Выбор редактора
Регион в цифрах*

0,72% — доля АПК в валовом региональном продукте
2,1 млн га — общая площадь сельхозугодий области, в том числе пашни — 1,5 млн га 500 агрокомпаний работают в области**
92,1% овощей, 89,5% картофеля, 75% яиц производится в малых хозяйствах
11% российских посевов льна-долгунца сосредоточено в регионе
7% — сокращение производства молока по итогам 2011 года**
170,8 ц/га — урожайность картофеля**
31,9 тыс. т — емкость рынка свинины (2010 год)
20 агропроектов с инвестициями более 36 млрд руб. реализуется и планируется в регионе
48 тыс. — общее поголовье овец
90 тыс. т — урожай зерна
3791 кг — средний надой от одной коровы
41% — рост производства мяса птицы
* 2011 год
** Сельхозорганизации

Плюсы и минусы

Инвестирования в тверской агропром
За хорошая кормовая база, есть пастбища для КРС
много свободных земель
близость к рынкам Москвы и Санкт-Петербурга
ненасыщенность рынка местной сельхозпродукцией
относительно невысокие затраты на строительство, рабочую силу, земли

Против
климатические условия и низкое качество земель
зависимость животноводства от ввоза зерна и комбикорма
земли требуют больших инвестиций
низкая бюджетная обеспеченность области
недостаточность и низкое качество дорожной и инженерной инфраструктуры
острый и хронический дефицит кадров

Опыт инвестора

«Агропромкомплектация"
«Агропромкомплектация» основана в конце 1980-х годов в Казахстане. Компания специализировалась на материально-техническом снабжении республиканских сельхозкомпаний (наверное, отсюда ее название), владела камнерезным и кабельным заводами. «Но когда распался Советский Союз, работать стало почти невозможно, поэтому казахстанские активы я распродал и переехал в Россию», — рассказывал основатель компании Сергей Новиков «Агроинвестору». Новый бизнес предприниматель решил строить в Конаковском районе Тверской области. Связи с райадминистрацией появились еще за несколько лет до ухода из Казахстана. В 1990 году Новиков зарегистрировал первое предприятие и занялся тем же, чем раньше — поставками. «В Казахстан мы продавали стекло, а оттуда ввозили в Россию пшеницу. В Москве и подмосковном Зеленограде построили несколько продовольственных супермаркетов, — вспоминает он. — Но прибыль от торговли нужно было реинвестировать. Поэтому, когда в 1999 году знакомые немецкие поставщики оборудования для мясозаводов предложили заняться переработкой, согласился». Под Конаковом он построил колбасный цех на 4 т/сут.
В 1997 году «Агропромкомплектация» купила совхоз «Дмитрова Гора» с долгом примерно в 2 млн руб. и 400 коровами. Средний надой каждой не превышал 1,7 тыс. л/год. Все остальное, представлявшее хоть какую-то материальную ценность, по словам Новикова, было уже разворовано. «Долги выплачивали, а поголовье сокращали: полностью вырезать его не разрешили бы власти, — говорит он. — В итоге 200 коров оставили, а стадо постепенно обновляли». Через год после покупки совхоза надои выросли до 5,8 тыс. л/год, и КРС начал приносить прибыль. Поэтому в 2004 году компания построила молзавод на 100 т/сут. (инвестиции — €2,5 млн) мощностью до 60 т готовых продуктов.
Сейчас поголовье коров у компании — более 5 тыс. Чтобы снизить затраты на производство, «Агропромкомплектация» приобрела 6 тыс. га курских черноземов и в 2007 году собрала первый урожай. Опыт выращивания зерновых у компании уже был, но урожайность, получаемая на тверских глиноземах, не идет с курскими угодьями ни в какое сравнение, отмечает Новиков. В Тверской области у «Агропромкомплектации» около 4,5 тыс. га сельхозугодий.
В 2008 году компания запустила в Конаковском районе комплекс мощностью 108 тыс. свиней в год, а в 2010-м — новую племферму на 1085 маток, писал портал konzarya.ru. В конце прошлого года «Агропромкомплектация» начала строить еще два комплекса (на 52 тыс. животных каждый) в Ржевском районе. На проектную мощность эти объекты должны выйти в 2013 году. Инвестиции в проект — почти 3 млрд руб. В дальнейшем их дополнят комбикормовым заводом и другими производствами.
Инвестиции холдинга в развитие производства в Тверской области за последние годы составили более 3,7 млрд руб., сообщал портал konzarya.ru. В мае компания откроет новый убойный цех мощностью до 500 тыс. гол./год, а к концу года запустит вторую очередь мясокомбината. В планах «Агропромкомплектации» — войти в пятерку крупнейших производителей свинины и выращивать до 1 млн гол./год, из которых 300 тыс. — на тверских площадках.

Ситуация в местном агропроме далека от инвестбума — скорее, это инвестиционный голод. Основные производители — бывшие колхозы и совхозы, федеральные агрохолдинги представлены только дистрибуцией. Высоки издержки маржинальных отраслей — свино- и птицеводства: в год регион выращивает не больше 140 тыс. т зерна, то есть зависит от ввоза как комбикорма, так и сырья. Молживотноводство — одно из основных направлений, но работать в нем бывает непросто (в том числе из-за олигополии переработчиков). Вместе с тем в АПК области вкладывают такие инвесторы, как «Копитания», владельцы Новолипецкого меткомбината и «Абрау-Дюрсо».

Тверская компания «Румелко-Агро» обязана своим появлением Владимиру Лисину — владельцу Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), состояние которого российский Forbes оценивает в $24000 млн. Точнее, одному из его любимых занятий — охоте. Сейчас «Румелко-Агро», являющаяся частной инвестицией бизнесмена, объединяет 11 хозяйств в Кашинском районе.

Колхозы для олигарха

Этот район — благоприятное место для охоты на кабана и лося. В нем находится одно из лучших в области охотничьих хозяйств, которое ранее развивал Новолипецкий меткомбинат. В 2002 году, после принятия федерального закона об обороте земель сельхозназначения, появилась опасность, что земли находящихся вблизи хозяйства депрессивных колхозов (всего около 28 тыс. га, из которых реально обрабатывались 800 га) могут распродать по долям, а вместе с ними будет потеряна часть охотничьих угодий. «Тогда земельные спекулянты начали приобретать доли, и мы поняли, что, скупив частями территорию охотхозяйства, они огородят заборами свои участки и сначала запретят там охотиться, а потом переведут земли в другую категорию», — вспоминает гендиректор «Румелко-Агро» Валерий Нехаев. Похожее произошло в регионе с землями бывшей яичной птицефабрики «Завидовская», подтверждает вице-президент Международной программы развития птицеводства (UIPDP) Альберт Давлеев. Несколько лет назад предприятие было приватизировано, потом обанкрочено, а на землях фабрики — построены элитные коттеджные поселки, говорит он. Лисину, чтобы сохранить охотугодья, пришлось опередить спекулянтов. «Просто так приобрести эти земли нельзя: нужно было взять на себя обязательства по ведению сельского хозяйства на этой территории, — сетует Нехаев. — Так и была создана «Румелко-Агро». Свое агропроизводство новому собственнику, впрочем, тоже пригодилось. Для подкормки популяции лося и кабана, которая живет на кашинских землях, нужно до 1 тыс. т/год зерна — с созданием сельхозпредприятия этот вопрос решился, объясняет Нехаев.

На средства инвестора «Румелко-Агро» закупила агротехнику для обработки земли, зерноуборочные комбайны, итальянские сушилки, восстановила и отремонтировала заброшенные коровники, овчарни, водопроводы и склады, перечисляет директор. А поскольку часть земель из-за длительного отсутствия обработки заросла кустарником и фактически представляла собой залежь, пришлось вкладываться в расчистку и даже создавать свой мелиоративный отряд. Первые капзатраты составили более 300 млн руб. Накопившиеся еще с советских времен органические удобрения — по выражению Нехаева, «не одну тысячу тонн» — вывезли с заброшенных ферм на поля. Посевы зерновых увеличили до 3 тыс. га, а с учетом кормовых трав ввели в обработку примерно 12 тыс. га. За шесть лет в «Румелко-Агро» вложено более 700 млн руб., уточняет директор.

Таких инвесторов, как НЛМК, принято называть «непрофильными». Нехаев тоже непрофильный агроменеджер. В сельском хозяйстве он с 2005 года, и «Румелко-Агро» — его первый проект в отрасли. Он рассказывает, что ранее занимался юриспруденцией, политикой, общественной работой и вырос до генерал-лейтенанта юстиции, государственного советника II класса. «Когда представилась возможность, решил поучаствовать в земельной реформе на инвестиционном уровне», — объясняет он свою мотивацию.

Много многопрофильных

Чтобы компания не была затратной, а инвестиции окупались и создавалась добавленная стоимость, менеджмент развивает животноводство. Самым перспективным Нехаев считает выращивание КРС на мясо. «Мы ввезли из Финляндии герефордов, покрываем их семенем местных коров ярославской породы и за два года увеличили стадо до 3 тыс. гол.», — доволен он. Стадо содержится на открытом воздухе, оно неприхотливо в содержании, кормлении, и, по словам Нехаева, получается настоящее «мраморное» мясо. В планах компании — получить статус племхоза и вовлечь в разведение скота население: вместе со своим молочным скотом оно могло бы выращивать и герефордов. Еще Нехаев хочет сделать замкнутым цикл производства. В этом году компания начнет строить небольшой убойный цех мощностью до 30 КРС/сут. с первичной переработкой, стоимость которого оценивает в 60 млн руб. Тогда можно будет самостоятельно делать отруба, которые смогут покупать рестораны и стейк-хаусы, и мясные наборы — упаковывать их и договариваться о продаже в торговых сетях.

А вот с молочным скотоводством у «Румелко-Агро» не сложилось. Чтобы инвестиции окупались и была хорошая прибыль, нужно только крупное производство, не сомневается Нехаев. «Румелко-Агро» пробовала создать его: разработала проект на 3 тыс. КРС и 30 т молока в сутки с инвестициями на уровне 1,5 млрд руб. Но, исследовав рынок, Нехаев убедился, что слабым местом проекта будет сбыт, точнее закупочная цена сырья, из-за олигополизации местного сектора переработки. По данным ассоциации «Союзмолоко», в регионе три предприятия принадлежат Danone-"Юнимилк»: «Старицкий сыр», Весьегонский маслосырзавод и молкомбинат «Тверской». Построить свой перерабатывающий цех — не вариант, рассуждает Нехаев: стоимость «платы за вход» в ритейл неприемлемо высокая, к тому же на полках сетей нужно будет конкурировать с индустриальными переработчиками. А поставки в мелкие частные магазины не дадут стабильного и достаточного денежного потока. Поэтому «Румелко» не стала развивать молочный проект. «До лучших времен», — уклончиво говорит Нехаев.

Тверская агрокомпания с советским названием «Свободный труд» создана сравнительно недавно — в 2005 году — и объединяет три бывших колхоза. «Начинали с того, что выкупали хозяйства, в итоге имеем 7 тыс. га сельхозугодий, из них 4,5 тыс. га пашни, — рассказывает гендиректор Вячеслав Демьянов. — Сейчас на предприятии работают 200 человек, развиваем молочное и мясное животноводство, ведем племенную работу, занимаемся семеноводством (элита и суперэлита картофеля и зерновых — примерно по 1 тыс. т/год каждой агрокультуры)». Рентабельность реализации по итогам 2011 года составила в компании 8%. Бизнес прибылен благодаря многопрофильности и производству продукции с добавленной стоимостью, уверен Демьянов. Надои в хозяйстве не самые высокие — более чем по 5 тыс. л у племстада (870 КРС) и около 4,2 тыс. л у остальных коров, которых 545. Но за несколько лет продуктивность выросла в несколько раз, сравнивает Демьянов: «Когда начинали, даже 1,5 тыс. л считали за радость». Два года назад компания модернизировала переработку и запустила мощности производительностью 10 т/сут. пакетированного молока. Чтобы загрузить их, часть сырья закупается у других животноводов. Вскоре запустят вторую линию, где будут делать творог и сметану. Инвестиции в переработку составили более 25 млн руб.

В мясном стаде у «Свободного труда» лимузины, племенных животных — 187, а всего на откорме — 580. Часть поголовья — полумясное: племенные лимузины скрещены с местной черно-пестрой породой. Господдержкой в компании довольны, главное — работать, и будет результат, оптимистичен Демьянов.

У Владимира Чистякова, председателя правления местного колхоза «Красная звезда» (Кашинский район, 3,5 тыс. га), оптимизма заметно меньше. Низкие и при этом нестабильные закупочные цены на сельхозпродукцию являются основными проблемами ведения сельского хозяйства в регионе, да и господдержка недостаточна (особенно федеральная), указывает он. И потом, на тверских землях трудно развивать растениеводство, говорит Чистяков: угодья сельхозназначения, как правило, представляют собой суглинок, в них мало гумуса, из-за чего нужно постоянно вносить большие объемы удобрений и СЗР. Закупать их на собственные средства все труднее: цены на эти ресурсы каждый год растут, а индексация господдержки и нынешняя рентабельность растениеводства не покрывают этого роста, сетует Чистяков. На части сельхозработ приходится экономить. «Около 20 лет не занимаемся известкованием, почва закисляется, и скоро на ней будет сложно что-либо производить», — разводит руками председатель.

Как и большинство традиционных тверских агрохозяйств, «Красная звезда» многопрофильна: есть картофеле- и овощеводство, семена, животноводство с 1,1 тыс. КРС. Основную выручку генерирует производство картофеля на 200 га, в год получается до 5 тыс. т, в том числе 1,5 тыс. т семян в южные регионы и местным аграриям. Хоть Чистяков и жалуется на некачественные почвы, дорогие удобрения и недостаточную господдержку, рентабельность его хозяйства за прошлый год была более чем в три раза выше, нежели у «Свободного труда», — 31%. Но это не закономерность, уверяет он: «Такой результат получился благодаря тому, что в 2010 году мы, несмотря на засуху, получили большой урожай и реализовали его по хорошей цене. А вот в этом цена производителей на картофель — в пределах 4−6 руб./кг, что делает его производство нерентабельным». Снизились и закупочные тарифы на молоко — в апреле предприятие поставляло его на Кашинский комбинат по базовой цене 11,5 руб./л. При этом переработчик, по словам Чистякова, обещает сократить ее менее чем до 10 руб./л. Так что по итогам 2012 года может быть нулевая рентабельность, не исключает он. Компания отложила капитальный проект — строительство за 30 млн руб. нового хранилища овощей.

По данным «Союзмолоко», молоко в регионе (среднее значение закупочной цены на февраль) стоит почти столько же, как в России: 14,3 тыс. руб./т против 14,7 тыс. руб./т. При этом в последние годы Тверская область демонстрирует падение производства молока во всех хозяйствах включая сельхозорганизации, на которые приходится основной объем (в 2011 году — 68%). За первые два месяца 2012 года производство в этих организациях заметно снизилось — на 6,6% до 21,2 тыс. т, говорит руководитель аналитического центра ассоциации Татьяна Рыбалова, сравнивая цифры с тем же периодом 2011-го. На 7,1% сократилось стадо коров, составившее к 1 марта 51 тыс. гол. «Область пострадала от засухи, но это хоть и основная, но не единственная причина ухудшения ситуации в молочном секторе региона», — говорит эксперт.

Мало птицы

Свой сельхозактив в Тверской области есть не только у олигарха Лисина, но и у еще одного известного российского бизнесмена — Бориса Титова, основного бенефициара SVL-Group (зарегистрирована в Лондоне). Компания инвестирует в нефте- и газохимию и сельское хозяйство. В апреле Титов вывел на IPO (площадка ММВБ-РТС) свой винодельческий актив — завод игристых вин «Абрау-Дюрсо». В тверском регионе у бизнесмена есть проект «Дантон-Птицепром», стартовавший в конце 1990-х годов, но остановленный из-за прекращения финансирования прежними инвесторами. В 2002 году в проект вошла группа Титова Solvalub и с середины 2003-го начала реконструировать входящую в «Дантон-Птицепром» Ржевскую птицефабрику мощностью 4,5 тыс. т мяса убойного веса. В Подмосковье у компании есть еще две площадки — Белавинская и Бронницкая фабрики. «Ржевская» выбрана объектом инвестирования потому, что тверская обладминистрация в 2000-е годы активно привлекала инвесторов, обещая поддержку, к тому же в этом регионе ниже затраты и, что важно, госорганы предоставляют согласования проще и быстрее, перечисляет гендиректор «Дантон-Птицепрома» Борис Алексеев. В возобновление производства и его развитие с 2003 года вложено более 1,5 млрд руб. акционерного капитала, заемных средств и доходов от текущей деятельности.

В апреле 2004 года инвестор запустил фабрику после более чем семилетнего простоя, в 2005-м привлек кредит Сбербанка, и в начале 2006-го компания увеличила годовые мощности до 7−7,5 тыс. т, а в 2007-м — до 12,5 тыс. т. Обладминистрация и Solvalub подписали инвестсоглашение о выводе предприятия на 24 тыс. т/год и увеличении производительности перерабатывающего цеха до 6 тыс. птиц в час. Поддержка проекта включена в госпрограмму. После кризиса новые кредиты компании одобрили РСХБ и Сбербанк. Летом 2010 года производилось 20 тыс. т мяса в годовом выражении, рассказывает Алексеев. Сейчас введено в эксплуатацию 14 птичников, вмещающих 1,7 млн птиц.

Отношения компании с нынешней администрацией региона он называет конструктивными. В прошлом году новый губернатор Андрей Шевелев приезжал на «Ржевскую» вскоре после вступления в должность и тоже обещал поддержку, говорит Алексеев. Поддержка предприятию явно потребуется — оно еще не завершило инвестиционную фазу. «В ближайшее время мы рассчитываем привлечь новые заемные средства, чтобы выйти на 25 тыс. т мяса/год», — говорит директор. Еще есть планы построить новые птичники на прилегающих к фабрике землях и увеличить производство до 40 тыс. т/год, добавляет он. Требуемый объем инвестиций Алексеев оценивает в 1,7 млрд руб. Но пока это перспектива, оговаривается он, многое зависит от стабильности на рынках и приоритетов федеральной господдержки.

По данным Давлеева из UIPDP, в Тверской области только два крупных действующих птицеводческих промпредприятия — «Ржевская» и «Верхневолжский бройлер». Последний принадлежит ОАО «Мелькомбинат» (Тверь) и в год производит 15−18 тыс. т мяса. Птицеводство для акционеров не приоритет — основными бизнесами этой компании являются мукомольный и комбикормовый. Благодаря такому инвестору, как «Мелькомбинат», «Верхневолжский бройлер» обеспечен кормами. А вот у «Ржевской» своей кормовой базы нет, отсутствует и родительское стадо, указывает Давлеев: все это факторы роста себестоимости. Конкурентные преимущество этой фабрики — неплохое качество мяса, добавляет он.

Оба производства, о которых говорит Давлеев, по российским понятиям небольшие и не могут обеспечить потребности региона. Поэтому в области активно реализуется мясо птицы из центра, в том числе продукция подмосковной фабрики «Петелинская», и северо-запада страны. Местные производители тоже продают птицу в соседние регионы. «Потенциал производства мяса птицы даже на существующих местных мощностях намного выше — его можно удвоить, — считает Давлеев. — А спрос на него тверские производители могли бы значительно увеличить, если бы их продукт был более конкурентоспособным по цене и чаще продавался охлажденным». По словам Давлеева, птица Ржевской фабрики часто реализуется в замороженном виде и заметно дороже охлажденного продукта конкурентов.

Другой эксперт рынка мяса птицы, пожелавший остаться неназванным, рассказал «Агроинвестору», что в Тверской области есть крупные проекты по производству индейки на разных стадиях реализации. Первый предполагает создание комплекса начальной мощностью 15 тыс. т/год мяса при участии польской компании Indykpol. На втором этапе возможно масштабирование до 30−40 тыс. т/год. Второй проект принадлежит дочерней структуре московского банка, она вложилась в ферму по контрактному выращиванию индейки мощностью до 10 тыс. т/год. По словам эксперта, эта компания уже приступила к строительству.

Масштабируют свиней

Построить в Тверской области свинокомплекс планирует ставропольский холдинг «Агрико» — инвестсоглашение подписывали два года назад тогдашний губернатор региона Дмитрий Зеленин и директор компании Владимир Бовин. Выбор региона «Агрико» объясняет удобным расположением области относительно двух макрорегионов — Северо-Западного и Центрального, а также мегаполисов — Москвы и Санкт-Петербурга, потребляющих большие объемы свинины. «Проект предполагает создание интегрированного сельскохозяйственного производства, включающего свинокомплексы мощностью 27 тыс. т/год, комбикормовый завод, мясокомбинат, — перечисляет замдиректора «Агрико» Герман Бутов. — Общий объем инвестиций — на уровне €92 млн, окупаемость — семь лет». Для выхода на проектную мощность нужно два года с начала строительства, но к нему «Агрико» все еще не приступил. По словам Бутова, полностью завершено проектирование и готовы документы на экспертизу, но до сих пор решаются инфраструктурные вопросы — о строительстве дорог, подключении к электро- и газовым сетям.

Владимир Петриченко, гендиректор «ПроЗерно», сомневается, что в регионе можно обеспечить индустриальное свиноводство кормами. «Конечно, зерновые область выращивает исключительно фуражные, но объемы просто смешные — в среднем около 100 тыс. т/год, — говорит он. — Причем отсутствует возможность значительно увеличить эти объемы». В регионе есть крупный производитель комбикорма «Мелькомбинат», но и он завозит зерно, что повышает себестоимость продукта. «Поэтому животноводам приходится покупать комбикорма, привозные или выработанные из ввезенного, так что быть конкурентоспособными им довольно трудно», — считает Петриченко.

Вместе с тем у Тверской области есть потенциал для роста производства свинины: местные производители обеспечивают только 45% потребности, говорит главный эксперт Национального союза свиноводов Николай Бирулин. По данным союза, емкость регионального рынка в 2010 году была 31,9 тыс. т, из них на собственное производство пришлось 14,5 тыс. т (убойный вес). Конкуренция высокая: область находится в ЦФО, где производят 30% российской свинины, а также потребляет импортную. «Инвесторам в Тверской области придется конкурировать с лидерами отрасли — «Мираторгом», «Агро-Белогорьем», «Черкизово», — говорит Бирулин. Однако потенциал роста хороший, отмечает он: в ЦФО он составляет 179 тыс. т к нынешнему производству; часть этих объемов может произвести Тверская область.

Действующие местные свиноводы планируют развиваться. Племзавод «Заволжское» с 2008 года входит в компанию «Копитания», которая считается близкой к инжиниринговой «Группе Е4″ Михаила Абызова. Ранее Абызов входил в правление РАО «ЕЭС России», был гендиректором «Кузбассразрезугля», возглавлял советы директоров «Мостотреста» и компании Ru-Com/"Руком», а с 2012 года стал советником президента Дмитрия Медведева. Президент и глава совета директоров «Копитании» — тоже выходцы из Ru-Com/"Руком», следует из данных с ее сайта. У компании есть свиноводческие производства в Волгоградской и Новосибирской областях — «Краснодонское» и «Кудряшовское». «Заволжское» в 2012 году намерено увеличить производство свинины почти на 3 тыс. т в живом весе (в 2011-м — 20,3 тыс. т). Еще один производитель — агрофирма «Дмитрова Гора» (входит в «Агропромкомплектацию», см. врез «Опыт инвестора») к 2015 году рассчитывает утроить объемы. Эта компания в 2011-м произвела на тверских мощностях 10,1 тыс. т мяса в живом весе.

Давлеев напоминает, что на развитие свиноводства Тверской области в значительной мере могут влиять непрекращающиеся очаговые вспышки африканской чумы свиней. «В регионе много охотничьих угодий, и дикие кабаны могут разнести АЧС не только по всей области, но также за ее пределы», — опасается эксперт. За первый квартал 2012 года в регионе выявлено два случая АЧС — оба в Торжокском районе (дикая фауна). С 23 марта на территории охотничьих угодий этого и еще трех районов действует режим чрезвычайной ситуации по африканской чуме свиней.