Попробуйте говядину -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Попробуйте говядину
Дария Харитонова
Агроинвестор
март 2011
Советуют эксперты небольшим и средним молочным агрохозяйствам

Производство говядины мясных пород, говорят эксперты, — неплохой инструмент диверсификации бизнеса для компаний с небольшим (150−200) числом дойных коров, надоями меньше 3 т/гол. в год или объемом молочного производства максимум в 2 т/сут. Такие игроки, как правило, не в состоянии модернизировать фермы, чтобы получать более качественное и дорогое молоко. Они первыми страдают от волатильности цен и, в отличие от крупных компаний, не могут нивелировать риски молочного животноводства за счет эффекта масштаба. Самый малозатратный способ масштабирования бизнеса по производству говядины — промышленное скрещивание. Затраты окупаются за пять лет, составляют до 55 руб./кг живого веса, рентабельность может превышать 100%, а говядина в России сейчас стоит дороже, чем в ЕС и Канаде. Единственный большой минус, по мнению экспертов, — длительный инвестиционнй цикл: три года с момента осеменения телки до забоя полученного от нее бычка.

«Приходит время говядины», — уверен Павел Вагнер, гендиректор компании «Сибирские бычки» (Алтайский край, откорм КРС на мясо). Две из трех мясных отраслей — птице- и свиноводство — восстановились после спада 1990-х годов и находятся на подъеме, внутренний спрос на свинину в ближайшие годы будет полностью покрываться отечественным продуктом, а мясо бройлера страна вскоре начнет экспортировать. «Теперь очередь за мясом КРС, — говорит Вагнер. — Тем более что любая говядина, предназначенная для любых целей (переработка, госрезерв и т. д.), в России сейчас подорожала до таких показателей, о которых раньше можно было только мечтать. Уровень внутренних цен говядины на кости (в полутушах) превышает цены ЕС! К примеру, в Европе или Канаде такая говядина стоит около $4−5/кг (120−150 руб.), а у нас оптовая цена мясокомбинатов — 160−170 руб./кг. И это обычная, ординарная говядина». А специализированная говядина мясных пород может продаваться на 30−70% дороже, уточняет калужский фермер Андрей Давыдов, занимающийся скотоводством 15 лет.

Больше 90% стада КРС в нашей стране сейчас относится к молочным и мясо-молочным породам. Но молоко, в отличие от говядины, свободной рыночной нишей не назовешь, приводит еще один аргумент глава агроходинга «Верхневолжский» Владимир Шаханов. Сейчас внутренний рынок на 70% обеспечен российской молочной продукцией, и к 2015−2016 годам страна сможет выйти на 100%, не исключает он. А вот рынок говядины, сравнивает Шаханов, еще лет двадцать, скорее всего, будет дефицитным. Внутренний спрос на говядину сравняется с предложением быстрее, но все равно нескоро — минимум через 8−10 лет, думает Вагнер. В России есть крупные, минимум по нескольку тысяч КРС, проекты откорма. Но пока почти все они на стадии наращивания стад, из-за чего ниша высококачественной говядины, как и раньше, остается почти пустой, объясняет директор консалтинговой компании «Диагенис» Роман Костюк.

Как развиваться «Ниша отечественного мяса пока заполняется производителями свинины и птицы, — напоминает президент Национальной ассоциации скотопромышленников Валерий Мяукин. — При этом около 50% потребляемой говядины мы покупаем за рубежом — в Австралии, Южной Америке и т. д. Заметьте, импортируется говядина специализированных мясных пород. Оставшиеся 50% — отечественное мясо, получаемое от разного скота, — производятся бессистемно и не контролируются с точки зрения породы. Как правило, именно его производство низкорентабельно либо убыточно». А высококачественная говядина, обладающая нужными органолептическими свойствами, которые определяют и потребительские качества, может быть получена только от животных специализированных мясных пород, говорит Костюк.

По подсчетам Мяукина, себестоимость говядины КРС мясной породы (52−54 руб./кг) ниже, чем молочной черно-пестрой или ярославской (от 70 руб./кг) — и это при несравнимых друг с другом показателях качества. «Мясной скот до шести первых месяцев жизни выращивается на подсосе, — рассказывает Мяукин. — Он содержится в условиях, требующих небольших капзатрат: помещения нужны фактически только для обработки животных, а содержатся они круглый год на улице, на пастбищах. Значит снижаются затраты на энергоносители, сокращается обслуживающий персонал». В общей сложности содержание одной головы мясной породы на 2/3 дешевле молочной, утверждает Мяукин, затрудняясь назвать конкретные цифры. При этом «мясной» КРС можно, по подсчетам эксперта, сдавать на мясокомбинаты минимум в два раза дороже, чем молочный или мясо-молочный скот.

Производство говядины, говорят эксперты, — неплохой инструмент диверсификации бизнеса для компаний с небольшим (150−200) числом дойных коров и объемом молочного производства (максимум 2 т/сут.). Такие игроки, как правило, не в состоянии модернизировать фермы, чтобы получать более качественный дорогой продукт и нивелировать сезонность, при которой летом надои вырастают более чем в три раза по сравнению с зимой. Эти же компании первыми страдают от волатильности цен на сырье и, в отличие от крупных, не могут нивелировать риски молочного животноводства за счет эффекта масштаба. Чтобы продать сырье, говорит Мяукин, они вынуждены сильно демпинговать и постоянно стоят перед выбором: вырезать коров или выждать, чтобы еще раз попытаться заработать на молоке. Но такая бизнес-модель — это выживание, а не развитие, указывают эксперты. Вместо того, чтобы забивать скот, можно осеменять молочных животных и получать качественный «мясной» приплод.

Есть примеры

Такую стратегию выбрал Андрей Давыдов, основав под Калугой фермерское хозяйство «ДиК» и начав в 1996 году скупать по области телок и коров разных пород — в основном черно-пестрый и швицкий КРС. Их фермер осеменял спермой быков-герефордов. «Стоимость племенной импортной телки в 10 раз выше местной, — сравнивает Давыдов. — К примеру, черно-пеструю, весом в 80−100 кг, мы в 1995—1996 годах покупали по 2−3 тыс. руб. Сейчас такое животное обойдется в 8−9 тыс. руб. против 120 тыс. руб. за аналогичное импортное». К тому же ввозной скот часто гибнет или его приходится выбраковывать — потери составляют до 50% стада, знает Давыдов. «Учитывая масштабы потерь импортного скота при его высокой цене, это слишком большие и трудноокупаемые деньги, чтобы инвестировать их в развитие мясного скотоводства», — говорит фермер.

По просьбе «Агроинвестора» Давыдов подсчитал затраты на выращивание головы мясного КРС методом промышленного скрещивания. Отечественная телка в 2009 году стоила в среднем 8 тыс. руб. В течение года на ее содержание, кормление, ветобслуживание и осеменение нужно примерно 3 тыс. руб. — при условии, что животное находится на собственном пастбище компании. 9 месяцев стельности и 15 месяцев выращивания бычка прибавляют к затратам еще 6−10 тыс. руб. Таким образом, за три года общие затраты составят 25−30 тыс. руб., после чего тушу полученнного от телки бычка можно продать за 50 тыс. руб. Таким образом, маржа получается до 100%. «А вот при цене телки 100 тыс. руб. и выше инвестиции будут окупаться не три, а 10 лет, — сравнивает Давыдов. — Наши помеси обладают сравнимыми с западными свойствами мяса и, что немаловажно, адаптированы к местным условиям кормления и содержания. Более того, от импортных животных трудно получить больше пяти поколений телят, а наши могут давать минимум десять».

Сейчас в «ДиКе» 300 голов КРС, из которого более 70% — чистые герефорды, выведенные путем промышленного скрещивания. Мясо по 250−280 руб./кг (в среднем 50 тыс. руб./гол.) в туше и четвертях покупает московский супермаркет «Мегацентр Италия». Выход мяса при живом весе 450−500 кг составляет 52−53%, или 220−280 кг, рассказывает Давыдов. Он позиционирует его как «говядину герефордской породы» и в год продает около 40 т живого веса на 2,5 млн руб. Себестоимость мяса, по словам Давыдова, приближается к 30 руб./кг живого веса, или к 90 руб./кг мяса.

Зарабатывать прибыль на молочном КРС с надоями 5−7 л/сут. на фуражную корову невозможно, убедился директор ярославского хозяйства «Агроприбор» Дмитрий Марков. Вместе с тем, отказаться от молочного животноводства нельзя: оно генерирует до 90% выручки компании. По мнению Маркова, есть два варианта — полностью менять технологии и поголовье или использовать непродуктивных коров ярославской породы для развития мясного направления. В Угличском районе, где находится «Агроприбор», диверсифицировать бизнес по такой модели пробуют до 10 хозяйств, знает руководитель райсельхозуправления Надежда Кудряшова.

Одно из них — агрофирма «Поречье». «Сейчас мы сдаем молоко по базовому тарифу 13,5 руб./л первого сорта, — рассказываает гендиректор Алексей Кузнецов. — В итоге получается 15−16 руб./л, но и при такой цене выходим только в ноль. Цены на молоко-сырье нестабильны, причем их почти невозможно достоверно прогнозировать. Решили диверсифицировать бизнес, занявшись промышленным скрещиванием КРС». Как объясняет Кузнецов, новое направление почти не требует дополнительных технологических затрат: скот, помещение и пастбища уже есть, рабочих тоже хватает. Единственная статья расходов — семя мясных быков головейской породы, которым осеменяют коров. Оно стоит 500 руб./доза, причем на 50% дотируется. «Поречье» осеменяет выбракованных коров ярославской породы, надои которых не превышают 2,5 тыс. л/год. В 2011 году планируется осеменить 150 КРС — все молочное поголовье хозяйства. Особенность промышленного скрещивания — многоплодная беременность: по наблюдениям Кузнецова, из восьми новорожденных телят трое родились у одной коровы.

В Пермском крае учредители СПК «Серьгинский» купили несколько местных колхозов-банкротов с не приносящим прибыли молочным животноводством. В одном из них надой был менее 2 тыс. л/год, вспоминает один из учредителей «Серьгинского» Андрей Мехоношин. Выкупив хозяйство, инвесторы пришли к выводу, что получать рентабельное молоко можно, только начав с нуля. Они подсчитали, что одни только капвложения в здание составили бы 40 млн руб., не говоря о покупке племживотных, оборудования, а ферма на 200 коров окупилась бы лишь через 10−12 лет. Расчетные затраты на развитие мясного бизнеса на 70% ниже — 12 млн руб. на те же 200 коров, а окупаемость вложений — пять лет. «Причем в мясном проекте, в сравнении с молочным, почти отсутствуют затраты на электроэнергию: не нужно доильного оборудования, вентиляции и т. д., — перечисляет Мехоношин. — То же с кадрами. Из 30 человек, обслуживавших 200 молочных коров, достаточно шести — скотников, подающих корм, зоотехника и ветеринара. Помещения нужны только для обработки коров, а животные содержатся на улице. Маточный черно-пестрый скот хорошо чувствует себя на открытом воздухе при минус 20 градусах. В более холодную или ветреную погоду он укрывается в простых дощатых помещениях». Семенем племенных быков компания осеменяет животных, которые есть в купленных хозяйствах, плюс приобретенных для этого 120 черно-пестрых телок и более 500 телок-герефордов. На основе одного из хозяйств «Серьгинское» создает племрепродуктор, купила и арендовала больше 11 быков канадской селекции для осеменения маточного поголовья и молодняка. Покупка племенных быков дотируется из бюджета Пермского края, ставка — 75 руб./кг живого веса. Как и Давыдов из «ДиКа», Мехоношин говорит о кратной разницы в цене отечественных и импортных телок: чистопородные племенные герефоды стоят 220−250 руб./кг, а черно-пестрые — 78 руб./кг живого веса. Получается, что телка случного возраста весом 300−350 кг обходится в 15−20 тыс. руб., прикидывает Мехоношин.

Холдинг «Верхневолжское» создает мясное товарное стадо с 2010 года, скрещивая выбракованный КРС ярославской породы с семенем абердин-ангусов канадской селекции. Уже покрыто 300 коров в трех агрофирмах, рассказывает Шаханов. Одновременно создается генетическое стадо, для этого компания приобрела 150 телочек (тоже абердин-ангусы), строит технологические здания и создает кормовые площадки, добавляет он. Бычки летом питаются на пастбище подножным кормом, а зимой — сеном с соломой и вико-овсяной или горохо-овсяной смесями, а также минеральными добавками.

Мясо за доллар

Эксперты тоже рекомендуют компаниям, планирующим постепенное, без больших затрат, развитие откорма КРС на мясо, промышленное поглотительное скрещивание. Для ускорения формирования мясного стада и снижения себестоимости Роман Костюк из «Диагениса» предлагает покрывать выбракованных молочных коров или телок семенем быков мясных пород. Это оптимальное решение в первую очередь для агрофирм, теряющих деньги на содержании низкопродуктивного и ялового КРС, объясняет он: «Покрывая неперспективных с точки зрения молочного бизнеса коров, хозяйство не будет сокращать стадо и получит помесного теленка с выраженными мясными качествами. Они передадутся ему от семени мясного быка: в помесных телятах генетически преобладают мясные свойства».

Когда надой меньше 3 тыс. л/год, корова однозначно затратна, таких обычно выбраковывают, говорит Мяукин из Национальной ассоциации скотопромышленников. Но если у животного при этом хорошие репродуктивные качества, то выгоднее получить от него помесных телят, чем сдать его на мясокомбинат. Свойства мяса этих телят не хуже, чем чистопородных, замечает Давыдов. «Например, так называемая мраморность присуща как чистым герефордам, так и помесям с 50% их крови», — говорит он. Промышленное поглотительное скрещивание с местными породами Давыдов называет общепринятым путем, по которому идут все успешные западные скотоводы. После осеменения герефордом обычной коровы в первом поколении получается равное количество генов обеих пород, во втором кровь герефорда составляет ¾, в третьем — 7/8 и т. д. Теленок четвертого поколения, по действующему законодательству, признается чистопородным герефордом, объясняет он.

Самые большие затраты — корм, но сначала они небольшие: помесные телята съедают тот же объем, что молочные, но массу прибавляют быстрее. Однако через два года, когда поголовье увеличится, затраты на корма вырастут, предупреждает Кузнецов из «Поречья». «Мы надеемся уменьшить их за счет пастбищного содержания», — рассчитывает он. Давыдов тоже говорит, что рентабельное мясное направление в сочетании с молочным возможно только при пастбищном содержании мясных животных. Как показывает опыт ферм Франции и Канады, чтобы иметь высокую рентабельность, себестоимость килограмма мяса в живом весе должна быть максимум $1, знает Давыдов. У «Серьгинского» себестоимость пока составляет 50−60 руб./кг живого веса, признает Мехоношин. Он объясняет это отсутствием достаточного числа животных и рассчитывает через два года, когда стадо увеличится, сократить себестоимость в два раза.

Сбыт и спрос

Для хорошей рентабельности нужна не только оптимальная себестоимость, но и бойня, чтобы выходить на рынок не с тушами и полутушами, а с готовым продуктом, где есть добавленная стоимость, рассуждает Мяукин. Лучше всего продавать мясо под собственным брендом: в этом случае есть шанс войти в торговые сети, а рентабельность увеличивается минимум на 20%. Спрос на высококачественную говядину высокий, особенно он вырос за два последних года, делится наблюдениями владелец онлайнового блог-магазина «Лавка. Деревенская еда» Борис Акимов. При этом предложение заметно отстает: клиенты вынуждены записываться в очередь, чтобы получить нужный кусок «настоящего стейка», рассказывает он.

Рост спроса на охлажденную говядину отмечают и в продовольственном ритейле. Потребитель давно отдает предпочтение парному мясу, «которое, что совершенно очевидно, не может быть импортным», говорит представитель «Седьмого континента». В общем объеме говядины, продаваемой сетью мегамаркетов «Ашан», отечественное мясо занимает менее 50%, остальное — импортное замороженное, говорит руководитель по внешним коммуникациям компании Мария Курносова. Она тоже признает, что спрос на свежую говядину существенно выше предложения. «С радостью» закупали бы российскую специализированную говядину и для супермаркетов «Азбука вкуса», но производители не могут предложить мясо в нужном количестве, разводит руками сотрудник сети. Чтобы покрыть спрос одной только «Азбуки вкуса», нужно поставлять ритейлору 30 быков в неделю, подсчитал Мехоношин, а для этого требуется стадо более чем в 20 тыс. быков. Он не знает компании, способные поставлять такие объемы «мясной» говядины.

Электропастухи
лучше всего использовать для выпаса мясного КРС, советует Давыдов из «ДиКа». К примеру, для ограждения 350 га пастбища, по его подсчетам, на них нужно 250 тыс. руб. Для сравнения, если скот выпасают люди, то затраты на то же число гектаров составляют 60 тыс. руб./мес. При том, что пастбищный сезон длится полгода, за этот период электропастух полностью окупится.
Комментарий
Валерий Мяукин, президент Национальной ассоциации скотопромышленников
Не получается с молоком — займитесь говядиной! Однако необходимо помнить, что молоко дает ежедневный доход, а мясо — периодический. Прежде чем вы получите его, пройдет минимум три года: 9 месяцев стельности [телки] плюс откорм бычка до 300−350 кг (еще 18 мес.). Поэтому агропредприятиям есть смысл продолжать молочный бизнес и параллельно с ним постепенно развивать мясной.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще