Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Легальная разделка
Алена Гроздова
Агротехника и технологии
13 февраля 2010
Одна из самых серьезных проблем российской мясной отрасли — неудовлетворительное состояние предприятий по убою и первичной переработке скота, утверждают эксперты. Точного числа боен в нашей стране не знает никто. Очевидно только одно: за последние 17-18 лет строительство новых объектов было практически приостановлено, а многие старые закрылись. В связи с нехваткой отечественного сырья и ростом импортных поставок мяса они оказались невостребованными.
журнал «Агротехника и технологии»
январь-февраль 2010
Фото: www. flickr.com

Подавляющее большинство вновь строящихся мясокомбинатов не имеют убойных цехов и производственных мощностей по переработке такой продукции, как субпродукты второй категории, кровь, шкуро- и жиросырье, кишки, эндокринно-ферментное, специальное и техническое сырье и т. д., констатирует Андрей Лисицын, директор ВНИИ мясной промышленности им. В. М. Горбатова Россельхозакадемии.

Немалое количество действующих в отрасли предприятий по убою оснащено преимущественно оборудованием отечественного производства с критическим сроком эксплуатации не более 10 лет. Однако эти машины используются уже не один десяток лет. «Процент износа холодильного оборудования, эксплуатируемого на этих предприятиях, составляет 60-70%, а возраст этих агрегатов достигает в среднем 30-40 лет», — негодует эксперт.

Первым делом поголовье

Со слов руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергея Юшина, прежде чем поднимать вопрос о строительстве боен в стране, следует обеспечить структурные реформы в свиноводстве, которые должны будут привести к загрузке мощностей. Разумеется, возводить независимые предприятия по убою разумно только в тех регионах, где сконцентрировано масштабное производство сырья, рассуждает эксперт. Но таких территорий в России единицы. Сегодня можно говорить только о Белгородской и Липецкой области.

С Юшиным соглашается Лисицын. «Судя по малой плотности сырьевой базы в Северо-Западном округе (0,28 т/кв. км), Уральском (0,38), Сибирском (0,28) и Дальневосточном (0,03), строительство крупных предприятий в этих регионах пока нецелесообразно, — полагает эксперт. — Зато в Центральном, Приволжском и Южном округах, где показатель плотности сырья превышает средний по стране в 5-6 раз, или быстрыми темпами развивающейся Центрально-Черноземной зоне — Белгороде, Орле, Липецке — функционирование крупных и средних предприятий экономически целесообразно».

В России проведено множество исследований, направленных на изучение развития скотоводства в различных регионах, говорит Лисицын. Было выяснено, что наличие пастбищ и климатические условия позволяют в перспективе заполнить животноводческими хозяйствами практически все регионы страны, в том числе и те, где животноводства сейчас практически нет. «Возьмите, к примеру, Туву. Она близка по климату к Канаде, где развито беспривязное круглогодичное содержание скота на открытом воздухе. Следовательно, и в Туве есть все условия для этой малозатратной технологии», — отмечает эксперт.

Что же касается свинины, то, по словам Юшина, почти половина всего ее объема, производимого на сегодняшний день в стране, приходится на долю ЛПХ, которые не могут гарантировать предприятиям по убою своевременные и регулярные поставки животных соответствующих стандартов. Иными словами, в областях, где свинину производят в основном ЛПХ, современной бойни быть не может, делает вывод эксперт.

Единственный выход из ситуации — наращивать объемы качественного поголовья на сельхозпредприятиях, считают эксперты. Однако это является нелегкой задачей, замечает председатель совета директоров АПХ «Мираторг» Александр Линник. Товарное поголовье должно иметь стандартный вес, высокий выход мяса, низкую себестоимость производства, а для этого нужны немалые инвестиции. «Мы подсчитали, что для создания современных свинокомплексов производительностью 2 млн гол./год требуется 27 млрд руб., а для строительства бойни той же мощности — 3-5 млрд руб. (в зависимости от глубины переработки), то есть в 5-7 раз меньше», — приводит пример Линник.

Тем не менее, увеличение поголовья свиней и КРС необходимо. Без этой меры не обойтись, не сомневается президент агрохолдинга «Талина» Виктор Бирюков. «Если не будет нужного объема сырья, то и строительство боен будет бессмысленно, — говорит он. — Мы бы, например, могли построить бойню не на 2, а на 3 млн гол./год — тогда и себестоимость на один килограмм мяса была бы еще ниже. Но где взять столько свиней?»

Размер имеет значение

Еще один не менее важный вопрос, обсуждаемый экспертами, — какого размера предприятия по убою и первичной переработки скота могут быть наиболее экономически эффективными: крупные — свыше 100 т мяса в сутки, средние — от 30 до 100 т мяса в сутки или мелкие — до 30 т мяса в сутки.

Сегодня некоторые специалисты выступают за то, чтобы в некоторых регионах страны строить двухтонные предприятия, говорит Лисицын. По его мнению, иногда это целесообразно: мелкие предприятия дают возможность получить экономический эффект за счет сокращения транспортных расходов по доставке скота и потерь полезной массы. Но себестоимость производства таких предприятий будет очень высокой, не сомневается эксперт. Кроме того, сегодня очень жесткие требования к экологии, напоминает он, а стоки при первичной переработке скота дают очень тяжелую нагрузку на окружающую среду, да и расходы на очистное сооружение зачастую выше стоимости самого предприятия, если оно имеет малую мощность. Поэтому Лисицын поддерживает строительство крупных предприятий по убою и первичной переработке: удельные затраты на них гораздо меньше, а следовательно, и себестоимость продукта ниже. К примеру, эффективность функционирования предприятия мощностью 10 т мяса в смену выше, чем у предприятия мощностью 2 т мяса в смену, потому что затраты на него в 3,5 раза меньше, а фондоотдача в 2,6 раза больше, подсчитывает Лисицын.

Со слов эксперта, в целом по России на долю мелких предприятий по производству мяса мощностью до 30 т в смену приходится 78,1%, число средних объектов составляет 18,4%, а предприятий мощностью свыше 100 т в смену — всего 3,5%.

По мнению Юшина, небольшой процент крупных боен в стране объясняется тем, что за последние 20 лет поголовье свиней сократилось вдвое и концентрация производства слишком низкая. Сегодня немного предприятий имеют достаточно большое поголовье свиней на откорме для того, чтобы заняться строительством современной высокопроизводительной бойни. Выход из сложившейся ситуации он видит в кооперации нескольких крупных производителей в одном или соседних регионах.

Если же говорить о создании боен как отдельного бизнеса, то в России для этого направления на данном этапе экономических перспектив нет, огорчен эксперт. Интерес независимых инвесторов к их строительству возникнет только тогда, когда на фоне увеличения производства свиней на убой цена снизится настолько, что появится возможность вкладывать деньги в бойню с перспективой окупаемости 6-8 лет. Но пока цены на живок слишком высоки, чтобы заниматься глубокой переработкой туши. «Поэтому сегодня строить бойни выгодно исключительно вертикально интегрированным агрохолдингам: для них цена на рынке живка не так важна, как цена на реализуемое мясо. Тут либо зарабатывает свинокомплекс, либо бойня, но в рамках агрохолдинга финансовый результат будет зависеть от цены на мясо», — поясняет Юшин.

Убой не для всех

Согласно данным Минсельхоза РФ, в рамках реализации «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы» по состоянию на начало 2009 года в России строилось и реконструировалось 53 мясохладобойни общей мощностью 71,833 тыс. гол./сут., констатирует Бирюков. «Какое количество из них уже построено, ответить сложно, — говорит он. — Но известно, что реализовали проекты такие компании, как «Мираторг» (мощность — 440 гол./сут. свиней, Белгород), «Белгранкорм» (120 гол./час свиней и 25 гол./час КРС, Белгород), «Митлэнд Фуд Групп» (50 гол./час свиней, Санкт-Петербург). Заметьте, некоторые из этих компаний являются крупными производителями, имеющими собственное большое поголовье». «В первую очередь мы создали сырьевую базу, так сказать, основу производства, а потом уже запустили бойню, — рассказывает Линник из «Мираторга». — Строительство этого предприятия — естественный шаг в развитии нашего холдинга, недостающее звено в цепочке от поля до прилавка. Теперь, имея собственную глубокую переработку, мы можем производить товар с большей добавленной стоимостью и, соответственно, больше зарабатывать».

В бойню мощностью 2 млн голов или 165 тыс. т в убойном весе в год «Мираторг» инвестировал 5,43 млрд руб. По словам Линника, к концу 2009 года свинокомплексы агрохолдинга произвели 1 млн голов скота. Чтобы загрузить бойню на все 100%, оставшаяся часть сырья будет закупаться у других сельхозкомпаний Белгородской области.

Строительство современного предприятия по убою мощностью 460 гол./час свиней и 40 гол./час КРС планируют и в агрохолдинге «Талина». «Оно разместится в Республике Мордовия в селе Атяшево, рядом с одним из наших мясоперерабатывающих комбинатов — «Атяшевским», — рассказывает Бирюков. По словам специалиста, в строительство бойни со всей внешней инфраструктурой планируется инвестировать 7,285 млрд руб. В соответствии с бизнес-планом он рассчитывает на восьмилетний срок окупаемости проекта. «Благодаря современному оборудованию мы можем произвести на имеющихся производственных площадях те же продукты, что и на новых бойнях. Поэтому если говорить об инвестициях в технологию убоя и разделки мяса, то здесь речь может идти не об увеличении глубины переработки, а о повышении рентабельности за счет снижения затрат на процессинг, — объясняет президент агрохолдинга. — На современных высокотехнологичных бойнях затраты на него на 30% ниже, чем на существующих предприятиях». Разу- меется, с учетом острой нехватки в России современных боен компания будет принимать скот и от других сельхозпредприятий — около 50% от общего объема необходимого сырья, добавляет он.

Собственная высокотехнологичная и высокопроизводительная бойня — тяжелый инфраструктурный проект, который далеко не каждому крупному мясопроизводителю или переработчику по плечу, не сомневается Бирюков. Помимо зданий и оборудования, требуются удобные подъездные пути, соблюдение жестких санитарных норм. Поэтому для создания подобных предприятий необходимо частно-государственное партнерство, вариантом которого стала недавно принятая отраслевая программа Минсельхоза «Развитие первичной переработки скота на 2010-2012 годы».

Однако после создания достаточного количества современных боен в нашей стране непременно сохранятся мелкие предприятия соответствующего профиля, что связано прежде всего с отсутствием логистики, не сомневается Бирюков. «Именно такая ситуация, например, сложилась в Канаде: там наравне с огромными комбинатами, где бьют по 4 тыс. гол./сут. КРС, существуют небольшие бойни, расположенные в зданиях, которые по-русски иначе как «сараями» и назвать нельзя», — говорит он.

Рогатинами по оврагам

В России же наравне с пока еще единичными крупными предприятиями по убою существует огромное количество «недобросовестных» мелких боен. По словам Юшина, большинство из них аттестованы Россельхознадзором, но на деле не соблюдают требования этой организации, а также нарушают природоохранные и санитарно-гигиенические нормы. «На многих таких предприятиях отсутствуют элементарные очистные сооружения. Кроме того, они не соблюдают требования по утилизации вредных отходов. Чтобы искоренить эти производства, нужно расширять полномочия федерального Россельхознадзора, так как ветеринарные службы, находящиеся в ведении местных властей, либо игнорируют свои обязанности, либо выполняют их не в полной мере», — не сомневается эксперт.

Также присутствует большое количество боен, которые работают в разных регионах страны нелегально. С ними проблема еще более сложная, потому что они не только не соблюдают санитарные нормы и ветеринарные требования, но и создают условия для недобросовестной конкуренции на рынке, подчеркивает Юшин. По его словам, нелегальная продукция востребована в мелкой рознице: через торговые сети проходит только 30%, остальные объемы идут на рынки и в небольшие магазины, которые не утруждают себя проверкой сопроводительных документов: лишь бы цена была низкая.

Кстати, из всех видов мяса производство баранины вообще находится «в серой зоне» и с трудом контролируется ветеринарной и налоговой службами, добавляет эксперт. Это подтверждают постоянные региональные новости о задержании машин с бараниной, на которую не оформлены ветеринарные свидетельства и справки. Кстати, с продажи этого мяса достигается максимальная маржа.

Помимо существования нелегальных боен в России распространен и домашний забой, при котором животных забивают в чудовищных условиях — образно говоря, рогатинами по оврагам, негодует Бирюков. Как правило, это происходит в мелких ЛПХ, добавляет Юшин. Забитый ими скот распространяется вдоль трасс или попадает на местные колхозные рынки.

Это происходит даже несмотря на то, что в России подворный убой запрещен законом с первого июня 2008 года. Тогда как в соответствии с требованиями ветеринарно-санитарных правил государственная ветеринарная служба не оформляет ветеринарные свидетельства и справки на мясо, полученное при подворном убое скота. Этот метод разрешен лишь в случаях, если скот откармливают в личном хозяйстве для собственных нужд.

Убой с проблемами и без
В настоящее время с убоем птиц нет никаких проблем, утверждают эксперты. Большинство функционирующих птицефабрик — индустриальные предприятия, имеющие цеха по убою, на которых происходит глубокая первичная переработка птицы. Это подтверждает разно-образный ассортимент птицеводческой продукции на полках магазинов.
А вот об убое КРС сказать сегодня практически нечего. По словам экспертов, скота в товарном объеме попросту нет, поэтому, прежде чем говорить об убое, нужно увеличить поголовье.
В настоящее время агрохолдинг «Мираторг» планирует заняться выращиванием высокопродуктивных пород мясного КРС в Брянской области. Со слов менеджера по связям с общественностью Екатерины Щетининой, в организацию производства планируется инвестировать 17 млрд руб. собственных и заемных средств. В настоящее время агрохолдинг ведет переговоры с Внешэкономбанком и Россельхозбанком о финансировании проекта.
Маточное стадо будет насчитывать 100 тыс.
голов, делится планами Щетинина. Это минимальный показатель, который позволит сделать проект экономически эффективным. По ее словам, в 2010 планируется завезти из-за рубежа 25 тыс. голов породы Ангус Герефорд, такое же количество (по 25 тыс. голов) будет поставлено в 2011—2012 годах. Также «Мираторг» намеревается построить бойню мощностью 50 тыс. т для производства охлажденной говядины, в том числе и мраморного мяса. Поставлять
готовую продукцию планируется в розничные сети и в сегмент HoReCa.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама