Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Партнерский материал. Комплексный подход от Hartmann
Hartmann
|
Январь 2019
Поставщик комплексных решений для птице- и свинокомплексов Hartmann (Германия) отметит в следующем году свой 15-летний юбилей
60 млн яиц составляет общая мощность инкубаториев, поставленных и введенных в эксплуатацию компанией Hartmann для российских птицеводческих компаний. При этом общая производительность инкубаториев в России составляет приблизительно 2,7 млрд яиц
Фото: Hartmann

С момента основания компания ориентировалась на российский рынок, предлагая компетентные услуги по созданию с нуля производств полного цикла, обслуживанию оборудования как для новых, так и для модернизированных предприятий. О том, каких успехов удалось достичь за эти годы, и о планах по развитию бизнеса рассказывает основатель и генеральный директор компании Михаэль Хартманн.

— Компания Hartmann основана в 2005 году в Германии, и уже через несколько лет вы стали одним из крупнейших поставщиков решений и оборудования для российских птице- и свиноводческих предприятий. Что этому способствовало?

— Да, мы довольно быстро освоили российский рынок. Одной из причин этого стало то, что мы выбрали удачное время для входа: именно тогда в России началась реализация приоритетных национальных проектов, и сельское хозяйство, в том числе животноводческие отрасли, получило стимул для развития, основанный на неплохой господдержке. А мы, в свою очередь, смогли создать современный востребованный комплексный пакет услуг с множеством технических вариантов, разработанных для предприятий пищевой промышленности от птицеводства и свиноводства до инкубаториев и линий убоя, а также дальнейшей переработки продукции и отходов. С самого начала Hartmann мог предоставить своим заказчикам практически полный спектр оборудования. И это, безусловно, привлекало наших клиентов.

Активное развитие компании послужило поводом нанять квалифицированных инженеров в России, которые непосредственно на месте могли бы руководить проектами и проводить обучение заказчиков правильному обращению с оборудованием. Уже в 2008-м было организовано ООО «Хартманн» для того, чтобы перекрыть растущий спрос и гарантировать безупречный сервис по всей территории страны.

— Сколько же сейчас людей работает в Hartmann?

— 55 человек — в Германии, еще примерно столько же — в России. Как правило, все сотрудники компании имеют высшее образование и/или громадный опыт трудовой деятельности в приоритетных для нас сферах. Но те знания, что необходимы для работы в нашей компании, невозможно получить в институте. Когда к нам приходят новые люди, мы вкладываем в них еще целый год, чтобы обучить тем продуктам, которые поставляем. В головном офисе Hartmann есть учебный класс для проведения тренингов как для сотрудников, так и для клиентов в целях дальнейшего совершенствования уровня сервиса.

— Какие конкретно продукты вы можете предложить своим заказчикам?

— У нас в линейке есть решения для птице- и свиноводства, оборудование для содержания родительского стада для производства инкубационного яйца, инкубационное оборудование, оборудование для откорма птицы, убоя птицы, оборудование для производства протеиновой муки, а также системы микроклимата. Специалисты Hartmann занимаются проектированием, подбором и поставкой оборудования, осуществляют его монтаж и проводят обучение сотрудников предприятий. После запуска проекта мы обеспечиваем сервисное обслуживание и консалтинг. Инвесторам выгоднее работать с одной компанией, которая может выстроить полный цикл производства, а не с несколькими. В этом наше преимущество.

Мы, в свою очередь, в одном лице представляем интересы многих ведущих мировых изготовителей оборудования, таких как Petersime, E-Cat, Harig, Mafo, Roxell, Reventa, Fienhage, Marel, Fancome, Haarslev, Elcos, Foodmate, Lubing и другие. С одной стороны — это нелегко, с другой — сотрудничество с ними позволяет нам зайти на птице- или свиноводческое предприятие и остаться там на годы. Ведь когда наступает время обновления мощностей или их увеличения, мы сразу можем предложить наш пакет услуг.

Что касается наших партнеров, то им с нами удобно, ведь мы обеспечиваем им клиентов, но мы и требовательны. Когда на рынке появляются какие-то новые технологии, мы заставляем их задуматься, что у кого-то такие продукты уже есть, а у нас пока нет. Значит, нужно что-то изменить, чтобы и наши решения были актуальны и более интересны покупателю.

Сколько же сейчас людей работает

— Можете ли оценить в цифрах долю своего присутствия на российском рынке? И в какой из отраслей животноводства вы больше представлены?

— Конечно, в первую очередь это птицеводство. Могу сказать так: каждое третье инкубационное яйцо в России произведено и каждый пятый бройлер выращивается на оборудовании, поставленном Hartmann. В зависимости от предназначения оборудования наша доля в птицеводстве составляет от 25 до 32%. В свиноводстве мы представлены скромнее, но доля компании тоже существенна — 15-18% этого рынка.

— Какие решения больше всего востребованы российскими сельхозпроизводителями из того ассортимента, что вы предлагаете?

— Спрос нестатичен, он постоянно меняется. В начале нашей деятельности в России был бум реконструкции существующих птицефабрик. Тогда в первую очередь инвесторы закупали оборудование для выращивания бройлера. Потом они поняли, что постоянно возить инкубационное яйцо из-за рубежа дорого и рискованно, и стали вкладывать деньги в производство собственного. Так, например, первый крупный современный репродуктор был поставлен и запущен при непосредственном участии Hartmann — мощностью 65 млн яиц для компании «Челны-бройлер». Потом были и другие проекты, но этот для своего времени был истинным эталоном. После того, как российские птицеводы научились производить качественное инкубационное яйцо, они увидели, что со старыми инкубаторами получать стабильный, эффективный вывод цыплят не получится, и стали инвестировать в строительство новых. Потом появились комплектные поставки для строительства новых птицефабрик. Подобным образом рынок диктует спрос на те или иные решения и в свиноводстве.

— А с какими еще компаниями в России вы сотрудничаете?

— Среди наших клиентов в птицеводстве — «Мираторг», «Магнитогорский птицеводческий комплекс», «Равис — птицефабрика Сосновская», «Аграрная группа», «Челны-бройлер», «Акашевская», «Продо» и многие другие, в свиноводстве — свинокомплексы «Тюменский», «Красноярский», «Уральский», «Восточно-Сибирский», «Камский бекон» и прочие. Со многими из заказчиков мы с самых первых дней и до сих пор, другим помогали наращивать мощности. Так, при нашем участии птицефабрика «Акашевская» в Марий Эл выросла буквально с нуля до 220 тыс. т в живом весе, «Равис — птицефабрика Сосновская» в Челябинской области производит более 100 тыс. т. «Магнитогорский птицеводческий комплекс», когда начал сотрудничать с Hartmann, выпускал 1,5-2 тыс. т мяса бройлера, а теперь делает свыше 110 тыс. т. Кстати, многие из наших проектов расположены в Сибири и даже на Дальнем Востоке. Специально для предприятий, работающих в холодных климатических условиях, мы разработали уникальную систему микроклимата, которая может справиться с морозами до -48 градусов.

— С 2014 года из-за девальвации рубля, сокращения господдержки, насыщения рынков мясом птицы и свинины инвестиционная активность российских производителей мяса птицы и свинины понемногу сокращалась. Ощутили ли вы на себе эти изменения?

— Здесь сыграли роль и другие факторы, такие как падение покупательной способности населения, а также озабоченность банков по поводу невозврата денег: кредиты на новые проекты они стали выдавать осторожнее. Конечно, все вместе это привело к уменьшению продаж оборудования не только у нас, но и у наших конкурентов. Чтобы сохранить доходность бизнеса, мы стали осваивать новые рынки. Если раньше доля России в общем объеме наших продаж доходила до 97-98%, а остальное приходилось на Белоруссию, то в последние несколько лет у нас появились заказчики в Казахстане, Узбекистане, Армении. Их доля теперь составляет в целом около 15-20%.

— Но Россия все равно останется главным покупателем ваших решений? И ожидаете ли вы усиления активности российских инвесторов?

— Да, мы уже его ощущаем. В 2018 году на российском рынке произошел ряд банкротств крупных птицеводческих предприятий, некоторые компании пострадали от гриппа птиц. В связи с этим образовалась некоторая нехватка мяса птицы. Это отразилось на ценах продукции, которые впервые за несколько лет значительно выросли, на доходности производителей — она тоже увеличилась, и на желании инвесторов реализовывать новые проекты. Хорошим стимулом для этого служит и открывшийся перед производителями потенциал экспорта. По моему мнению, у России есть все условия для того, чтобы нарастить вывоз птице- и свиноводческой продукции. Российские производители мяса научились работать рентабельно, выпуская продукцию, которая может конкурировать на мировых рынках.

— Какие проекты в ближайшей перспективе могут быть реализованы с вашим участием?

— Говорить о конкретных компаниях мне бы не хотелось, но могу сказать, что мы надеемся поучаствовать и в проектах по строительству новых свинокомплексов в регионах ближе к Сибири, и в проектах по производству индейки и утки. Есть даже планы по строительству новых бройлерных комплексов в чистом поле. Многие птицефабрики намерены увеличивать мощности производства.

В целом же наша главная цель не только восстановить объемы продаж в России до предкризисного уровня, но и увеличить их, а также расширить объемы и ассортимент поставок наших решений в другие страны СНГ.

— А почему вам так интересно работать в России?

— Это действительно очень интересный, крупный рынок. Как правило, это большие проекты, требующие хорошей технической подготовки для их реализации. Репродуктор на 60-80 млн инкубационного яйца для России стал уже практически обычным делом, это целый птицегород! В Германии, да и во всей Европе, проектов таких масштабов нет. Поэтому нам и интересно работать там, где наши технические идеи мы можем превратить в реальность.

Показать еще



Рекомендации
Реклама