Исчезающая генетика: зарубежные молочные породы КРС продолжают вытеснять российские -Агротехника и технологии
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Исчезающая генетика: зарубежные молочные породы КРС продолжают вытеснять российские
Евгения Чернышова, Алексей Трофимов
Агротехника и технологии
май 2017
О том, можно ли получить прибыль, работая со скотом отечественной селекции, и стоит ли это делать, корреспондентам журнала «Агротехника и технологии» рассказали эксперты и участники рынка
Выстроить систему воспроизводства элитных генетических ресурсов Россия сможет только через 7−10 лет
Фото: Легион-Медиа

У большинства аграриев сложилось убеждение, что отечественная генетика давно перестала быть конкурентоспособной. Действительно, импортный скот превосходит российский по продуктивности и по эффективности использования кормов. Однако массовая увлеченность импортным племенным скотом сегодня в свете нестабильной политической ситуации и санкций может привести к зависимости от импорта и, как следствие, полному развалу российской отрасли молочного животноводства.

«Грайворонская молочная компания» (входит в структуру ГК «Агро-Белогорье», Белгородская область) является племрепродуктором по разведению КРС голштинской породы. Здесь, как и в большинстве других новых племрепродукторов, завоз племенного скота проводится из-за границы. Причина банальна — отсутствие на территории нашей страны необходимого племенного материала.

Импортный скот условно можно разделить на две категории, говорит Дмитрий Абутин, главный технолог «Грайворонской молочной компании», — хороший (более дорогой) и средний (более дешевый). Хороший импортный скот зачастую превосходит по качеству отечественный. Исключение разве что составляют животные ведущих хозяйств Ленинградской, Московской областей, Сибири и некоторых племзаводов из регионов. Эти хозяйства, выращивающие отечественный скот (черно-пестрый голштинизированный, ярославский, швицкий-костромской и т. д.), уже около 50 лет занимаются селекцией с использованием лучших быков-производителей и в период перестройки не сбавили темпов генетического совершенствования скота. Однако этих племрепродукторов мало. «За границей селекция по голштинам ведется около 100 лет, к тому же условия развития молочной отрасли там лучше, поэтому и скот имеет другой уровень продуктивности. Опять же, маточное поголовье коров Европы и Америки — это многие десятки миллионов коров, у в России же всех голштинов вместе взятых и одного десятка миллионов не наберется», — подсчитывает специалист.

Этого количества импортных животных для развития селекции в нашей стране явно недостаточно, полагают эксперты. Но если так, то почему не избрать гораздо более легкий путь? Необходимый племенной материал мог бы быть легко получен за счет работы с породами отечественной селекции, на которые, как ни странно, сегодня мало кто из аграриев и исследователей вообще обращает внимание.

Куда исчезли российские породы?

Современные российские локальные породы крупного рогатого скота изначально формировались в двух направлениях продуктивности: для получения молока и мяса, объясняет Александр Сермягин, руководитель лаборатории популяционной генетики и разведения животных ВИЖ им. Л. К. Эрнста. Основными из них являются: ярославская, холмогорская, красная степная, бестужевская, красная горбатовская, суксунская, калмыцкая, якутская и ряд других, перечисляет эксперт. По его словам, большинство из них созданы методами народной селекции через отбор лучших особей, а также с использованием вводного скрещивания и разведения «в себе» с импортными породами молочного и мясного скота Европы в XVIII—XIX вв. Культурное разведение и совершенствование местных пород скота приобрело массовый характер только в 20−30-е годы ХХ века, когда стране необходимо было увеличивать поголовье молочного скота и обеспечивать возрастающее городское население цельномолочной продукцией.

Далее, в 50-х гг., после Великой Отечественной войны, когда в страну из-за границы периодически стали поступать быки-производители симментальской и голштинской пород, выяснилось, что отечественный скот уступает зарубежному по эффективности производства продукции. Причина заключалась в том, что заготовка кормов в большинстве наших хозяйств не отличалась высоким качеством, отсутствовали хорошие условия содержания животных, к тому же стопорилось развитие современных методов оценки племенного потенциала особей, объясняет Сермягин. В итоге голштинская (голштино-фризская, голландская) и симментальская породы оказались более востребованы как специализированные животные для производства молока или одновременно молока и мяса.

Локальные же породы, несмотря на то, что велось их сохранение, мы начали утрачивать по одной простой причине: в стране создавалась система крупномасштабной селекции, а для нее местные породы были менее пригодными в силу ареала своего разведения, направления продуктивности и размера популяции животных.

По мнению генерального директора компании IFarming (сопровождение реализации инвестиционных проектов в АПК) Артема Елисеева, проблема развития отечественной генетики, как и в целом сельского хозяйства, заключается в отсутствии соответствующего уровня специалистов, способных представить рынку свою генетику таким образом, чтобы на нее сформировался устойчивый спрос. Изначально при реализации инвестиционных проектов ставка делается на зарубежную генетику в силу больше субъективных, чем объективных причин, считает специалист, а это не лучшим образом сказывается на развитии отечественной генетики.

Впрочем, проблема сохранения местных пород стоит не менее остро и в других странах. Дело в том, что при улучшении генетики локальных пород за счет крови более продуктивных импортных теряются ценные показатели, изначально характерные для местных животных (технологические качества молока, долголетие животных, сохранность молодняка). В связи с этим появилось большое количество исследований аспектов, влияющих на продуктивность и качество производимой продукции, что неразрывно связано с показателями жизни и здоровья животных. Однако эти разработки носят научно-исследовательский характер, их проводят небольшое количество учреждений, и о массовом внедрении речь не идет. «Современные животноводческие хозяйства при внедрении каких-либо разработок в области генетики должны оценивать экономическую целесообразность, которой в существующих реалиях нет, — сетует Елисеев. — Те немногие компании, которые объявляют о нововведениях, чаще всего делают это ради пиара. Проводимые ими эксперименты обычно заканчиваются после первого опыта, потраченных средств и ничего общего с производством не имеют. И это неудивительно: развитием отечественной генетики должны заниматься специализированные научно-исследовательские учреждения, нацеленные на рынок».

По словам ученых ВИЖ им. Л. К. Эрнста, работа по созданию отечественных пород (ярославской, холмогорской, бестужевской, красной горбатовской, суксунской, костромской, калмыцкой и якутской) велась путем их улучшения за счет прилития крови голландского, красного датского, бурого швицкого, симментальского, тирольского, шортгорнского скота и др., а также методами чистопородного разведения полученных генотипов. Исследования по сохранению и разнообразию пород в институте проводятся и сегодня. Ученых интересуют в первую очередь ценные гены, которые эти породы могут нести, например, устойчивости к заболеваниям и низким температурам, высокого содержания жира (DGAT1, ген диацилглицерол-О-ацилтрансферазы 1) и белка в молоке (казеиновые и альбуминовые фракции), роста и развития (рецептор гена гормона роста), фертильности животных и др. Второй задачей ставится изучение происхождения российских местных пород скота в мировом аспекте генетического разнообразия.

Однако приходится признать: по валовому производству молока конкурентов голштинам нет во всем мире. На этом фоне наша генетика, к сожалению, проигрывает, признают эксперты: большинство ранее разводимых у нас отечественных пород либо слишком малочисленны, либо имеют невысокую продуктивность, либо поглощены (более 75% кровности) другими зарубежными породами (теми же голштинами, а также швицкой, джерсейской, айрширской и др.). А поскольку основная проблема российского животноводства заключается в отсутствии устойчивой рентабельности, у племенных заводов и репродукторов попросту нет стимулов принимать участие в развитии крупномасштабной селекции и получать собственный племенной материал.

Интересы бизнеса

В массовом сознании сложилось ложное мнение о неэффективности отечественной генетики, замечает Елисеев из IFarming. Оно заключается в убеждении, что на новых современных молочно-товарных фермах и комплексах импортная генетика позволяет получить значительно лучшие результаты, чем отечественная, содержащаяся в худших условиях старых ферм. Однако раскрытие генетического потенциала животных происходит через удовлетворение физиологических потребностей, а с этим и на старых фермах можно справиться, поэтому отечественная генетика не хуже импортной, убежден специалист. Впрочем, так же неправильно ставить задачу вытеснения импортной генетики отечественной: прежде чем предпринимать столь радикальные решения, необходимо убедиться, что она стала экономически конкурентоспособной. «Надо сказать, что необходимость построения современной модели развития отечественной генетики давно назрела, но она должна выражаться не в концепциях, а в реальном бизнес-плане с учетом интересов всех участников рынка. Однако, на сегодняшний день в отраслевом сообществе нет понимания, как это сделать», — сожалеет эксперт.

«Вы уверены, что мы должны отказаться от сборки импортных машин, чтобы возродить отечественное автомобилестроение?» — интересуется генеральный директор Национального союза производителей говядины Роман Костюк. По его словам, в мясном животноводстве у нас есть всего две-три отечественные породы, которые не имеют достаточного количества животных, чтобы развить это направление в перспективе ближайших 50 лет. Безусловно, в России есть какое-то количество интересных пород, в большей степени молочных, чем мясных, не отрицает эксперт. Но их развитие должно идти своим чередом и отвечать на два вопроса: зачем эти породы нужны и что они смогут дать выбравшим их хозяйствам. «Ответить на эти вопросы, в общем-то, не сложно, — рассуждает Костюк. — У людей есть кулинарные пристрастия, домохозяйки, покупая говядину, заранее знают, что собираются готовить. А стало быть, я как бизнесмен не буду выращивать породу, которая не дает мне ясной перспективы и возможности обновлять быков производителей, только потому, что хочу возродить отечественную генетику. Я делаю свой выбор с точки зрения конечного продукта, которым хочу торговать, а порода должна в моих территориальных, климатических и прочих условиях максимально это обеспечить».

К сожалению, в России ни в молочном, ни в мясном животноводстве при выборе пород глубокого анализа зависимости конечного продукта от индивидуальных качеств пород не проводится. «Ко мне приходят и говорят: порода, которая больше всего дает молока — это голштины. Поэтому я их и выбрал, — продолжает Костюк. — А стало быть, я не разбираюсь, что помимо голштинов есть еще 15 молочных пород, я не начинаю даже думать об этом. Вот почему сегодня работа инвесторов с выбором породы в целом ряде случаев ведется недостаточно глубоко. И НИИ тут ни при чем: они предоставляют определенную генетику. Но чтобы хозяйства ее брали, необходимо, чтобы у них было понимание, что именно они собираются производить. Только в этом случае они начнут подбирать те породы, которые им это дадут».

Современная селекция и биотехнология
Современные методы геномной селекции и эмбриотрансплантации начинают все шире применяться не только в лабораториях НИИ как элементы научных исследований, но и в племенных хозяйствах на производстве. Эти технологии призваны сократить интервал воспроизводства животных и повысить эффективность отбора. Геномная селекция позволяет, используя десятки тысяч генетических маркеров, равномерно расположенных по всему геному животного, отбирать лучших животных на самых ранних этапах их жизни, т. е. сразу после рождения. А эмбриотрансплантация дает возможность получать от одной высокопродуктивной коровы не менее 50 эмбрионов в год, и далее вести пересадку коровам-реципиентам. В результате сокращается интервал между поколениями, увеличивается интенсивность селекции, и снижаются затраты на содержание животных.
В Московской области система геномной селекции уже работает в пилотном режиме. В ВИЖ им. Л. К. Эрнста совместно с ФГБНУ ВНИИГРЖ на данный момент создана референтная или эталонная группа для более чем 800 быков-производителей черно-пестрой и голштинской пород популяций скота Московской, Ленинградской и Вологодской областей. Также ведется создание исходной популяции животных симментальской породы с целью внедрения геномной оценки племенной ценности для быков в Центральном Черноземье. В планах ученых провести генотипирование высокопродуктивных коров и создать референтную популяцию животных, на основе которой будет проводиться последующая селекционная работа в стадах Центральной России через систему заказных спариваний родительских пар. Цель — предложить ведущим племенным предприятиям страны инструмент научно обоснованной работы по воспроизводству и разведению скота собственной генерации. Это позволит избавить от зависимости в закупках в большом количестве племенного материала за границей (глубокозамороженная сперма, эмбрионы). Основной идеей в данном контексте является создание системы национального воспроизводства элитных генетических ресурсов — быков и коров — через налаживание племенной работы с регионами. Прийти к этому, имея уже хорошо выстроенную систему, планируется в обозримой перспективе через 5−7 лет упорной работы.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще