Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Инфраструктурный лабиринт
Алена Гроздова, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
13 февраля 2013
К инфраструктуре экономики принято относить в первую очередь сооружения транспорта и связи, складские помещения, дороги, энерго- и водоснабжение. Но если в развитых странах их общее назначение — делать поток товара более эффективным, то в нашем государстве, видимо, инфраструктурные объекты созданы для усложнения этого процесса. Например, во многих государствах подключение к электросетям и подведение газа для аграриев является бесплатным. В России же действует разрешительная система, которая способствует укоренению коррупции, не сомневаются эксперты. Из-за этого сельхозпроизводитель не только вынужден месяцами ждать, когда его предприятие подключат к инженерным сетям, но и выплачивать за эту услугу огромные суммы.
журнал «Агротехника и технологии»
январь-февраль 2010
Фото: www. flickr.com

Ни один опрошенный «АТт» эксперт не смог охарактеризовать инфраструктуру российского АПК в целом. Нужно выделять отдельные регионы, говорили они. Среди областей есть более развитые, в которых ведутся работы по ремонту дорог, из регионального бюджета выделяются средства на подключение электроэнергии и подведение газа к сельхозпредприятиям. Лидирующие позиции занимают такие города, как Белгород, Воронеж, Липецк, Тверь, Великий Новгород. Причиной подъема инфраструктуры на селе в некоторых регионах эксперты связывают со сменой губернаторов.

С нуля или в наследство

Организовывая производство, инвесторы либо строят инфраструктурные объекты «с нуля», либо эксплуатируют те, что остались с советских времен. По мнению специалистов, если пойти по первому пути, то в зависимости от месторасположения, сложности и типа объекта затраты на его создание могут составить десятки и даже сотни миллионов рублей.

К примеру, совет директоров АПХ «Мираторг» (Москва, производство и поставка мяса), перед тем как организовать вертикально-интегрированный холдинг, принял решение строить все нужные объекты «с нуля». «Мы были бы рады что-то отдать на аутсорсинг, — говорит председатель совета директоров Александр Линник, — но нельзя добиться эффективного производства, используя некачественные услуги — перевозить животных устаревшим транспортом, хранить готовую продукцию (охлажденное мясо) на складах, построенных еще в советское время, доставлять товар покупателям без уверенности в соблюдении всех норм и правил перевозки».

С 2005 по 2009 год агрохолдинг открыл все необходимые инфраструктурные объекты: комбикормовый завод, предприятие по убою и первичной переработке, три дистрибьюторских центра класса А в Москве, Санкт-Петербурге и Калининграде общей мощностью 39 тыс. т едино-временного хранения, основал транспортную компанию, насчитывающую 365 единиц техники. Всего в логистику (складскую и транспортную) было вложено 3,82 млрд руб., подсчитывает Линник. На подведение одних только инженерных сетей к каждому свинокомплексу было потрачено порядка 10% от стоимости строительно-монтажных работ.

Действительно, если инфраструктура предприятия, например, животноводческого комплекса, отсутствует полностью, стоимость инвестпроекта значительно увеличивается. Из-за расходов на организацию инфраструктуры затраты на реализацию проектов агрохолдинга «Талина» (Саранск, мясопереработка, свиноводство, производство кормов) в зависимости от мощности предприятий, параметров энергопотребления, удаленности площадки строительства в среднем возросли на 10-15%, говорит PR-менеджер компании Елена Макарова.

Предприятие «Красная Башкирия» (Башкирия, растениеводство — 14 тыс. га, овощеводство — 120 га, животноводство — 2,2 тыс. голов КРС) пошло по другому пути, купив в 2007 году за 30 млн руб. обанкротившийся совхоз «Красная Башкирия». «В свое время это было высокоразвитое хозяйство Зауралья, которое уже в эпоху социализма вело полный хозрасчет производства, — вспоминает директор Раиль Фахрисламов. — В «наследство» от него мы получили 15 зданий со всей инфраструктурой начиная с внутрихозяйственных дорог и заканчивая машинно-тракторными мастерскими, автогаражом и небольшим комбикормовым производством. В настоящее время мы занимаемся исключительно реконструкцией ферм — перестраиваем старые свинарники в овощехранилища».

Со слов Фахрисламова, не будь у приобретаемого им хозяйства готовой инфраструктуры, он не стал бы вкладывать в него деньги и занялся не молочным животноводством, а менее затратным растениеводством. Директор считает, что создавать такую инфраструктуру «с нуля» под силу лишь крупным агрохолдингам, которые в состоянии предоставить банку необходимый залог для получения кредита по нацпроекту.

В любом случае, по какому бы пути ни шли аграрии, без поддержки государства они не смогут полномасштабно решать проблемы инфраструктуры, не сомневаются участники рынка. По словам Макаровой, госорганы по возможности идут навстречу крестьянам. Например, правительство республики Мордовия компенсировало «Талине» часть затрат на инфраструктуру (строительство внеплощадочных подъездных дорог) для двух свинокомплексов на 1260 голов в районах Мордовии. «Благодаря этому стоимость подъездных путей была полностью компенсирована», — довольна Макарова.

Но не все крестьяне получают необходимую поддержку. Например, агрокомбинат «Московский» (Московская область, тепличное овощеводство) был бы рад компенсации государством части затрат на присоединение электрической мощности, говорит инженер предприятия Сергей Еремин.

Электричество, газ, водопровод…

При решении вопросов, связанных с инженерной инфраструктурой, самая большая сложность возникает при оформлении технической документации, не сомневается Макарова. «Во время реконструкции агрохолдингом «Талина» свинокомплекса «Рощинский» в Ульяновской области согласование технических документов о подаче газа шло несколько месяцев, — возмущена она. — А ведь подобные вопросы необходимо решать быстро, так как от этого зависит будущее всего проекта».

Еще хуже ситуация в хозяйстве «Семена Урала» (Свердловская область, 470 голов КРС, растениеводство на 2 тыс. га.): там уже который год ждут подсоединения к газопроводу. На предприятии есть сушилка, работающая в настоящее время на дизтопливе, но если ее перевести на газ, годовые затраты на топливо сократятся в два раза — с 800 тыс. руб. до 400 тыс. руб., подсчитывает инженер предприятия Александр Дунин. К тому же, работая на газе, можно получать более качественный продукт, не сомневается он, ведь температура горения газа ниже, чем дизтоплива, поэтому сушка зерна проходит мягче. «Несмотря на то, что газ проходит всего в 500 м от села, в районе которого расположено наше хозяйство, газовщики никак не могут выделить точку подключения, — жалуется Дунин. — Специалисты сетуют на трудности с прокладкой трубы и просят подождать. Но мы все же надеемся, что все работы завершатся летом этого года, чтобы к новому сезону выйти на меньшие экономические затраты».

По словам Линника, технологическое подключение к сетям электро- и газоснабжения — одна из самых затратных статей при создании инженерной инфраструктуры. Например, для свинокомплекса, состоящего из трех отдельных площадок, «Мираторгу» потребовалось заплатить 17,5 млн руб. за электрификацию и 15-20 млн руб. за подведение газа.

С Линником соглашается Макарова. По ее данным, в одном из свинокомплексов агрохолдинга «Талина» расходы на подключение электричества превысили 35% от стоимости проекта в целом.

Затраты на присоединение энергопринимающих устройств предприятия к электросетям зависят от того, в каком регионе расположено хозяйство, говорит главный инженер «Агрокомбината «Московский» Сергей Еремин. Например, в Московской области официальная плата за технологическое присоединение к питающим центрам и сетям МОЭСКа составляет 44,2 тыс. руб./кВт. «Если бы наш комбинат, внедряя салатные линии в 2008—2009 годах, платил за увеличение установленной электрической мощности предприятия, то данная сумма составила бы 45% от бюджета проекта. Чтобы не допустить глобальных расходов, мы обратились в МОЭСК с вопросом о переводе электрических мощностей с действующих теплиц на реконструируемые, которые для нас являются перспективными», — приводит пример специалист.

Иными словами, аграрии, вынужденные платить за присоединение дополнительной электрической мощности, могут рассчитывать на окупаемость внедряемых систем лишь к окончанию срока их эксплуатации. В случае с внедрением салатных линий это составило бы 11 лет, отмечает Еремин.

В более выигрышной ситуации оказался «Мираторг», чьи активы расположены в Белгородской области. В рамках «Программы развития АПК» областное правительство ввело пониженный коэффициент (0,68) для расчета стоимости присоединения. Таким образом, на строящихся объектах агрохолдинга затраты на 1 кВт энергии составили 17183 руб.

Подведение газоснабжающих магистралей к свиноводческим комплексам «Мираторга» также осуществляется совместно с региональными газоснабжающими организациями, говорит Линник. «Белгородоблгаз» берет на себя 63% общих затрат на осуществление работ, а 37% оплачиваются за счет инвестора, — доволен специалист. — Все работы выполняются силами подрядных организаций «Белгородоблгаза», а это гарантирует своевременную подачу газа в котельные комплексы».

Дорогие носители

Еще одна проблема российских сельхозпроизводителей — рост тарифов на газ и электричество. В зависимости от региона цены на них в прошлом году поднялись на 30-50%, говорит председатель правления Национального союза производителей молока Даниленко. Так, на предприятиях «Талины» в республике Мордовия в 2009 году плата за газ выросла примерно на 22%. Если в декабре 2008 года цена одной тысячи кубометров газа составляла порядка 2002 руб., то в октябре 2009 года она достигла уже 2571 руб. за тот же объем, говорит Макарова. Возможно, это связано с переходом на мировые цены в соответствии с постановлением правительства РФ № 333 от 28.05.2007 года «О совершенствовании государственного регулирования цен на газ»», предполагает она.

На «Агрокомбинате «Московский» тарифы на газ увеличились на 15%. «В конце прошлого года цена одного кубометра газа, включая расходы на покупку и транспортировку, составляла 2,83 руб. вместо 2,46 руб./куб. м, которые мы платили в 2008 году», — огорчен Еремин. За электричество агрокомпания тоже платила больше: 2,87 руб. кВт/час вместо 2,45 руб. кВт/час, что на 17% больше, чем в позапрошлом году.

Одна из причин повышения стоимости — переход на нерегулируемые цены. В соответствии с постановлением правительства РФ № 643 (от 2007 года) к первому января 2011 года электроэнергия будет продаваться по рыночной цене. Чтобы избежать резких действий, было решено постепенно, с каждым последующим годом сокращать регулируемые тарифы (ежегодно утверждаемые топливно-энергетической комиссией) на 10%.

В настоящее время доля нерегулируемых тарифов растет. Во втором полугодии 2009 года она составляла 50%. «Проблема в том, что рыночные цены высчитываются внутри энергопоставляющих организаций по сложной формуле, в которой используются расчетные данные, известные лишь поставщику электроэнергии. Потребитель же не имеет возможности их проверить и вынужден доверять энергокомпаниям. Не удивительно, что в итоге переход на новый расчет даст 100%-ное увеличение стоимости электроэнергии», — возмущен Еремин. Кстати, одна из причин закрытия в Московской области тепличных предприятий — высокие затраты на энергоносители, добавляет специалист.

Не лучшим образом складывается ситуация с ценами на электроэнергию и в Свердловской области. Хозяйству «Семена Урала» на 50% повысили тариф на электричество. «На протяжении 10 лет (до начала 2009 года) для сельхозпроизводителей области действовала льгота: тарифная ставка для сельского хозяйства, — рассказывает Дунин. — 

А теперь мы вынуждены платить по тем же тарифам, что и крупные промышленные металлургические заводы. Вместо прежних 2,30 руб. кВт/час нам приходится отдавать 4,09 руб. кВт/час».

По мнению Еремина, энергетические компании должны учитывать хотя бы сезонность получения прибыли сельхозпредприятиями. К примеру, у тепличных хозяйств сложности с оплатой возникают в осенне-зимний период. «В конце года мы должны производить значительные финансовые вложения в оборотные средства (закупка семян, субстрата, удобрений и т.п.), — объясняет главный инженер. — Сбор первой выращенной овощной продукции происходит только в конце февраля, а фактическое поступление денег на расчетный счет — после поставки продукции в торговые сети Москвы с отсрочкой в 30-50 дней».

При таком подходе поставщикам энергоресурсов и потребителям выгоднее работать по программе взаимного сезонного кредитования, убежден специалист. Аграриям целесообразно в августе делать предоплату за электроэнергию, потребляемую в августе-декабре, а до мая получать от энергоснабжающих организаций отсрочку платежей за энергоресурсы, расходуемые в январе-марте. Кстати, подобную схему оплаты агрокомбинату «Московский» удалось реализовать с «Мосэнергосбытом» и «Мосрегионгазом» в 2009 году и достигнуть соглашения на ее продление в 2010-м.

Как проехать

Плохие подъездные и внутрихозяйственные дороги — еще одна проблема российского АПК. Так, в «Агрофирме «Детчинское» (Калужская область, молочное животноводство) вообще нет внутрихозяйственных дорог. Но самая большая беда для хозяйства — это трасса М3 (Москва-Киев), которая разрезает сельхозугодья на две части. «По одну сторону дороги у нас расположены основные поля, по другую — свинокомплекс. В результате для доставки грубых кормов нам приходится преодолевать расстояние до 16 км. Из-за этого увеличиваются затраты на логистику и существенно повышается себестоимость», — сетует гендиректор

Павел Савин.

Чтобы решить проблему, нужно установить светофор, говорит он. Но на эти работы потребуется немалая сумма, которую в одиночку агрофирме не потянуть.

А вот «Мираторгу» при содействии местных властей уже давно удалось решить проблему отсутствия дорог. «Когда мы в 2005 году начали строительство наших свиноводческих комплексов и встал вопрос о прокладке дорог, белгородское правительство пошло нам навстречу, оказав необходимую помощь. В итоге мы оперативно ввели комплексы в эксплуатацию», — доволен Линник.

Тем не менее, в подъездные автодороги компания вложила немалые средства (40 млн руб. для каждого свинокомплекса, состоящего из трех отдельных площадок). Председатель совета директоров агрокомплекса говорит об этой статье расходов как об одной из самых затратных при создании инженерной инфраструктуры.

Золотая логистика

Отсталая инфраструктура в первую очередь сдерживает развитие тех подотраслей АПК, у которых низкая рентабельность, говорит Даниленко. На птицеводческих и свиноводческих предприятиях, производящих высокомаржинальную продукцию, прибыль компенсирует затраты на инфраструктуру. Но в случае с низкорентабельными направлениями сельского хозяйства, среди которых находится и молочное животноводство, все обстоит с точностью до наоборот.

По словам Даниленко, перед тем как организовать производство сырого молока, необходимо просчитать «логистическое плечо». При сегодняшних расходах на технику и ценах на топливо расстояние для перевозки грубых кормов и утилизации навоза от фермы (например, с 3 тыс. голов) до поля не должно превышать 10 км, иначе прибыль производства будет «съедаться» неэффективной логистикой, утверждает эксперт. «Как правило, аграрии учитывают эти «правила», но есть примеры, когда «логистические нормы» не соблюдаются», — говорит Даниленко.

Расстояние от фермы до поля зависит от рельефа местности, отмечает Фахрисламов. «Скажем, в За-уралье преобладают степные районы. Там есть огромные площади полей, не разделенные лесами, как, например, в Центральном округе, где аграриям порой приходится возить корм за 30 км», — объясняет специалист.

У его предприятия, расположенного в Республике Башкортостан, «логистическое плечо» составляет всего 7 км. Поэтому расходы на доставку корма, как правило, не превосходят прибыль от получаемой продукции, за исключением форс-мажорных ситуаций. «В прошлом году из-за засухи нам приходилось возить сенаж на расстояние в 20 км. В итоге затраты на логистику и корм перекрыли прибыль», — недоволен Фахрисламов.

Еще один важный пункт — доставка молока на молзавод. Сегодня практически все переработчики имеют собственные молоковозы, на которых они ежедневно объезжают сельхозпредприятия и забирают сырье (в соответствии с договором).

Однако переработчика интересуют лишь те хозяйства, которые могут предоставить большие партии молока. И если ферма производит небольшие объемы (не более 1 т в день) и расположена далеко от завода (более 100 км), переработчику не имеет смысла туда добираться. Поэтому аграрии вынуждены работать с перекупщиками, говорит Даниленко. Соответственно, у таких хозяйств низкая цена реализации: этим летом она опустилась до 4-5 руб./л.

На сегодняшний день около 30% сырого молока в стране поступает к переработчику через посредников, констатирует эксперт. Он советует хозяйствам, производящим малые объемы молока и расположенным на больших расстояниях от молзавода, объединяться в кооперативы, покупать молоковоз и самостоятельно заниматься доставкой своего сырья переработчикам.

В отличие от производителей молока, зерновики располагают неплохой прибылью. Однако и они сталкиваются с инфраструктурными проблемами.

Как известно, в 2009 году был получен второй рекордный урожай после сезона 2008-го — по официальным данным, было собрано 93 млн т (95-96 млн т согласно оценке ИКАРа). Даже с учетом отправки части урожая на экспорт элеваторных мощностей для хранения таких больших объемов в нашей стране явно недостаточно. Тем не менее, приходится думать о длительном хранении, поясняет ситуацию ведущий эксперт аграрных рынков ИКАРа Олег Суханов. «Если учесть склады хозяйств и примельничные хранилища (которые, впрочем, не рассчитаны на долгое хранение), в России можно складировать порядка 110 млн т зерна, — говорит эксперт. — 50 млн т от этого объема вместят элеваторы. Но так как в них уже лежит 9 млн т интервенционного фонда, то на длительное хранение можно будет принять лишь 30-35 млн т вместо требуемых 50-60 млн т».

Кризисный год замедлил строительство элеваторных мощностей, добавляет гендиректор «Ивантеевского Элеватормельмаша» (Московская область, производство транспортного оборудования) Любовь Друзяк. «Спрос на оборудование для элеваторов упал в этом году на 10%, — расстроена она. — С рынка ушли мелкие заказчики, остались только крупные интегрированные агрокомпании».

Чем севернее город, тем острее ощущается проблема нехватки элеваторов, продолжает Суханов. Наиболее благополучно ситуация складывается на юге, где эта проблема практически отсутствует из-за того, что зерно начали возить автотранспортом из хозяйств в порты минуя элеваторы. На севере же автоперевозки не возможны из-за отсутствия дорог.

Отдавать предпочтение именно этому виду транспорта трейдеры и производители зерна начали из-за высоких тарифов на железнодорожные перевозки. «Несколько лет назад плечо доставки составляло 300 км, — вспоминает эксперт. — В позапрошлом сезоне расстояние увеличилось до 500 км. А в 2009 году уже возили за 800-1000 км». Раньше перевозка зерна автотранспортом считалась самой дорогостоящей, поэтому, по мнению Суханова, массовый отток клиентов с железной дороги должен насторожить в первую очередь правительство.

Эксперт отмечает, что крупные транспортные компании начали увеличивать свой автопарк. Не растерялись и аграрии: чтобы не зависеть от перевозчиков, объединившись, они покупают грузовые машины и тем самым сокращают затраты на транспортировку зерна в 2-3 раза. Предприятиям площадью от 2 до 4 тыс. га Суханов советует приобретать большегрузные автомобили. По его словам, старенький КАМАЗ стоимостью до 1 млн руб. может окупиться в таком хозяйстве за 1,5-2 сезона.

Дом, который построил…

Сегодня аграриям приходится самостоятельно решать жилищные проблемы. Для того чтобы привлечь в хозяйства специалистов, сельхозпроизводители строят для них дома или покупают квартиры. Однако не все агрокомпании имеют возможность приобретать недвижимость на свои средства. Многие рассчитывают на программу «Социальное развитие села», благодаря которой сотрудники при поддержке государства смогут расплачиваться за купленную у работодателя квартиру или дом.

Для привлечения в хозяйство «Дмитровские молочные фермы» (Московская область; молочное животноводство) иногородних специалистов Андрей Даниленко решил построить служебное жилье. «Пока они работают в хозяйстве, могут жить в этих домах, — поясняет он, — но как только сотрудники увольняются, они вынуждены покинуть жилье».

Эксперт считает, что такая модель намного безопаснее, чем строительство жилья по госпрограмме. «Нет гарантий, что после того как агрокомпания вложит средства в строительство дома, а затем выступит в качестве поручителя перед банком, специалист не решит уволиться (или его придется уволить) и не пожелает оставить за собой жилплощадь», — беспокоится Даниленко. Он считает, что решать жилищные проблемы — это в первую очередь задача государства, а не сельхозпроизводителя.

С ним соглашается Еремин из агрокомбината «Московский». «Наше предприятие непременно бы решало жилищные проблемы своих сотрудников, но из-за низкого уровня доходности сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями, например нефте- и газодобычей, прибыли, полученной от реализации продукции, достаточно только для модернизации производства, — говорит специалист. — Тем не менее, за последние годы наше предприятие несколько раз покупало квартиры своим сотрудникам».

В отличие от коллег, председатель колхоза «Имени 50-летия СССР» (Вологодская область, молочное животноводство, растениеводство) Василий Жильцов, рассчитывая на поддержку госпрограммы, построил 18-квартирный жилой дом. «Квартиры мы распределили между заслуженными сотрудниками хозяйства (механизаторами, водителями и т. д.), — рассказывает Жильцов. — По программе «Социального развития села» они получили субсидии из федерального и регионального бюджетов. На первый взнос мы выделили им займы с рассрочкой платежа на 10 лет. Дополнительно мы заключили с ними договора, по которым они не имеют права покинуть наше хозяйство. Также нам удалось привлечь несколько семей из других районов, заключив с ними договора найма жилья».

К строительству дома колхоз приступил еще в 2006 году. Тогда председатель полагал, что вложенные средства могут вскоре вернуться за счет госпрограммы. Однако этого не произошло. «Проблема в том, что с 2009 года программа была практически «завалена». От недостатка финансирования покупатели не получали субсидии, соответственно у них возникали трудности с оплатой. В 2008 году размер субсидии составлял 28 тыс. руб. за один квадратный метр общей площади, в прошлом — уже 13,5 тыс. Заметьте, сумму сократили более чем в два раза, и это при том, что на рынке жилья цены упали всего на 10-15%», — негодует председатель.

В настоящее время аграриям, желающим заняться строительством, приходится рассчитывать исключительно на собственные средства, не сомневаются эксперты. Так, в рамках реализации новых инвестиционных проектов для привлечения молодых специалистов «Талина» запланировала строительство жилья на селе. «В частности, мы намерены возвести коттеджный поселок в поселке Атяшево (Мордовская республика)», — делится планами Макарова.

Вечные пробки
Не менее актуальной проблемой для аграриев, ежедневно поставляющих свою продукцию в крупные города, являются заторы на дорогах. К примеру, агрокомбинат «Московский» 90% продукции направляет собственным автотранспортом практически в 2 тыс. магазинов столицы.
Пробки могут привести к тому, что продукция не будет доставлена в магазины, и это чревато как минимум штрафами с их стороны, а в худшем случае — порчей продукции. Ведь если товар не удалось довезти в течение суток, то на следующий день агрокомбинат не может заново отправить его в магазин, потому что дорожит репутацией поставщика продукции «с грядки», говорит гендиректор агрокомбината Виктор Сёмкин.
Чтобы избежать заторов, аграрии переходят на ночную доставку продукции в те магазины, которые способны принимать ее в это время суток. Это не только позволяет экономить время, но и сокращает затраты на логистику (складирование, транспортировка): в «Московском» они снизились до 9% от себестоимости товара, хотя в прошлые годы достигали 15%.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама