КОНФЕРЕНЦИЯ 20.09.2019

Зарегистрируйтесь на Russian Crop Production-2019/20 по специальной цене!

Узнать больше
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Прогресс деградации
Илья Дашковский
Агротехника и технологии
27 февраля 2013
Россия находится на третьем месте в мире по площади деградированных земель. Более того, каждый год все новые почвы теряют плодородие из-за неправильной агротехники. И хотя эта проблема уже приобрела внушающие масштабы, российские природоохранные организации еще не имеют своих программ по защите почв, а государственные меры пока не остановили тревожную тенденцию.
журнал «Агротехника и технологии»
январь-февраль 2009
Фото: М. Лушникова

Специалисты Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) подсчитали: на Земле деградировано 15% почв, что соответствует площади 19644 млн кв. км. Согласно Программе ООН по окружающей среде (UNEP), миру это обходится в $9,8-10,4 млрд в год.

Большой стране — большие проблемы

По информации ФАО, в России деградировано 6,87% земель. Казалось бы, в процентном отношении по сравнению с другими странами это не так уж и много. Например, на Украине эта беда затронула 45,89% почв, а в Молдавии — 35%. Но с другой стороны, в некоторых государствах этот показатель значительно ниже, чем у нас: в Израиле — 1,39%, Ирландии — 0,81%, Канаде — 1,2% (данные ФАО).

Невысокий, на первый взгляд, процент деградированных российских угодий обманчив, говорят специалисты — он эквивалентен площади 1 153 210 кв. км, при этом большая часть эродированной земли находится на плодородном юге страны. Кроме того, эта цифра только в масштабах России занимает считанные проценты, но даже в сравнении с такой большой страной, как Украина, площадь которой составляет 603 700 кв. км, проблема приобретает совсем другое значение.

Утешением может послужить разве что нерадостная статистика Китая и Бразилии: согласно данным ФАО в Китае находятся 2 862 011 кв. км (30,55% площади страны) эродированной земли, а в Бразилии — 1 367 276 кв. км (15,97% территории государства). Однако мы можем легко догнать своих «соперников»: в России высока опасность дальнейшего распространения деградации почв (в основном по причине недостаточного внесения минеральных удобрений некоторыми хозяйствами).

В департаменте мелиорации Министерства сельского хозяйства РФ сообщили, что из имеющихся в настоящее время в России 220,6 млн га сельскохозяйственных угодий (в т.ч. 121,5 млн га пашни) около 190 млн га (85%) подвержены различным процессам деградации: водной и ветровой эрозии — 65 млн га, переувлажнению и заболачиванию — 23 млн га, засолению и с солонцовыми комплексами — 38 млн га, зарастанию кустарником и мелколесьем — 16 млн га. Помимо этого, на каменистые почвы приходится 12 млн га, на кислые — 34 млн га, на опустыненные в сильной степени — 10 млн га.

Проблема непрофессионализма

Крупные агрохолдинги редко сталкиваются с каким-либо проявлением деградации пашен. Некоторые опрошенные «АТт» руководители даже просили пояснить им значение этого термина. Так, директор «Нивы Оренбуржья» Александр Зубов сказал, что не знаком с такой проблемой. В «Разгуляе» сообщили, что боролись с деградацией только на новых площадях, приобретенных у сторонних землепользователей. В «Югтранзитсервисе» с деградацией почв тоже знакомы только в теории: «Мы не встречались с подобной проблемой», — заверил гендиректор агрохолдинга Эдуард Курочкин. Во многом это достигнуто благодаря технологии сберегающего земледелия, по которой в компании работают уже десятый год. Впрочем, в «Разгуляе» используют традиционные технологии, которые при грамотном применении также не истощают почву.

Как сообщил гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, основной причиной деградации пашни является отступление от научно обоснованных технологий возделывания. По его мнению, земли истощаются из-за того, что хозяйства не переходят вовремя на почвосберегающие технологии, нарушают севооборот, вносят недостаточное количество минеральных удобрений.

При этом советник президента НТЦ «Экология» (Калужская обл., молочное и мясное животноводство), в который входит несколько бывших совхозов, Игорь Бородулин считает, что профилактика деградации пашен не представляет собой ничего сложного: «Надо проводить агрохимическое обслуживание, вносить весь комплекс удобрений — в общем, соблюдать набор традиционных агротехнических мероприятий». По мнению эксперта, основная причина деградации — неправильная технология, работа не по картограмме, а наугад. «Было время, когда некоторые агрономы исходили из того, сколько всего у них есть удобрений, и вносили сразу все поровну на каждое поле, хотя под разные культуры определены свои дозы. Поэтому в этой ситуации должна работать прежде всего наука», — подчеркивает Бородулин.

В качестве мер борьбы с деградацией он предлагает известкование, фосфоритование и применение комплекса удобрений в зависимости от выращиваемой культуры и в соответствии с картограммой. Такими же методами пользуются в компании «Разгуляй».

Одной из причин, по которой агрохолдинги не считают деградацию важной проблемой (в том числе благодаря наличию у них квалифицированных специалистов), может быть и зона земледелия. В средней полосе, где сосредоточены многие крупные аграрные компании, эрозия встречается редко. «Вынос плодородного слоя происходит там, где есть водная или ветровая эрозия, а для нашей климатической зоны это неактуально», — замечает Бородулин.

Как нам пояснили в департаменте мелиорации Министерства сельского хозяйства РФ, наиболее подверженные водной эрозии и дефляции сельхозугодья действительно находятся в регионах Поволжского, Северо-Кавказского, Центрально-Черноземного и Уральского районов. Закустаренные и заросшие мелколесьем, переувлажненные земли преобладают в Нечерноземной зоне, Сибири и на Дальнем Востоке. Процессам опустынивания подвергаются чаще всего почвы в республиках Калмыкия, Дагестан, Бурятия, Тыва, в Краснодарском и Ставропольском краях, Воронежской и Оренбургской областях. Засоленные и солонцовые сельхозугодья — довольно частое явление в ряде регионов Южного федерального округа (Республика Калмыкия, Астраханская и Волгоградская области), Западной Сибири и на юге Урала.

Хорошая почва — дело техники

На конференции «Сберегающее земледелие как путь стабилизации агробизнеса в условиях кризиса», прошедшей в рамках деловой программы форума «Агросалона», участники отмечали, что аграрии закупают все больше культиваторов, отказываясь от плугов, но в целом по развитию сберегающего земледелия Россия еще очень сильно отстает от многих стран. По словам докладчиков, сберегающие технологии — это не только сохранение плодородия, но и значительное повышение производительности труда.

Обсуждая на конференции причины медленного перехода на сберегающее земледелие, специалисты пришли к выводу, что виной всему отставание образования от технологий: в институтах продолжают учить по старым программам. К тому же, как сказали агрономы-практики, существует и психологический барьер.

Впрочем, Игорь Бородулин, как и многие другие, считает, что традиционная технология при правильном ее применении (в том числе научно обоснованной работе с удобрениями) позволяет сохранять плодородие почв в условиях средней полосы. В то же время, по его словам, важны также технологии, связанные с оборотом пласта, работой плосокорезов, секторов. Поэтому НТЦ «Экология» на своей земле (6 тыс. га) использует технологии сберегающего земледелия, применяя современные дискаторы, оборотные плуги, плоскорезы и посев по стерне.

По мнению генерального директора компании «Амазоне-Евротехника», президента Национального движения развития сберегающего земледелия Людмилы Орловой, лучший способ борьбы с эрозией — переход на ресурсосберегающие технологии. «Сегодня Министерством сельского хозяйства выделяется недостаточно средств на борьбу с эрозией. Поэтому лучший способ борьбы с ней — переход на ресурсосберегающие технологии, ведь в этом случае деньги тратятся на решение сразу двух задач: технологическое переоснащение и повышение плодородия почв. Сейчас, когда денег не хватает, это тем более актуально», — уверена гендиректор.

В Минсельхозе почвосберегающие технологии приводят как пример правильной обработки. По мнению директора департамента мелиорации Минсельхоза РФ Георгия Гулюка, переуплотнение почв, вызываемое современной сельхозтехникой, ухудшает физическое состояние покрова земли и ведет к снижению ее плодородия. Последствия такого воздействия сохраняются более трех лет.

Для предотвращения и снижения деградации Гулюк рекомендует аграриям применять почвозащитные технологии возделывания, основанные на безотвальной мульчирующей обработке почвы с сохранением на ее поверхности стерни и пожнивных остатков. Он также советует использовать технологические приемы по минимизации обработки почвы.

Что касается общих рекомендаций, то в Минсельхозе советуют то же, о чем говорили все опрошенные «АТт» специалисты: правильно подбирать севооборот и оптимально размещать поля севооборотов с насыщением их посевами многолетних трав, чередовать полосы многолетних трав с однолетними культурами.

Почвозащитного эффекта можно также добиться с помощью изменения направления основной обработки почвы (в направлении, копирующем горизонтали или под углом) и увеличения глубины пахоты, так как при этом увеличивается впитывающая способность почвы, сокращается поверхностный сток и ее смыв, считают специалисты ведомства.

Где деградируем?

Как рассказали в «Гринпис», большая часть почв была эродирована до распада СССР. На этих площадях сейчас ничего не выращивают, поэтому «зеленые» с 2002 года включили в свою программу «Возродим наш лес» образовательный проект для сельских школьников. Дети засаживают овраги деревьями и многое узнают об эрозии. С самой эродированной почвой ничего не делают: просто сажают неприхотливые породы, которые могут расти в таких условиях.

Однако, начав действовать, проект столкнулся с двумя проблемами: насаждения вытаптываются скотом и сгорают из-за сжигания людьми сухой травы. Чтобы сохранить молодые посадки, «Гринпис» стал согласовывать свои действия с землепользователями и просить поддержки природоохранных организаций. Но последние не смогут решить проблему в одиночку. Остается одно — надеяться на сознательность работающих по почвосберегающим технологиям хозяйств, которых, если верить данным Орловой из «Амазоне-Евротехника», становится все больше. «Сегодня аграрии проявляют интерес к сберегающему земледелию, так как идет тенденция к переходу на культиваторы, а ими торгует большинство компаний, — говорит Орлова. — Тем не менее, до европейского уровня земледелия России еще нужно развиваться: истинно прямой посев в нашей стране применяется на площади не более 1 млн га. Но радует, что на почвосберегающие технологии сейчас переходят многие.

И даже не из-за того, что ставят такую цель, а потому что вспашка — это дорого. Применение культиватора обходится дешевле».

По словам Орловой, цена полного комплекта агрегатов для почвосберегающих технологий значительно ниже цены на комплекс техники для традиционной обработки почвы.

Технология сберегающего земледелия окупает себя, добавляет Курочкин. По его словам, со времени введения новой технологии в хозяйствах его холдинга произошло большое снижение затрат, правда урожайность практически не изменилась.

Необходимость сохранения плодородия понимают и во властных структурах. В Минсельхозе разработана и введена в действие федеральная целевая программа «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006-2010 годы». В документе предлагается проведение комплекса агрохимических мероприятий, направленных на повышение эффективности использования удобрений и мелиорантов, выполнение гидромелиоративных, культуртехнических, противоэрозионных мероприятий и работ по реабилитации нарушенных земель, осуществление агролесомелиоративных и фитомелиоративных мероприятий.

Программой предусмотрен комплекс работ по предотвращению деградации на площади 5,55 млн га, вовлечение в оборот 3,2 млн га неиспользуемых сельскохозяйственных угодий, введение в эксплуатацию 397 тыс. га мелиорируемых земель. Помимо этого планируется защитить 158,7 тыс. га от водной эрозии, затопления и подтопления и 585 тыс. га от ветровой эрозии и опустынивания. Также предусмотрено внесение 15,8 млн т минеральных удобрений в действующем веществе, понижение кислотности почв путем известкования на площади 2037,5 тыс. га, проведение фосфоритования (на 475 тыс. га), уменьшение степени солонцеватости почв за счет гипсования солонцов на площади 162 тыс. га, мелиоративная обработка солонцов (233 тыс. га) и осуществление ряда других мероприятий, связанных с повышением плодородия.

Общий объем ассигнований на реализацию программы по всем источникам финансирования на период 2006—2012 годов (7 лет) составляет 371 млрд руб., в том числе из федерального бюджета — 64 млрд руб., бюджетов субъектов Российской Федерации — 82 млрд руб. и внебюджетных источников — 225 млрд руб.

Однако, по мнению Орловой, Минсельхоз уделяет недостаточно внимания борьбе с деградацией почв: «Программа повышения плодородия построена на основе устаревших понятий и делает акцент в основном на орошение, а не на плодородие», — считает она.

Элементарная терминология
Деградация почв — это постоянное или временное снижение плодородия в результате хозяйственной деятельности человека. Понятие деградации включает в себя водную
и ветровую эрозию (дефляцию), снижение плодородия, заболачивание
и засоление. К деградационным процессам относятся также дегумификация почв, переуплотнение, загрязнение радионуклидами, тяжелыми металлами, отходами производства и другими веществами.
Дефляция почв — выдувание почвенных частиц ветром. В результате снижается плодородие пахотных земель. Иногда приводит к гибели посевов, нарушениям естественной дренажной сети.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама