Сверженная царица. Аграрии отдают предпочтение более маржинальным культурам -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Сверженная царица. Аграрии отдают предпочтение более маржинальным культурам
Евгения Чернышова, Алексей Трофимов
Агротехника и технологии
январь 2018
В 2017 году отличный урожай зерновых сыграл с сельхозпроизводителями злую шутку. Снижение цен на пшеницу автоматически привело к падению цены на кукурузу и волнениям среди аграриев, производящих эту культуру на продажу
Сельхозпроизводители, зарабатывающие исключительно на продаже зерна, в конце сезона 2017 потеряли интерес к кукурузе
Фото: Pixabay

Между тем эксперты настаивают, что кукуруза по-прежнему остается одной из наиболее маржинальных культур на рынке. И в нынешних сложных условиях особенно важно найти эффективные способы получения урожая и будущей прибыли. О достижениях селекционеров, секретах возделывания и тонкостях технологий защиты корреспондентам журнала «Агротехника и технологии» рассказали эксперты отрасли и технические специалисты.

По данным агентства «Агростат», за последние 10 лет (с 2006 года) посевная площадь под кукурузой выросла практически вдвое (с 2,4 млн га до 4,1 млн га). За это время аграрии увеличили и объемы своих инвестиций в эту культуру. Так, интенсивность обработки посевов кукурузы с 59% обработанных в 2006 году площадей возросла до 82% в 2016-м. Все это говорит о высокой маржинальности кукурузы и большом потенциале для сельхозпроизводителей, выращивающих эту культуру. Аналитики рынка уверены, что ее производство может и должно быть выгодным.

Однако 2017 год, похоже, стал для аграриев, выращивающих, кукурузу, переломным. Сельхозпроизводители, не занимающиеся животноводством и зарабатывающие исключительно на продаже зерна, в конце сезона 2017 потеряли интерес к кукурузе, констатирует Алексей Галай, менеджер по развитию продуктов «КВС РУС». «Многие нам говорят о сокращении площадей в 2018 году, — отмечает специалист. — Минсельхоз, конечно, дает другую статистику, но мы видим объективную картину, потому что знаем объем заказов на семена. Аграрии уменьшают долю кукурузы, заменяют ее культурами, цена на которые сейчас более выгодна, например, на подсолнечник, рапс или сою».

Гибридные сложности

Не секрет, что труд селекционеров направлен в первую очередь на производителей, получающих высокие урожаи. Пару лет назад на российском рынке появились гибриды, способные эффективно использовать влагу как в благоприятных, так и в неблагоприятных условиях (то есть один гибрид сочетает в себе качества интенсивного и экстенсивного). Гибриды такого типа сегодня предлагают несколько иностранных компаний. Они предназначены для хозяйств, расположенных в зонах стрессового земледелия. Например, там, где периодически случается засуха: на Кубани, в Волгоградской и Ростовской областях, а также в восточных районах Ставрополья.

Также недавно появилась линейка гибридов, разработанная специально для интенсивных хозяйств с урожайностью от 80 ц/га и выше, говорит Павел Ищенко, менеджер по маркетинговым кампаниям по семенам кукурузы компании «Сингента». «Это гибриды, которые лучше других отзываются на повышение фона минерального питания, — рассказывает он. — Кроме того, у них очень быстрая влагоотдача за счет особого зубовидного зерна, что сокращает сроки созревания и затраты на дополнительную сушку».

Однако, по мнению экспертов, гибриды и технологии возделывания кукурузы, принесенные на российский рынок западными компаниями, не всегда могут быть подходящими для местных условий. «Есть большая разница между возделыванием кукурузы в Америке и России, — рассуждает Нинель Коновалова, генеральный директор центра научно-технической поддержки предприятий АПК «Консультант Агро». — В США кукуруза в основном возделывается по технологии no-till, и выгода, которую получают американские аграрии, — результат работы в других условиях. Такая система малопригодна для регионов возделывания кукурузы с умеренным климатом, где растительные остатки на поверхности почвы могут задерживать посев и угнетать развитие кукурузы на ранних стадиях, где почва под ними будет оставаться долго влажной и холодной. К сожалению, продавцы зачастую умалчивают, что все их технологические приемы не подойдут для пропашных технологий, которые у нас очень многие продолжают использовать. Кроме того, не стоит забывать, что американские гибриды, машины и технологии созданы для условий США, а в России климатических зон намного больше».

«Мы действительно можем продавать гибрид, зарегистрированный в России, в любой регион, — поясняет Галай. — Если гибрид зарегистрирован, например, по Северо-Кавказскому региону, аграрии из Курской или Белгородской области могут его без проблем купить и сеять, но если с ним будут какие-то проблемы, это уже их личная ответственность. Как правило, это экспериментаторы, которые отлично понимают, что гибрид с более длинным периодом вегетации имеет больший потенциал урожайности, но не всегда подходит для их зоны возделывания. Тем не менее они хотят попробовать его вырастить: покупают семена на одно поле, смотрят, и если результат их устраивает — заказывают семена на будущий год».

Сегодня никто не может гарантировать отсутствие рисков: даже спрогнозировать их не все могут, а уж дать гарантию, что с гибридом не будет определенных проблем, не может никто, сожалеет Коновалова.

Какие гибриды лучше подходят для наших широт — вопрос, на который, наверное, нет ответа. Директор научно-производственной системы «КУКУРУЗА» (консалтинговая компания в АПК, Урало-Сибирский регион) Игорь Ильин советует своим клиентам только семена российской селекции. «Импортные я не рекомендую, потому что на сегодняшний день не знаю ни одного иностранного гибрида, который бы давал в условиях Урало-Сибирского региона, где я консультирую, ежегодно зеленую массу с 250−300 г крахмала в сухом веществе. А это основной показатель для получения высокоэнергетического силоса», — объясняет он. Дело в том, что кукурузу на зерно в Урало-Сибирском регионе выращивают единицы, большая часть посевов используется для получения силоса. Ильин рекомендует аграриям сеять ультраранние гибрид Обский 140 и РОСС 130 (ФАО до 150) или раннеспелые РОСС 140 и Катерина (ФАО до 170).

Другого мнения придерживается Ищенко из «Сингенты». По его словам, если животноводческое хозяйство действительно хочет получить силос высокого качества, необходимо высевать специализированные силосные гибриды кукурузы. «Настоящие силосные гибриды, как в Германии или Дании, — это гибриды с очень высокой перевариваемостью из-за более низкого содержания лигнина в стеблях и листьях, — поясняет специалист. — В силосе должно быть содержание зерна и зеленой части 1:1. В России такие гибриды сейчас только начали появляться, и они все зарубежной селекции, отечественных пока нет. Поэтому большая часть животноводческих хозяйств сегодня выращивает обычные зерновые гибриды кукурузы на зеленую массу, что, к сожалению, не так продуктивно».

Селекционная работа
Работа по созданию гибридов в России идет довольно интенсивно. На сегодняшний момент выведением новых гибридов кукурузы занимаются Краснодарский НИИСХ им. Лукьяненко и ВНИИ Кукурузы в Пятигорске. Аналогичную работу проводят селекционно-семеноводческие фирмы с замкнутым циклом (от селекции до семеноводства и продажи семян): НПО «КОС-МАИС», ИПА «Отбор» и НПО «Семеноводство Кубани». Несмотря на это, по мнению участников рынка, Россия по уровню селекции отстает. «Хотя все говорят, что достижения в этой области есть, но решение, что сеять, принимает аграрий, — замечает Директор научно-производственной системы «КУКУРУЗА» (консалтинговая компания в АПК, Урало-Сибирский регион) Игорь Ильин. — Если в нашей стране в основных кукурузосеющих регионах (юг и Черноземье) сельхозтоваропроизводители предпочитают возделывать импортные гибриды кукурузы и доля иностранной селекции больше 60%, то это говорит о том, что наша селекция не всегда отвечает запросам аграриев. Кстати, в Урало-Сибирском регионе, преобладает отечественная селекция — у иностранных селекционеров пока нет гибридов с ФАО меньше 160, но это пока».
Действительно, американские компании-производители гибридов, работающие в России, являются лидерами на юге и в Центральном Черноземье. Это объясняется тем, что климатические условия Америки и Краснодарского края по температурному режиму совпадают. А в более северных регионах американские компании уже менее успешны, поскольку изначально их гибриды разрабатывались для теплого климата. Что же касается гибридов немецких компаний, то они больше подходят для выращивания в Центральном Черноземье и Московской области, то есть для регионов, где больше осадков. Здесь немецкие гибриды занимают большую долю рынка. Хотя, в последние годы многие компании также начали выводить гибриды под нетипичные для своей страны условия, чтобы охватить большую часть мирового рынка.

Индивидуальный подход

Компанию «РосАгро Саратов» (растениеводство, Саратовская область), как и многих аграриев из их региона, в сезоне 2017 В связи со сложными погодными условиями постигла неудача: в декабре 1200 га кукурузы в хозяйстве осталось неубрано. Последние два года погодные условия в данном регионе непредсказуемые, поясняет Александр Чернышев, начальник отдела растениеводства «РосАгро Саратов». По его словам, в 2016-м урожайность зерновой кукурузы в пересчете на сухую кукурузу составила 53 ц/га. А о показателях в 2017 года, специалист и вовсе пока говорить не берется. «Все будет зависеть от того, когда и как удастся убрать оставшиеся поля, — объясняет аграрий. — В 2017-м была очень холодная весна, кукуруза и синела, и краснела, и чего только не было. Из-за нетипичной погоды появилось очень много тли, и нам пришлось проводить инсектицидную обработку (хотя по традиционной схеме защиты мы обрабатываем гербицидами только в фазу 3−5 листьев). А вообще болезням в нашем регионе кукуруза не подвержена, поэтому сеем семенами, обработанными фунгицидом от корневых гнилей, и до сих пор пока в течение сезона фунгицидных обработок не проводили».

Вносит свои коррективы меняющаяся непредсказуемая погода и в технологию внесения удобрений. Как отмечают специалисты, если раньше большую часть удобрений аграриям рекомендовали вносить с осени, то сейчас тенденция изменилась. В осеннюю обработку почвы элементы питания вносят частично, а большую их часть — весной, причем дробно: сначала во время посева, затем — в виде подкормок, чтобы скорректировать необходимый объем минерального питания в соответствии с погодными условиями и потребностями растений.

«Недостаток элементов питания также оказывает значительное влияние на урожай, — добавляет Игорь Ильин из НПС «КУКУРУЗА». — Сегодня многие пытаются решить эту проблему с помощью микроудобрений, но, на мой взгляд, их имеет смысл применять только в случае, если достаточно азота, фосфора и калия». Соблюдение основных элементов технологии возделывания кукурузы, по данным Ильина, позволяет гарантированно в условиях Урало-Сибирского региона получать в среднем 300 ц/га зеленой массы (плюс-минус 20% в зависимости от почвенно-климатических условий) с содержанием крахмала в сухом веществе 250 г и более.

Проблема консультирования заключается сегодня еще и в том, что в каждом хозяйстве разное виденье результатов и технологий, а также разнообразная посевная и почвообрабатывающая техника. «Раньше, например, вся техника во всех хозяйствах была одинаковая, и рекомендации было составлять проще, — говорит Ильин. — Сегодня же, из-за обилия машин и орудий, даже изначально одинаковые технологии по факту будут отличаться в исполнении, следовательно, необходим индивидуальный подход».

Кукуруза в монокультуре
По мнению Игоря Ильина, директора НПС «КУКУРУЗА» (консалтинговая компания в АПК, Урало-Сибирский регион), кукурузу можно выращивать монокультурой совершенно без последствий как для урожайности, так и для фитосанитарного состояния. «По данным ученых, сегодня можно выращивать кукурузу без каких-либо проблем в течение 4−5 лет, — рассказывает специалист. — Но это общемировые данные. Например, в СибНИИСХозе (г. Омск), под руководством профессора, д. с-х.н., лауреата Государственной премии СССР Владимира Ильина проводили опыт по выращиванию кукурузы на одном поле «бессменно» на протяжении 47 лет. Полученные за это время данные доказывают, что кукурузу можно ежегодно сеять на одном и том же поле без риска снижения урожайности». При это не надо забывать, что кукуруза является еще и хорошим предшественником: последующие в севообороте культуры показывают высокую урожайность, лишь немного уступая паровым предшественникам, добавляет специалист.
Алексей Галай, менеджер по развитию продуктов «КВС РУС» придерживается другого мнения. В хозяйствах, где используется технология no-till или минимальные обработки, накапливается большое количество вредителей и возбудителей заболеваний, говорит он. А если при этом севооборот перенасыщен кукурузой, возникает необходимость работать фунгицидами, что редко кто делает. «Как правило, при грамотно подобранной технологии возделывания кукуруза не поражается болезнями. Хотя в США, например, и по 60 лет кукурузу выращивают как монокультуру. Но там ГМ-гибриды, и в течение вегетации проводится интенсивная защита культуры: регулярно обрабатывают фунгицидами и инсектицидами. Не стоит забывать, что в России нет ни того ни другого», — напоминает Галай.
«Бытует мнение, что в США выращивают кукурузу по кукурузе, — дополняет коллегу говорит Павел Ищенко, менеджер по маркетинговым кампаниям по семенам кукурузы компании «Сингента». — Но на самом деле там преобладает двупольный севооборот: кукуруза-соя. В Европе бессменное возделывание кукурузы тоже встречается очень редко. В России же есть хозяйства, которые сеют кукурузу пять лет подряд. Конечно, при этом фитопатогенная нагрузка возрастает, поэтому со временем при монокультуре приходится вводить обработки фунгицидами».

Когда биометод эффективнее химии

Интересная альтернатива классической технологии возделывания кукурузы — применение биологического метода борьбы с вредителями. По мнению экспертов, один из сложных для химической обработки вредоносных объектов — стеблевой кукурузный мотылек — может быть эффективно уничтожен с помощью энтомофага трихограммы без вреда для экосистемы и токсического воздействия на растения.

Трихограмма может использоваться для защиты от комплекса совок, кукурузного мотылька, лугового мотылька и других чешуекрылых вредителей. Принцип работы следующий: сначала, чтобы отследить фазу лета вредителя, ставится феромонная ловушка, после чего, основываясь на прогнозе сроков массовой откладки яиц, можно выпускать трихограмму. Затем самка откладывает яйца в яйца хозяина-вредителя, личинка питается содержимым яйца хозяина и окукливается внутри него. Расселение трихограммы осуществляется на стадии имаго или в виде яиц, заселенных паразитом, за 12−24 часа до появления взрослых насекомых. Вторая стадия защиты — другой энтомофаг, габробракон (Habrobracon hebetor). Если остались яйца вредителей, личинки отродились и начали питаться, можно работать именно им. Со второй-третьей стадии развития личинки выпускаются эти энтомофаги и откладывают яйца в гусениц.

Кстати, еще в Советском союзе трихограмму выращивали в больших количествах, в некоторых регионах работало по несколько биофабрик — только в Краснодарском крае их было четыре. Сегодня габробракон и трихограмму производит Ставропольский Россельхозцентр. Помимо этого, производственным выращиванием энтомофага трихограммы в 2017 году занялась компания «Бионоватик» (производство биопрепаратов и удобрений). «Поскольку этот энтомофаг поражает многих вредителей, его успешно реализовывали в тепличные комбинаты», — поясняет Руслан Шафиков, старший научный сотрудник компании. По его словам, запросы от производителей кукурузы поступают. В 2018 году компания надеется увеличить промышленный объем и начать реализацию трихограммы для применения на кукурузе. Производством габробракона «Бионоватик» пока только планирует заниматься.

Биологический метод защиты кукурузы активно используется на Украине, в США и Европе, рассказывает Яков Любоведский, управляющий проектами Союза органического земледелия. В России же он, к сожалению, не применяется, потому что технология крупномасштабного производства энтомофагов утеряна, констатирует эксперт. «В российских НИИ остались люди с академическими знаниями, которые умеют выращивать энтомофагов, но не умеют их размножать до производственной численности — надежной технологии поддержания роста популяции при его высокой плотности нет», — поясняет Любоведский. Что же касается доминирования ядохимикатов на рынке, то это естественно, рассуждает он. С помощью специального оборудования несколько тонн препарата можно произвести всего за несколько часов. А с энтомофагами так не получится: их производство требует больше времени. Кроме того, чтобы получить 100 млн особей, необходимо предварительно иметь 10 млн особей. Но на сегодняшний день мы способны произвести всего лишь около 300 кг энтомофагов, но на сегодняшний день мы способны произвести лишь небольшое количество, явно недостаточное для защиты больших площадей. На рынке дефицит энтомофагов. Соответственно, необходимы большие производственные мощности и наличие специалистов. По этим причинам масштабировать производство энтомофагов гораздо сложнее, чем химию.

Но и это еще не все проблемы. «Сложность внедрения биометода защиты кукурузы в массовое производство также в том, что Минсельхоз пока не уделяет этому направлению должного внимания. «Чиновники мотивируют отказы тем, что раз мы трихограмму не производим в больших масштабах, следовательно, и поддерживать это направление не нужно», — сетует Любоведский. В результате получается замкнутый круг. А ведь применение энтомофагов, если рассматривать его глобально, дешевле использования химии: почва здоровее, нет стресса для растений от применения ядовитых веществ, сохраняются естественные биоценозы и агроценозы, повышается плодородие почв.

«Биометод, с одной стороны, идея хорошая. А с другой — это очень и очень плохо, — полемизирует Павел Ищенко из «Сингенты». — Если вы не применяете, к примеру, фунгициды, то в зерне, если идут дожди во время уборки, а также если кукуруза остается в полях на зиму и ее убирают в апреле, зерно очень сильно поражается грибами. В таком зерне накапливаются микотоксины, и его нельзя экспортировать». Тем не менее, продолжает специалист, в хозяйствах такую кукурузу скармливают скоту. А ведь наличие микотоксинов в корме неприемлемо — это может вызвать падеж, предупреждает он. Но если кукуруза была обработана в процессе вегетации каким-либо фунгицидом или инсектицидом, она будет поражаться грибами меньше, хотя, разумеется, если ее убрать не успели, о качественном зерне можно забыть в любом случае, заключает Ищенко.

Такая «озимая» кукуруза, к сожалению, далеко не редкое явление для российских хозяйств. Осенью из-за неблагоприятных погодных условий некоторое количество полей часто остается неубранным. В основном такое происходит в Поволжском, Сибирском и Уральском регионах. В 2017 году, по данным Павла Ищенко, в полях осталось 20% всего заявленного урожая кукурузы. Однако многие сельхозпроизводители с подобной ситуацией не только смирились, но и нашли выход из положения. «В выше упомянутых регионах аграрии ждут отрицательных температур, которые приведут к замерзанию почвы, — рассказывает Алексей Галай из «КВС РУС». — При таких условиях вполне можно пустить в поле комбайн — он не провалится в раскисшую почву и уберет кукурузу. К тому же при минусовых температурах грибные болезни на початках не развиваются, так что, если кукуруза успела вызреть, урожай сохраняется полностью».

А вот снег в сентябре ничего хорошего не предвещает. «Основная причина потерь урожая в этом случае — полегание, — говорит Галай. — Ветер и снег приводят к тому, что растение ложится. А стало быть, комбайн его убрать уже не сможет». Еще одно нарушение технологии — весенняя уборка кукурузы, добавляет специалист. В этом случае поле не обрабатывается с осени, а без соответствующей осенней подготовки почвы урожай последующих культур будет намного ниже, чем мог бы быть, резюмирует специалист.

Показать еще
Рекомендации
Реклама