АЧС подавлена, но не побеждена -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

АЧС подавлена, но не побеждена
Екатерина Балаева
Агроинвестор
август 2015
В России вновь активизируется африканская чума свиней: есть вспышки среди диких кабанов и в личных хозяйствах. Риски заноса вируса на промышленные предприятия тоже остаются высокими
В 2014 году от АЧС пострадали пять крупных свинокомплексов
Фото: Легион-Медиа

После трехмесячной паузы в России снова были зафиксированы вспышки африканской чумы свиней (АЧС). В конце июня вирус обнаружили среди диких кабанов в Курской области, также произошла вспышка в личном подсобном хозяйстве (ЛПХ) и среди кабанов в Саратовской области, сообщал Россельхознадзор. По данным управления ветеринарии Саратовской области, для предотвращения распространения заболевания здесь уничтожили более 900 свиней. Несмотря на эти усилия, в начале июля АЧС обнаружили в соседней Волгоградской области. До этих случаев последний раз вирус в России выявляли в марте также под Волгоградом. Всего с начала 2015 года до 17 июля произошла 31 вспышка заболевания, а с 2007-го было зафиксировано 750 случаев.

Прошлый год стал особенным по воздействию фактора АЧС на развитие свиноводства, отмечает гендиректор Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев. Если раньше болезнь распространялась преимущественно через диких кабанов, поражала ЛПХ и небольшие хозяйства, то в 2014-м от вируса пострадали и крупные комплексы лидеров рынка.

Пять в 2014 году

По данным НСС, в прошлом году на промышленных предприятиях Псковской, Тульской, Воронежской и Орловской областей из-за вируса АЧС было сожжено 250 тыс. свиней. Это уже обеспечило потерю 50 тыс. т мяса, что на 25% уменьшит планируемый годовой прирост в 2015 году. Если в ближайшее время кардинальным образом не переломить ситуацию с распространением вируса в европейской части страны, то есть риск не только не выполнить планы роста производства свинины, но и потерять уже сделанные инвестиции и свиноводство как отрасль, опасается Ковалев. Всего от АЧС в 2014 году пострадали пять компаний: племхоз «Лазаревское», «Великолукский свинокомплекс», агрокомбинат «Николаевский», «Орелсельпром» и «Агроресурс-Воронеж» (две последние входят в «Черкизово»).

АЧС проникает даже на крупные современные комплексы в основном по двум причинам. «Во-первых, это неверная оценка ситуации менеджментом: недооценили риски, не проследили за выполнением всех требований; во-вторых, из-за проблемы человеческого фактора, — поясняет Ковалев. — На предприятиях работают сотни людей, которые, как правило, проживают в сельской местности, где достаточно распространено разведение свиней в ЛПХ. Кроме того, бывает, что и сами сотрудники предприятий занимаются свиноводством, несмотря на запрет работодателей».

В «Черкизово» до сих пор не смогли достоверно выяснить, как вирус попал на «Орелсельпром», делился представитель холдинга Александр Костиков в июне. «Анализ генома АЧС, проведенный во Всероссийском НИИ ветеринарной вирусологии, показал идентичность геномам заболевания в других регионах страны, которые фиксировались в предыдущие годы, — рассказывает он. — То есть можно предположить, что вирус попал на площадку в Орловской области из дикой фауны. А животные с этого предприятия перевозились на доращивание на воронежский свинокомплекс, так АЧС появилась и там».
Чтобы исключить дальнейшее распространение инфекции, на обеих площадках «Черкизово» уничтожили около 50 тыс. свиней — на тот момент около 5% от общего стада компании. Животные были застрахованы, поэтому вряд ли можно говорить о потерях, отмечает Костиков, однако по результатам 2015 года прирост производства будет примерно на 8−10% ниже, чем планировалось, так как забивались в том числе супоросные свиноматки. «Вместо 185 тыс. т произведем около 170 тыс. т», — уточняет Костиков.

После убоя свиней пострадавшие площадки холдинга закрыли на карантинный ремонт с полной заменой оборудования. «Мы рассчитываем восстановить производство уже в третьем-четвертом кварталах этого года, в 2016-м комплексы выйдут на полную мощность — около 10−12 тыс. т в год», — комментирует Костиков.

Убытки агрокомбината «Николаевский» (Воронежская область) в результате вспышки АЧС летом прошлого года составили свыше 309 млн руб. По данным регионального управления ветеринарии, генетический материал вируса был обнаружен в пробах патматериала павших свиней с двух объектов компании. Всего на площадках содержалось более 40 тыс. животных, все они были уничтожены. Общее поголовье свиней на «Николаевском» превышало 50 тыс.
Из-за возникновения АЧС на «Великолукском свиноводческом комплексе» (Псковская область, входит в «Великолукский агропромышленный холдинг») летом 2014 года уничтожили около 27 тыс. свиней. Однако это несущественно отразилось на работе компании, поскольку общее число свиней на тот момент составляло примерно 1 млн.
Племенное хозяйство «Лазаревское» (Тульская область) в результате вспышки АЧС в прошлом году лишилось всего стада — 57 тыс. свиней, из-за этого мясокомбинат компании был вынужден временно приостановить выпуск продукции. Ущерб составил около 370 млн руб. После ликвидации поголовья, проведения карантинных мероприятий и получения необходимого разрешения на дальнейшую работу хозяйство продолжило заниматься переработкой мяса, используя в производстве собственную говядину и привозную свинину. Одновременно началось активное восстановление и реконструкция свинокомплекса.

В июле этого года «Лазаревское» поставило первую тысячу свиней. К концу года начнутся опоросы, а в следующем хозяйство заработает в полную силу. Тем не менее, собственная свинина для переработки появится не раньше июля 2016-го. Компания планирует держать 40 тыс. животных — столько нужно для обеспечения потребностей мясокомбината. На освободившихся площадках будут производить мясо индейки, рассказывал ранее гендиректор «Лазаревского» Федор Романовский. Также в его планах было создание овцеводческого селекционно-гибридного цеха.

…и шесть ранее

Вспышки АЧС на промышленных предприятиях стали фиксироваться с 2010 года. За это время вирус находили на комплексах «Русского агропромышленного треста» (РАПТ), агрохолдинга «Кубань», «Индустриальной управляющей компании», «КоПитании», «Агропромкомплектации» и «Агроэко».

Первой от заболевания пять лет назад пострадала «Русская свинина» (РАПТ) в Ростовской области. Было уничтожено 14,3 тыс. животных, прямой ущерб свинокомплекса составил около 39 млн руб. Поголовье было застраховано: размер компенсации достиг почти 30 млн руб. Кроме того, администрация региона возместила часть стоимости животных, подлежащих отчуждению, — 14 млн руб. Еще 10 млн руб. предприятие получило от своих акционеров, так как те «отнеслись с пониманием к ситуации», сообщало тогдашнее руководство компании. Свинокомплекс РАПТа вышел на прежнюю производственную мощность уже примерно через год после выявления вируса.

Агрохолдинг «Кубань» в 2012 году вынужден был уничтожить около 8 тыс. свиней из-за вспышки заболевания. Убытки составили около 14 млн руб., но компания получила компенсацию от местных властей в размере 26 млн руб.

В том же году почти все свиньи, 30 тыс. из 39 тыс., были уничтожены на другом предприятии Краснодарского края — комплексе «Индустриальный». В отличие от других компаний, которые смогли восстановить производство, АЧС в «Индустриальном» привела к банкротству не только самого предприятия, но и его управляющей компании — «Инагроком». После обнаружения вируса свинокомплекс был закрыт. Из-за отсутствия сырья резко упали объемы производства на «Медведовском мясокомбинате» (по неофициальным данным, с 13 тыс. т до 3 тыс. т продукции в год), также входящем в «Инагроком». Серьезные финансовые проблемы возникли и у других его компаний. С 2014 года на предприятиях холдинга началась процедура банкротства, писал «Коммерсантъ».

В 2012 году со вспышкой АЧС столкнулся агрохолдинг «КоПитания». На своем племзаводе «Заволжское» (Тверская область) компании пришлось уничтожить 33 тыс. свиней. Представители Россельхознадзора пришли к выводу, что причиной стало воровство комбикорма: похитители проникали через забор и занесли на территорию вирус. По оценке Национального союза свиноводов, исходя из возможной стоимости товара в действовавших ценах ущерб «Заволжского» мог составить около 340 млн руб., или превысить 200−250 млн руб., если считать по затратам.

Летом 2013 года от АЧС пострадала агрофирма «Дмитрова Гора» (Тверская область, входит в «Агропромкомплектацию»). Там пришлось уничтожить 4,5 тыс. свиней, убыток составил почти 122 млн руб. Компания получила страховое возмещение в размере 50,7 млн руб. и компенсацию из регионального бюджета — 25,8 млн руб. Основная вероятная причина возникновения вспышки — занос вируса работниками комплекса. «Других возможных путей мы не видим, степень защиты была очень высокая», — говорил тогда руководитель Управления государственной инспекции по ветеринарии Тверской области Константин Востряков.

Предприятие компании «Агроэко» (Воронежская область) пережило АЧС в 2013 году, было уничтожено около 25 тыс. свиней. Потери холдинга, затраты на карантинные и защитные меры исчисляются сотнями миллионов рублей, рассказывал ранее «Агроинвестору» директор по производству Евгений Найденов. Наиболее вероятная причина заноса инфекции в регион — корма, приобретенные в Ростовской области, сообщал Россельхознадзор. Сейчас пострадавший участок уже возобновил работу.

Сделали выводы

Вспышки АЧС на крупных предприятиях, как правило, наносят серьезный удар по отрасли, в том числе из-за карантинов, которые нарушают нормальный товарооборот, как это произошло в прошлом году, рассказывает Ковалев. После выявления вируса разводить животных на площадках пострадавшего комплекса нельзя в течение года. «Нужно отталкиваться от этого обстоятельства и вычислять продолжительность периода восстановления», — поясняет эксперт. Разведение свиней в очаге заболевания допустимо только через год после ликвидации вспышки, если помещение невозможно надежно продезинфицировать, но на современных предприятиях возможны исключения: например, «Русская свинина» возобновила работу буквально через два месяца поле обнаружения вируса, рассказывал ранее «Агроинвестору» замруководителя Россельхознадзора Николай Власов.

В любом случае возникновение заболевания на предприятии наносит значительный ущерб. «Особенно беспокоит то, что, несмотря на серьезные защитные меры, промышленные комплексы все-таки не смогли противостоять этой угрозе — сработал человеческий фактор, — говорит представитель Россельхознадзора Алексей Алексеенко. — Разумеется, такая ситуация вызывает большую обеспокоенность, поскольку она сказывается и на инвестициях в свиноводство. Это одна из наиболее быстро развивающихся отраслей, однако вкладывать туда деньги по-прежнему рискованно».

Финансовые затраты на восстановление производства у разных компаний будут существенно различаться, отмечает Ковалев. Некоторые инвестируют дополнительные средства на защиту от вируса. «Например, «Агроэко» вложила примерно 10 млн руб. в каждый свинокомплекс, установив до 10−15 видов специального оборудования: внедрили всевозможные барьеры, датчики, защиту от насекомых и т. д., — знает эксперт. — И это при том, что и раньше предприятие было достаточно хорошо оснащено».

В компании усилили меры биобезопасности, подтверждает Найденов. Сейчас система ее обеспечения включает организационные (регламенты, информационная работа с персоналом, обучение, аттестации и контроль) и технологические мероприятия. На комплексах предусмотрены двойные санитарные пропускники: при проходе в чистую зону сотрудники дважды меняют одежду и принимают душ; рабочая одежда ежедневно стирается и проходит необходимую дезинфекционную обработку, так же, как и рабочая обувь. В 2014 году инвестиции в эти средства защиты составили около 150 млн руб.

Необходимые выводы из произошедшего сделали и в «Черкизово», говорит Костиков. «Мы ужесточили санитарные правила для сотрудников свинокомплексов и контроль их исполнения, — рассказывает он. — Управление по корпоративному аудиту проводит внеплановые проверки, вплоть до посещения домов рабочих, чтобы убедиться, что они не держат домашний скот, что является фактором риска». Кроме того, усилена разъяснительная работа, пересмотрены технологические процессы: например, теперь компания не будет перевозить животных на доращивание между регионами.

Меры дополнительной биологической безопасности разработали и в «Лазаревском». К каждому структурному подразделению хозяйства сделали свой въезд и установили дезинфекционный барьер. Расходы на реконструкцию, новое оборудование, молодняк животных составят несколько сотен миллионов рублей, оценивал ранее Романовский.

Нужно совершенствовать законодательство

После обнаружения АЧС предприятие выполняет стандартные меры по ликвидации вспышки: прежде всего уничтожаются животные на пострадавших фермах. «Но до сих пор бывают случаи, когда владельцы хозяйств и обслуживающие их ветеринарные врачи пытаются ликвидировать вспышку своими силами, скрывают ее, и это всегда кончается плохо, — подчеркивает Алексей Алексеенко. — Для локализации вспышки и уничтожения вируса очень важен временной фактор, а здесь мы сталкиваемся уже с проблемой несовершенства нашего законодательства».

В результате административной реформы 2004 года ветеринарная служба, которая раньше была единой, оказалась раздробленной. Сейчас существует Россельхознадзор, который подчиняется Минсельхозу, и 83 ветеринарные службы регионов в подчинении губернаторов. В функции Россельхознадзора входит проведение ветнадзора внутри страны, региональные ветслужбы выдают разрешения на перемещение продукции животного происхождения (такой документ требуется, если она вывозится за границы региона), могут запрещать ввоз или вывоз продукции из региона. Решение о введении карантина принимает губернатор, напоминает Алексеенко. «И здесь не все достаточно последовательно и эффективно», — добавляет он.

По мнению Алексеенко, проблема не только в том, что уже пострадало около десятка крупных предприятий, важнее то, что риски по-прежнему остаются высокими. «Вирус закрепился у кабанов, и АЧС распространяется так же, как и раньше, — на 200−300 км в год, — отмечает он. — Страдают прежде всего мелкие хозяйства, для них риск возникновения заболевания существенно выше, чем для крупных комплексов. Свиноводство в ЛПХ — это самый незащищенный вид деятельности».

Содержание свиней в ЛПХ без учета, контроля и какой-либо биозащиты грозит дальнейшим распространением АЧС, соглашается Ковалев. В Белгородской области в короткие сроки удалось снизить численность свиней в ЛПХ с 60 тыс. практически до нуля, ранее подобная работа была проведена в Краснодарском крае, отмечает эксперт. Однако в других регионах России с развитым промышленным производством свинины ЛПХ по-прежнему активно занимаются свиноводством. Например, на личных подворьях в Тамбовской области содержится около 65 тыс. свиней, в Орловской — 55 тыс., в Липецкой — 50 тыс. «Только усилиями региональных властей и бизнеса без изменения законодательной базы эти проблемы решить не удастся», — уверен Ковалев.

НСС предлагает утвердить подготовленные поправки в «Закон о личных подсобных хозяйствах», ужесточающие учет и контроль разведения свиней в ЛПХ, принять на федеральном уровне правила содержания свиней в хозяйствах всех типов, а также законодательно на федеральном уровне запретить заниматься свиноводством хозяйствам 1−2 компартментов. По словам Ковалева, сейчас идет активная работа по реализации этих предложений.

Снижение неконтролируемого производства свинины в ЛПХ уже дает ощутимые результаты, утверждает он. По данным НСС, доля личных хозяйств в целом по стране упала с 70−75% в 2005 году до 18% к середине этого года. Принятие законодательных документов на федеральном уровне должно ускорить решение этой проблемы, считает эксперт.

С другим видом защиты от последствий АЧС — страхованием животных — тоже есть проблемы. Из-за широкого распространения заболевания и риска тотальных убытков свиноводческих предприятий страховые компании неохотно берутся их страховать. «Страхование свиней — это высокий уровень риска», — отметил вице-президент Национального союза агростраховщиков Александр Скрягин, выступая на годовом собрании Национального союза свиноводов. В 2014 году компании из Псковской, Воронежской, Орловской областей заявили крупные убытки из-за АЧС, свинокомплекс в Приморье пострадал от ящура. Размер компенсации четырем предприятиям приблизился к объему всей премии, полученной при страховании сельхозживотных, оценивает Скрягин. Страховщики вынуждены перестраховывать такие риски, однако возможности российских компаний в этом плане ограничены, а зарубежные отказываются перестраховывать договоры, в которые включен риск АЧС. В итоге это приводит к росту страховых тарифов, в том числе по договорам с господдержкой, отмечает Скрягин.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще