КОНФЕРЕНЦИЯ 20.09.2019

Зарегистрируйтесь на Russian Crop Production-2019/20 по специальной цене!

Узнать больше
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Джонатан Парр: Syngenta инвестирует $20-30 млн в локализацию производства в России
Екатерина Дятловская
Агроинвестор
17 ноября 2018
Главный операционный директор Syngenta об особенностях уходящего года и развитии компании в России
Фото: Syngenta

Продажи компании Syngenta в мире в первой половине 2018 года выросли на 7% до $7,25 млрд, из которых чуть более трети ($2,65 млрд) пришлось на регион Европа, Африка и Ближний Восток. Показатели по России, в которой за последние 17 лет один из ведущих мировых производителей семян и средств защиты растений инвестировал более миллиарда рублей, не раскрываются. Как в этом году погодные аномалии повлияли на продажи, на какой стадии находится проект по локализации производства в России и в чем заключается ценовое обязательство перед Евразийской экономической комиссией, «Агроинвестору» рассказал главный операционный директор, президент направления средств защиты растений компании Syngenta Джонатан Парр.

— Как сложился 2018 года для компании Syngenta в России и в мире? Каковые особенности и тенденции сезона?

- Год еще не завершен. Сейчас ноябрь, и у нас впереди еще полтора месяца, поэтому я точно не могу сказать, как именно закончится год, но я могу описать свои текущие ощущения. В глобальном масштабе мы в полной мере ощутили проблемы, связанные с погодными условиями, и это значительно отразилось на нашей деятельности на европейском континенте, столкнувшемся с очень засушливой весной на огромной территории — от западной части Европы до восточных территорий России. Также осадков было меньше, чем хотелось бы, на всем восточном побережье Южной Африки. Это, безусловно, отрицательно повлияло на всю отрасль и отразилось на рынке яровых зерновых агрокультур. В то же время по сравнению с результатами очень сложного прошлого года в Индии мы существенно улучшили наши позиции в этой стране. То же самое касается Бразилии, этот сельскохозяйственный сезон оказался очень удачным. Конечно, мы должны учитывать, что сезон в Бразилии сейчас только начинается вместе со стартом посевной кампании, однако ситуация там представляется весьма оптимистичной. Одной из главных проблем в мировом масштабе стали погодные аномалии в этом году: сильная засуха на отдельных территориях Канады, в Австралии и в Аргентине в самом начале года, что отразилось на мировом предложении пшеницы. Это привело к росту цен на нее, при том что стоимость всех остальных агрокультур — кукурузы, сои, риса — остается на очень низком уровне.

В России также была очень засушливая весна, которая значительно усложнила работу сельхозпроизводителей. Но я бы отметил, что, несмотря на засуху, их бизнес исключительно стабилен, и наши результаты оказались очень высокими. В это время года идет сев озимых зерновых, и мы видим хорошие показатели в сегменте средств защиты семян — протравителей. И крайне позитивным индикатором для нас является то, что сельхозпроизводители готовы инвестировать в следующий сезон. Мы расцениваем это не только как хороший показатель для бизнеса компании в третьем квартале этого года, но и в качестве основы для благоприятного прогноза на 2019-й.

В целом по результатам полугодия на мировом рынке средств защиты растений мы отметили базовый рост на уровне 7-8% по сравнению с прошлым годом. И это нас очень радует.

— Какие основные риски видит для себя Syngenta на данный момент?


- Я полагаю, что одним из факторов на мировой арене, за которым мы следим с огромным вниманием, являются торговые споры между различными национальными блоками. В этом году они стали для нас поводом для некоторого беспокойства. Еще одним фактором, негативно влияющим на нашу деятельность в мировом масштабе, являются курсы обмена валют, а именно колебания курсов в Бразилии, наряду с их общей нестабильностью накануне выборов. Мы также увидели снижение курса валюты в Индии и беспрецедентный обвал курса турецкой лиры. Таким образом, мы столкнулись с некоторыми проблемами. Финансовые результаты Syngenta оцениваются в долларах США, поэтому колебания валютных курсов отражаются на нас весьма заметно.

— Каковы ближайшие цели и задачи компании на российском рынке?


- Наша стратегия — не просто поставлять продукцию сельхозпроизводителям, но также оказывать сопутствующие услуги, такие как консультации по агротехнике, страхование от погодных рисков и, возможно, необходимые цифровые решения. Так, мы начали предлагать некоторые цифровые услуги в области агротехнологии, среди которых не последнее место занимают возможности, основанные на применении визуальных данных, полученных со спутников. Syngenta тесно сотрудничает с крупнейшими агрохолдингами России, но основная часть нашей деятельности все же ведется через дистрибьюторов. И мы намерены продолжать использовать оба этих канала реализации.

Кроме того, мы подтверждаем стремление ко все большей локализации производства на территории России. В следующем году мы достигнем значительного показателя: более 50% наших средств защиты растений тем или иным образом будут производиться в стране. Примерно такая же часть нашего семенного материала выпускается здесь и/или проходит обработку и подготовку перед севом.

Наша цель — в течение трех ближайших лет локализовать производство средств защиты растений на уровне 80%. Кроме того, сейчас мы ищем партнеров в России среди крупных агрохолдингов, планируя развивать здесь производство семян сои, площади которой быстро растут. Возможно, одновременно с этим мы будем искать партнеров для продвижения гибридных зерновых агрокультур.

— С кем именно может быть реализован проект по производству семян сои?


- Мы ведем переговоры с одним партнером. Разумеется, это конфиденциальная информация. Речь идет о создании совместного предприятия. Это крупный и хорошо известный в России агрохолдинг.

— Ранее компания заявляла, что предполагает уже в первом квартале 2018 года определиться, где в России будет размещено производство. Принято ли решение? Каков объем инвестиций в проект локализации?


- Сейчас мы отстаем от графика примерно на полгода. Мы до сих пор не выбрали производственную площадку и не приступили к строительству, однако разработка дизайн-проекта нового завода идет полным ходом. Компания по-прежнему твердо намерена инвестировать в производство здесь, на месте, и сейчас мы проходим последнюю стадию оценки того, какой именно вариант мы выберем. Мы ищем подходящую производственную площадку и партнера. Для нас это очень серьезный шаг: мы должны выбрать хорошую площадку, где нам будет обеспечена поддержка со стороны местного населения и властей, и где нас будут рады видеть.

Приблизительный объем инвестиций составит $20-30 млн. Это будет новое производственное предприятие. И, скорее всего, это будет партнерство в той или иной форме.

— Недавно в России был принят закон об органическом сельском хозяйстве. Как вы оцениваете перспективы производства органических продуктов в России? И что в этом сегменте Syngenta может предложить?


- У Syngenta есть значительный ассортимент продуктов, которые могут быть использованы в органическом растениеводстве. Но мы не выступаем ни за, ни против него. Если сельхозпроизводители захотят выращивать органическую продукцию, мы готовы их в этом поддержать.

На сегодняшний день в разработку органических продуктов вложены огромные средства, однако они по-прежнему уступают в эффективности синтетическим химическим продуктам. При этом я категорически не согласен с заявлением о том, что выращивание органических продуктов способно обеспечить нас более безопасными или здоровыми продуктами питания. Этому просто нет научных доказательств, а многие научные исследования, которые уже были проведены в различных странах мира, прямо опровергают это утверждение. Более того, есть доводы в пользу того, что более интенсивное сельское хозяйство, с более эффективным использованием земель предпочтительней с экологической точки зрения, поскольку оно позволяет снизить уровень выброса парниковых газов, способствует сохранению водоемов и т. д.

Кроме того, в Западной Европе органические протоколы разрешают использовать любые природные вещества, и наиболее широко используемыми органическими пестицидами являются медь и сера, которые, пусть и широко встречаются в природе, но оказывают далеко на самое благоприятное воздействие на окружающую среду. На самом деле, медь гораздо опаснее большинства неорганических пестицидов.

Тем не менее, в сельском хозяйстве применяются как традиционные, так и органические технологии, а если есть спрос на оба типа продукции, то мы будем рады его удовлетворить. Syngenta проводит серьезные исследовательские программы, направленные на разработку биологических средств для производства органических продуктов, и мы продолжим инвестировать в это направление.

— Сейчас вы можете предложить российскому производителю биологические пестициды?


- Нет, этой продукции нет в нашем портфолио. Мы изучаем продукты, которые у нас есть в Западной Европе, и будем решать, можем ли мы что-то перенести на российский рынок, в частности, по овощам и фруктам.

— Какова доля органических продуктов в портфолио компании?


- Вероятно, Syngenta в этом отношении не отличается от мирового рынка. Речь идет примерно о 5% или 10%. Сейчас мы реализуем масштабную исследовательскую программу по биологическим продуктам в партнерстве с DSM, и у нас есть ряд очень, очень перспективных продуктов. Однако они появятся на рынке не раньше, чем через 10 лет — именно столько времени в нашей отрасли требуется для исследований и разработки каждого нового соединения.

— Евразийская экономическая комиссия в мае 2018 года приняла решение ввести антидемпинговые пошлины на гербициды, импортируемые из Европейского союза. Syngenta взяла на себя ценовое обязательство. В чем оно заключается, как происходит взаимодействие с ЕЭК, и повлияла ли вся эта ситуация на продажи?


- Пока эти пошлины не введены, поскольку Казахстан наложил на решение свое вето. Но мы всегда тесно сотрудничали с органами власти, и наша деятельность всегда была предельно прозрачной. Мы предоставили органам власти всю необходимую информацию и уверенно заявляем, что в России не реализуем продукцию по демпинговым ценам. Это прямо противоречит нашей бизнес-модели, которая предусматривает поставку продуктов с высокой добавленной стоимостью по относительно высоким ценам. Цены на нашу продукцию в России — одни из самых высоких.

И я считаю, что так называемое ценовое обязательство — это неправильная, неточная формулировка. Мы обеспечили полную прозрачность и заверили, что двигаемся в сторону значительной локализации производства. Syngenta четко объяснила, что ее цены будут оставаться в премиальном сегменте и, безусловно, намного выше их себестоимости. Ведь что лежит в основе понятия демпинга? Реализация продуктов на рынке по ценам ниже стоимости их производства. Мы никогда не делали ничего подобного. При этом, судя по прибыли, которую показали российские производители дженериков в этот период, у них все было очень хорошо.

— И все же, как исполнение ценового обязательства будет выглядеть на практике? Вы должны будете каждый месяц сообщать ЕЭК о ценах на каждый продукт?


- Мы пришли к договоренности с Евразийским экономическим союзом о том, что будем отчитываться один раз в год, при закрытии финансового года. Именно в этот момент мы будем направлять отчет в Евразийский экономический союз.

Показать еще

Статьи по теме

Рекомендации
Реклама