Инвестиции на вырост: агрохолдинги ищут ниши для диверсификации бизнеса -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Инвестиции на вырост: агрохолдинги ищут ниши для диверсификации бизнеса
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
май 2016
Крупным игрокам уже сформированных или близких к этому рынков сложно продолжать расти быстрыми темпами, при этом усиление конкуренции приводит к снижению доходности. На этом фоне планы миллиардных инвестиций в новые сегменты — логичное продолжение развития компаний
Фото: Pixabay

Инвестиции агрохолдингов в создание вертикально интегрированных производств давно привычны. Однако в последнее время наметился очередной тренд и горизонтальной диверсификации бизнеса за счет выхода в новые сектора. Причем если раньше птице- или свиноводы расширялись, добавляя новые виды мяса, то теперь все больше обращают внимание на более свободные рынки. Конкретных планов, которые с большой долей вероятности могут быть реализованы, пока немного, уже начатых проектов — еще меньше. Тем не менее эксперты считают, что это тренд и в перспективе нынешние лидеры рынков вполне могут стать и крупнейшими производителями овощей, фруктов или рыбы.


С риса на картофель

В сентябре прошлого года «АФГ Националь», крупнейший в стране производитель риса и один из ведущих игроков на рынке фасованных круп, объявил о запуске проекта по выращиванию столового и семенного картофеля. Он уже реализуется на 2,2 тыс. га в Нижегородской, Новгородской и Ростовской областях. Компания хочет создать пять производственных кластеров и в качестве перспективных регионов рассматривает Подмосковье и Центральное Черноземье. Кроме картофеля, группа займется овощами открытого грунта. В этом году она хочет собрать 100 тыс. т продукции, в планах — 500 тыс. т к 2018-му. В марте компания начала строить хранилища совокупной мощностью 54,8 тыс. т за 1 млрд руб.

Первая продукция — урожай картофеля прошлого года (20 тыс. т) — уже поставляется в розничные сети. «Мы ставим себе задачу занять 30% рынка картофеля и овощей, — уточняет гендиректор холдинга Юрий Белов. — При этом готовы как приобретать действующие предприятия и модернизировать их, так и создавать высокотехнологичные производства и сопутствующую инфраструктуру с нуля». В прошлом году «АФГ Националь» вложила в новый бизнес около 1 млрд руб., в этом инвестиции увеличатся до 5,5 млрд руб. Общая стоимость проекта оценивается в 20 млрд руб.

Поскольку рынок круп и риса уже сформирован и у холдинга здесь сильные лидерские позиции, продолжать расти быстрыми темпами уже сложно. «Зачем приобретать активы втридорога, если можно освоить другие сегменты?» — объясняет Белов мотив диверсификации. Сейчас рынок овощей и картофеля не консолидирован: большую часть последнего производят личные подсобные и фермерские хозяйства (около 86% по итогам 2015 года), которые не способны обеспечить потребности торговых сетей в качественном мытом картофеле. Также у них нет инфраструктуры, позволяющей хранить урожай, поэтому уже начиная с апреля резко возрастают объемы зарубежной продукции. «По нашим приблизительным оценкам, потребление мытого картофеля в России составляет 1,5−2 млн т в год, из них около 500 тыс. т — импорт, — отмечет топ-менеджер. — Мы можем предложить рынку качественный продукт, который имеет стабильный спрос. Производство полного цикла — семеноводство, выращивание, мойка, фасовка и хранение — позволяет обеспечить поставки в торговые сети в течение всего года».

Лишь около 30% выращенного в стране картофеля продается через розницу, при этом качественный продукт, который может соревноваться с импортом и замещать его, — это лишь половина от этой трети, говорит исполнительный директор Национального союза производителей овощей Михаил Глушков. По его словам, особенно остро зависимость от ввоза овощей открытого грунта ощущается в весенние месяцы до нового урожая, поскольку в отрасли большой дефицит мощностей долговременного хранения и с января торговые сети вынуждены переключаться на зарубежную продукцию. Поэтому инвестиции в этот сектор могут быть вполне успешными. «Речь идет именно о крупных вложениях в современные технологии, начиная от семеноводства, выращивания, хранения и заканчивая фасовкой. Это позволяет контролировать качество и объем производства», — уточняет он. Реализация подобных инвестпроектов приведет к тому, что технологически необеспеченные и небольшие компании будут переключаться на выращивание овощей для промышленной переработки или на другие агрокультуры.

Инвестиционные планы «АФГ Националь» сейчас самые значительные в секторе овощей открытого грунта. Поскольку у компании есть успешный опыт работы на мелиорируемых землях, при грамотной стратегии развития она имеет все шансы занять до 30% розничного рынка овощей, думает Глушков. «Овощи открытого грунта — понятная для нас ниша, а вот закрытый грунт — это совсем другие технологии, — отмечает Белов. — Но в перспективе, после укрепления позиций на рынке овощей, мы допускаем для себя вхождение и в тепличный бизнес».

Овощи к мясу

Совет директоров «Русагро», занимающей второе место в стране по производству свинины (почти 188 тыс. т в 2015 году), в конце марта принял решение начать разработку проекта по выращиванию тепличных овощей. О возможности инвестиций в это направление компания сообщала еще в прошлом году. Комплекс планируется построить в Тамбовской области примерно на 100 га, работа может начаться уже этим летом. Выбор региона обусловлен его удобным расположением, к тому же администрация предложила хорошие условия работы, уточняет гендиректор компании Максим Басов. «Мы планируем предложить совету директоров построить теплицы и в других регионах», — добавляет он.

Холдинг хочет выращивать огурцы, томаты, салаты и зелень, используя систему ассимиляционного освещения; производственные процессы будут автоматизированы. Выбор именно тепличного овощеводства для диверсификации бизнеса топ-менеджер объясняет тем, что совет директоров холдинга посчитал этот сегмент самым привлекательным по размеру и окупаемости. Плановая стоимость проекта к третьей декаде апреля еще не была озвучена. «Инвестиции в новый бизнес не подразумевают уменьшения вложений в существующие», — подчеркивает Басов. Глушков оценивает необходимые затраты компании для реализации планов в 36 млрд руб. «Проект обещает стать крупнейшим в России и закроет 20% потребности страны в тепличных комплексах», — говорит он.

Еще два лидера мясного рынка — «Мираторг» и «Черкизово» — тоже думают о запуске овощеводческих проектов. «В качестве возможных новых бизнесов мы рассматриваем овощи, но это очень далекое будущее», — говорил в марте «Ведомостям» гендиректор «Черкизово» Сергей Михайлов. «Мираторг» может заняться овощеводством открытого грунта в Краснодарском крае, но рассматривает и другие регионы. Объемы производства и возможные инвестиции пока не определены, поскольку окончательное решение не принято. «Мы выпускаем овощи и смеси под брендом «Vитамин», и собственное производство — вопрос импортозамещения, тут достаточно простая стратегия», — поясняет вице-президент «Мираторга» Александр Никитин. Компания может выращивать зеленый горошек, сладкую кукурузу, цветную капусту, фасоль, брокколи и т. д. для дальнейшей заморозки.

В секторах птице- и свиноводства, которые динамично развивались в последние пять-семь лет, уже усилилась конкуренция, что приводит к снижению маржинальности. А диверсификация дает возможности для агрессивного роста бизнеса, уверена замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Кроме того, на крупных производителей мяса давит падающий платежеспособный спрос населения, что тоже грозит снижением рентабельности. Поэтому закономерно, что крупные игроки задумываются об инвестициях в новые сегменты бизнеса. При этом в процессе выбора проектов они используют свой успешный прошлый опыт, считает гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев. «Одним из ключевых факторов успеха развития производства свинины и птицы была господдержка. А сейчас государство активно субсидирует производство овощей и развитие тепличных хозяйств», — комментирует он.

Глушков тоже считает интерес агрохолдингов к овощеводству логичным продолжением их развития. Рынок овощей до недавнего времени серьезно зависел от импорта, объем которого сократился из-за введения продовольственного эмбарго и девальвации рубля. Так, в зимний период 2016-го ввоз основных видов овощей уменьшился в среднем на 25% относительно прошлого года, а если сравнивать с 2014-м, то эта цифра близка к 50%, подсчитывает эксперт. Господдержка этого направления может позволить в короткие сроки нарастить собственное производство. К 2020 году площадь тепличных комплексов в стране, по планам, должна достичь почти 3,6 тыс. га против 2,37 тыс. га в 2015-м. Это потребует 200−300 млрд руб. инвестиций, при этом компании не готовы вкладывать такие средства без субсидирования, добавляет Морев.

В нынешних условиях перспективы рынка овощей выглядят очень привлекательными для новых инвесторов: рост курсов валют сделал импорт дорогим, привел к повышению цен на несезонные овощи, что закономерно подстегнуло увеличение производства. Однако строительство теплиц — недешевое удовольствие: оборудование и расходные материалы (например, семена) по-прежнему иностранные, поэтому сумма капитальных затрат среднего проекта — от 10 га — довольно высока для мелкого инвестора (€20−30 млн), комментирует Снитко. «Следовательно, крупные игроки, у которых есть собственные средства и опыт получения субсидий, имеют возможности «обыграть рынок»», — полагает эксперт.

Кроме диверсификации источников дохода и привлекательности сектора на волне замещения импорта, развитие агрохолдингами проектов в овощеводстве, очевидно, несет в себе достаточно высокий синергетический эффект, так как они, как правило, владеют значительным земельным банком, добавляет аналитик «Финама» Тимур Нигматуллин.

Яблочный интерес

Холдинг «Агро-Белогорье», четвертый в стране производитель свинины по итогам 2015 года (почти 163 тыс. т), ранее тоже планировал заняться тепличным бизнесом. Еще в 2011 году компания сообщала о таких планах, а в 2012-м «Коммерсантъ» уточнял параметры проекта. На 20 га компания хотела выращивать преимущественно томаты, но также и другие овощи и зелень, объем инвестиций оценивался в 2,5 млрд руб. Самая поздняя дата начала строительства намечалась на весну 2013-го. Решение «Агро-Белогорья» создать комплекс было связано с программой правительства Белгородской области по развитию овощеводства. Власти региона рассчитывали занять теплицами около 500 га, обеспечив 20−25% потребности страны в овощах, а губернатор области Евгений Савченко тогда не раз говорил, что крупным животноводам нужно активнее инвестировать в новые направления бизнеса. Однако теплицы холдинг так и не построил.

Зато в прошлом году «Агро-Белогорье» заложила 20 га яблоневого сада. В 2020—2021 проект «Сады Белогорья» выйдет на полную мощность — 50 т/га, или 1 тыс. т в год, уже в 2016-м планируется собрать первый урожай — около 60 т. Общие инвестиции в проект до 2017 года планировались на уровне 87 млн руб. Срок окупаемости — до десяти лет. Глава региона летом 2014-го ставил цель в ближайшие десять лет организовать в области производство 1 млн т яблок.

«АФГ Националь», кроме овощеводческого проекта, начал инвестировать еще и в садоводство. «Заняться производством яблок мы решили, опять же, следуя принципу замещения импорта. Польша ввозила в Россию около 1 млн т яблок, как только поставки прекратились из-за продэмбарго, качество продукции заметно ухудшилось: сейчас в магазинах продают даже технические яблоки, предназначенные для переработки», — рассказывает Белов.

Основное рисовое производство холдинга находится в Краснодарском крае, климат в котором подходит и для выращивания яблок. Кроме того, рядом работают успешные предприятия, например «Сад-Гигант»: есть хорошая инфраструктура и люди, которые занимаются яблоками на протяжении многих лет. Сейчас «АФГ Националь» посадила в регионе 300 га садов и планирует ежегодно увеличивать их площадь на 300−500 га, чтобы достичь 2−2,5 тыс. га и объема производства в 100−200 тыс. т. Проект предусматривает возведение садов интенсивного типа с использованием шпалерной технологии, оросительной и противоградной систем. Также планируется построить сортировочно-фасовочный центр, фруктохранилище и создать яблоневый питомник. Проектирование хранилища уже начато, выбран подрядчик на поставку оборудования. Ввод в эксплуатацию первой очереди мощностью 5 тыс. т намечен на 2017 год. Общий объем инвестиций в проект за два года составит 1,3 млрд руб.

Старые сады, заложенные еще в СССР, не соответствуют современным агротехнологиям, поэтому в этом секторе эффективнее инвестировать в закладку новых, а не покупать существующие и перепрофилировать их, комментирует Морев. А вот войти в овощной бизнес или расти в нем вполне можно за счет M&A. Глушков не исключает, что часть планов инвесторов будет реализовываться именно за счет сделок по приобретению существующих компаний, которые работают по современным технологиям. «Эффективные хозяйства есть, но тех, кто готов поменять собственников за адекватную сумму, я не вижу, — уточняет Морев. — Наиболее интересный из существующих тепличных проектов, комбинат «Южный», не так давно уже купила АФК «Система»». Лучше все же создавать проект с нуля, тем более что это позволит рассчитывать на господдержку, настаивает эксперт.

Уже действующие и реконструированные комплексы станут объектами слияний и поглощений, а испытывающие трудности — в первую очередь, но и новые стройки будут привлекательными, поскольку часто компаниям важно выстроить бизнес-процесс под себя, чтобы оптимизировать себестоимость, рассуждает Дарья Снитко. Так или иначе, инвестиции в производство овощей и фруктов — это тренд, и крупные игроки других рынков будут вкладывать в эти сектора, уверена она.

Диверсификация внутри рынка

Кроме инвестиций в новые сегменты, в последнее время производители мяса видят все больше возможностей и для дифференциации профильного бизнеса за счет расширения каналов сбыта, производства продукции для конкретных сегментов потребителей или рынков. Например, «Русагро» недавно вышла в розницу с брендированной свининой. Здесь пока не такая конкуренция, как по бройлеру, поэтому уже в первый год работы компания рассчитывает занять долю в 6% рынка, оценивал ранее Басов. Игроки, давно поставляющие разделанное мясо под своими брендами, начинают разрабатывать торговые марки для выхода на экспорт. Фактически это отдельная ниша бизнеса, для развития которой требуется сертификация предприятия, изучение специфики продаж за рубеж, потенциальных рынков сбыта и т. д. Успехи наших компаний на внешних рынках пока скорее точечные, хотя производители и предпринимают шаги для укрепления своих позиций. Но быстрых результатов ждать не стоит, думает Морев.

Тем не менее, например, «Мираторг» сосредоточил усилия именно в этом направлении. «Нам интересно заниматься мясом: мы растем количественно и качественно, увеличиваем глубину переработки, выходим на новые рынки и в первую очередь будем развиваться в этом сегменте», — подчеркивает Никитин. Если раньше холдинг расширял бизнес за счет производства разных видов мяса, то теперь идет диверсификация внутри секторов, например появляются чисто экспортные категории продукции. В частности, это касается говядины: компания рассчитывает производить гораздо больше дорогих отрубов, чем востребовано внутри страны, при этом реализовывать премиальный продукт по низкой цене невыгодно.

Кроме того, что активно наращивать экспорт российским компаниям мешают ветеринарные ограничения, тарифные и квотные барьеры, сказывается и отсутствие у них репутации за рубежом. «Есть продукция ближе к commodities, например свиное ухо — оно и в Африке свиное ухо, но для более дорогих товаров важна торговая марка, — отмечает топ-менеджер. — В этом плане может помочь объединение с международными брендами». Недавно «Мираторг» получил право использовать бренд Certified Angus Beef (CAB), подтверждающий, что продукция соответствует десяти строгим стандартам качества, которые установлены для производителей премиальной говядины в США.

На заводе в Брянской области установлена специальная камера-сканер, фотографии и видео с производства в режиме реального времени передаются в офис бренда в городе Вустер, штат Огайо, где сотрудники проводят мониторинг и аудит продукции, определяя грейд отруба. По словам Никитина, холдингу потребовалось полтора-два года, чтобы пройти сертификацию и получить разрешение маркировать говядину знаком CAB. «Это известный во всем мире бренд, он помогает в экспорте, а в России его в основном знают рестораны», — комментирует он. При этом Никитин добавляет, что «Мираторг» все-таки будет дозированно использовать эту международную марку, поскольку параллельно развивает собственную. «Мы работаем с потенциальными импортерами, многие приезжают на наши заводы, поэтому мы уже экспортируем продукцию, в частности, выпускаемую на заводе в Калининградской области, под своим брендом», — рассказывает Никитин.

Сейчас «Мираторг» ежемесячно поставляет за рубеж примерно 2 тыс. т говядины, свинины, бройлера, субпродуктов и готовой продукции. В первом квартале холдинг поставил мясо птицы в Сербию и ЕС, бургеры с завода в Калининграде — в Монголию. В перспективе экспорт может занять до 25% в совокупных продажах компании. Приоритетным «Мираторг» называет рынок Китая, аттестацию на который надеется получить в этом году, а также других азиатских стран — Вьетнама, Южной Кореи, Японии. Кроме того, холдинг расширяет поставки в страны Персидского Залива, предприятия сертифицированы по стандарту «халяль». Поставки говядины в ОАЭ уже идут, также в ближайшее время мясо отправят в Бахрейн.

Назвать плановые или потенциальные объемы вывоза Никитин затрудняется: формально они ничем не ограничены, главный критерий — цена на внешнем рынке должна быть привлекательнее внутренней. В диверсификации бизнеса за счет выхода на экспорт Никитин видит огромные возможности для дальнейшего развития всего сельского хозяйства: поставки продукции за рубеж позволят избежать перепроизводства, поддерживать на приемлемом уровне российские цены, особенно на рынках мяса птицы и свинины, наиболее близких к насыщению. «Возможности отечественного АПК достаточно высокие, при этом наш собственный рынок не такой уж большой в глобальном масштабе, — резюмирует Никитин. — Экспорт позволит задействовать имеющийся потенциал и развиваться дальше».

Однако и проект по выращиванию овощей также потенциально может быть интересен, продолжает топ-менеджер. «Мираторг» рассматривает и другие направления бизнеса, но, скорее, «факультативно»: например, идти в аквакультуру компания не собирается; у сектора садоводства в России большой потенциал, но и здесь инвестиций в обозримом будущем не планируется.

Планы лидерства по мясу кролика

«АФГ Националь» можно назвать лидером по планам диверсификации бизнеса. Кроме овощей и яблок, в ближайшее время холдинг начнет инвестировать в кролиководство. Проект предусматривает строительство двух ферм, каждая на 19,6 тыс. кроликоматок, в Новгородской и Ленинградской областях общей мощностью 2,4 тыс. т мяса в год, а также возведение комбикормового завода. Выход на полную мощность намечен на 2017−2018 годы. «Это будет крупнейшее производство в Европе», — подчеркивает Юрий Белов.

Компания выращивает картофель в разных регионах, к тому же в севообороте присутствуют зерновые агрокультуры, которые с точки зрения логистики проще на месте перерабатывать в корма для кроликов, рассказывает он. «Например, если бы у нас было 100 тыс. га в одном регионе, то мы бы, возможно, построили птицефабрику. А поскольку у компании по нескольку сотен или тысяч гектаров в пяти областях, мы максимально локализуем все производственные процессы: из 2 тыс. т пшеницы, выращенной в Новгороде, проще тут же сделать комбикорм и скормить кроликам, чем возить ее по всей России», — рассуждает топ-менеджер. Кролиководство стало элементом замкнутого производственного цикла, который холдинг стремится реализовать во всех своих бизнес-направлениях, резюмирует он.

С рыбой пока не получается
Диверсификация бизнеса за счет развития аквакультуры пока не идет дальше планов и деклараций. Например, компания «Агро-Белогорье» еще в конце 2012 года сообщила, что к 2019-му рассчитывает стать крупнейшим в России производителем осетра и черной икры, выпуская до 250 т рыбы и 6 т икры в год. Летом 2014-го холдинг подтвердил планы и думал начать строительство крытого комплекса в Белгородской области. Весь проект оценивался в 600−700 млн руб. Однако работу так и не начали. «Про аквакультуру и теплицы мы уже давно не говорим», — ответила «Агроинвестору» пресс-служба группы.

«Русагро» два года назад хотела заняться аквакультурой в Приморье. Однако, изучив этот сегмент, компания решила отказаться от реализации проекта из-за ограниченных возможностей. «Главная проблема с аквакультурой — это очень сложный для управления крупными компаниями проект, требующий гигантского количества людей, работающих на берегу», — пояснял ранее Максим Басов.

Тем не менее Тимур Нигматуллин думает, что в обозримом будущем стоит ожидать старта рыбоводческих проектов, в том числе для диверсификации бизнеса. Это привлекательная ниша для инвестиций даже с учетом негативной экономической конъюнктуры и нестабильности на финансовом рынке. «Коэффициент кормоотдачи при выращивании лососевых рыб в 1,5−2 раза выше, чем в свиноводстве, и немного превышает показатели в птицеводстве — при гораздо более высокой цене продукции, — сравнивает аналитик. — Россия сейчас производит лишь около 155 тыс. т продукции аквакультуры — 3% от общего объема добычи. В КНР на ее долю приходится 70%, в Израиле 88%".
Что еще?
«Русагро», очевидно, может заняться производством крупы: в апреле компания выиграла публичные торги по покупке завода по переработке гречихи, расположенного в Воронежской области. Мощность предприятия — около 45 тыс. т в год. Ранее оно принадлежало «Разгуляю», долю в котором группа получила в прошлом году.

Кроме того, компания Вадима Мошковича не раз пыталась войти в птицеводческий сектор. В 2009—2010 годах она думала построить птицефабрики в Самарской и Тамбовской областях, однако так и не приняла решение инвестировать. В 2015-м «Русагро» едва не купила «Михайловский бройлер» в Приморье, а в декабре прошлого года сообщила о приобретении миноритарных долей в предприятиях группы «Уралбройлер» и намерении стать его основным владельцем в течение двух месяцев. Но буквально две недели спустя компания отказалась от них, поскольку «не смогла согласовать с продавцом окончательные условия сделки».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще