обычного семени, соглашается он с Ескиным: нередко осеменение происходит лишь с третьей-четвертой попытки, поэтому телок не удается осеменить в возрасте 14 месяцев, а получается только к 16−18 месяцам.

«Лучше иметь в положенные сроки животное, осемененное обычной спермой, чем возрастное — сексированной», — считает топ-менеджер. Хотя в будущем при развитии технологической оснащенности хозяйств и повышении класса специалистов у сексированного семени есть хорошие перспективы на российском рынке, уверен он.

У агропредприятия был опыт и по подсадке эмбрионов, но, по словам руководителя, метод не оправдал ожиданий. «Мы получили эмбрионы бесплатно для проведения испытаний, но, когда узнали, во сколько это обойдется при покупке, решили, что использование обычного семени выйдет намного дешевле, а результат будет выше, — рассказывает он. — У коровы, которой подсаживают эмбрион, должно быть практически идеальное состояние здоровья. Да и сама технология имеет слишком много нюансов: в полевых условиях, когда нужно каждый день оплодотворять животных, вряд ли получится ее применять».

Но, безусловно, эмбриональные подсадки имеют важное значение, в частности, когда необходимо быстро обновить стадо, считает топ-менеджер. «Например, если у вас разнопородные животные с низкой продуктивностью и вы хотите влить новую кровь, то этот метод будет наиболее эффективным, — говорит он. — Если обновлять стадо по обычной схеме, то понадобится не менее пяти лет, а подсаживая эмбрионы, уже через год вы будете иметь высокопродуктивных голштинов».

Обновление стада путем осеменения — половинный способ, соглашается Гончаров. «Когда порода изначально плохая, улучшать ее таким способом придется несколько лет, и то, если не будете делать ошибок», — уточняет он. А при пересадке эмбриона, взятого от высокопородных коровы и быка, повысить генетику можно за один сезон.

Тем не менее метод эмбриональной подсадки подойдет не всем сельхозпредприятиям, акцентирует Ескин. «Если у вас хорошая ферма и вы хотите сделать ее отличной, тогда этот способ будет вам интересен, но рассматривать его всем хозяйствам как широкое производство не стоит», — резюмирует он.

Снизить зависимость от импорта
Появление подобных центров в России позволит снизить зависимость АПК от импортных поставок как семени, так и самих животных, считает аналитик «ИнстаФорекс» Антон Фомин. До сих пор свыше 60% КРС и более 80% используемого семени завозится из-за рубежа, преимущественно из стран Евросоюза, уточняет он. «Животноводческая племенная продукция очень зависима от разниц валютных курсов, хотя корреляция и не абсолютная, — говорит Фомин. — Организация ее производства в России позволит значительно нивелировать эти колебания». По его оценке, из-за девальвации рубля цена импортного КРС выросла примерно на 60%, это почти на 30% больше, чем стоят племенные животные, выращенные в России. «Поэтому на внутреннем рынке спрос на продукцию центра должен быть очень высоким, поскольку будет происходить процесс замещения импорта», — добавляет аналитик.
По мнению Владимира Чернова, кроме очевидных плюсов, таких как дешевизна собст­венного производства или развитие отечественной селекционной науки на базе цент­ра, самым главным положительным моментом создания подобного предприятия можно назвать перспективу отказа от импорта племенного скота в Россию.

Это позволило бы снизить ветеринарные риски заноса инфекционных заболеваний, потери при перевозке и адаптации завозимых животных к новым климатическим условиям.

«Кроме того, при реализации бизнес-проектов высока вероятность «подсесть на иглу» регулярных поставок новых партий импортного скота, а данный проект позволит хозяйствам избежать дорогостоящих закупок», — добавляет руководитель.
Востребованность продукции центров, подобных «Бетагран Липецк», у отечественных животноводов подтверждает работа в России дилеров всех ведущих мировых генетических центров, таких как World Wide Sires, ABS Global Inc., Alta Genetics, CRI, Semex Alliance и других, отмечает Чернов. Также об этом свидетельствуют объемы ввоза племенного скота: по данным Минсельхоза, только в 2014 году было импортировано около 25 тыс. КРС молочных пород.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще