Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Импорт в массы
Ирина Фокша, Юлия Смиренская
Агротехника и технологии
2 ноября 2012
Как известно, уровень технической оснащенности отечественного сельхозпроизводства оставляет желать лучшего. Очень немногие хозяйства могут себе позволить купить импортную технику на свои деньги, поэтому такие механизмы стимулирования продаж, как кредитование (охватывает около 62-64% от всего объема реализации машин) и лизинг (порядка 5-7% от всего объема приобретаемой техники) крайне необходимы для обновления парка сельхозтехники, уверены специалисты. Не менее значимой, по их мнению, является возможность аренды машин у МТС или соседних агрохолдингов, что особенно важно для небольших хозяйств.

Схема приобретения импортной сельхозтехники выбирается в зависимости от вида машин, необходимых хозяйству, говорит генеральный директор «Цеппелин Агро» (дилер сельхозтехники) Андрей Дашунин. Если требуется крупная уборочная техника, аграрии чаще всего прибегают к кредитованию или лизингу и иногда к аренде машин на время уборки. Ну а если нужна небольшая прицепная почвообатывающая техника, то в большинстве случаев крестьяне предпочитают покупать ее и только изредка берут в кредит.

В отношении тракторов действует такая же практика. Поскольку приобретение тракторов большой мощности (от 150 л. с.) субсидируется через Россельхозбанк государством, хозяйства, как правило, берут эти машины в кредит. А на маломощные тракторы (меньше 150 л. с.) льготное кредитование не распространяется, поэтому аграрии часто покупают их на свои деньги, предпочитая машины отечественного или белорусского производства.

Выгода кредитования Наиболее распространенной схемой продажи импортной техники на данный момент является кредитование. Индикативная ставка «Россельхозбанка» сейчас составляет 13-14%, но при решении о выдаче кредита банк оценивает заемщика и в соответствии с оценкой формирует для него индивидуальную ставку, поясняет Варвара Мурманова, менеджер по финансированию компании «Клаас Восток».

Однако льготное кредитование осуществляется только в отношении техники, сборка которой происходит на территории России, продолжает Дашунин. По этой причине многие зарубежные производители, используя собственные финансовые компании или совместно с российскими банками, разрабатывают программы финансирования приобретения нашими аграриями техники иностранной сборки со значительными рассрочками. Подобного рода программы внедряются с целью дать возможность сельхозпроизводителям покупать технику на льготных условиях: при оплате части стоимости машины аграрии могут сразу же использовать ее в своем хозяйстве, выплачивая оставшуюся часть стоимости в рассрочку. Также существуют программы, по которым покупка аграрием техники частично финансируется производителем и его лизинговой компанией. В зависимости от модели и времени года машина может поставляться клиенту с нулевой процентной ставкой и рассрочкой платежей. Подобные схемы дают возможность зарубежным компаниям конкурировать с «Россельхозбанком», считает Дашунин. Европейская система кредитования совершеннее отечественной, не сомневается заместитель директора ассоциации «Росагромаш» Денис Максимкин. Западные банки предоставляют своим аграриям гораздо более дешевые ставки (от 0% годовых), а также предлагают удобные механизмы кредитования (наличие кредитных менеджеров у дилеров, меньшие сроки рассмотрения заявок и предоставления кредитов и пр.) Кроме того, отлаженность работы РСХБ оставляет желать лучшего, добавляет финансовый директор «Цеппелин Агро» Татьяна Фролова: промедление в работе и процессе оформления даже уже подтвержденных договоров происходит достаточно часто.

Тем не менее, по сравнению с российскими коммерческими банками, кредитование в РСХБ выгоднее, ведь он опирается на поддержку государства и имеет возможность давать более низкую процентную ставку, чем российские коммерческие банки. Поэтому российским аграриям все же лучше брать кредит у «Россельхозбанка», советует Фролова.

О лизинге 

Как и льготное кредитование, программа федерального лизинга действует лишь в отношении зарубежной техники российской сборки, а также техники и оборудования иностранного производства, не имеющих аналогов в России. Но в случае, если продукция отечественного производства не отвечает требованиям контрагента, последний может приобрести зарубежное оборудование или технику по программе коммерческого (инвестиционного) лизинга, говорит Валерий Назаров, генеральный директор «Росагролизинга». По его словам, на данный момент это единственный вид лизинга, по которому можно купить импортные машины (под 4-5% годовых).

Некоторые виды техники, например, современные камнеподборщики, потребность в которых велика из-за каменистости почв, повреждающей механизмы почвообрабатывающих и посевных машин, не производят в России. В настоящий момент в «Росагролизинг» поступила заявка по коммерческому лизингу на камнеподборщик фирмы Kivi-Pekka (Финляндия), показатели работы которого соответствуют требованиям обратившегося с заявкой сельхозпроизводителя. Другим примером может служить поставка по федеральному лизингу высокопроизводительных дождевальных машин производства компании «Ортех-Бауер» (Австрия), аналоги которых не выпускаются на отечественных предприятиях.

Но несмотря на преимущества коммерческого лизинга (отсутствие необходимости в отвлечении собственных средств и залогового обеспечения), его доля в агроиндустрии России незначительна, говорит Фролова. Тем не менее этот финансовый инструмент может успешно развиваться при более стабильном развитии рынка сельхозтехники, полагает она.

Взять в аренду 

Практика аренды сельхозтехники у МТС была широко распространена в СССР. Сейчас МТС сохранились лишь в отдельных регионах, но в целом по России их крайне недостаточно, к тому же комплектуются они, как правило, зарубежной техникой российской сборки — именно такие машины преобладают, например, на МТС «Башкирская», говорит Максимкин.

В ЕС и США машинно-тракторные станции такого широкого распространения, как в СССР, не получили. В Европе работают специализированные компании, оказывающие полный комплекс услуг по уборке и транспортировке урожая, рассказывает Павел Репников, президент ассоциации дилеров сельхозтехники «АСХОД» (Москва). Услуги этих компаний пользуются спросом, так как на территории Евросоюза функционирует большое количество небольших хозяйств (от 5 до 40 га), для которых покупка собственной уборочной техники экономически не целесообразна.

Для России же выходом из ситуации острого дефицита техники может стать аренда машин на сезон уборки урожая, говорит Дашунин. На западе, и особенно в США, к таким мерам прибегают небольшие хозяйства. А в России аренду чаще используют крупные холдинги: во время уборки они привлекают со стороны до 40% комбайнов. Причем работа на арендованных машинах чаще всего осуществляется на условиях контрактной уборки урожая, а не прямой аренды машин. Посредством этого крупная компания может экономить значительные средства на приобретении техники, а также регулировать объем техники в найме в зависимости от урожая, говорит специалист. Также в наем технику берут в тех случаях, когда планируется проведение каких-либо разовых работ (подъем залежных земель, мелиорация и т. д.), добавляет Репников.

Однако проблему нехватки сельхозмашин аренда не решает, ведь этот способ используется в качестве резервного варианта, продолжает Дашунин. К тому же предложение по услугам аренды сельхозтехники на рынке совсем небольшое, что обусловлено коротким периодом эффективной эксплуатации и необходимостью нести издержки по обслуживанию в течение долгого периода простоя. А стало быть, в случае наступления уборки сразу во многих регионах одновременно техники просто может не хватить, поскольку обычно комбайны начинают уборку с Краснодарского края, двигаясь на север европейской части России, предупреждает специалист.

Препятствия и пути преодоления На сегодняшний день в России остается большое количество препятствий к расширению продаж импортной техники, считает Дашунин. Помимо таможенных пошлин, затрудняющих ввоз зарубежных машин, серьезной преградой выступает недостаточный объем кредитования сельхозпредприятий. Это зачастую приводит к невозможности покупки российскими аграриями техники, выпускаемой иностранными производителями. Да и российские банки, в отличие от западных, после тщательного анализа кредитоспособности отечественных сельхозпредприятий не всегда заинтересованы в кредитовании дорогостоящей импортной техники. Особенно проблематично взять кредит на покупку прицепной техники — отсутствие необходимости регистрировать ее в Гостехнадзоре увеличивает риски банка, поясняет Дашунин.

По мнению специалистов, сложившаяся ситуация связана с нестабильностью российского сельскохозяйственного рынка, которая, в свою очередь, вызвана изменчивостью погоды и колебаниями стоимости зерна на мировом рынке. Не способствуют кредитоспособности агропредприятий и такие явления, как поглощение крупными холдингами мелких производителей, нестабильность ценообразования на сельхозпродукцию, рост цен на топливо.

Как уже говорилось, чтобы преодолеть препятствия к проникновению на российский рынок, многие производители импортной техники разрабатывают собственные программы финансирования клиентов и реализуют их через дилеров. Эти программы основаны на сотрудничестве банков и европейских производителей, при этом последние выступают своего рода поручителями, что снижает риски конечного покупателя, говорит Фролова.

Но есть и другие меры, которые помогают расширять рынок продаж импортной техники. Например, за рубежом существует множество программ по обмену старой техники на новую с доплатой (трейд-ин), рассказывает Дашунин. Такие программы будут актуальны и для России, не сомневается специалист, поэтому некоторые фирмы уже начинают их реализацию в нашей стране. Так, компания Zeppelin AGRO запускает трейд-ин программу, которая рассчитана на небольшие хозяйства, ориентированные на экстенсивное развитие производства. Под эту программу будет подпадать самоходная техника европейских производителей, а условия сделки в каждом конкретном случае будут определены индивидуально в зависимости от состояния и наработки сельхозмашин.

Помимо трейд-ин есть еще программы утилизации иностранной техники. Например, компания John Deere (США; производство техники) в рамках целевой программы Россельхозбанка «Кредит под залог приобретаемой техники и/или оборудования» разработала программу утилизации старых машин (независимо от страны их происхождения), рассказывает Ната Шикаладзе, менеджер по торговому финансированию John Deere в России. По этой программе аграрии утилизируют технику, выработавшую свой ресурс, и предоставляют дилеру справку из Гостехнадзора, подтверждающую это. Взамен они получают сертификат на приобретение новой аналогичной техники, который может быть использован клиентом для частичной оплаты авансового платежа в соответствии с договором купли-продажи, заключаемым между дилером и клиентом. В список техники, которая может быть приобретена по данной программе, входят тракторы, самоходные косилки, прицепные опрыскиватели, жатки в комплекте с комбайнами, а также пресс-подборщики и дисковые бороны, перечисляет специалист.

Мнение аграриев Крупные агрохолдинги, как правило, могут себе позволить обновлять парк сельхозтехники на свои деньги. В агрохолдинге «Талина» (Мордовия; производство свинины) считают, что это необходимые для успешного функционирования всей производственной цепочки расходы. Наличие собственной техники (а не взятой в аренду или по лизингу) помогает растениеводам выстраивать оптимальный график работы. На данный момент в агрохолдинге работают 95 тракторов, 57 комбайнов, 153 прицепных агрегата (косилки, сеялки, опрыскиватели и т. д.), говорит заместитель генерального директора по растениеводству группы компаний «Талина» Иван Дьяков. Свою технику холдинг сдает в аренду крайне редко, поскольку машинно-тракторный парк в первую очередь необходим для работы на собственных полях.

Специалист считает, что стоит избегать перебросов техники с одного поля на другое, если в этом нет необходимости. Ведь с этим связаны дополнительные финансовые и трудовые затраты, которые приводят к ухудшению производительности. Поэтому с 2011 года на полях «Талины» была изменена структура севооборота, что позволило укрупнить поля, сформировав на территории агрохолдинга вместо десяти два сельхозучастка: северный и южный. Теперь размеры поля, засеянного одной культурой, составляют от 3 до 4 тыс. га, в то время как раньше засевали не более 1 тыс. га, поэтому максимальное расстояние, на которое перегоняется техника в условиях посевной кампании или уборочной страды, составляет 250 км. Но и к таким перегонам прибегают лишь в крайних случаях, поясняет Дьяков. (Предыдущий абзац можно вырезать, если не хватит места при верстке)

Напротив, в ГК «Артемида» (республика Башкортостан; растениеводство — 17 тыс. га; животноводство — 3 тыс. голов КРС), вся посевная и почвообрабатывающая техника (иностранного производства, около 60 единиц) была приобретена в кредит. В хозяйствах группы компаний считают кредитование довольно выгодной мерой. Сама по себе система кредитования не вызывает нареканий, говорит директор по производству Евгений Пожидаев. Однако многие сельхозпредприятия, которые продолжают преодолевать последствия засухи 2011 года, сейчас выплачивают большое количество краткосрочных кредитов, поэтому у них нет возможности брать долгосрочные (например, на ту же технику), замечает специалист.

Последний кредит на импортную технику в «Артемиде» был взят около пяти лет назад. В компании предпочли оформить именно кредит, а не брать технику в лизинг, потому что в Башкортостане действует льготная программа кредитования импортной техники российской сборки (2-4% годовых). Именно по этой причине в «Артемиде» приобретали машины иностранных компаний, но российской сборки: Amazone и Krone. В случае покупки аналогичной техники иностранной сборки она бы обошлась примерно на 50% дороже, подсчитывают в компании.

Помимо федеральных существуют также областные и краевые программы, которые облегчают приобретение сельхозтехники, продолжает Пожидаев. Например, последние два года в Башкортостане функционирует программа субсидирования, по которой возмещается 40% затрат (но не более, чем 1,2 млн руб.) на приобретенную на свои деньги сельхозтехнику российского производства. Эта программа распространяется даже на некоторые виды импортной техники, для которых нет отечественных аналогов (например, для кормораздатчиков).

В отличие от «Талины», в «Артемиде» на время уборки берут в аренду у находящейся по близости МТС около 10 комбайнов для уборки зерновых и пропашных культур. «Это очень удобно, — говорит Пожидаев. — Потребность в этой технике возникает только в определенное время, поэтому покупать ее невыгодно».

А вот для маленьких хозяйств обновление парка сельхозтехники — это большая проблема. Все способы покупки машин являются одинаково дорогими, сетует заместитель директора хозяйства «Славянка» (Тамбовская область; растениеводство — 5 тыс. га) Александр Глебов. Среди них аренда — безусловно, наиболее приемлемый вариант решения проблемы. Однако у близлежащих хозяйств технику в аренду они не берут (из-за того, что это невыгодно), а ближайшая МТС разорилась. По лизингу в «Славянке» ничего не приобретали, потому что, с точки зрения Глебова, единственный плюс этой схемы — отсрочка платежа. Однако стоимость техники в итоге получается больше, чем при покупке в розницу. Например, трактор белорусского производства можно купить за 700 тыс. руб., а по лизингу придется выплатить около 900 тыс. руб., сравнивает Глебов.

Поэтому в «Славянке» предпочитают покупку техники в кредит. С помощью такого способа был взят один трактор John Deere российской сборки. На него хозяйство получает федеральные субсидии в размере половины ставки рефинансирования (при ставке 14% субсидии составляют около 7%). Предыдущий агрегат, трактор John Deere, был американской сборки, поэтому на него выделение субсидий предусмотрено не было.

Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама