Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Бедные кони
Юлия Смиренская
Агротехника и технологии
13 ноября 2013
Коневодческий бизнес в России уже который год стабильно убыточен: сельхозпроизводители отмечают едва доходящую до 10% рентабельность, но чаще она бывает отрицательной. Тем не менее, несмотря на повсеместную нехватку квалифицированных кадров и крайне слабую господдержку, поголовье лошадей в коневодческих хозяйствах в целом по стране продолжает расти. Так, по данным ВНИИ коневодства, увеличение поголовья лошадей отмечено в 21 субъекте Российской Федерации, в 3-х численность стабилизировалась. Однако о самостоятельном покрытии затрат на содержание лошадей приходится только мечтать: большинство хозяйств вынуждены привлекать для этих целей средства инвесторов или изымать деньги из оборота других направлений производства.
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2013

К сожалению, значительная часть племенных конных заводов и репродукторов остаются убыточными, констатирует заместитель директора ВНИИ коневодства по научной работе Александр Зай­цев. Основные причины кроются в неразвитости внутреннего рынка лошадей, обусловленной недостаточной активностью ипподромной и конно-спортивной индустрии, являющейся в странах с развитым призовым коневодством основным источником финансовой стабильности отрасли.

Сейчас в нашей стране функционируют 68 племенных конных заводов (в том числе 58 — по разведению заводских пород), 123 племенных репродуктора (из которых 70 занимаются воспроизводством лошадей заводских пород) и 16 генофондных хозяйств по сох­ранению местных пород лошадей, приводит данные эксперт. В племенных коневодческих хозяйствах разводятся лошади 30 пород, в том числе 18 заводских пород отечес­твенной и зарубежной селекции. Кроме того, в единой базе данных коневодства России зарегистрировано 1307 действующих субъектов племенного дела. Отсутствие их в Госплемрегистре объясняется в первую очередь недостаточной по нормативам численностью поголовья, поясняет Зайцев.

Статистика хозяйств Рентабельность молочного коневодства в 2012 году составляла 10%, а за текущий сократилась до 6%, сожалеет Александр Козырев, генеральный директор ПЗ «Семеновский» (республика Марий Эл; разведение лошадей русской тяжеловозной породы, 380 голов). «Основная трудность в нашем деле — реализация продукции, — поясняет аграрий. — Кумыс относится к высокомаржинальным продуктам, он отличается высокой себестоимостью и имеет ограниченный круг потребителей. Поэтому нами было принято решение об увеличении линейки продуктов: уже запущено производство питьевого кобыльего молока и планируется производство йогуртовых напитков на основе кобыльего молока (сейчас ведется разработка)». Все трудности приходится преодолевать самостоятельно, от государства помощи ждать не приходится, сожалеет Козырев. Так, в 2012 году из местного республиканского бюджета нашему хозяйству было выделено 900 тыс. руб. на поголовье в 160 конематок, а в 2013-ом средства не выделялись вовсе, приводит он пример.

Однако если минимальная рентабельность молочного коневодства все же наблюдается, то со спортивным коневодством дело обстоит значительно хуже. По данным «Александровского конного завода №12» (входит в состав агрохолдинга «Мансурово», Курская обл.; разведение лошадей русской рысистой породы, 109 голов), рентабельность рысистого направления коневодства в минусе. Как правило, затраты на содержание лошадей покрываются за счет других отраслей, в основном за счет растениеводства, рассказывает главный зоотехник Надежда Мартынова. Столь же печально мнение Евгении Поляковой, главного ветеринарного врача КСК «Визави» (Московская обл.; разведение лошадей тракененской породы, 65 голов): «О рентабельности спортивного коневодства и речи быть не может — многие хозяйства держатся на плаву лишь благодаря вложениям частных коневладельцев».

Итоги госпрограммы

А между тем, в этом году заканчивает свое действие программа «Развитие племенного коневодства в Российской Федерации в 2010—2013 гг.». Во ВНИИ коневодства отмечают, что за период реализации госпрог­раммы продолжился рост численности лошадей в стране, достигнуты и даже несколько превышены (на 1,7 тыс. голов) расчетные плановые показатели, доволен Зайцев. Рост поголовья лошадей отмечен в 21 субъекте Российской Федерации, в 3-х численность стабилизировалась. А в ряде регионов (респуб­ликах Алтай, Дагестан, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Тыва, Хакасия, Забайкальском крае) численность лошадей даже превысила исторический максимум, наблюдавшийся в дореформенный (начало 1991 года) период, отмечает эксперт. Стабильное увеличение поголовья лошадей в стране наблюдается с 2007 года: за этот период общая численность выросла на 58,3 тыс. голов (или на 5,8%).

Если же обращаться к частным примерам, статистика будет не столь радостной. Так, в КСК «Визави» за 2013 год маточный состав сократился более чем вдвое. Это связано с нехваткой финансов: стало сложно содержать большое количество маток, сожалеет Полякова. Поэтому хозяйством было принято решение о выбраковке и продаже кобыл. А при продаже кобыл, соответственно, была продана и часть подсосных жеребят. Несмотря на то, что сельхозпроизводители говорят о незначительности или отсутствии господдержки, Зайцев из ВНИИ коневодства приводит другие данные. За годы реализации госпрограммы был осуществлен ряд мер по поддержке отечественного коневодства, утверждает эксперт. Например, для повышения заинтересованности собственников лошадей в воспроизводстве поголовья введена система государственной поддержки по системе «кобыла-жеребенок», т. е. субсидии сейчас получают те племенные хозяйства, которые уделяют внимание росту численности. При этом предусмот­рено распределение финансовой поддержки в зависимости от происхождения пород: хозяйства, занимающиеся разведением отечественных заводских пород, могут рассчитывать на увеличение субсидий почти вдвое по сравнению с породами зарубежного происхождения. Госпрограммой предусмотрены следующие размеры поддержки в расчете на 1 кобылу с жеребенком в год: для местных аборигенных пород — 8 тыс. руб., для пород зарубежного происхождения — 9 тыс. руб., а для отечественных заводских пород — 15 тыс. руб.

Также были осуществлены меры по снижению требований к минимальному количеству лошадей в хозяйстве, претендующем на статус племенного. Теперь для организации племенного завода с конюшенно-пастбищным содержанием достаточно тридцати кобыл и трех жеребцов одной породы, а для племенного репродуктора — двадцати кобыл и двух жеребцов. Существенное снижение требований предусмот­рено и для хозяйств с культурно-табунной и табунной технологиями содержания поголовья. Поголовье лошадей в племенном заводе «Семеновский» остается неизменным и составляет 380-400 голов. «Наша кумысная ферма является племенным конным заводом по разведению русской тяжеловозной породы, — рассказывает Козырев. — Все взрослое поголовье прошло бонитировку, а жеребцы-производители занесены в государственную племенную книгу по данной породе». Государственные дотации «Семеновский» получает согласно «Положению о разведении племенных лошадей», но, по мнению генерального директора, они очень малы, к тому же необходима более гибкая система распределения субсидий, учитывающая особенности каждого направления коневодства.

В отличие от «Семеновского» «Александровский конный завод №12» дотаций от государства на развитие коневодства пока не получает. Это связано с тем, что прежнее руководство племенного завода не было заинтересовано в развитии данного направления, объясняет Мартынова. «Конезавод утратил статус племенного хозяйства еще в 2002 году. Но, несмотря на позицию собственника предприятия, коллектив держал марку: велся племенной учет, оформлялись все необходимые документы, анализ крови отправляли на иммуногенетику, — рассказывает главный зоотехник. — В марте 2013 года предприятие восстановило статус племенного завода. Это позволит нам рассчитывать на субсидии со стороны государства. Порядка 7 тыс. руб. на каждую матку в год — немного, конечно, но для оплаты расходов конной части на воду и электроэнергию этого достаточно».

Специфика отрасли

В отличие от других стран, в России коневодство является неотъемлемой частью традиционного уклада жизни целого ряда коренных народов, что определило включение с 2006 года этого направления в программу Приоритетного проекта «Развитие АПК», отмечает Зайцев из ВНИИК. Продукция коневодства является экологически чистой, поскольку это направление основано на применении экстенсивной пастбищно-тебеневочной технологии. Эта технология также является самой низкозатратной, что определяет значительный экономический эффект мясного табунного коневодства. Так, себестоимость производства 1 ц конины примерно в 2 раза ниже себестоимости говядины и в 1,5-1,7 раза — баранины, сравнивает эксперт. Табунные лошади на протяжении всего года довольствуются подножным кормом, причем в отличие от крупного рогатого скота и овец довольствуются труднодоступными, в т. ч. лесными и горными пастбищами, продолжает Зайцев. Конечно, для рационального ведения мясного табунного коневодства хозяйства создают страховые запасы кормов, которые используются во время экстремальных погодных условий, но основным остается подножный корм, занимающий 90-95% годового рациона. На кумысных фермах тоже практикуется в основном конюшенно-пастбищное содержание. В таких хозяйствах наряду с традиционными концентрированными и грубыми кормами используются сочные корма для увеличения надоев у кобыл, рассказывает эксперт.

В племзаводе «Семеновский» заготовкой кормов занимаются самостоятельно. Рацион лошадей на кумысной ферме состоит из злаково-бобового сенажа, лугового сена и плющеного овса, рассказывает Козырев. В летнее время лошади также получают зеленую массу клевера, люцерны, однолетних трав. «Александровский конный завод №12» также самостоятельно заготавливает часть кормов. Грубыми и концентрированными кормами конный завод обеспечивает себя с учетом страхового запаса (на 120%), довольна Мартынова. Сено представлено однолетними и многолетними травами, из концентратов в кормлении лошадей используются овес и ячмень. Для конной части хозяйство закупает пшеничные отруби и специальные микронизированные комбикорма, которые сбалансированы по питательности и всем макро- и микроэлементам.

Страховой запас кормов хозяйства имеют не случайно. Основная проблема, с которой сталкиваются начинающие (и не только) коневладельцы, работающие по пастбищной технологии (особенно в мясном табунном коневодстве), — это дефицит пастбищ, констатирует Зайцев. Несмотря на то, что 20895,9 тыс. га, или 51,5% от имеющихся сельхозугодий в России составляют именно пастбища, их неправильное использование или неиспользование собственником или арендатором значительно осложняют развитие новых предприятий в мясном табунном коневодстве. У предприятий, занимающихся разведение спортивных пород лошадей, несколько иные проблемы. В связи с тем, что у спортивных лошадей превалирует конюшенное содержание, составление индивидуальных рационов кормления с учетом комплекса физиологических показателей значительно удорожает содержание, поясняет эксперт. Вообще разнообразие и специфичность кормления лошадей зависит от множества факторов: породы, возраста, пола, физиологического состояния, физических нагрузок, объема работ, а для жеребцов-производителей еще играет роль режим полового использования, перечисляет Мартынова. Качество кормов имеет первостепенное значение, поскольку пищеварительная система лошадей очень чувствительна, напоминает главный ветеринарный врач КСК «Визави». «Мы предъявляем поставщикам очень высокие требования, а при возникновении вопросов по поводу добротности привезенных кормов мы, вероятнее всего, отправим их обратно, не приняв фураж», — рассказывает специалист. Бурное развитее частного коневодства толкнуло промышленность на разработку специфических кормов (мюсли), сбалансированных по витаминно-минеральному составу. Безусловно, качественные мюсли могут обеспечить лошадь всем необходимым — углеводами, белками, жирами и т. д., но они достаточно дороги, сожалеет Полякова. Так, стоимость одного мешка мюсли весом 25 кг составляет не менее 1,2 тыс. руб. На рынке представлено огромное количество фирм, производящих как самые простые мюсли, так и лечебные (например, «Мэш» — лечебный корм для лошадей, страдающих заболеваниями желудочно-кишечного тракта). На коневодческий рынок России мюсли поставляют как зарубежные фирмы (Hoveler, Eggersman и т. д.), так и отечественные производители («Биотех-Ц», «Золотой табун» и т. д.). В нашем хозяйстве у лошадей стандартный рацион: они получают в день от 2 до 5 кг овса в зависимости от возраста и физического состояния, продолжает Полякова. В обед добавляем 0,5-1 кг пшеничных отрубей. Из грубых кормов даем, конечно же, сено. Спортивные лошади дополнительно получают специальные подкормки, а в четвертое кормление или взамен одного из кормлений лошади получают мюсли. Матки, жеребцы-производители, молодняк также дополнительно получают подкормки соответственно их возрасту и функциям. Самостоятельно корма в КСК «Визави» не заготавливают, их закупают преимущественно в Рязанской области. Молочное коневодство, традиционно распространенное в Приволжье и восточных регионах страны в последнее время распространяется и в центральных регионах. Мясное же табунное коневодство сосредоточено в основном в десяти регионах — республиках Алтай, Башкортостан, Бурятия, Калмыкия, Тыва, Хакасия, Саха (Якутия), в Алтайском и Забайкальском крае, Астраханской области, перечисляет Зайцев из ВНИИК. Численность мясных табунных лошадей в стране на начало 2013 года составляла 389 тыс. голов, из них более 115 тыс. сосредоточено в республике Саха (Якутия). Сейчас это наиболее активно развивающееся направление в отечественном коневодстве. В последние годы созданы 3 новые высокопродуктивные породы и типы лошадей для мясного табунного коневодства, демонстрирующие прекрасные приспособительные качества к экстремальным условиям содержания. Спрос на продукцию коневодства сосредоточен в первую очередь в регионах его ведения, причем мясо-конина востребована местным населением: доля ее в белковом рационе ряда народов Севера превышает четверть от общего, продолжает эксперт. Однако если традиционные регионы обеспечены продуктами из мяса-конины, в центральной России существует некоторый ее дефицит, что в значительной степени связано с недостаточным развитием рынка этого продукта и слабым развитием специализированных перерабатывающих предприятий по изготовлению изделий из конины.

Племзавод «Семеновский» пытается выйти со своей продукцией на рынки соседних с Республикой Марий Эл регионов, а также на рынки Московской области. «Однако мы столкнулись с трудностью: в каждом регионе предпочитают работать только с местными производителями», — делится Козырев. В апреле этого года была утверждена очередная отраслевая программа «Развитие племенного коневодства в Российской Федерации на 2013-2015 гг. и на плановый период до 2020 г.». Каковы будут ее итоги — покажет время. 

Кадровый дефицит
Основной проблемой во многих областях сельского хозяйства остается нехватка кадров, и коневодство не является исключением. Это не удивительно: сегодня учебные заведения, которые готовят специалистов по коневодству, можно пересчитать по пальцам.
Главный зоотехник «Александровского конного завода № 12» (входит в состав агрохолдинга «Мансурово», Курская обл.; разведение лошадей русской рысистой породы) Надежда Мартынова отмечает, что основной проблемой на их предприятии является нехватка кадров для тренинга молодняка. Исходя из количества рождаемого молодняка, в хозяйстве нужно иметь два тренотделения, а имеется только одно, огорчается главный зоотехник. Да еще и наездник работает без помощника, то есть он физически не в состоянии отработать имеющихся в отделении лошадей. В идеале же конной части для обеспечения нормального тренинга и испытаний лошадей на ипподромах нужны еще один наездник и два помощника наездника. В настоящее время в конном отделении племзавода работает 16 человек, в том числе два специалиста — главный зоотехник-селекционер, в обязанности которого входит ведение селекционно-племенной работы, и ветеринарный врач.
О нехватке хороших специалистов по работе с молодняком говорит и Евгения Полякова, главный ветеринарный врач КСК «Визави» (Московская обл.; разведение лошадей тракененской породы). Так, в штате КСК работает 12 человек, и недостатка в количестве персонала пока нет. Но есть претензии к качеству работы. Особенно это касается коноводов и берейторов. И это проблема не только «Визави», а многих хозяйств по всей России. Дело в том, что сейчас бытует мнение, будто работой с молодыми лошадьми может заниматься кто угодно, объясняет специалист. Однако даже такие простые операции, как одевание и снятие уздечки, прогон на корде, чистка в работе с молодняком очень важны, ведь именно в молодом возрасте у лошади закладывается в дальнейшем успешное сотрудничество с человеком. И эти элементарные, казалось бы, вещи ведутся берейторами зачастую неправильно, сожалеет Полякова. Поэтому крайне важно, чтобы труд специалистов с образованием и большим опытом работы достойно оплачивался.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама