Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Станции тяжелых времен
Илья Дашковский
Агротехника и технологии
16 декабря 2009
Машинно-тракторные станции (МТС), в 1990-е годы возродившиеся под названием машинно-технологические станции, для одних непонятная аббревиатура, а для других — символ нищеты и упадка. Тем не менее, есть специалисты, которые в необходимости МТС не сомневаются. «АТт» попытался найти ответ на вопрос, кому и при каких условиях нужны сегодня МТС.
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2009
Фото: www. flickr.com

По статистическим данным, количество МТС в России быстро идет на убыль. В 2007 году, по информации ГОСНИТИ, их было 650, а сейчас, по оценкам ФГНУ «Росинформагротех» (Московская область, научно-информационное обеспечение инновационного развития в сфере сельского хозяйства), их осталось всего около 250. Впрочем, точных данных нет ни у кого. Подсчеты затрудняет то, что многие агрохолдинги имеют собственные МТС.

Независимые станции испытывают серьезные финансовые трудности. Поэтому большинство специалистов и экспертов склоняются к мнению, что без государственной поддержки эти организации существовать не могут.

Сервис для неимущих от неимущих

Многие связывают финансовые трудности МТС с тем, что в 1990-е годы они изначально создавались для помощи слабым хозяйствам. Так как у этой категории сельхозпроизводителей денег всегда мало, проблемы с оплатой были вполне предсказуемы. По данным первого заместителя директора по научной работе ФГНУ «Росинформагротех» Дмитрия Буклагина, сегодня в России осталось всего около 200 МТС. Однако это, по его мнению, не означает, что они не востребованы. «Несмотря на быстрое сокращение числа станций, они нужны, потому что в хозяйствах страны техники по-прежнему не хватает», — говорит он.

Генеральный директор «Росагромаша» (российская ассоциация производителей сельхозтехники) Евгений Корчевой разделяет эту точку зрения. «Конечно же станции нужны, — уверен эксперт. — Их услуги для многих хозяйств экономически целесообразны. Но никто не знает, сколько именно у нас в стране сейчас МТС — все оценки очень приблизительны. Во-первых, нет точного определения самого понятия МТС, во-вторых, многие агрохолдинги имеют свои станции, которые никто не учитывает».

Директор по продажам компании «Агротехмаш» (Санкт-Петербург, производство сельскохозяйственной техники) Андрей Горгодзе не удивляется тому, как быстро разоряются МТС. «Для многих учредителей МТС это был побочный бизнес, — объясняет он. — Инвесторы, которые впервые пришли в АПК, считали рентабельность исходя из цены кредита, размера и доступности госсубсидий, затрат на зарплаты, обслуживание и ремонт, а также цен на услуги и продукцию на тот момент. Но время изменилось: вместо ожидаемых денег они получили зерно, и бизнес стал неинтересен. Такая тенденция наблюдалась и в 1997—1998-м, и в 2008—2009 годах. Так как этим людям было куда отступать, они легко расстались с МТС». Горгодзе уверен, что машинно-технологические станции разоряются не потому, что предложение превысило спрос. По его мнению, они просто не рассчитывали услуги под реальный рынок.

С этим не согласен торговый представитель компании «Евротехника» (Самара, дилер сельхозтехники) по Южному федеральному округу Петр Бровков. Он убежден, что МТС в современных условиях не нужны, «потому что на земле должен работать хозяин, а не наемник». Причины разорения станций в наши дни, полагает он, те же, что у их предшественников в СССР: «Когда в 1930-е годы была разруха, а техники ни у кого не было, МТС были нужны. Но как только хозяйства встали на ноги, им станции стали ни к чему».

Практика использования МТС была распространена и в других социалистических странах. Однако сейчас, по словам Бровкова, нигде кроме России таких станций в мире нет. «За границей в основном работает система кооперативов, когда несколько фермеров совместно используют технику», — рассказывает специалист.

Однако Горгодзе не считает, что МТС — это пережиток прошлого. «Станции стали возрождаться во время перестройки, когда хозяйства испытывали трудности. Это нормальная практика во многих странах мира, — уверяет он. — Например, структуры, подобные МТС, есть в США, Канаде, Германии и Венгрии. Только подход к ним «западный». На таких станциях можно заказать весь спектр услуг: выбрать комбайн с комбайнером или без него, заплатить только за уборку или за все услуги, необходимые в этом сезоне».

Ведущий специалист по продажам сельхозтехники компании «Эконива-Агро» (Московская, Воронежская, Курская области и другие регионы России, продажа сельхозтехники, растениеводство и животноводство) Эдуард Иванов также считает, что на данном этапе истории МТС востребованы. Хотя основные контракты заключаются им напрямую с сельхозпроизводителями, а не с МТС, Иванов уверен, что многим хозяйствам без станций не обойтись.

Список обвинений

У сельхозпроизводителей есть общие претензии к МТС. В большинстве хозяйств хотят получать любую технику в удобное время и качественное техническое обслуживание. Многие аграрии в разговоре с «АТт» посетовали, что МТС не предоставляют сервис требуемого уровня.

Директор «Агрофирмы «КРиММ» (Тюменская область, специализируется на производстве овощей и пшеницы) Геннадий Рязанов услугами МТС никогда не пользовался. «У нас нет цивилизованных станций и достойного сервиса на них, — утверждает он. — Мы бы, например, взяли хорошую сеялку, но такой услуги никто в нашем регионе не предоставляет».

В племхозе «Кленово-Чегодаево» (Московская область, животноводство) говорят, что в их районе услуг по аренде сельхозтехники также никто не предлагает. Все машины на предприятии свои, потому что надеяться в случае форс-мажора не на кого.

Действительно, станций, которые могут оказывать услуги «под ключ», как того хотят аграрии, в России мало. В основном МТС обладают дорогой энергонасыщенной техникой, которую не могут купить мелкие хозяйства, — комбайнами и тракторами. Впрочем, Буклагин из ФГНУ «Росинформагротех» считает такую политику правильной. «МТС должны закупать только энергонасыщенную технику, чтобы у них была большая выработка и высокая производительность, — объясняет он. — К тому же эти агрегаты — самые дорогие, и именно их, как правило, не хватает в хозяйствах либо используются они неэффективно».

Критикуют МТС и за плохое обслуживание техники. Аграрии жалуются на частые поломки и задержку с ремонтом. У этого есть логическое объяснение, считает Корчевой. «МТС — это другая форма организации, — говорит он. — Там нагрузка на технику в 2-3 раза выше, поэтому она быстрее ломается и выходит из строя. Сами станции в этом не виноваты».

Наконец, многие сельхозпроизводители считают, что пользоваться услугами МТС экономически невыгодно. Как ни странно, отчасти это мнение поддерживают сами руководители машинно-технологических станций. Заместитель директора Павловской МТС (Воронежская область) Алексей Плиса подчеркивает, что целесообразность использования услуг станции зависит от размера сельхозпредприятия. «Есть хозяйства, которым экономически невыгодно работать с МТС. У сельхозпроизводителей, имеющих в обработке от 2 тыс. га пахотных земель, техника должна быть своя, в особенности в регионах рискованного земледелия. Это объясняется необходимостью в некоторых случаях оперативного, незамедлительного применения необходимых агроприемов. А вот если земли меньше, то сотрудничать с нами выгодно, иначе техника будет использоваться неэффективно и иметь большой срок окупаемости, что в свою очередь отразиться на себестоимости зерна», — замечает Плиса.

Начальник производственного отдела МТС «Башкирская» (Республика Башкортостан) Татьяна Мустаева полагает, что аграрии просто недостаточно осведомлены о работе станций. «Заказывать одну операцию действительно невыгодно. Гораздо эффективнее брать сразу весь спектр услуг — от вспашки до уборки», — считает она, добавляя, что те МТС, которые таких запросов выполнить не могут, проигрывают в конкурентной борьбе.

Что же касается стоимости аренды техники, то она варьируется в зависимости от региона. По расценкам МТС «Башкирская», например, уборка сахарной свеклы будет стоить 6 тыс. руб./га. Плюс еще 2 тыс. руб./га понадобится заплатить за работу трактора. Посев этой культуры обойдется в 1 тыс. руб./га. На Павловской МТС зерноуборочный комбайн будет стоить хозяйству 1,5-2 тыс. руб./га.

Кризис без начала и конца

Глядя на быстрое сокращение числа МТС, многие специалисты приходят к выводу, что без господдержки станции существовать не смогут. Буклагин из «Росинформагротеха» приводит в пример МТС «Башкирская», которая успешно работает с 2000 года именно благодаря поддержке из республиканского бюджета. Мустаева не отрицает этот факт. «Да, мы получаем средства из республиканского бюджета. На эти деньги закупаем новую технику. Но на все остальные расходы, включая зарплату сотрудникам, ремонт и обслуживание машин, мы зарабатываем сами», — уточняет она.

Выжить самостоятельно МТС сложно, так как аграрии часто рассчитываются урожаем, а не деньгами. Многие руководители станций жалуются на то, что с ними не расплачиваются вообще. Корчевой из «Росагромаша» объясняет это простым расчетом. По его словам, отдать долг урожаем хозяйствам выгоднее. Но самая вероятная причина — отсутствие у них денег. Поэтому эксперт рекомендует МТС концентрировать усилия на уборке урожая, то есть работать в тот сезон, когда у крестьян еще есть живые деньги.

Факт ухода от оплаты за выполненную работу подтверждает и Мустаева. Практика расплаты урожаем, то есть бартерный расчет, по ее словам, распространена широко. «У сельхозпроизводителей просто нет средств. Мы справляемся с продажей продукции, в основном зерна, но проблема в том, что цены на него постоянно падают, и в итоге мы получаем за свою работу меньше денег. Встречаются и те, кто вообще не платит, но мы с ними после этого не работаем и подаем в суд. У нас даже есть своя юридическая служба, которая занимается такими вопросами», — делится опытом специалист.

Кризис, как ни странно, на спрос техники никак не повлиял. В МТС рассказывают, что у аграриев нет иного выбора — без машин они просто не смогут работать. Правда обострилась упомянутая проблема расчета за выполненную работу.

Чтобы хоть как-то подстраховать себя, МТС сами начали заниматься сельским хозяйством. Своя земля, как оказалось, есть у всех опрошенных «АТт» станций. Например, у Павловской МТС 10 тыс. га земли, на которых выращивают в основном зерновые. В МТС «Башкирская» - более 110 га, на которых выращивают все — от зерновых до технических культур.

Своя земля была и у СПК МТС «Сельхозтехника» (республика Саха) — более 100 га, на которых выращивали овес на сено. Но это не спасло предприятие от разорения. Начальник производственного отдела этой станции Рашит Полохов рассказывает, что продержаться удалось в общей сложности восемь лет. Сейчас его предприятие проходит процедуру банкротства из-за долгов. Такой исход Полохов связывает с тем, что аграрии не платили за оказанные им услуги. «У сельхозпроизводителей не только нет денег, они еще и не хотят их отдавать МТС, — жалуется он. — Для них мы до сих пор государственная контора, которая в любом случае получит средства из бюджета. Но это уже давно не так. Более того, технику ломают и не возвращают вовремя».

На прибыль «Сельхозтехнике» удалось выйти в 2005 году. Однако задолженность хозяйств перед МТС постоянно росла, а получить деньги с аграриев можно было только через суд. К тому же часть хозяйств разорилась, поэтому вернуть долги они не смогли, добавляет Полохов. В результате МТС не расплатилась за приобретенную технику, хотя сумма, по словам Полохова, оставалась небольшая.

В качестве образца некоторые специалисты ставят Европу, где функции МТС выполняют своего рода кооперативы фермеров. Несколько предприятий используют общую технику. В результате она не только не простаивает, но и обходится дешевле: расходы на покупку машин сокращаются в несколько раз.

Такая организация подошла бы России, если бы не огромные площади хозяйств. «Когда у тебя 6 тыс. га, ни на кого надеяться не приходится, — говорит Рязанов из «КРиММ». — Сосед просто не сможет помочь — у него тоже огромные площади, и поделиться техникой до конца сезона он не успеет». В ЕС площадь хозяйств в 20-30 раз меньше, поэтому там можно использовать один комбайн в нескольких фермах и успеть убрать урожай, согласен Корчевой.

Получается, что российским аграриям в условиях недостатка техники остается надеяться только на МТС, если они, конечно, еще есть в округе. Тем более когда к оплате принимают даже урожай, что вдвойне удобно.

Идея для бедных
В СССР машинно-технологические станции были государственными предприятиями. Они снабжали колхозы, в которых до середины 1950-х ощущался дефицит машин. МТС, как говорят эксперты, в те времена владели всеми видами техники — от комбайнов до почвообрабатывающих агрегатов.
Первая станция была создана в 1928 году в Одесской области на базе тракторной колонны совхоза им. Шевченко. Масштабное строительство МТС началось уже в следующем году. Со второй половины 1950-х обслуживание через станции потеряло то жизненно важное значение, которое оно имело в 1930—1940 годы, поэтому руководство страны решило перейти к продаже техники непосредственно колхозам, а МТС реорганизовать в ремонтно-технические станции.
Появившиеся в 1990-х годах частные сельхозпроизводители испытывали серьезный недостаток техники, что тормозило их развитие. Это послужило толчком к возвращению МТС. По указу Президента Р. Ф. Бориса Ельцина от 10 сентября 1996 года № 1341 «О мерах по развитию сети машинно-технологических станций» МТС отнесли к промышленным предприятиям. Изначально было организовано около 800 станций по всей стране.

Источник: данные экспертов
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама