В регионах набирает обороты промышленное кролиководство -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

В регионах набирает обороты промышленное кролиководство
Антон Какушкин
Агроинвестор
июнь 2015
Тема для нишевых агроинвестиций

Производство мяса кроликов считается бизнесом для личных хозяйств. Однако по мере насыщения традиционных рынков мяса в него приходят и более крупные инвесторы. Ферма на тысячу маток генерирует годовой cash flow в 30 млн руб., а вложения окупаются за четыре года.

По данным Национального союза кролиководов (НСК), в мире производится около 2,5 млн т мяса кролика в год. Лидер рынка — Китай с объемом 660 тыс. т. Однако китайский феномен мало связан с потреблением крольчатины, по этому показателю на душу населения страна в аутсайдерах. Животных здесь выращивают для ангорской шерсти. Крупнейшие производители в Европе — Италия (300 тыс. т) и Франция (180 тыс. т). В России, согласно Росстату, в 2013 году было произведено только 16 тыс. т этого вида мяса, из них 15 тыс. т — в личных хозяйствах. По расчетам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), россиянин в среднем съедает 70−100 г мяса кролика в год. Таким образом, оно занимает около 0,1% в общей структуре потребления мяса. Для сравнения, в ЕС среднедушевое потребление крольчатины составляет 2,2 кг/год.

Только начинаем

Сами производители мяса кролика оценивают общероссийские объемы еще скромнее. Например, директор костромской компании «Русский кролик» (производитель мяса и разработчик технологий промышленного выращивания мясных пород кролика; проект стартовал в 2010 году) Алексей Киселев называет цифру всего в 5 тыс. т. При этом, по его словам, на долю промышленного производства приходится не более 1,8 тыс. т.

Ежегодное потребление крольчатины в России Киселев оценивает в 25 тыс. т. «Получается, мы импортируем 80% от этого объема», — констатирует он. Официальные показатели ввоза другие. Так, по данным ИКАР, в 2013 году поставили 3,28 тыс. т мяса кролика, за январь-ноябрь 2014-го — 3,6 тыс. т. При этом объемы производства в товарном секторе уступают импорту более чем в три раза, отмечает эксперт рынка мяса ИКАР Даниил Хотько. Согласно ФТС, фактически все мясо кролика в прошлом году ввезли четыре крупнейшие компании-экспортеры из Китая и Венгрии.

Высокотехнологичное производство крольчатины в нашей стране только зарождается, говорит президент НСК Алексей Емельянов. Лишь в последние три года стали появляться хозяйства, которые развивают кролиководство по технологиям промышленного содержания. Это «Племенной завод кролика» (Татарстан), «Русский кролик» (Костромская область), «Лелечи» (Московская область), АПК «Рощинский» (Тюменская область). По словам Емельянова, их можно назвать лидерами отрасли, хотя вместе они производят немногим более 1,4 тыс. т крольчатины в год.

История крупнейшего в России предприятия «Племенной завод кролика» (ПЗК) началась еще в середине 2000-х. Тогда правительство Татарстана выделило 37 млн руб. субсидий на строительство кроличьей фермы. Однако спустя несколько лет ее так и не возвели. Дело закончилось судом над прежним владельцем проекта Анатолием Краминым, которого признали виновным в хищении почти 15 млн руб. и осудили на три года условно. Новому директору Марату Чибишеву, принявшему проект пять лет назад, удалось запустить производство. «Интерес к сельскому хозяйству у меня был всегда, по образованию я ветеринар, но долго работал в строительной отрасли, продолжая искать возможность заработать и в агробизнесе. В итоге остановил свой выбор на кролиководстве, — рассказывает руководитель. — В ПЗК уже вложил 30 млн руб. собственных средств, которые получил от продажи доли в строительном бизнесе».

Комплекс стал первым в России производством, где применили европейские технологии интенсивного кролиководства. В ангаре содержится около 6 тыс. животных, а обслуживает его всего один человек. «Когда началась реализация проекта, выяснилось, что нет ни одной методологии производства крольчатины, которая бы соответствовала современным требованиям, — вспоминает директор Инвестиционно-венчурного фонда Татарстана Айнур Айдельдинов. — Мы изучили, что есть в мире, привезли сюда, перевели, были созданы новые ГОСТы, которые мы продвигали».

Маточное поголовье также закупают в Европе, у французских селекционеров. «Европейская технология основана на максимальном использовании биологических ресурсов животного. Благодаря искусственному осеменению она позволяет получить до семи-восьми окролов в год с каждой кроликоматки», — комментирует директор по продажам компании «Еураббитек» (реализует комплексные решения в промышленном кролиководстве) Диана Каримова. Весь технологический цикл рассчитан по дням. Через 30 дней после искусственного оплодотворения самки дают потомство — от семи до 12 крольчат. На откорм кролика до товарного веса тушки 1,2−1,3 кг (2,5 кг в живом весе) уходит 77 дней — это второй показатель в мясной отрасли после птицеводства, где бройлер идет на убой через 45 дней.

ПЗК состоит из 14 ферм, где содержатся 150 тыс. кроликов, из них 10 тыс. — маточное стадо. Проектные мощности позволяют увеличить его до 25 тыс. с производством до 1,5 тыс. т мяса в год. «Инвестиции в проект уже составили около 700 млн руб., окупить их рассчитываем за пять лет, — делится Чибишев. — Сейчас платим проценты по кредитам и планируем расширяться». В 2013 году рентабельность предприятия достигла 19%.

Вся продукция реализуется без остатков. ПЗК продает крольчатину — в основном охлажденное мясо — под маркой «Российский кроликъ» в торговых сетях «Бахетле», «Ашан», «Эдельвейс», «Метро», «Пятерочка» по всему Приволжью. В апреле этого года на территории производственного парка в Казани компания запустила цех по выпуску полуфабрикатов — пельменей, котлет и пр. «Это интересная площадка, там можно расположить как переработку, так и точки продаж», — говорит Чибишев. Также предприятие одним из первых в республике получило сертификат HASSP (система идентификации, оценки и управления риск-факторами, влияющими на безопасность продуктов питания), что позволяет ему поставлять свою продукцию в Европу.

Затраты и окупаемость

В последнее время наблюдается заметный рост интереса к отрасли со стороны инвесторов. «В этом году число заявок на разработку проекта кроликофермы и желающих вложить свободные средства в производство увеличилось, — рассказывает Каримова. — В основном заняться кролиководством хотят крупные бизнесмены, торговые компании». В среднем «Еураббитек» получает около 2,5 тыс. заявок в год, но далеко не все доходят до стадии строительства. Кроме «Племенного завода кролика» компания участвовала в реализации проектов в Карачаево-Черкесии и в Смоленской области на 4 тыс. и 3 тыс. кроликоматок.

Интерес к этому бизнесу увеличивается, подтверждает Емельянов. «К нам часто обращаются с просьбами рассчитать бизнес-план кроликофермы, только вот потом нередко пропадают», — сетует он. По его словам, тех, кого привлекает отрасль, можно разделить на две основные группы: инвесторы, которые не занимались сельским хозяйством и ищут способ выгодно вложить деньги, и фермерские кролиководческие хозяйства, которые хотят расширяться.

Для вхождения в бизнес можно привезти весь комплект оборудования из-за границы, чаще всего из Италии и Франции, продолжает Емельянов. Но в последние несколько лет появились и отечественные компании, которые продают оборудование для кроликоферм полного цикла, то есть с убойным цехом, комбикормовым заводом и т. д. Например, Киселев утверждает, что все оборудование, которое предлагает к реализации его вторая компания «Окрол» (входит в «Русский кролик»), собственного производства. Однако, по мнению Емельянова, все это лишь доработанные под российские климатические условия европейские технологии. Все звенья производственной цепочки от возведения ферм до рецептуры кормов либо импортируются, либо были завезены из-за рубежа и адаптированы под наши реалии.

По оценке Киселева, для промышленного производства нужно минимум 1 тыс. животных маточного стада. Производительность такой фермы около 85 т мяса в год. Строительство обойдется в 50 млн руб. Более крупный комплекс на 9,6 тыс. кроликоматок с выходом мяса 900 т/год стоит уже 450 млн руб., приводит цифры руководитель. При средней отпускной цене охлажденной тушки 350 руб./кг ферма на 1 тыс. маток дает почти 30 млн руб. выручки в год. Как правило, инвестиции можно окупить уже за четыре года.

Себестоимость производства зависит от ставки по кредитам, цены на энергоносители и комбикорм. При этом последний — самая большая статья расходов. По данным компании «Еураббитек», с кредитной ставкой 25% доля кормов в себестоимости составит 58% (см. диаграмму на стр. 48). Еще один важный пункт затрат — маточное стадо. Учитывая интенсивность производства, биологический ресурс животных вырабатывается очень быстро. Чтобы поддерживать производительность фермы на высоком уровне, раз в год маточное поголовье нужно обновлять на 120% с учетом возможного падежа или выбраковки. По словам Каримовой, импортная гибридная кроликоматка стоит около 2,5 тыс. руб., самец — 10 тыс. руб.

Проектов все больше

В секторе есть и зарубежные инвестиции. В этом году в Воронежской области начнется реализация крупного российско-китайского проекта на 5 тыс. т мяса кролика в год. В совместном предприятии 51% принадлежит российской стороне, инвестором выступает Алексей Емельянов из НСК, 49% владеет пекинская кролиководческая компания «Чжунхэн Чжунсинь». Комплекс будет включать селекционный центр, фермы по производству мяса, комбикормовый завод с элеватором и убойный цех с переработкой и хранением. Инвестиции составят около €100 млн. «Китайские партнеры собираются предоставить нам не только современные технологии выращивания, но и прародительское племенное стадо», — отмечает президент НСК. Возведением займется «Русский кролик». Строительство начнется уже летом, завершить его инвесторы рассчитывают за три года. С китайской стороны финансировать проект будет Экспортно-импортный банк, знает Емельянов. Сам он планирует привлечь средства Россельхозбанка, однако возможность предоставления кредитной линии там еще рассматривается.

Кроме воронежского проекта, «Русский кролик» реализует ряд других. Например, в Костромской области уже строится крупный агротехнопарк по производству 4,8 тыс. т крольчатины в год, рассказывает Киселев. Плановые сроки выхода на полную мощность — конец 2016 года. Под этот проект компания привлекла 1,2 млрд руб. частных инвестиций.

Во Владимирской области запускается первая линия комплекса «Ковровский кролик» на 8 тыс. самок. Строительство началось год назад, в конце февраля там уже завершился монтаж оборудования. После проведения санитарной обработки клеток и дезинфекции фермы планируется завоз животных, рассказывал Киселев в мае. В том же регионе реализуется проект поменьше — на 3,5 тыс. кроликоматок.
В Ярославской области началось строительство комплекса на 9,6 тыс. маточного стада, завод такой же мощности проектируется в Новгородской области. В этом году запущена первая очередь кроликофермы на 8 тыс. маток в Тверской области. Там же с 2013 года работает ферма «Бежин луг», которую также спроектировала компания «Русский кролик». Небольшая ферма на 1 тыс. самок возводится в Ульяновской области. Однако пока речь идет о запуске первых линий этих проектов, то есть объем производства каждого предприятия не превысит 90 т.

Драйверы отрасли

Основными драйверами роста кролиководства сегодня являются мелкие фермерские хозяйства, многие из которых хотят расширяться, знает Емельянов. Подмосковный фермер Олег Хоревин занимается кроликами с детства, когда на пару с другом купили по животному «ради интереса». Выйдя на пенсию, решил заняться кролиководством всерьез. Для этого окончил курсы при НИИ пушного звероводства и кролиководства им. В. А. Афанасьева. «К созданию собственного кролиководческого хозяйства меня подтолкнули внуки: все время болеют, иммунитет слабый, а мясо кролика богато витаминами, от него одна польза, — рассказывает Хоревин. — Я мечтаю снабжать школы, детские дома и сады хорошим диетическим мясом. Уже есть договоренность с директором Комбината школьного питания, но еще нужно выиграть тендер на поставку крольчатины, собрать пакет документов, утвердить меню».

Идею создания кроликофермы Хоревин вынашивал несколько лет. В прошлом году получил от правительства Московской области 2,5 га земли в аренду на 49 лет. Однако планы пришлось скорректировать. Пока ждал выделения земли, основной инвестор отказался от участия в проекте, поэтому пришлось уменьшить объемы. «Теперь буду строить кроликоферму на 192 самки, это примерно 10 т мяса в год, — рассказывает фермер. — Купил более дешевые китайские клетки, потратив 360 тыс. руб., а они уже ржавеют. Надеюсь, три года прослужат. Плюс каркас фермы — еще 340 тыс. руб. Система поения будет автоматическая, а вот навозоудаления — механическая, автоматическая стоит 2,5 млн руб.».

На оборудование Хоревин уже потратил 980 тыс. руб., а еще нужны деньги на строительство. «Много затрат требуется на первом этапе, — отмечает фермер. — Но рассчитываю, что оборудование отобьется за восемь месяцев, а года через два выйду в ноль». Он присматривался и к предложениям строительства комплекса «под ключ» от компании «Русский кролик» и краснодарской фирмы «Панкроль». «Панкроль», например, предлагает возвести ферму на 1224 кроликоматки с бойней и навозохранилищем за 26 млн руб. Но для Хоревина это будет уже второй этап. «Пока начну с небольшого производства. В будущем хочу сделать демонстрационное хозяйство, — делится он планами. — Такие предприятия распространены во Франции как часть профессиональной подготовки кролиководов. Сейчас многие хотят заниматься кроликами, но кроме желания, требуется и навык». Во Франции фермер должен пройти не менее 700 часов обучающего курса, из них 40% — стажировка в так называемых демонстрационных хозяйствах.

Не хватает господдержки

В России нет государственной программы поддержки кролиководства. Ее проект, разработанный еще два года назад и рассчитанный до 2020 года, содержит несколько ключевых показателей: увеличение производства крольчатины до 50 тыс. т/год, инвестиции в размере 30 млрд руб., создание на селе 9,5 тыс. рабочих мест. Сейчас Национальный союз кролиководов корректирует документ. «Инвестиции уменьшим до 20 млрд руб., показатель производства мяса — до 30 тыс. т. Надеемся доработать программу так, чтоб ее можно было принять, — комментирует Емельянов. — Мы подготовили письмо новому министру сельского хозяйства, надеемся на встречу».

Ряд областей разработали региональные программы поддержки кролиководства, знает Емельянов. В основном это те регионы, где оно уже развивается: Костромская, Воронежская, Липецкая области, Бурятия и Ставропольский край. В Краснодарском крае целевая программа развития кролиководства действовала до 2012 года. По словам Емельянова, губернаторы осторожно относятся к принятию таких программ, чтобы не получилось, как в Липецкой области, где инвесторов под предусмотренные в программе проекты так и не нашлось. «Начинающим кролиководам государство может помочь далеко не везде, — подтверждает Хоревин. — В частности, в Подмосковье программа их поддержки пока не разработана». А, например, в Воронежской области компенсируют 30% от стоимости комбикорма и все затраты на вакцинацию, знает он.

Говоря о развитии кролиководства, не стоит забывать про мелкие фермерские и частные хозяйства, считает Емельянов. Локомотивом отрасли будут крупные компании, а более мелкие станут расти в кооперации с ними, предполагает он. Такую схему планируют реализовать в Татарстане: производство крольчатины в регионе рассчитывают расширять за счет создания небольших хозяйств, которые будут выращивать животных и возвращать на «Племенной завод кролика» для реализации под его маркой, поясняет замглавы Минсельхозпрода республики Назип Хазипов. Кроме продажи продукции холдинг поможет фермерам в организации искусственного осеменения, убоя, поставок ветеринарных препаратов и комбикорма.

Кроме финансовой поддержки государство может помочь отрасли, повышая популярность мяса кролика, ведь один из факторов, сдерживающих инвестиции, — невысокий потребительский спрос. Сейчас крольчатина входит в узкий ценовой премиум-сегмент. По данным ИКАР, отпускные цены на охлажденное мясо кролика колеблются от 350 руб./кг до 399 руб./кг. В торговых сетях цена за тушку составляет от 400 руб./кг, отмечает Даниил Хотько.
Увеличив предложение, можно снизить цены, и здесь способна помочь хорошая маркетинговая кампания. В Татарстане несколько лет назад была подобная ситуация с мясом индейки: производители не могли реализовать продукцию, потому что люди ее не покупали — другой менталитет, другая кухня, рассказывает Хазипов. Но теперь индейка продается «на ура». «Сейчас в этом же направлении идем и по кролику», — добавляет он.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще