Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Звериное горе
Евгения Чернышова
Агротехника и технологии
13 ноября 2013
Россия всегда славилась пушниной, богатство и многообразие мехов поражали купцов и ценителей со всего мира. Но это осталось в прошлом. За последние годы количество предприятий, занимающихся пушниной, сократилось в 10 раз: из 300 разбросанных по всей стране компаний осталось лишь около 30. Неудивительно, что шуба из отечественного меха
почти перестала существовать в природе. Что же происходит сегодня в пушном звероводстве России, и почему такая, казалось бы, прибыльная отрасль исчезает буквально на глазах?
Российский меховой рынок уже более 10 лет никак не защищен от импорта. Наш мех по соотношению цена-качество не уступает зарубежному

Tем не менее, по данным Минсельхоза РФ, отрасль пушного звероводства в России развивается довольно стабильно. Как сообщили «АТт» в Департаменте животноводства и племенного дела, в 2012 году общее маточное поголовье пушных зверей в нашей стране увеличилось на 33,3%, а производство шкурок — на 26,7%. Однако оптимизма чиновников участники отрасли и эксперты почему-то не  разделяют.«После того как развалился Советский союз, от нашего пушного звероводства остались крохи, — рассказывает Валерий Афанасьев, генеральный директор ВНИИ Комбикормовой промышленности (г. Воронеж). — Мы в нашем институте уже лет десять комбикормами для пушного звероводства не занимались. Потому что заказов на подобные исследования нет, и никто к нам по этой теме уже давно не обращался». По словам эксперта, ВНИИ Комбикормовой промышленнос-ти не раз подавал заявки на выполнение научно-исследовательских работ по разработке технологии и оборудования по производству комбикормов для пушных зверей. «Но в Минсельхозе из-за отсутствия средств на финансирование научно-исследовательских работ вопрос зак- рывался сам собой», — сетует Афанасьев. Согласен с коллегой и Игорь Домский, директор ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства. «С пушным звероводством дело у нас в стране обстоит так же, как и везде в сельском хозяйстве, — подтверждает он. — Если, скажем, в восьмидесятые годы в России было почти 300 звероводческих хозяйств, зверосовхозов и звероферм, то сейчас, я думаю, осталось в общей сложности около 35. В десять раз количество предприятий сократилось! Связано это с низкой рентабельностью производства пушнины. Ведь себестоимость кормов очень высокая. Если корова и коза ест сено, солому и траву, то пушной зверь должен питаться мясом, рыбой, молоком, творогом, а также потреблять витамины».

Однако до перестройки звероводство было суперрентабельной отраслью, приносящей такую доходность, о которой хозяйства из других отраслей АПК даже не могли мечтать, вспоминает Домский. Высокие показатели были возможны благодаря низкой себестоимос-ти кормов. «В 80-х спинка минтая стоила 40 копеек, что для того времени было очень даже неплохо — корм с лихвой окупался ценой готовой продукции. Но в последнее время рыба подорожала в десятки раз — сейчас тот же минтай стоит 60 рублей. Да и электричество теперь недешево, а ведь кости и зерно надо размолоть и сварить. Вот все эти немалые затраты и составляют основную долю себестоимости пушнины», — поясняет эксперт.

И все же в стране еще сохранились работающие зверохозяйства. Как отмечают во ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства, располагаются подобные предприятия в Калининграде, Ленинградской, Тверской и Кировской областях, Подмосковье, а также в некоторых сибирских регионах. «Пусть их немного, но то, что они есть, — уже хороший показатель, — считает Домский, — ведь если бы производство пушнины был совсем невыгодным, наверное, никто бы из звероводов не выжил. Значит, хозяйства нашли методы борьбы за выживание. Потому что те, кто существует на достойном уровне, безусловно, есть. Это, как правило, люди опытные, с хорошими связями, умеющие договариваться. Люди, которые знают, где что закупить необходимое для производства, и умеющие свою пушнину продать. Те профессионалы, которые умеют это делать лучше всего. Они и на плаву». В одном из немногих оставшихся в живых зверохозяйстве «Черепановское» (Новосибирская обл.; выращивание пушного зверя на шкурку) о сложностях с получением прибыли знают не понаслышке. В 2010 году территории разорившегося государственного «Черепановского» зверохоза выкупили частные лица и создали собственное производство. Сегодня размер поголовья в хозяйстве составляет 5,4 тыс. маточного стада всех видов, из них 4,2 тыс. голов норки. На следующий год предприятие планирует увеличить маточное стадо до 7,2 тыс. голов. «Выращиваем серебристо-черную лису, серебристого песца и три разновидности скандинавских норок. Норки советской селекции у нас в хозяйстве нет, молодняк завозим из Польши. И качество шкурки у него ничуть не хуже, чем на аукционах в Дании», — делится опытом Дмитрий Наумкин, коммерческий директор «Черепановс­кого». По словам специалиста, прибыль от этого бизнеса есть. Рентабельность звероводства в «Черепановском» достигает 45-50%. Но поскольку хозяйство постоянно строится, вся прибыль целиком идет на расширение производства. «Выживаем мы за счет норки. У нас этот мех очень высокого качества, и, соответственно, имеет хорошую цену. Так что конкуренции, прежде всего со стороны Китая, мы не боимся. В отличие от большинства предприятий других сельскохозяйственных отраслей, которые, не без оснований, опасаются вступления в ВТО, мы уже давно там. Российский меховой рынок уже более 10 лет никак не защищен от импорта. И выживаем мы лишь потому, что наш мех по соотношению цена-качество не уступает зарубежному», — объясняет специалист.

Кого выращивают зверохозы

Мода на меха очень капризна. Но, как отмечают эксперты и участники отрасли, из всей звероводческой продукции самым любимым мехом была и остается норка. Другой весьма популярный мех — серебристо-черная лисица. Кстати, Россия уникальна тем, что на ее территории водятся лисицы с окрасом, не имеющим аналогов в мире. Как рассказали «АТт» во ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства, в Вятке имеется уникальная лиса ярчайшего красного цвета, который тоже пользуется приличным спросом. Также в нашей стране выращивают длинноволосых и коротковолосых норвежских песцов. «Мода изменчива: сегодня популярно одно, завтра другое, — рассуждает Домский. — Неизвестно, что и когда будет пользоваться спросом, поэтому любое зверохозяйство, зная эту проблему, поддерживает племенную базу разных видов зверей, чтобы при изменении спроса можно было бы выгодно на нем сыграть». С тем, что маркетинг составляет одну из важнейших частей работы в отрасли, совершенно согласны в зверохозяйстве «Черепановское». «Мы, конечно, отслеживаем конъюнктуру и стараемся ориентироваться в спросе на меха, — подтверждает Наумкин. — Но если скандинавская черная норка всегда стабильно популярна (поэтому это наше основное стадо), то за спросом на другие меха приходится следить. Например, в этом сезоне мы будем сокращать лису и песца серебристого, потому что спрос на них уменьшился. А акцент сделаем на черную короткошерстную норку. Сегодня именно такой зверь пользуется спросом. Также сейчас увеличиваем цветную группу норки, потому что на нее есть стабильный спрос».

Программа развития звероводства

Причины отсутствия заметного движения в развитии пушного звероводства эксперты видят в недостатке внимания государства. «Раньше были такие серьезные отраслевые объединения как «Зверопром РФ» и «Центросоюз ССР», каждый из которых объединял по сотне зверохозяйств, — объясняет Домский из ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства. — Благодаря поддержке этих предприятий хозяйства могли при необходимости объединиться, чтобы отработать определенную стратегию развития. А сейчас в нашей стране отрасль представляет собой жалкую картину в виде отдельных собственников, которые не в состоянии найти общий язык даже между собой». По мнению эксперта, было бы неплохо, если бы отрасль была консолидирована отраслевым объединением, которое стало бы локомотивом, тянущим все производство вперед. По такому принципу сегодня живут и скандинавские страны, и Китай. И там ежегодно под программу развития звероводства государство закладывает огромные деньги. «Государственные вложения — это то, что будет работать на перспективу долгие годы. А у нас, к сожалению, забыли и то, что было накоплено еще в прошлом веке. От государства у нас никакой поддержки кроме проектов, дальше которых дело и не идет», — констатирует Домский. Тем не мерее, программа развития пушного звероводства в России действительно разрабатывается. Как рассказал «АТт» Директор Департамента животноводства и племенного дела Владимир Лабинов, его департамент уже подготовил соответствующий проект и предоставил его на рассмотрение в Минсельхоз. По словам Лабинова, проект приказа об утверждении Программы «Развитие клеточного пушного звероводства в Российской Федерации на 2013-2020 гг.» в настоящее время находится на согласовании в структурных подразделениях Минсельхоза России. Проектом Программы предусмотрен комплекс мероприятий, реализация которых будет способствовать развитию отрасли. В том числе запланирован ежегодный прирост маточного поголовья пушных зверей и, соответственно, увеличение объема производства шкурок на 8-10%, рассказывает Лабинов. Однако о новой программе, связанной с развитием звероводства не слышали ни во ВНИИ Комбикормовой промышленности, ни во ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства. Все это свидетельствует о слабой работе чиновников, убеждены эксперты, тогда как действовать надо не просто быстро, а стремительно. И обязательно вводить защитные меры для отечественного производителя. «Сейчас основным производителем пушнины становится Китай, — предупреждает Домский. — И несмотря на то, что их продукция производится «на коленке», маленькие частные фирмы просто заполонили мировой рынок. Только одних шкурок норки они производят до 20 млн в год. Именно поэтому необходимо защищать наш рынок от дешевой иностранной пушнины и заботиться об этом так же, как ио продовольственной безопасности». «Вы видели где-нибудь отечес­твенную шубу? — интересуется Афанасьев из ВНИИ Комбикормовой промышленности. — Обычно они из Греции или из Китая, а у нас почему-то их производство нерентабельно. Под Воронежем был крупнейший зверосовхоз «Сомовский», но от него даже территории не осталось — все уже давно застроили». Отсутствие отечественных шуб легко объясняется высокой себестоимостью отечественной пушнины, напоминает Домский. «Те, кто занимается производством готовых изделий, ездят на аукционы и закупают там датскую или китайскую пушнину, так как она дешевле. А нашу не всегда готовы брать, потому что российские хозяйства из-за высокой себестоимости своей продукции цену на нее ставят высокую. Минсельхоз, конечно, выделяет деньги на поддержание племенной базы пушных зверей. Но это, что называется, кот наплакал. Не те деньги, на которые можно прожить. Так — легкая поддержка».

Ждать ли поддержки

Вопрос, конечно, риторический. Как уже было сказано, государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы предусмотрена поддержка племенного животноводства, в том числе, пушного звероводства. По словам Лабинова, отрасли будут выделяться средства в виде субсидий на содержание маточного поголовья пушных зверей в племенных звероводческих хозяйствах.

В 2013 году средства также выделялись в соответствии с Правилами предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на поддержку племенного животноводства, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 декабря 2012 г. № 1257, констатирует руководитель Департамента животноводства и племенного дела. Программа поддержки в принципе давно существует, говорит Наумкин из «Черепановского». В каждом регионе в бюджете заложена определенная сумма на поддержание основного племенного стада в зверохозяйствах, которые имеют статус племенных. Но вопрос в том, выплачиваются ли эти средства. «Я могу сказать, что от Иркутской области до Красноярского края дотации если и доходят, то в виде копеек, причем, с очень большими задержками. А у нас в Новосибирской области эта программа так и вовсе не работает», — разочарован специалист. Тем не менее, в России присутствуют все условия для экономичес-кого рывка в области звероводства, уверен Наумкин. У нашей страны есть земли, кормовая база, доступные технологии, кадры и рынок, который требует качественной продукции, т. е. имеется все для того, чтобы как минимум в три раза увеличить показатели звероводства. Но без сторонней поддержки совершить прорыв невозможно, убежден специалист. «Это затратное производство, требующее очень больших вложений, чтобы сдвинуть все с мертвой точки. Собственных же инвестиций хватает лишь на выживание», — констатирует Наумкин.

Не только ценный мех
Игорь Домский, директор ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства


В первую очередь от зверохозяйств в продажу поступает мех пушных зверей. Но есть и такие пушные звери, которые дают возможность получать продукты питания. Например, нут-рия дает замечательное диетическое мясо, по качеству не хуже куриного. Сурков разводят, чтобы получать сурчиный жир, который ценится за свои целебные свойства не хуже медвежьего и барсучьего. Кроме того, есть пушные звери, которых держат как домашних животных. Например, шиншилла. В 1950 ее привезли из Южной Америки, пытались акклиматизировать в горах Памира. Но она там не выжила — хищники и змеи вывели. И поскольку как животные для получения меха шиншиллы особой популярности в нашей стране не получили, их «приспособили» под зоокультуру. И сегодня шиншилл многие держат дома".
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама