Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Убыточный дефицит
Илья Дашковский
Агротехника и технологии
29 апреля 2010
В России не хватает элеваторных мощностей. Урожаи зерновых растут, государственные интервенции способствуют накоплению запасов зерна, но повышение спроса на услуги зернохранилищ почему-то не способствует увеличению предложения. Не выросли, по словам участников рынка, и цены на хранение. В результате строительство новых элеваторных мощностей аграрии считают невыгодным.
журнал «Агротехника и технологии»
март-апрель 2010
Фото: www. flickr.com

По данным специалистов, за последние 20 лет в России не построено ни одного крупного элеватора. Руководители агрохолдингов и сельскохозяйственных компаний объясняют это тем, что из-за сложившейся на рынке ситуации новые мощности не окупаются за тот срок, на который в России можно получить кредит. Обычно это 5-7 лет под 14-16% годовых. Окупаемость же вложенных средств, как правило, составляет 10-15 лет. Только по прошествии этого времени можно рассчитывать на прибыль, которая будет небольшой даже по меркам сельхозпроизводителей — не более 20% в год. Помощь тех регионов, которые выделяют субсидии под строительство зернохранилищ, по словам аграриев, положение не улучшает.

Суровая правда цифр

По данным ведущего эксперта Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР, Москва, аграрный консалтинг) Олега Суханова, в России всего 39 станций хранения зерна, но даже такое малое для России количество загружено не полностью. В сезоне рекордно высокого урожая 2008/09 года каждая из них «подняла в вагоны» свыше 100 тыс. т зерна. Это означает, что средняя станция с элеваторной мощностью 50-75 тыс. т сделала по полтора-два оборота. Все 39 российских станций погрузили в вагоны более 7 млн т зерна. Причем половина отгрузок пришлась всего на 12 крупнейших станций. Из них 9 находятся в Ставропольском крае, 1 — в Краснодарском, 2 — в Тамбовской области.

В дополнение к этому резко возросли тарифы на железнодорожные перевозки, что сделало привлекательным автомобильный транспорт. Теперь грузовики доставляют зерно минуя элеваторы непосредственно конечным потребителям — экспортным терминалам и перерабатывающим предприятиям, говорит Суханов.

Большое количество перевозок зерна автотранспортом уже привело к резкому падению загрузки и оборота основных элеваторов и снижению их капитализации. Особенно это касается Краснодарского края. «Разумеется, важную роль здесь играет отношение правительства РФ к фактической монополизации железнодорожных перево-зок и исключительно теоретическая возможность применения антимонопольного законодательства», — анализирует эксперт.

Суханов указывает также на препятствия для входа нового игрока на этот рынок. Основное из них — это плотная конкуренция. На ряде станций параллельно с элеваторами работают одна или несколько отгрузочных площадок, которые и «делают рынок». Большинством элеваторов управляют крупные холдинговые компании и управленческие команды, которые не намерены делиться своим бизнесом. «Многие внешне привлекательные элеваторные объекты на деле являются частью большого зернопроизводящего и зерноперерабатывающего холдинга, так что барьеры для входа могут оказаться практически непреодолимыми. Придется целиком покупать холдинг или всю его региональную часть со всеми аграрными активами», — предупреждает Суханов.

В ближайшие 3-5 лет следует ожидать формирования порядка 5-10 устойчивых маршрутов от элеваторов к Новороссийску и другим портам, предполагает эксперт. Это повлияет на географию размещения элеваторов.

Теория и практика

После того, как урожаи зерновых начали бить рекорды, а государственные интервенции значительно увеличили запасы зерна, многие чиновники стали говорить о нехватке в России элеваторных мощностей и необходимости строить новые объекты. Но, как видно из слов экспертов, строительство и эксплуатация элеваторов оказывается не таким выгодным делом, как кажется на первый взгляд.

По словам Алексея Князева, генерального директора АПК «Стойленская Нива» (Белгородская область, производство хлебобулочных и кондитерских изделий и переработка зерна), на сегодняшний день элеваторный бизнес не демонстрирует и 20%-ной рентабельности. По расчетам специалистов компании, стоимость строительства элеватора емкостью 60 тыс. т достигает $12 млн ($200/т). Тогда как прибыль от оказания услуг даже при полной загрузке будет составлять максимум $1-1,5 млн/год. Соответственно, велика вероятность, что доходов будет меньше.

Генеральный директор «Рус-грейн Холдинга» (Воронежская, Ростовская, Омская области; 87 тыс. га, растениеводство, животноводство, хранение и переработка сельхозпродукции) Алексей Верхотуров приводит похожие цифры. По его данным, строительство элеватора стоит от $200-400/т. По мнению руководителя, целесообразно возводить мощности емкостью не менее 100 тыс. т, меньше — невыгодно. Строительство одной тонны хранения такого объекта обойдется, по последним расчетам специалиста, примерно в $271.

При таких расходах быстро «отбить» вложения не удастся, сожалеет Верхотуров. «За приемку и отгрузку зерна можно брать примерно $20, а за месяц хранения 1 т — всего $2-2,5. Вместе с некоторыми другими платежами доход от элеваторной деятельности за 5-6 месяцев, в течение которых обычно хранят зерно, составляет $32-36/т зерна. Если принять во внимание ставку дисконтирования (а сегодня ставка по кредитам в среднем 14%), то окупаемость проекта строительства намного больше 10 лет, поясняет специалист.

В то же время он сомневается в наличии дефицита зернохранилищ. «Элеваторов на самом деле пока хватает, гораздо важнее проблема их обветшалости. Большинство объектов были построены в 1970-е годы и уже не способны принимать зерно в прежних объемах», — говорит он.

По мнению генерального директора компании «Ивантеевский Элеватормельмаш» (Московская область, производство транспортного и погрузочного оборудования) Любови Друзьяк, еще одна проблема российских элеваторов в том, что они строились в районах потребления зерна, в то время как за границей их сосредотачивали в портах. Для решения вопроса необходимо приблизить наши элеваторы к производителю и портам, считает она.

Дело в том, что сменились районы производства зерна, поясняет специалист. «Те регионы, которые имели деньги (в основном нефте- и газодобывающие), поддерживали сельхозпроизводителя, в том числе спонсируя строительство элеваторов. Поэтому вышло так, что мощностей на самом деле хватает, но находятся они не в том месте, где нужно. К тому же сейчас активно возводят металлические элеваторы, а дорогих больших бетонных объектов, которые лучше сохраняют зерно, как раз недостаточно», — сетует Друзьяк.

Суханов подтверждает факт массового строительства сельхозпроизводителями современных металлических мини-элеваторов и напольных зернохранилищ для хранения зерна и масличных. Такая тенденция, по его данным, полностью совпадает с общемировой практикой. «Доставшаяся нам в наследство от советской мобилизационной экономики традиционная система хранения и отгрузок зерна крупными элеваторами будет окончательно подорвана, — не сомневается он. — Крупные элеваторы станут хранить госрезерв, зерно интервенционного фонда (это крайне нестабильный и непредсказуемый бизнес), а также быстро накапливать и отгружать зерно на маршруты». Остальное зерно, идущее на внутренние нужды, будет храниться у сельхозпроизводителей и переработчиков.

Андрей Сизов-младший, управляющий директор центра «Сов-Экон» (Москва, сельскохозяйственный консалтинг), считает, что ситуация с элеваторами понемногу улучшается. Во-первых, инвестировать в мощности по хранению стали агрохолдинги (особенно это заметно в Черноземье). Во-вторых, в этом году федеральный бюджет начал субсидировать ставки по кредитам на строительство элеваторов, что может способствовать некоторому росту инвестиций. Однако существенного увеличения мощностей по хранению эксперт все же не ожидает, так как элеваторный бизнес остается в целом малорентабельным, а вложения в него интересны в первую очередь в связке с трейдингом или растениеводством.

Элеваторное наследство

Аграрии убеждены, что лучше всего заниматься модернизацией старых элеваторов. Вложений больших средств в новые объекты они боятся.

Главный агроном агрохолдинга «Сельхозинвест» (Орловская область, растениеводство) Сергей Авенков говорит, что рентабельность во многом зависит от объема хранилища. «Строительство оправданно, только когда объединяются крупные хозяйства, — настаивает он. — В теории рентабельным может быть возведение элеватора мощностью от 40 тыс. т. Но с нуля строить очень трудно, нужна хоть какая-то основа. У нас, например, есть старые элеваторы, которые мы модернизировали». По прогнозам специалиста, дефицит элеваторных мощностей в ближайшие годы будет расти — государственные интервенции гарантируют загрузку.

Генеральный директор компании «Торбеевский элеватор» (Мордовия) Николай Салмов утверждает, что, даже если элеватор строит компания-зернотрейдер, через которую проходят большие объемы зерна, он окупается очень тяжело. В среднем же, по его информации, срок окупаемости этих объектов — 10-15 лет, в то время как кредит выдают только на 5-8 лет со ставкой 16% годовых. По подсчетам специалиста, даже если просить за хранение тонны зерна 65 руб./мес., то новый элеватор не окупится в приемлемый для инвестора срок. «Старые элеваторы тоже требуют немалых затрат: 36-42 руб./мес. на тонну мощности, а ведь еще надо платить зарплату работникам», — рассуждает гендиректор.

Несмотря на сложную экономическую ситуацию, компания смогла два года назад приобрести и установить компьютеризированное оборудование стоимостью 6 млн руб., благодаря чему старый элеватор теперь стал почти полностью автоматизированным.

Модернизированными элеваторами, доставшимся «в наследство» от СССР, довольны и в «Стойленской Ниве». В дивизион компании по переработке зернового сырья на сегодняшний день входят два комбината хлебопродуктов, расположенных в Курске и Старом Осколе, а также два предприятия в Воронежской области — «Абрамовский КХП» и «Таловский элеватор», рассказывает Князев. На последние два предприятия ложится основная нагрузка по хранению стороннего зерна. Оба элеватора обладают смешанным типом хранения (по типу хранения элеваторы делятся на силосные, ангарные и смешанные), а фактически возможные объемы единовременного хранения составляют 72 тыс. и 70 тыс. т соответственно. Мощности по приемке сырья Абрамовского комбината равны 2 тыс.  т в смену, мощности по отгрузке — 1,7 тыс. т в смену. Комбинат в состоянии подрабатывать порядка 600 т и сушить 500 т зерна за одну смену. «Таловский элеватор» может принять 3 тыс. т сырья в смену, отгрузить 2,4 тыс. т, а мощности по подработке и сушке равны 500 и 400 т в смену. «На сегодняшний день мы удовлетворены состоянием наших элеваторов и ограничиваемся плановыми ремонтными работами», — говорит Князев.

Интерес к строительству новых объектов, по его мнению, проявляют те компании, для которых элеватор является необходимым звеном в производственной цепочке. Прежде всего к таковым относятся крупные производители зерна. «Для них это является оправданным шагом, поскольку потери от невозможности размещения собранного урожая, ухудшения качества (из-за хранения на токах или малоприспособленных амбарах) могут быть очень высоки», — поясняет топ-менеджер холдинга. Необходимость строить элеватор есть также у мельниц и комбикормовых заводов: производственный цикл подразумевает наличие запасов сырья как минимум на 1-2 месяца. Крупные международные зернотрейдеры тоже могут быть заинтересованы в строительстве элеваторов в качестве баз для сбора крупных объемов зерна и их последующей продажи, добавляет Князев.

Как видно из слов игроков рынка, проверять теорию на практике пока страшно. А значит и дефицит мощностей для хранения зерна в ближайшее время останется головной болью и для государства, и для аграриев.

Мнение за строительство
Дмитрий Балков,
коммерческий директор компании Petkus Technologie GmbH,
сомневается в корректности приведенных расчетов руководителей агрохолдингов. Ошибки в цифрах, по его мнению, не позволят оценить рентабельность бизнеса. И хотя приведенная стоимость услуг гораздо выше действующих сегодня, утверждает он, но и стоимость самого строительства в $300/т также сильно завышена. Реальной специалист считает цену в $130-150/т.
Как и любое другое предприятие, элеватор сам по себе не может приносить прибыль или убытки, настаивает специалист. Все зависит от эффективности управления и «заточенности» его под вполне определенный вид деятельности.
Например, если владельцы предполагают использовать элеватор для долгосрочного хранения зерна, то себестоимость хранения можно существенно снизить за счет «упрощения» структуры элеватора, снижения мощности транспортного оборудования, относительного уменьшения количества емкостей и т. д.
Если же хозяева зернохранилища рассчитывают на активное сотрудничество, например, с мелькомбинатом или комбикормовым заводом, то упор, вероятнее всего, будет сделан на относительно небольшие, но имеющие выгрузную воронку емкости, что в разы уменьшит расход времени на освобождение и очистку силоса.
А самые крупные элеваторы, рассчитанные на работу с давальческим зерном, получаемым на короткий срок от растениеводов прямо с поля, скорее всего, будут иметь мощные системы очистки и сушки материала.
Строительство нового элеватора
В случае принятия решения о строительстве нового элеватора необходимо учитывать, что в будущем неизбежно произойдет перестройка зернового хозяйства России: зерно преимущественно станет храниться в хозяйствах, считает ведущий эксперт ИКАРа Олег Суханов.
Кроме того, надо обратить внимание на неминуемую маршрутизацию (ориентирование на определенные пути доставки зерна) тех элеваторов, которые выживут в предстоящей жесткой конкурентной борьбе.
С точки зрения специалистов ИКАРа, оптимальный объем современного зернового элеватора в крупном зернопроизводящем регионе в последние годы снижается с традиционных 80-120 тыс. т до 40-80 тыс. т. Такой объем, считает Суханов, позволяет иметь резервные мощности для хранения собственного зерна и зерна третьих лиц и в то же время обеспечивать высокую годовую загрузку элеватора.
Ссылаясь на опыт других стран, специалист утверждает, что для обеспечения устойчивой работы линейного элеватора он должен делать порядка 4-8 оборотов в год. Крайне рискованно строить гигантские элеваторы в расчете на массовое долгосрочное хранение зерна — они почти гарантированно будут стоять полупустыми, предупреждает Суханов.
Как избежать обмана
При завозе зерна на элеватор в больших объемах стоит обратить внимание на несколько моментов, рекомендует Алексей Князев, генеральный директор АПК «Стойленская Нива».
Один из них — это вес принимаемого зерна. Весовое хозяйство элеватора должно быть проверено и опломбировано. (В случае наличия весов в месте загрузки, например, на токах, задача существенно упрощается.) Но наиболее значимым является контроль за качеством зерна. Завышенные сорная примесь и влажность ведут к уменьшению зачетного веса и увеличению расходов на подработку и сушку.
Стоит опасаться и занижения содержания клейковины — из-за этого зерно переходит в более низкий класс с соответствующей потерей в цене, продолжает Князев. Помочь в решении проблемы искажения количественных и качественных параметров могли бы мобильные лаборатории, берущие зерно на анализ с токов, считает он. Стоимость необходимых приборов, по оценке специалиста, невелика, к тому же для их использования достаточно начальных знаний в данной области.
Также необходимо совместно с элеватором отбирать пробы зерна (в двух экземплярах) и выборочно отдавать первые образцы в независимую лабораторию, а вторые оставлять элеватору (как правило, срок хранения образцов не превышает 15-20 дней) для возможности подтверждения данных лаборатории и проверки соответствия образцов, советует генеральный директор. Особенно это касается партий зерна, имеющих пограничные значения между классами, добавляет он.
Князев подчеркивает, что если элеватор имеет возможность раздельного хранения зерна по различным качественным параметрам (в частности, по клейковине), то необходимо использовать это преимущество, так как при прочих равных показателях пшеница, например, 4 класса с клейковиной 22 (максимальное значение для класса) имеет большую ценность, чем с клейковиной 18 (минимальное значение).
В случае покупки зерна на элеваторе все необходимые данные прописываются в анализной карте, но нелишним будет составить дополнительное соглашение, учитывающее все параметры хранения и ответственность за их несоблюдение, рекомендует Князев. И, конечно, необходимо проверять наиболее важные параметры договора хранения: возможность отгрузки с элеватора в минимальные сроки, а также продажу зерна на самом элеваторе (по переписи), заключает он.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама