Овцеводство может быть технологичным бизнесом -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Овцеводство может быть технологичным бизнесом
Антон Какушкин
Агроинвестор
июль 2015
Даже экстенсивная технология обеспечивает рентабельность до 40% с учетом госдотаций
В отрасли овцеводства практически нет продукции, которая не пользуется спросом
Фото: Легион-Медиа

По данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), в 2014 году в России произвели около 198 тыс. т баранины и козлятины в убойном весе (статистика ведется по двум видам, доля козлятины в этом объеме не превышает 10%). Это чуть больше 2% от общего производства мяса в стране. По словам начальника отдела маркетинга Национального союза овцеводов (НСО) Василия Сердюкова, начиная с середины прошлого века в отрасли наблюдается отрицательная динамика. Если в 1960 году баранина занимала свыше 12% в производстве мяса, то в 2000-х ее доля сократилась до менее чем 3%. В этом объеме учитывается и ягнятина от специализированных мясных пород, и старая баранина, добавляет начальник отдела науки, технологической политики и селекции НСО Александр Суров. «Большая часть мяса неконкурентоспособна на рынке, его не продашь в Европу. Для производства высококачественной баранины нужна программа развития мясного овцеводства», — уверен он.

Шерсть подорожала вдвое

По данным НСО, сейчас в России насчитывается 24,5 млн овец и коз, из них всего 4,6 млн — около 19% — содержится в сельхозпредприятиях, остальное стадо — в личных или фермерских хозяйствах. Основная тенденция овцеводства в мире — разворот отрасли к увеличению доли мясного направления и снижению производства шерсти. По оценке НСО, среди разводимых в стране пород к специализированным мясным относится не больше 24,7 тыс. овец, что составляет менее 0,6% от общего стада в сельхозпредприятиях. Еще примерно столько же — мясо-шерстных, которые нуждаются в улучшении мясных характеристик. Подсчет для личных и фермерских хозяйств не ведется, поскольку, как правило, там не придерживаются чистопородного разведения, обращают внимание эксперты союза. Таким образом, отечественное овцеводство по-прежнему остается ориентированным на производство шерсти, хотя это направление уже давно не прибыльно.

«По нашим наблюдениям, все ведущие хозяйства Ставропольского края по шерсти работают в минусе, — рассказывает Сердюков. — В 1980-е годы тонна мытой шерсти стоила как трактор К-700. А сейчас один трактор стоит как 50 т немытой шерсти». Одна мериносовая овцематка дает 4−5 кг шерсти, в прошлом году ее максимальная цена составляла 130 руб./кг, то есть хозяйство получало примерно 650 руб. выручки с одной овцы, подсчитывает Суров. «А затраты на содержание и выращивание животного варьируются от 0,7 тыс. руб. до 2 тыс. руб.», — обращает внимание он.

В этом году для отдельных предприятий наметилось улучшение ситуации: актуализированная Госпрограмма развития сельского хозяйства предусматривает предоставление субсидий на поддержку производства и реализации тонкорунной и полутонкорунной шерсти. В 2015-м на такие выплаты могут рассчитывать 55 самых передовых овцеводческих хозяйств. Они получат по 75 руб. на 1 кг немытой тонкой и супертонкой шерсти, сданной российским текстильным предприятиям. На эти цели выделено 153,5 млн руб., а к 2020 году поддержка возрастет до 494 млн руб., знает Суров. По его мнению, правительство решило поддержать отечественных производителей благодаря резко выросшему экспорту шерсти. По данным IWTO Market information, в 2012 году при импорте 12,5 тыс. т экспорт шерсти составил 3,4 тыс. т, а в 2013-м ввоз снизился до 9,4 тыс. т, тогда как вывоз увеличился до 6 тыс. т.

Правда, на внутреннем рынке шерсть еще нужно суметь продать. «Мы производим 54−55 тыс. т шерсти в год, из них востребовано 34−35 тыс. т. Куда девать остальную — производители не знают», — говорит Сердюков. Но в основном это шерсть низкого качества грубошерстных пород и не сортированная, уточняет он. Тонкую мериносовых пород закупщики классируют, сертифицируют и вывозят за границу, в основном в Китай, Индию и Чехию. Крупные российские предприятия, работающие с отечественными производителями, — Брянский камвольный комбинат, Троицкая камвольная фабрика (Москва) и Павлово-Посадская фабрика (Московская область), а также Черкесский комбинат «Квест-А».

На ситуацию в отрасли влияют и краткосрочные экономические показатели. «Закупочные цены на шерсть выросли в среднем с 90 руб./кг в прошлом году до 150−190 руб./кг в этом, — отмечает Суров. — Все как будто опомнились — стала нужна отечественная шерсть. Конечно, цена зависит от качества товара, но повлиял и рост курса евро и доллара: импортировать стало невыгодно, поэтому предприятия вспомнили про своего производителя».

Мясной разворот

По словам Сурова, российское мясное овцеводство находится лишь в начале пути. «У нас нет четкой программы развития этого направления, — сетует он. — Из мясных пород, имеющихся в стране, можно выделить западно-сибирскую, ташлинскую, северо-кавказскую, тексель и дорсет. Но в масштабах всего стада их очень мало». Мясные производства запущены в Воронежской и Ярославской областях компаниями «Александровское» и «АгриВолга». В Ставрополье, Калмыкии и Дагестане развивают мясо-шерстное направление. В стране работают четыре селекционно-генетических центра, при этом на мясных породах специализируется только один — ставропольский «Восток», там разводят скороспелую мясо-шерстную северо-кавказскую породу.

Воронежская агрофирма «Александровское» была создана в 2003 году, тогда ее основным бизнесом было семеноводство. С 2006-го компания стала заниматься и племенным овцеводством — разведением мясо-сальной породы эдильбаевская и мясной тексель. Сейчас в хозяйстве свыше 5,6 тыс. животных, рассказывает зоотехник предприятия Наталья Петракова. По ее словам, спрос на племенных овец с каждым годом растет, но покупатели — в основном мелкие фермеры. Многие из них из-за рисков распространения африканской чумы свиней перепрофилируют свои хозяйства с выращивания свиней на овцеводство. «В этом году мы уже продали 350 овец в Калининградскую область, 200 —
в Рязанскую, также были заказы из Тамбовской, Амурской и Свердловской областей, — перечисляет Петракова. — Спрос даже превышает предложение: не хватает молодняка на продажу». В прошлом году приплод в хозяйстве составил более 1,1 тыс. животных.

Ярославский холдинг «АгриВолга» (специализируется на производстве органической мясной и молочной продукции, входит в группу компаний «Агранта») объединяет пять генофондных овцеводческих хозяйств, где разводят романовскую породу. Ее главные особенности — высокая скороспелость, плодовитость и полиэстричность, то есть способность приносить потомство круглый год. А вот мясные характеристики породы не очень сильные, поэтому ее скрещивают, например, с дорсетом, чтобы получать высококачественное мясо.

«АгриВолга» занимается овцеводством с момента своего основания в 2007 году, рассказывает президент холдинга Андрей Молев. При этом хозяйства, которые вошли в состав компании, имеют более чем 30-летний опыт разведения овец. Сейчас стадо мелкого рогатого скота в «АгриВолге» насчитывает около 5,4 тыс. животных, в ближайших планах его увеличение до 7 тыс. С 2010 по 2014 год холдинг построил и реконструировал 11 ферм для содержания овец в соответствии с принципами органического сельского хозяйства, продолжает Молев. Убой и переработка осуществляются на созданном с нуля мясоперерабатывающем заводе мощностью 20 голов крупного или 50 мелкого рогатого скота за смену.

Цена на баранину ярославской компании выше, чем в среднем по рынку благодаря статусу органической продукции, тем не менее в последнее время спрос на нее растет, отмечает топ-менеджер. Баранина «АгриВолги» стоит от 850 руб./кг до 2,4 тыс. руб./кг. «Александровское» продает пяти-шестимесячных ягнят средним весом 35 кг по 320 руб./кг живого веса. В рознице мясо ягненка премиум-класса находится в высоком ценовом сегменте. Отечественные седло, нога ягненка и ребрышки стоят от 82 руб. до 141 руб. за 100 г, охлажденные вырезка, отбивная, корейка производства Новой Зеландии и Австралии — от 312 руб. до 364 руб. за 100 г. В московских магазинах эконом-класса ягнятина, как правило, не представлена.

Инвестиции будут

По мнению независимого эксперта Мясного совета ЕЭП Виктора Яцкина, овцеводство выполняет важнейшую социальную функцию, развитие отрасли необходимо рассматривать как стратегическое направление. «Во многих районах Калмыкии, Тывы, востока Ставрополья, Дагестана, юга Ростовской области овцеводство остается едва ли не единственным занятием для местного населения», — аргументирует он.

В 1980—1990 годах Яцкин работал главным зоотехником племзавода «Черноземельский» в Калмыкии, крупнейшего овцеводческого хозяйства в СССР, поэтому знает отрасль изнутри. «Главная проблема — сезонность бизнеса: овца дает один окот в год, чтобы загрузить переработку, нужны большие затраты», — говорит он. Чтобы решить проблему, Яцкин считает необходимым развивать кооперацию для эффективной работы цехов убоя и переработки, строить закрытые помещения для раннего окота, забивать ягнят в возрасте шести месяцев. Также, по его мнению, стоит выделить производство баранины отдельной строкой в статистической отчетности. «Все крупные инвестиции последних лет были направлены в птице- и свиноводство как наиболее маржинальные отрасли, но никто из крупных агрохолдингов пока не решился сделать вложения в овцеводство», — добавляет он.

Идея строительства овцеводческого комплекса в Алтайском крае пару лет назад возникала у основателя и председателя совета директоров группы «Черкизово» Игоря Бабаева. Как уточнил представитель компании Александр Костиков, это был частный проект бизнесмена, сам агрохолдинг не имел к нему никакого отношения. На данный момент идея так и не реализована.

Бизнесу сложно зайти в овцеводство, считает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. «Это немного «серый» рынок: непонятно, кому принадлежат пастбища, бойни. Инвестировать в таких условиях рискованно», — уверен он.

Тем не менее, в сектор приходят новые инвесторы. Санкт-Петербургская торговая компания «Совмясторг» (занимается поставками мяса и рыбы на предприятия Северо-Западного региона) планировала начать строительство овцеводческого комплекса еще в прошлом году, но из-за сложной экономической ситуации, падения курса рубля и резкого удорожания заемных средств реализация проекта пока не началась, рассказывает финансовый директор Владимир Мишин. «От своих планов мы не отказываемся, уже вернулись к этому вопросу: хотим создать овцеводческое предприятие в южных регионах, рассматриваем Астраханскую, Волгоградскую области, Ставропольский край, — делится он. — Планируем развивать мясо-шерстное направление, отобрали северо-кавказскую и южно-африканскую породы. Но теперь, скорее всего, будем рассчитывать в основном на собственные средства».

По словам Мишина, инвестиции в строительство всего комплекса, включая убойный цех и производство кормов, с выходом в перспективе на более чем 1 млн овец, могут составить до 6 млрд руб. При среднем весе ягненка 20 кг можно получить 10−15 тыс. т в год мяса в убойном весе. «Мы планировали выйти на средние показатели продуктивности 1,5 ягненка на одну овцу в год. Этого можно добиться за счет грамотной работы с породой, селекции и других мероприятий, — перечисляет Мишин. — Все это возможно, да и просто необходимо, чтобы загрузить убойный цех и переработку».

Главная особенность будущего комплекса — беспастбищное содержание. В СССР подобный проект разрабатывался для регионов Сибири. Такая схема содержания решает несколько проблем: делает овцеводство более интенсивным, позволяет уйти от сезонности производства и необходимости покупки или аренды больших территорий под пастбища. Правда, согласно расчетам, без собственного производства зерна реализовать такой проект не получится.

Суров подтверждает, что содержать овец в стойле вполне реально. Однако в одном базу (выгульный двор) должно размещаться не более 200 животных — одной овце необходимо 1,5−2 м². «Можно сделать и закрытую ферму с автоматическим навозоудалением, поддержкой микроклимата, вентиляцией. Но все должно быть в комплексе: искусственное осеменение, доращивание, откорм, убойный и кормовой цеха и т. д. — только так производство будет работать, как единое целое», — подчеркивает эксперт. По его словам, при грамотной организации производства и контроле процесса можно добиться приплода до двух ягнят в год и уже в двух-трехмесячном возрасте ставить животных на откорм. При этом существуют мясные породы, которые при интенсивном выращивании уже к четырем месяцам дают 45 кг живого веса. Впрочем, пока ни в одной стране мира нет подобных комплексов с интенсивным производством и автоматизированным обслуживанием животных, добавляет Суров.

Интенсивное овцеводство

В целом индикаторы госпрограммы по увеличению числа овец и коз выполняются, совершенствуются породные и продуктивные качества животных, говорил ранее замдиректора Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза Харон Амерханов. Сейчас овцеводство внесено отдельным подразделом в госпрограмму развития сельского хозяйства до 2020 года, также действует отраслевая целевая программа «Развитие овцеводства и козоводства в России на 2012−2014 годы и на плановый период до 2020 года».

В этом году кроме выделения субсидий производителям шерсти государство поддержит селекционно-генетические центры: четыре овцеводческих компании получат дотации по коэффициенту 2.0. «Введенная поддержка предназначена прежде всего племенным хозяйствам, следовательно, цель каждого овцевода — получить «лицензию», и не важно, что продажа племенных баранов, а это главный критерий оценки таких предприятий, стремится к нулю», — рассуждает Яцкин. По его мнению, нужно выплачивать субсидии на 1 кг реализованной ягнятины в убойном весе и на 1 кг шерсти в чистом волокне, сданной на фабрики первичной обработки, — это наиболее правильные показатели эффективности ведения производства. Отмена поддержки «лицензиатов» не будет искажать рынок и создаст равную для всех конкуренцию, считает эксперт.

«Нужно перестать рассматривать овцеводство как производство либо шерсти, либо мяса, — убежден Сердюков. — С каждой овцы нужно стремиться получать наибольшую прибыль от реализации всей продукции». Хорошей рентабельности можно добиться, если совмещать в одном хозяйстве мясо-шерстное, мясо-молочное или мясо-сально-молочное производство, думает он. Овцеводство может быть доходным, только если максимально использовать животных и зарабатывать на шерсти, мясе, овчинах, субпродуктах и т. д., солидарен с ним Суров. Тогда рентабельность может доходить до 15% без учета госдотаций, а с ними — до 40%, причем даже при существующей экстенсивной технологии, добавляет он.

Интенсивное овцеводство — это прежде всего научно обоснованное использование кормов, применение гормонов и препаратов, стимулирующих плодовитость, продолжает Суров. Можно без особых усилий добиться показателя продуктивности 1,5−2 ягненка в год от одной матки. Кроме того, нужно уходить только от пастбищного содержания. «Энергия, затрачиваемая животным на переходы в поисках корма и на его переваривание, по количеству необходимых питательных веществ практически равна энергии, получаемой с естественных пастбищ, поэтому владелец животных недополучает привесы, особенно у молодняка», — отмечает эксперт.

Суров уверен, что разведение овец вполне может стать таким же технологичным производством, как другие сектора животноводства, например свиноводство. В отрасли овцеводства практически нет продукции, которая не пользуется спросом. «Навоз после переработки можно использовать как удобрение; сычуги ягнят, из которых делают сычужный фермент, пользуются большим спросом в производстве сыров; из овечьих кишок изготавливают необходимую для медицины натуральную нить (кетгут); кости и другие остатки можно переработать в мясо-костную муку и добавлять в корм сельхозживотным; из овчины шьют верхнюю одежду и прочее», — перечисляет эксперт.

Одна овца на гектар
Для развития пастбищного овцеводства необходимо учитывать нормы нагрузки на пастбища — допустимое число овец на 1 га в различных регионах страны. Для большинства климатических зон России он составляет 0,5−1 гол./га и только в горах Дагестана, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, в зоне альпийских и субальпийских лугов достигает 5−10 гол./га. «За пастбищами нужно следить, подсевать и планировать выпас, но этого никто не делает», — отмечает Александр Суров.
Регионы-лидеры
По численности овец в России лидирует Дагестан с более чем 5 млн животных. В Ставропольском крае содержится 2,3 млн, немногим меньше — в Калмыкии. К слову, там же находится самое большое хозяйство страны — «Улан-Хееч» с 50 тыс. овец грозненской породы. В Тыве, Ростовской, Астраханской и Волгоградской областях, а также в Карачаево-Черкесии стадо превышает 1 млн. В последние годы отмечается рост числа овец в Воронежской, Липецкой, Тульской и Московской областях.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще